Назад
Эми Дж. Мерфи. Бродяги
Вперед

Часть 9. Глава 77

Систематическое пощелкивание костяшками пальцев разносился по напряженному воздуху. Уличный шум над берлогой, кажется, не хочет вторгаться сюда. Коэнии растянулся за импровизированным столом, ржавой консолью надзирателя с какого-то давно забытого фрегата. Босые пятки в своем убогом гигиеническом великолепии покоились на углу консоли.

Сэла всегда питала особое отвращение к босым пяткам, и этому не было рациональной причины. Они никак не способствовали уважению существа, которому принадлежали. В данном конкретном случае она подозревала, что это была какая-то попытка оскорбления.

Ну, чувства у нас взаимны.

Сэла подавила усмешку. Вместо этого, она пошевелила головой так, что в шее хрустнули позвонки, создав пощелкиванию коениийца какую-никакую конкуренцию. Она знала его ответ на просьбу прекратить щелкать заранее. Вот только даже такой ответ не повод прикончить его на месте. В таких вещах есть нюансы.

Наверное, Джон его бы разговорил. Он может разговорить кого угодно. Даже меня.

Сейчас он стоял в футе позади нее и немного справа. Раньше на том месте стояла она: положение подчиненного, всегда смотрит на затылок и никогда не находится в центре внимания, но воспринимает все. Она бы с удовольствием поменялась с Джоном местами. Он может манипулировать невозможными тонкостями такого взаимодействия. Подобная неосязаемая штука была для Сэлы сродни мистике.

Все еще оставшийся в Сэле солдат знала холодные факты: Вокруг шестеро хорошо вооруженных противников. Один видимый выход. Судя по жгуту проводов, валяющимся у порога, там наверняка обнаружится магнитный замок, который потребует предъявить личный идентификатор, чтобы этот самый выход открылся.

Сейчас нужно найти отсюда выход.

По иронии, она даже не приблизилась к решению этого вопроса.

– Работа – очень щедрое предложение. К счастью, я слышал о твоей… команде, – его взгляд скользнул за ее спину прямиком на Джона. – Минимальный риск. Хорошая оплата, – добавил Коэнии со слабой улыбкой. – Быстрая работа вместе с симпатичной леди, не меньше.

Его замечание вызвало небольшой смех у тежелогравитаров, спрятавшихся в темной части комнаты. Тревожную атмосферу это не развеяло. Все эти парни ростом не ниже шести футов, широкоплечие, мускулистые, но тяжеловато с мозгами. То, что они считают удачей, Сэла знает как неизбежность. В Броджосе она изо всех сил старалась держаться подальше от их сенсорного горизонта. Многое нужно было сделать прежде, чем тебя заметят.

Работа от заявленной будет далека. Сэла знала это точно.

Несмотря на все заверения Коэнии, что работа будет легкой, она знала, что это не так. Он хотел уничтожить кое-какой инвентарь. Детали расплывчаты. На первый взгляд простая сделка: кто-то задолжал ему «нужным ремонтом», но не смог вовремя расплатиться этим самым ремонтом. Такое поведение требует коррекции. В данном случае целью оказалось  грузовое судно, полное «всякого разного хлама», что может означать что угодно. Что вызвало очевидный вопрос:

– Можете сделать это и сами. Мы вам в этом деле не нужны.

– Сметливая, так же хороша, как и на видео, – в его тоне от комплимента не было ничего. – Оставь детали Коэнии. В игре нужно, чтобы видели другие руки. Ты можешь порхать туда-сюда, как призрак. Никто ничего не узнает. Это может оказаться актом Судеб, – он вытянул руку в вызывающем жесте.

Коэнии был приспособленцем-паразитом, как и все остальные в этом портовом голоде, когда-то основанном и оставленным Режимом и Флотом. Души, оставленные здесь, когда Пепельное Соглашение создало Достижение, попытались начать жить сначала. Но даже самые лучшие намерения со временем развращаются. Коэнии казался воплощением этого. Толстая фигура одета в летний китель флотского офицера десятилетней давности, под которой красовалась майка эскадрона «Костоломов», натянутая так, чтобы прикрыть брюхо. Череп венчали кудрявые желтовато-белые волосы.

Он поднял бровь. Его глаза, опасные, глубокого бордового цвета чистокровного бинайта, оценивающим взглядом скользнули по ней. Не похотливо, но показательно. Сэла не беспокоилась о том, что он угадает ее мысли. Мужчины-бинайт никогда не бывают эмпатически чувствительны, как женщины-бинайт. Вот тех она старалась избегать.

У некоторых мужчин, однако, обнаруживалась отменная интуиция. Это и объясняло, почему тут властвует Коении.

– Ты и твой… слуга… здесь новички, Тайрон, – Коении посмотрел на Джона, тот пока что благоразумно оставался немым. – Так что, я даю тебе время, чтобы принять мои щедрые условия. До конца дня.

– Ответ все равно будет отрицательным, – в напряженном воздухе отчетливо разнесся акцент высокого евгеника Джона.

Сэла закрыла глаза. Сейчас? Зачем сейчас?

На Хаделии, в частности в Бройосе, Сородичей не любили, даже из падших каст. Фиск об этом не наврал. Если постоянно перемешивающееся население Обскрума было слишком занято для этого, Бройос в этом вопросе стоял особняком. Население Бройоса было потомками призывников, добровольцев, брошенных технарей – всех тех, кто однажды чувствовал сапог Сородичей на своей шее. Они обвиняли Сородичей в Пепельном договоре, Коллапсе… во всем, из-за чего Достижение когда-то было оставлено Происхождением. Не успел стихнуть голос Джона, как комната целиком погрузилась в тишину. И он тоже все понял.

Сэла оглянулась через плечо. То, что увидела, ее не удивило: вызывающе выпяченная вперед нижняя челюсть, стойка и осанка военного офицера, хотя капитанскую форму давно выкинули за негодностью.

В этом месте пришлось поменяться ролями – событие, по словам Джона, скорее забавное. Пришлось терпеть боль. Знать, что тебя считают низшим существом всего лишь благодаря твоему рождению, обремененному грехами, которые ты никогда не совершал, но, тем не менее, в которых тебя обвиняют. А учитывая истинное наследие землянина, так и вовсе вдвойне.

Проигнорировав Сэлу, Джон так и не удосужился отвести взгляд от Коэнии. Еще одна ошибка. Сделал он это специально. Заведя левую руку за спину, Сэла дала ему знак: Потише.

Пытается убить нас?

– Тебе нравится, где сейчас находится твой язык, мальчик? – рыкнул Коэнии.

Сразу вслед за этим заскрипела кожа, это зашевелились, напрягшиеся тяжелогравитары.

Сэла избегала их с первой встречи в таверне. В их глазах она была настоящим солдатом Режима, целеустремленным «праймом», с рождения обучаемой выполнять поставленную задачу. Их проникновенные выражения лиц больше похожи на поклонение. Наверное, Коэнии боится влияния, которое Сэла может оказать на его людей. А значит, способен зацепиться за любую причину, чтобы избавиться от нее.

Сэла снова посмотрела на босса группировки, присоединив свой пристальный взгляд к вызывающему от Джона.

– Мы выполним работу. Я требую оплату: половину. В кредитах гильдии, – ответила она на полковом. Перед  тежелогравитарами это была демонстрация уважения и вежливости. – Остальное после завершения.

Ее слова вызвали среди тяжелогравитаров перешептывание. Для них эти слова прозвучали словно от мифического существа. А на самом деле все это был бесполезный блеф, только чтобы мужчина, которого она любит, уцелел и они смогли выбраться из этого помещения целыми и невредимыми. Мужчина же, которого она защищала, наверняка сейчас взглядом сверлит дыры в ее черепе.

Сказанного было достаточно, чтобы польстить эго Коении и отвлечь его растущую ярость. Внимание вернулось к Сэле.

– Много требований, девочка. Учитывая обстоятельства.

– Вам нужно, чтобы все было сделано правильно. Чисто. Тихо, – она заметила, как что-то изменилось в его темно-бордовых глазах. – А еще потому, что у вас больше никого нет.

Коэнии опустил ноги на пол. Подался вперед. Челюсти задвигались взад-вперед, наверняка хочет сказать что-то этакое, но не находит, чем опровергнуть слова Сэлы.

– Ну что ж, – наконец, сказал он, воспользовавшись полковым. Акцент подпортил произношение. Все еще смотря на Сэлу, он выставил руку за голову. Хилый, сгорбленный мужчина в цветном халата вложил в его ладонь тонкое черное устройство.

– Другая половина по завершению, – Коэнии осмотрел устройство, после чего нажал на него большим пальцем. В ответ послышался мычащий звук. Коении бросил устройство Сэле. Та поймала его одной рукой, стараясь держать другую свободной и поближе к пистолету.

Сэла взглянула на светящиеся цифры на крошечном экране электронного устройства с электронными кредитами. На нем высветилась нереальная сумма. Этого должно хватить. Пожалуйста, пусть этих денег нам хватит.

– Декс, открой дверь нашим гостям.

Дверь, гигантская стальная плита на роликах, когда-то бывшая частью брони, занимала почти целую стену. Декс вскочил и отправился в одиночку открывать эту тяжеленную стальную дверь.

Сэла коротко кивнула Джону. Тот отправился вслед за ней, неохотно ступая подошвами сапог по рассыпанному гравию.

Прежде, чем они дошли до выхода, до них эхом донесся голос Коении:

– В следующий раз оставь свою гребнистую сучку где-нибудь подальше отсюда. Терпеть их не могу.

Сэла сжала зубы. Ладонь нашарила кобуру с А6.

Звук шагов Джона продолжал доноситься до слуха Сэлы. К счастью, он молчал. До тех пор, пока оба не оказались посреди раздражающей от грязи улицы.


Назад
Вперед