Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 2

Крис действовала больше инстинктивно, нежели рационально. Пытаясь стабилизировать катер, она держалась за рычаг управления двумя руками. Как только тот полетел прямее, Крис дала Нелли задание вычислить маршрут для безопасного приземления. Слава богу, что, наплевав на инструкции, взяла с собой Нелли, а не табельный компьютер Космофлота.

— Нелли, вычисли текущие координаты. В качестве цели используй охотничий домик. Вычисли план полета с малым уровнем риска.

Нелли сделала расчет за секунду. Маршрут казался безопасным, вот только место посадки находилось всего километрах в пятидесяти от домика.

Выровняв полет, дабы не сгореть в атмосфере, Крис направила катер по предложенному маршруту и выдала Нелли следующее задание:

— Альтернативный маршрут. Новое условие: экономия — двадцать процентов топлива за счет полета с неработающим двигателем. Сколько его у нас останется?

Крис нуждалась в пространстве для маневра. На соревнованиях у каждого ялика имелось для этого две минуты до впереди идущего и столько же до того, который летел позади. Катер сержанта находится где-то справа, до него не больше десяти километров. Нормально в плане безопасности, если бы Томми продолжал управлять обоими катерами с борта «Тайфуна». Но не сейчас, когда катер почти вслепую несется по падающей орбите.

— Нелли, добавь в условие не больше ста километров от точки, где потеряли катер сержанта.

Нелли изменила план полета моментально, но результат высветился красным. Даже если предположить, что риск сгореть в атмосфере уменьшился, хоть и на чуть-чуть, возможности затормозить никакой не нашлось. И, если катер не сгорит, то промахнется по цели на добрую сотню километров, к тому же еще и разобьется.

— Добавь двадцатикилометровое смещение, — приказала Крис: первая синусоидная кривая должна пройти далеко от катера сержанта.

Нелли быстро перепрограммировала план полета. Вот теперь можно не волноваться. Тем не менее, на хендз-ап заморгала предупреждающая желтая точка. Запаса топлива останется меньше, чем у самого нерадивого соперника. Дисквалификация.

Крис грустно пожала плечами и сказала:

— Нелли, делай.

И приготовилась к самой безумной гонке в жизни.

Буквально в первый же месяц гонок Крис узнала, что любой сгенерированный компьютером маршрут может быть улучшен человеком. Ради того, чтобы притащить домой гоночные трофеи и разбросать их по всей комнате, она экономила топливо на одном отрезке маршрута и тратила чуть больше на другом, почти никогда не ошибаясь.

— Сэр, в смысле, мэм, думаю, вижу катер сержанта. — Голос капрала Ли чудом прорвался сквозь серию неровных скрипов и треска.

Все внимание приковано к катеру. Ладони слились с рычагом управления, она сама стала катером. Взгляд заметался по приборам угла атаки, перегрузки и измерителя скорости. Только не потерять концентрацию, восстановить ее будет делом весьма сложным.

— Где он, капрал?

— По правому борту на два, нет, два тридцать, мэм, и ниже на пол-второго. Думаю, это он, мэм.

Крис рискнула посмотреть. Да, катер, немного впереди и чуть ниже.

— Попробуй с ним связаться, — приказала она и вернулась к управлению.

— Все, что я слышу, это треск и помехи, мэм.

— Точно, — обругала Крис себя. — Его движок создает между нами ионизированное облако.

Через мгновение пришло время погасить сопла. Крис развернула катер теплоизолированным носом к атмосфере и приготовилась падать. Ли продолжала пытаться связаться с сержантом, но пока безуспешно. Двигатели второго катера оставляли за собой ионизированное облако. Крис приказала капралу на время прекратить попытки и держаться покрепче. На носу катера затанцевали солнечные блики.

Пришло время самой трудной части. Крис считала себя хорошим пилотом ялика. Когда она делала все правильно, топливо экономилось. Поэтому она бросила катер строго вниз, в жаркую атмосферу, быстро и без жалости. Потом поставила его на чуть более пологое скольжение, может, не такое мягкое, как хотелось, но соблюдая при этом синусоидный курс, замедляя безудержное падение. Крис следила за падением сосредоточенным, прищуренным взглядом.

Теплозащитный экран нужно держать между жгучей ионизированной атмосферой и своим весьма воспламеняющимся телом. Малейшая ошибка, и горячий газ вмиг прикончит как ее, так и пехотинцев в катере.

Машине нельзя давать свободно падать, можно промахнуться по цели на многие километры. Крис научилась этому, когда летала на лучших яликах, построенных на Вардхейвене. Тогда это было всего лишь игрой. Сейчас же Крис применяла мастерство на судне, о котором не знала ничего.

Не успела привыкнуть к машине. Ни один нормальный пилот не рискнет лететь на незнакомой машине без предварительного, тщательного изучения. Но Крис и не собиралась управлять катером. Она вспомнила логотип фирмы, красующийся на борту. Фирма завоевала хорошую репутацию на строительстве мелких кораблей, но вот конкретно на этой машине контроль качества дал сбой. Живот сжался в тугой узел. Ладонь впился в рычаг управления мертвой хваткой. Насколько облажался контроль качества? Что, если где-нибудь в киле или крыльях скрыт брак? Если дать слишком большую перегрузку, учитывая жару за бортом от трения, есть ли риск окончательно его поломать и отправить пехотинцев кувыркаться вниз прямиком к огненной смерти?

Надо успокоиться, чтобы лучше чувствовать каждый скрип, каждый стон терзаемого на пределе возможностей катера. Кто-то из пехотинцев позади забормотал незнакомую молитву, благодарившую Создателя за все, что было.

— Когда-нибудь мы над всем этим еще посмеемся, — пробормотала Крис, не выключая открытой связи. Если выживем, — добавила уже про себя.

Катер изрядно нагрелся. Несмотря на экран, сквозь скафандр чувствовалось, как нагревается корпус и жара проникает внутрь. Начало припекать спину. Датчик подтвердил адский нагрев: стрелка ушла далеко в красную зону. Краем глаза Крис заметила изгиб перенапряженного крыла и растущее трепыхание его перегретых краев. В атмосфере полет превратился в вялое переваливание, несравнимое даже с самым худшим полетом ялика.

Тем не менее, Крис требовала от катера большего. Пока что тот летел выше траектории захода на посадку. Крис ткнула нос катера вниз, набирая скорость — и жару — начав падать не хуже пресловутого свинцового кирпича. С таким тугим управлением нестись по синусоидной траектории то еще удовольствие. На ялике она подобного никогда себе не позволяла. Жар коснулся кожи, Крис заерзала. Температурный датчик ушел в красную зону еще дальше. Но не слишком далеко, если только в конструкции катера не обнаружится скрытых сюрпризов.

— Мэм, — в наушниках прозвучал тихий голос капрала Ли, — мой измеритель показывает, что ваш скафандр ужасно нагрелся. Я бы посоветовала переключиться с отопления на охлаждение, мэм.

Крис отвлеклась, чтобы внести коррективы. Черт возьми, ее личный гражданский скафандр давно бы сделал это сам. Но обслуживание служебных скафандров преднамеренно отключено. Как с ленцой объяснил сержант в офицерской школе: «Вряд ли вам понравится, когда скафандр начнет делать что-то без вашего разрешения. Особенно когда вас обстреливает неприятель, а вокруг от взрывов все превращается в ад».

— Капрал, еще следишь за катером сержанта? — спросила Крис.

— С таким фейерверком вокруг сложно сказать точно, мэм, но, думаю, он все еще там.

— Если кто увидит, дайте знать.

И снова сконцентрировалась на управлении полетом.

— Да, мэм, — в ответ донесся дружный хор голосов.

Казалось, прошла вечность, прежде чем стрелка температурного датчика понемногу опустилась к краю красной зоны. Крис попыталась получить координаты по GPS о своем расположении, но катер был все еще окутан облаком сильной ионизации. Система наведения настаивала, что они были там, где хотела быть Крис, и Нелли с этим согласилась. Крис откинулась на спинку кресла и попыталась расслабить мышцы, обнаружив, что от такого полета они окаменели.

— Я его вижу, — сообщил один из пехотинцев.

— Он там, — следом подхватили еще несколько голосов.

— Мы видим катер сержанта, мэм, — подтвердила капрал.

Быстрый взгляд вправо уловил падающую звезду километрах в тридцати от них, если сейчас Крис может доверять своему взгляду. Со вторым катером в поле зрения можно и вздохнуть с облегчением. Крис поправила курс ближе к нему. Как и планировала, до него при текущей скорости лететь всего три минуты.

В соревнованиях на яликах у нее осталось бы топлива для небольшого круиза, если б захотелось, но сейчас не до того. Крис немного отвлеклась от управления полетом, настраивая рацию в шлеме на прямую связь с катером сержанта.

— Сержант, пожалуйста, сообщите на «Тайфун», что первый катер успешно вернулся, — Крис отсчитала секунд пять, и повторила сообщение.

— Понял, первый. Я вас вижу. Сообщите свой статус, — наконец, пришел ответ от сержанта.

— Катер потерял связь с «Тайфуном». Можете переключить меня на капитана Торпа?

— Сделаем по-другому: корабль сам свяжется с вами.

Крис стиснула зубы. Надо подготовиться к очередному неприятному разговору с человеком, который ее не любит. Долго ждать не пришлось.

— Рад, что вы нашли время в своем плотном графике, чтобы связаться со мной, — донесся из наушника холодный, как космическое пространство, голос капитана Торпа. — Доложите о ситуации.

— Катер потерял связь с «Тайфуном», сэр. Последствие дешевизны, полагаю. — Шкипер на это тоже вечно жалуется, так же, как и на сокращение бюджета. — Сейчас связь между кораблем и катером идет через второй катер. Пока все стабилизировалось, можно попытаться восстановить удаленное управление.

Наступила долгая пауза. Крис представила, как капитан Торп рассматривает предложение, сверяет его с данными, поступающими на мостик, тщательно взвешивает возможности и размышляет, как сделать жизнь отдельно взятого энсина с фамилией Лонгнайф самой несчастной.

— Я вижу тебя. — Пауза поменьше. — Энсин Лянь, сможешь захватить контроль над первым катером?

— Никак нет, — последовал быстрый ответ. — Исходящий сигнал к первому катеру не обнаруживает приемник. Полагаю, он сгорел.

— Тогда даю добро на план «Б», — лаконично сказал капитан.

И Крис расплылась в улыбке.

 

Крис пришла на совещание по планированию операции, когда капитан с сержантом уже обсудили различные варианты. Капитан довольно ухмылялся, улыбка сияла от уха до уха.

— Я знал, что гражданские скряги рано или поздно воспользуются нашими услугами и сделал все, что мог, чтобы выбор выпал на мой корабль. Теперь же мы сделаем все, как надо.

— Без проблем, сэр. Покажем всему флоту и бандитам, что «Тайфун» — самый лучший корабль, — захохотал сержант.

Крис ненавидела похитителей. Она была на одном из судебных заседаний над убийцами брата. Общий ай-кью всех троих бандитов плавал где-то в отрицательных числах.

Тем не менее.

— Сэр, у террористов много специального оборудования, — заметила она. — Они уничтожили целых три спасательных группы.

— То были гражданские, а сейчас им предстоит столкнуться с пехотой Космофлота, — убийственно холодным тоном сказал сержант.

— Кучка недобитых террористов не устоит против того, что способен бросить на них «Тайфун», — сказал капитан Торп и изложил свой план.

Скрытый ночной подход позволит десанту высадиться буквально на парадном дворике бандитов. Прямиком из катеров пехота ринется в бой. Сглотнув, Крис заметила, что такой подход уже был использован в последней попытке освободить заложницу.

Она думала, что вопрос зависнет в воздухе. Посмеют ли они попытаться сделать то же самое, что не получилось у гражданских, против ребят с многочисленными новейшими технологиями? Могла бы и не портить воздух вопросом.

— Тогда это сработало, не так ли? — сказал сержант. — Я продул пять баксов, поставив на то, что у нас не выйдет обогнать время, успеть приземлиться и захватить банду Кардинала без единого выстрела. Тогда, в прошлом году на Пайаллупе.

— А я поставил бутылку скотча, что у нас все получится, — усмехнулся Торп.

Столкнувшись с такой уверенностью, Крис проглотила всякие возражения.

Втроем они тщательно исследовали подход к домику с засевшими там бандитами. У домика не было видно никаких препятствий для посадки и шкипер утвердил план атаки. Крис, как послушный новичок-энсин, сказала: «Слушаюсь, сэр!» и… отправилась искать Томми.

 

Но если Крис прыгнет сейчас, птичка наделает в тундре слишком много шума, что обязательно насторожит спящих красавцев в охотничьем домике. Она почти смирилась с тем, что последует приказ продолжить операцию, а командование переходит сержанту. Но, похоже, Космофлот, как всегда, против отряда тяжеловооруженных пехотинцев без присмотра офицера.

— Работаем по плану «Б», капитан, — отозвался по общей связи сержант. Крис, с легкой улыбкой, повторила то же самое.

— Прежде, чем покончим с этой историей, еще раз хочу напомнить, солдаты, — откашлявшись, сказал капитан Торп. — Эта миссия не из вашей любимой категории «всех перестрелять». Мы приглашены на Секуим для оказания помощи местным полицейским. Поэтому вы должны работать, соблюдая местные правоохранительные процедуры. Я ожидаю, что вы возьмете пленных, а не покрошите их в горы мяса.

— Вы слышали капитана. — Крис переключила микрофон. — Ублюдки имеют право на суд местных жителей. После него народ Секуима сможет их повесить.

Пехотинцы зарычали, радуясь такой постановке вопроса. Ранее Крис произвела небольшое исследование: Секуиму еще предстояло ратифицировать положение о смертной казни в декларации прав человека Человеческого Сообщества. В свое время отец Крис чуть не потерял возможность стать премьер-министром из-за используемой тактики, лишь бы отложить ратификацию этого положения на Вардхейвене и успеть повесить убийц Эдди. Странно, Крис не могла без слез думать о маленьком Эдди, но с убийцами, болтающимися на веревке, у нее подобных проблем не возникло и в помине.

Покончив с инструкцией, Крис быстро проверила ситуацию у охотничьего домика. «Стулпигеон» все еще кружил над ним. Датчики показывали, что там по-прежнему тихо.

— Сержант, энсин Лянь видит мой катер?

— Да, мэм.

— Передайте ему, чтобы держался позади меня. Я лечу к пруду в пяти кликах к северу от цели.

— Энсин Лянь говорит, что второй катер будет повторять ваши маневры.

Это будет хороший полет. В темной, бурной ночи. Крис направила катер вниз в направлении мелководного пруда недалеко от охотничьего домика. Отсюда, с расстояния в двадцать тысяч метров она различила целых два шторма, бушующих между катерами и новой целью.

— Нелли, подключись к локальному метеорологическому спутнику.

Интересно, что связь катера с «Тайфуном» не работает, в то время как личный компьютер без проблем связался со спутниками на орбите.

Слежение за погодой в реальном времени позволило Крис выстроить серию нисходящих кривых мимо наиболее опасных грозовых областей. Несмотря на это, последние пятнадцать тысяч метров полет шел нестабильно. По кокпиту хлестал ливень, размывая видимость. Был бы сейчас у Крис гоночный шлем, видимость была бы кристально чистой. Все претензии по поводу табельного оборудования заканчивались низкой ценой, закупочными конкурсами и прочей экономической ерундой. Вглядываясь в темноту, пытаясь разглядеть что-то до того, как катер проделает в этом что-то большую дыру, тема приобретала зловещий смысл. Папа, нам нужно серьезно поговорить. Позади раздался нестройный, ворчливый хор голосов, проклинающих весь этот чертов полет.

Высотомер утверждал, что они летят в тысяче метров над уровнем моря. И это при том, что Крис только что пришлось уворачиваться от внезапно появившегося спереди склона. Что еще более важно, арктическая тундра в этом районе не должна возвышаться больше чем на шестьсот пятьдесят метров. Тем не менее, топографические карты сообщали, что местность насыщена высокими холмами, заросшими лесом и всякими другими особенностями дикой местности, что держало Крис в постоянной напряженности. У засевших в домике хорошо оснащенных бандитов, без сомнения, найдется радар-детектор и несколько самонаводящихся ракет. Так что лететь выше горизонта все равно что играть в поддавки со смертью. Смерть в данном случае пишется именем маленькой девочки заложницы.

Крис развернула катер, заходя на широкий круг перед посадкой со скоростью чуть выше, когда катер попросту камнем рухнет вниз. Капрал Ли сообщил, что из-за последнего шквала, разразившегося прямо за ними, второй катер отстал примерно километра на четыре. Крис усмехнулась. По крайней мере, если она врежется в какой-нибудь холм, сержант сможет избежать погребального костра. Половина бойцов уцелеет и сможет продолжить операцию.

Несмотря на слабое освещение местности, точно по расписанию, Крис увидела корягу, намеченную началом посадочного пути. Через пару минут катер коснулся воды, закипевшей от горячих бортов и днища, разбросав волны далеко в стороны. Крис потянула на себя рычаг управления, сбрасывая скорость. Через мгновение днище катера ткнулось о дно пруда, и катер выехал на узкий песчаный пляж, где и остановился.

— Капрал, включи ночные габариты для сержанта, — сказала Крис.

Как только кокпит поднялся, Крис ударом ладони по замку освободилась от ремней безопасности, перелезла через борт и спрыгнула на песок. Ух ты! Закачало сильнее, чем после самого безумного полета на ялике. Открыв лицевую панель шлема, она глубоко вдохнула свежего воздуха, насыщенного запахом воды, грозовой ночи и кое-какой живности. Она почувствовала себя просто прекрасно для живой и невредимой. Потом повернулась к отряду. Пехотинцы, выбиравшись из катера, топали ногами, привыкая к твердой поверхности, проверяли оружие, настраивали системы.

— Отлично, отряд, мы приземлились. Я знаю тут одну девочку, которую нужно вернуть родителям и нескольких ублюдков, которым нужно надрать задницы. Давайте сделаем это.

От пятерых пехотинцев вернулись мрачные, решительные кивки.

Я иду, Эдди. Я иду.

Назад