Назад
Джини Кох. Пришелец в семье

Глава 41

Наконец, мы с Джеффом вернулись в огромный люкс отеля. Агенты ЦРУ, центаврийцы и Чаки с Джеффом успели обыскать верхние два этажа, где расположились наши апартаменты, и ничего не нашли.

Тито выделили отдельный номер здесь же, для его безопасности. Он отправился домой за вещами в сопровождении охраны. Не хочется терять только что приобретенную часть силы.

Если верить Чаки, маму уже обо всем проинформировали, она успела обсудить ситуацию с королевой Ренатой и привела всю службу П.О.Б.Т в состояние повышенной готовности, а так же проделала еще кучу разных вещей на своем высоком уровне, о которых ни мама, ни Чаки мне ничего не говорили.

Остальные члены моей семьи, только узнав, что со мной все в порядке, вернулись в казино. Я почувствовала их любовь. С другой стороны, похоже, мама хорошо представила, в каком состоянии сейчас моя прическа с одеждой и решила не пугать бабушек таким видом.

Положила пуфов на диван, строго-настрого наказала им быть хорошими, и чтобы обязательно отдохнули. Кто-то помурлыкал, мяукнул, кто-то потерся о ладонь, а потом они улеглись спать. Захрапели, но звучало это так мило. В них все было таким милым. Эй, они оставались милыми даже с огромными клыками, когда защищали меня.

В номере обнаружилась огромная ванная. Такая огромная, что тут не только двое, десять поместятся и еще место останется. Здесь можно и посидеть, отмокая, а еще по краю ванной разбросаны подушки.

— Когда мы последний раз принимали душ?

— Не знаю, малышка. Следующие несколько часов принадлежат только нам.

— Даже не хочу знать, насколько плохо пахну. Тебе все еще больно?

— Ага. А пахнешьты розами, как всегда.

— Все так плохо, да? Тогда давай купаться, ладно?

— Думаю, у меня получится насладиться этим, — он улыбнулся. — Даже звать не надо. Включай воду, я скоро вернусь.

— Убедись, что охрана выставлена и все такое, — я включила параноика.

— Об этом позаботится ЦРУ. Думаю, только Рейнольдс услышит, о чем я говорю, и никто больше.

Он вышел из ванной, а я включила воду. В ящичках обнаружила кучу отличных вещей, так что в воду высыпала почти всю дорогую соль для ванн. Упаковка уверяла, что она вспенивается, приятно пахнет и расслабляет. До того, как попасть в подразделение «Центуарион», я работала менеджером по маркетингу, так что не ожидала многого от содержимого коробки. Но пена появились, и я ощутила приятный запах. Надеюсь, Джефф поможет расслабиться, так что на точность наплевать.

Разделась. Одежда грязная, порванная — к счастью, это униформа от Армани, а не моя майка с «Аэросмит». Можно только поразиться, как меня не арестовали, приняв за бродяжку. Но это помогло понять, почему Чаки не захотел доверять футболистам. Рискнула посмотреться в зеркало, порадовалась, что раньше этого не сделала и поблагодарила Бога, что семья отвлеклась на игровые автоматы. Думаю, для того, кто упал с крыши «Хутес», выгляжу хорошо, так что приняла свой вид как победу.

Джефф все еще разговаривает по телефону — я слышу, как он разговаривает, но не разбираю, что говорит. И решила, что больше не хочу ждать. Вошла в ванную, опустилась в воду с пеной. Здорово. Откинула голову назад, на подушку, закрыла глаза. Почувствовала себя еще лучше.

Перестала течь вода, я открыла глаза. Надо мной навис Джефф. Торс исцелился полностью, не осталось ни одного кровоподтека и от этого стало еще легче.

— Извини, что разбудил, — мурлыкнул он.

— Я заснула? — немного разочаровалась: он все еще в брюках.

— Ага. Ванна настолько огромна, что не успела переполниться.

— Вода отличная. Присоединишься?

— Планирую, — слабо и чувственно улыбнулся Джефф. Мое дыхание потяжелело. Он медленно расстегнул ширинку на брюках. Пока он проделывал это, меня хорошенько так проняло. Когда он скинул брюки, я уже почти задохнулась от его вида и в легкую определила, что все его оборудование выглядит лучше, чем прекрасно и полностью работоспособно.

— Тебе что-нибудь нужно? — он сел на край ванны. — До того, как я приду? — низкий, шелковистый голос.

— Ох… Джефф… Пожалуйста… — это было нечто. Он даже еще не коснулся меня, а я уже подошла к краю.

Джефф положил ладони на край ванной по обе стороны от моей головы.

— Пожалуйста что, малышка? — его лицо приблизилось к моему, глаза смотрят в мои, но он так и не дотронулся до меня.

Я облизала губы.

— Ты мне нужен, — выдохнула я.

На его лице появилась та самая хищная улыбка, что делает меня бессильной.

— Уверена?

Он не спеша приблизился, почти касаясь меня губами, но только почти. Мои губы следовали за его, пытаясь поймать его.

— Джефф, пожалуйста… не надо…

— Не надо что? — прошептал он в ухо, обдав его горячим дыханием.

— Не надо… не надо… я не могу…

— Не можешь? — мурлыкнул он. Я почувствовала его дыхание на шее.

— Больше не могу ждать, — сказала я. Получилось как вопль.

Лицо Джеффа снова оказалось передо мной. Взгляд горел.

— Никогда не говори, что я заставлю тебя чего-то ждать.

Он так быстро впился в мои губы, что от неожиданности я дернулась, но его ладонь успела поймать мою голову и тут же язык вошел в мой рот.

Он держал меня на краю, и этого оказалось достаточно. От поцелуя тело задрожало, я закричала. Едва заметила, как он забрался в воду рядом со мной, опустился на колени, почти сев на мои ноги верхом. На автомате я его обняла, ладони сцепились на его спине, а поцелуй все продолжался.

Джефф целовал меня, пока я не перестала дрожать. Потом он медленно отстранился.

— Хорошая вода.

Он отстранился чуть назад, не отводя взгляда, и этот взгляд был хищническим. Протянул руку.

— Иди ко мне, малышка.

Я схватила его ладонь, он притянул меня к себе. Я скользнула по керамическому дну ванны, он закинул мои ноги на свои, завел руку за талию, приподнял и посадил на колени. Получилось так, что я оседлала его. Обе его руки покоились на моей талии. Я, тяжело дыша, схватила его за плечи. Он улыбнулся, еле-еле рыкнул, получилось несколько сексуально и напомнило о пантере из джунглей, готовой съесть меня. Я застонала. Я хотела, чтобы он проделывал со мной все, что хочет, пока не окажется внутри меня.

Естественно, он это знает. Или меня уже недостаточно, чтобы его удовлетворить, или он сегодня ко мне добр, потому что больше не заставляет страдать. Раздвинув мои бедра, он скользнул внутрь меня.

Голова откинулась назад, спина изогнулась. Вырвался вопль. Джефф держал меня за талию и двигал меня то вверх, то вниз. Вот его губы добрались до груди, до одной, потом до другой. Лизал, посасывал, покусывал, чем с легкостью вызвал обрушившийся на меня еще один оргазм.

Я выпрямилась. Джефф чуть отпрянул от груди, улыбнулся. Я взяла в ладони его лицо, поцеловала тяжело и отчаянно. Его руки скользнули по моей талии, дошли до спины, и я дико набросилась на него. Он зарычал, начал сдавливать мое тело в такт дикому ритму. Много времени не прошло, как еще один оргазм обрушился на меня.

Ладони Джеффа скользнули вверх, по груди, шее, остановились на лице. Он мягко отстранился.

— Развернись.

Приподнял меня, повернул и поставил на колени перед собой. Я схватилась за край ванной, когда он скользнул в меня, и я простонала его имя. Его ладони бродили по моей спине, потом скользнули ниже, поглаживая живот и грудь. Он медленно приподнял меня так, что спиной я прижалась к его груди. Я потянулась, схватила его за плечи.

Одна ладонь играла с моей грудью, другая тянулась вниз по животу и пальцы выводили по коже круги. Они скользили по мне в такт толчкам. Я повернула голову, чтобы посмотреть на него, дыхание стало тяжелым, прерываясь короткими, резкими криками удовольствия. Не скажу, как долго он меня держал в таком виде — чувства был слишком сильными, чтобы я могла сосредоточиться на чем-то еще, кроме того, что он чувствует во мне и внутри меня.

Он немного изменил ритм, чем потряс меня и изнутри и снаружи — я заплакала, всерьез.

— Вот так правильно, малышка, — тихо проворчал он. — Ты ведь знаешь, чего я хочу.

Толчки становились все быстрее и жестче. Я выкрикнула его имя и тут он, взревев, вошел в меня, вызвав самый сильный оргазм. На миг я решила, что сойду с ума от удовольствия.

Наши тела терлись друг о друга, каждое его движение волной проходило по мне. Мы оказались заперты в эротическом безумии, длящееся, кажется, уже целые часы. Наконец, движения начали замедляться, чувства успокаиваться, а вместе с этим и моя способность оставаться в вертикальном положении.

Я заскользила в воду, но Джефф был к этому готов и поддержал меня. Он повернул меня, прижал к себе. Я потерлась щекой о волосы на его груди, когда он опустил нас в воду. Обхватил меня ногами, я обняла его одной рукой за талию, второй же держалась за плечо. Он погладил мои волосы, поцеловал в лоб.

Вода показалась прохладной, я почувствовала, как он, сдвинувшись, снова включил кран. Теплая вода, теплота его тела, ощущение двойного сердечного ритма и полное эротическое истощение сделали мои веки тяжелыми. Я не заснула, но расслабилась настолько, насколько вообще возможно.

Ладонь Джеффа скользила по коже, пока он гладил и массировал меня. Снова повернул меня так, что спиной я прижалась к его груди, а головой о плечо. Поджав ноги, я сидела у него на коленях. Он целовал меня в макушку, пока ладони продолжали выполнять чувственный массаж.

— Я должна была сделать это с тобой, — пробормотала я.

— Позже, — его голос был низким и нежным. — Я чувствую себя хорошо и сейчас хочу чувствовать каждую твою частичку.

— Ладно, как скажешь, — я подняла руку, намереваясь провести ладонью по его волосам, но погладила его по лицу. Он поцеловал мою ладонь, потом снова вернулся к волосам.

— Я уже говорил, что буду о тебе заботиться. Во всех смыслах.

— Да, Джефф. Только твоя. Только и всегда твоя.

— Хороший ответ, — я почувствовала, как он улыбнулся. — Кажется, мне стали нравиться ванны, так же как и душ.

— М-м-м, мне тоже.

Ладонь скользнула между моих бедер, он начал там поглаживать, в это время другая ладонь ласкала и дразнила мои груди, а язык исследовал мою шею. Я снова застонала и не прекратила стонать, пока не завыла, как кошка в жару. Он не останавливался, пока я не получила очередной оргазм и бессильно завалилась на него.

Мы решили, то пора отсюда смываться, но душ вот он, прямо перед нами, а не хочется, чтобы он почувствовал себя ущемленным. Из-за того, что в ванной Джефф заставил меня испытать оргазм раз шесть, он продемонстрировал, что заниматься любовью в душе мне пока не разонравилось.

Мужчина-землянин после такого рода выступлений был бы близок к смерти, а Джефф только-только начал распаляться. Его фишка, кажется, в том, что он исследует, сколько может заставлять меня кричать и, одновременно, просить продолжать. Мы немного подсохли, если считать язык Джеффа за предмет, помогающий высыханию. Когда он вынес меня из ванной, я была настолько беспомощна, что не была способна ни на что, кроме как хныкать и позволять ему делать все, что он хочет. А хотел он заняться любовью со мной уже в кровати. Я нашла в себе силы на еще несколько умопомрачительных оргазмов, показывая ему, что я, все же, командный игрок.

Наконец, мы рухнули рядом друг с другом и тут в дверь постучали. Я застонала.

— Может, разбудить пуфов,, попросить их съесть того, кто за дверью, кто бы это ни был?

— Не стоит, — Джефф поцеловал меня и встал. В этом номере было, кажется, все, в том числе, обнаружились настолько приятные халаты, каких я больше нигде за всю жизнь не видела. Накинув халат, Джефф отправился к двери.

— Джефф, не хочешь взять пистолет или что-то в этом роде?

— Нет, — рассмеялся он.

Мужчины. Я услышала, как он открыл дверь, с кем-то заговорил. На свете обнаружилось столько людей, кто хочет причинить нам боль, что я заволновалась. Что, если там оборотень? Или вражеский визуалист? Какой-нибудь сумасшедший с взрывающимся ананасом? Я вытащила себя с постели, напялила второй халат. Похоже на велюр или шелк, а то еще на шелковый велюр. Халат оказался огромным, но мне без разницы. Удобен, как никакой другой.

Джефф все еще разговаривает с кем-то, кто бы там ни находился. Я решила посмотреть, может, стоит принести Джеффу брюки, или ринуться за «Глоком» или еще что. Быстро провела по волосам щеткой, не хочется, чтобы глядя на меня, посетителя сразу срезало сердечным приступом.

Джефф говорил дружелюбно, жизнерадостно и, когда я подошла к выходу из спальни, слабо помахала мне ручкой и унеслась от перегруженного мозга мысль, что это кто-то из тех, кого он хорошо знает. Не дай Бог это его мать или отец.

Я добралась до гостиной и, конечно же, обнаружила там отца Джеффа.

Назад