Э.Гамильтон. Лунная угроза. Глава 4

Гилберт замолчал. Наступила тишина, нарушаемая лишь непрерывным пульсирующим звуком, доносящимся с вершины, насмешливо шепча что-то в уши. Первым заговорил Меннинг.

— Что мы можем сделать? — сухо и отчаянно спросил он. — Нельзя позволить этому продолжаться, но что мы можем сделать, чтобы их остановить?

— У тебя есть пистолет? — спросил Гилберт.

— Автоматический, — ответил молодой человек, вытаскивая из кармана оружие. Слепыми пальцами ощупал, убедился, что он заряжен.

Э.Гамильтон. Лунная угроза. Глава 3

Темнота обрушилась на Землю через пять минут после того, как Меннинг успел приземлиться и остановить самолет. Незадолго до полудня он увидел горбатую, покрытую лесом гору, которая и была его целью. Он кружил высоко над ней, разглядывал поляну на вершине с огромными стальными мачтами и длинными низкими зданиями лабораторий, принадлежащих Гилберту. Зная, что сама по себе поляна слишком мала для посадки, он развернул самолет и по большой спирали начал спускаться к узкому открытому полю у подножия горы. И почти сразу, как только остановил самолет, его окружила темнота.

Э.Гамильтон. Лунная угроза. Глава 2

Сегодня очевидна невозможность предоставить какой-либо полный отчет об ужасе, обрушившемуся на Землю в тот роковой августовский день, меньше чем через сутки после сенсационного заседания Федерации. Само явление испытало каждое живое существо, находящееся на Земле, но его природа не позволила ни одному человеку получить о нем сколь-нибудь полного представления. Чтобы получить такое представление, нужно изучить множество личных описаний и постараться соединить их, насколько это возможно.

Поэтому обратимся к одному из таких рассказов с описанием индивидуального опыта некоего Вудли, клерка средних лет, работающего в одном из нью-йоркских офисов. Его рассказ достаточно четко описывает основные особенности произошедшего и дает наглядную картинку того, что происходило в Нью-Йорке.

Э.Гамильтон. Лунная угроза. Глава 1

Сейчас нам известна почти вся история. С нашей точки зрения, по прошествии времени, когда можно оглянуться и увидеть, как обрушилась на нас опасность, как этот темный, громадный заговор против народов Земли достиг ужасающей кульминации. И, оглядываясь на те дни 192… года, кажется странным, что когда-то мы ничего не подозревали, были настолько слепы, что не видели надвигающейся бури. Но тогда мы ничего не знали. И в этом наше оправдание. Можно считать нашей эпитафией. Мы не знали.

В этой истории доминирует один человек. Все начинается с него, им же и заканчивается. Коренастый ученый в очках, со странной фигурой, чтобы быть героем космической эпопеи. И все же, это его руками Земля встала на самую грань катаклизмического ужаса, а потом, его же руками, вернулось на место. Сегодня мы знаем его истинное величие.

Натан Хистад. Новая угроза. Глава 16

С волос Мэри стекали капли воды, образовав небольшую лужицу на палубе мостика. Она облачилась в халат, а мне пришлось поспешить напялить на себя форму. Доктор Ник, когда вошел на мостик, подмигнул мне, но я сделал вид, что так и должно быть. Сейчас мы хотели выяснить, куда направились Лесли и Терренс. Есть ли там Бхлаты. Что это за мир, может, один из завоеванных.

— Наша маскировочная технология работает же? — спросил я, жалея, что не спросил об этом, когда только вышли из червоточины.

Клэр что-то высматривала на своем планшете, но кивнула.

Натан Хистад. Новая угроза. Глава 15

— Где точно находится точка, в которой они исчезли? — спросил я, больше от любопытства. Прежде, чем начнем обсуждать варианты, предложенные Мэри на кухне, я должен был увидеть, что там. Я должен быть уверен.

Клэр нажала несколько кнопок и на обзорном экране загорелась далекая точка. Мэри повела корабль к ней, замедляя его по мере того, как мы подлетали ближе.

— Может, попробовать зонд? — предложил Слейт.

— Что за зонд? — спросила Мэри.

Майк Шеферд. Решительная. Глава 11

Кто-то однажды сказал, что война — это дипломатия, продолженная другими средствами. Или, может, наоборот. В любом случае, отец цитировал именно так. Крис было интересно, что подумают люди о том, что она использует социализацию, как продолжение войны между Петервальд и Лонгнайф другими способами.

Когда-то, уже давно, Крис смотрела на Хэнка, как на потенциального Ромео, саму себя воспринимая Джульеттой, которым было суждено положить конец многолетней вражде между семьями. Вот эта вся романтическая каша была уже древней историей и мигом вылетела из головы, когда Крис вышла из своей каюты и столкнулась лицом к лицу с Пенни и Джеком.