Назад
Джини Кох. Рождение пришельца
Вперед

Глава 5

Заработали экраны. Мы тут же увидели много взрывов. Половина экранов показывала отвратительных монстров. Другая половина показывала по-настоящему впечатляющий фейерверк. Знакомых людей или центаврийцев я не увидела. Из того, что я увидела, могу сказать только, что монстров успешно загоняют в Сену.

– Экраны слева показывают то, что происходит на самом деле, правая сторона – результат работы визуалистов, я права? – эй, мне нравится быть уверенной.

– Да, коммандер, – сказал Уильям. Он и Уэйн вошли в комнату, и теперь вчетвером мы наблюдали за существами, претендующими на Париж.

– Что-то с сверхсуществами не так, – я так сказала потому, что считала их монстрами. Они ими и были, но реакция на них ненормальной оказалась. Я видела сверхсущество как нечто, что можно убить, а не что-то почти знакомое.

– Согласен, – медленно произнес Чаки. – Хотя не уверен.

– Они не кажутся… реальными… как те сверхсущества, которых я до сих пор видела, – я изучала их. – Они похожи друг на друга. Не так, как тогда в Парагвае перед тем, как началась операция «Вторжение». По-другому похожи.

Чаки привык к моей манере говорить, так что комментировать не стал.

– Можешь дать сверхсуществ крупным планом? – спросил он Уильяма.

– Коммандер, можно? – спросил Уэйн, когда брат начал выполнять просьбу Чаки.

– Можно что?

Тот подошел к тумбочке, вытащил оттуда пачку бумаг и передал их Чаки, после чего улыбнулся в ответ на мое ошарашенное выражение.

– Было легко догадаться, куда они исчезли.

Чаки пролистывал бумаги быстрее меня. При этом я точно знаю – он их читает. Как и во всем, в скорочтении он был лучшим в классе. Через минуту или около того он хмыкнул.

– Интересно. Европейская база не получила предварительного предупреждения об атаке. Не было никаких индикаторов ярости… вообще никаких эмоциональных показателей.

– Они вообще настоящие?

Уильям положил на один из экранов ладонь и быстро ее убрал.

– Да. Они… неприятные, – стандартная реакция визуалиста на прикосновение к сверхсуществу, даже вот так, через изображение.

Уэйн протянул ему салфетку, тоже стандартная реакция любого центаврийца, находящегося рядом с визуалистом, которому предстоит коснуться вот такого неприятного изображения.

– Уверен? – спросил он, и было ясно: в вопросе ничего смешного нет.

– Почему спрашиваешь? – посмотрел на него Уильям.

– Время реакции. Ты был медлительнее, чем обычно.

Чаки прищурился.

– Неприятно просить, но можешь снова прикоснуться к экрану и рассказать нам все, что возможно?

– Командное прикосновение, – предложила я. На меня уставились пустые взгляды братьев и фырканье Чаки. – Я знаю, что Уэйн через Уильяма может почувствовать что угодно, – как-то в разгар операции «Уродцы» Джефф с Кристофером такое проделали.

– А, – сказал Уэйн. – Конечно. Ты как? – спросил он брата.

– Давай, – поморщился Уильям и снова приложил ладонь к экрану. – Они отвратительны, злы, бестолковы…

– Нет, – сказал Уэйн. – Чувствую разум. Только… не нормальный.

– Считаем, что мозги сверхсуществ нормальные?

Наверное, они так и посчитали. То, что я знала о строении сверхсуществ, умещается на кончике ногтя. Я заточена на то, чтобы их убивать и не находила реальной необходимости копать глубже – для этого у нас не одна команда красавиц центавриек есть.

– Я имею в виду нечто ненормальное для сверхсуществ, – оглянулся через плечо Уэйн. – От них не исходит абсолютно никакой ярости. Никаких эмоций, кроме желания подчиняться.

– «Чужие», – тут же сказала я.

– Вряд ли, – медленно произнес Уильям.

– Нет, я имею в виду фильм «Чужие», – там плохие парни пытались из ужасных инопланетных монстров сделать суперсолдат.

– Уверен, что не получаешь от них эмоций? – спросил у Уэйна Чаки.

– Так точно, сэр.

– Я тоже, – добавил Уильям.

Не успели слова сорваться с его губ, как прозвучала серия взрывов. Это взорвались сверхсущества. Из того, что было видно нам, там даже следов не осталось.

Чаки выругался, Уильям с Уэйном достали чистые салфетки.

– Теперь и изучать нечего.

– Как в Парагвае?

– Я не знаю, как там было в Парагвае, – Чаки посмотрел на меня. – Потому что изучать было нечего. Твой муж обеспечил это. А поскольку он был и там, уверен, все следы исчезнут с гарантией и в этом случае.

– Ну, это наша работа, – напомнила я.

– И они это знают, – пробормотал он и потер лоб. – Вы двое, похоже, теперь единственное доказательство того, что, на сей раз, у нас не было нормальных сверхуществ. Уверен, за боем так, как мы, больше не следил никто.

Братья кивнули.

– Вряд ли, сэр, – сказал Уильям. – Чем мы можем еще быть полезны?

– Запишите свои впечатления, – быстро ответил Чаки. – Не пропускайте ничего. А потом передайте записанное мне и команде Альфа. Я хочу быть уверен, что у нас будет больше одной копии данных.

– Оставьте оборудование и приступайте немедленно, – сказала я, в ответ они кивнули и ушли.

Чаки начал мерить комнату шагами. Я знала, что он так думает. Я даже видела, как завращались колеса раскрутки очередного заговора. А еще могу сказать, что теперь он  никуда не денется. После пяти минут его мелькания туда-сюда, я больше не смогла этого вынести.

– Чувак, расслабься.

– Не могу, – он покачал головой. – Все это плохо, а у нас ничего нет.

– Прекрасно, – я похлопала ладонью по краю кровати. – Присядь, пока колесики вращаются. Ты выглядишь серьезно напряженным.

И тут услышала шаги и рычание.

– Если он присядет, то тут же станет по серьезному мертвым.


Назад
Вперед