Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 3

Второй катер скользнул по берегу и остановился в десяти метрах от Крис. Как только сержант с командой выбрались наружу, Крис отправилась к ним, перешагивая коряги и недоеденные рыбные останки. Нелли тут же подсоединилась к компьютеру сержанта.

Незадолго до того, как на «Тайфун» пришел приказ бросить все и прыгать к Секуиму, Крис следила за развитием событий на этой планете. Похищение дочери Генерального Управляющего Секуима стало новостью номер один во всех медиа-структурах. После провала второй попытки спасти девочку, в кают-компании стали принимать ставки. Расклад был два к одному, что, в конце концов, на Секуим пошлют корабль Космофлота. Крис тоже сделала ставку, но больше в надежде на благополучный исход, чем в ожидании отправки корабля. Потом провалилась третья попытка, совершенная полицейскими Секуима. Они решили атаковать бандитов со стометрового обрыва. Удалось подобраться на пятнадцать километров ближе, чем в предыдущие разы. Стало понятно, что после такого отдуваться придется Космофлоту, но Крис никак не ожидала, что крайним окажется «Тайфун», не говоря уже о том, что командовать высадкой и захватом придется ей. Но в тот момент она, в духе старого вояки, только рыкнула: «Мы не рассуждаем, почему делаем. Мы просто делаем, а потом пишем отчет».

Так что последние четверо суток она провела в планировании нападения и подготовке к нему взвода.

Капитан Тарп с сержантом хотели быстрой высадки и мгновенного захвата, поэтому Крис готовилась к быстрой высадке и мгновенному захвату. Тем не менее, она воспользовалась одним из основных папиных правил: всегда имей в заднем кармане запасной план.

Почти без наличия свободного времени она помогала Томми разработать план «Б».

 

— Тундра выглядит непроходимой, — сказал Томми, изучая переданные «Стулпигеоном» фотографии дворика у парадного входа в охотничий домик, куда должен высадиться отряд Крис.

— Лето. Летом в тундре грязно. Компьютер говорит, что это нормально, но ты же не доверяешь компьютерным выводам? — сказала Крис, ткнув локтем в бок Томми.

— Нет, — ответил тот, не поднимая головы. — Если я или кто-то еще можем скормить компьютеру какие угодно данные, почему я должен ему доверять?

— Получается, ты веришь богу, но не доверяешь компьютерам.

— Ты, случаем, не общалась с моей бабушкой Чин? — не моргнув глазом, ответил Томми.

— Найди мне черный ход к этому домику, — сказала Крис.

— Я могу посадить катера вот здесь, у пруда, и тебе придется идти оттуда пешком, — сказал Томми.

Крис изучила пруд и лес между ним и охотничьим домиком, где засели похитители.

— Похоже, там фиксируется меньше электронной слежки, чем в тех местах, где погибли полицейские отряды. — Крис отметила места, где погибли прежние спасательные отряды. Их тела все еще лежат там, никто не решается забрать их.

— Вот тебе такой вопрос: болото в этом плане потише? — Поджав губы, Крис изучала грязь и жижу.

В отличие от многих городских детей, у нее не было никаких иллюзий относительно того, как приятно проводить время на природе. Особенно после дождей. Однажды летом, по окончании очередного курса в университете и перед работой в избирательной компании Хонови, ей пришлось штурмовать Голубые Горы Вардхейвена.

— Видок такой, что можно не особо беспокоиться за эту сторону.

— Но космические пехотинцы и некоторые безмозглые новички энсины любят играться в грязи, — улыбнулся Томми и тут же получил очередной удар локтем в бок… на этот раз он вышел болезненнее.

Но дело было сделано: место для посадки и подхода к цели найдено. Крис потратила еще полчаса, чтобы скормить в память Нелли план «Б».

 

Крис скопировала маршрут на компьютер сержанта. Изучив его, тот кивнул:

— Трудно, но никто не вербуется в Корпус для того, чтобы прохлаждаться.

— Хансон, — Крис позвала специалиста техника, — я тебе скинула маршрут. Проверь его.

Часы показывают десять вечера по двадцатипятичасовой шкале Секуима. Далеко на севере серый дождливый день превращается в темную дождливую ночь. Во главе двух подразделений Крис отправилась к цели в грязи по пояс. Шли медленно. Боевые скафандры удерживали холодную воду, камуфляжная система старалась изо всех сил соответствовать постоянно меняющемуся фону. В конце концов, у одного из бойцов она сдалась, и скафандр стал неизменным песочно-желтым, независимо от того, на каком фоне находится солдат. Скафандры держат воду, но броня такая тонкая, что не сдерживает температуру воды, такую же холодную, как сердце сержанта. Вода доходит до колен, временами поднимается до пояса, но ноги все равно утопают в грязь по щиколотку. Что еще хуже, местная мелкая мошкара распробовала вкус пота. Крис пришлось закрыть лицевую панель. Остальные пехотинцы последовали ее примеру. Через несколько минут стало труднее дышать, потому что воздушные фильтры забились мошкарой, размером намного меньше комара.

Ближе к двадцати трем часам отряд выбрался на твердую землю. Крис объявила привал, а сама, вместе с сержантом и специалистом по электронике изучила лес. Деревья высились метров на тридцать, зеленые ветви находятся аж на макушках чешуйчатых стволов, очень похожих на стволы вечнозеленых земных деревьев, быстро распространившихся на Голубых Горах в умеренной зоне Вардхейвена. Но, в отличие от земных деревьев, на этих стволах обнаружились тысячи иголок. На брифинге об этом никто словом не обмолвился, так что Крис не рискнула выяснять прямо здесь, у кого из бойцов проявится на них аллергия.

— Скафандры не открываем, — приказала она.

Пока остальные отдыхали, Хансон с помощью приборов просканировал лес в поисках людей, ловушек и общего дискомфорта. Сверху на низкой высоте пролетел «Стулпигеон», добавив свой вклад в общий результат.

— Обнаружил несколько больших подозрительных штуковин, здесь и здесь, — сказал Хансон, перекинув результат отчета приборов на карту Крис. — Вполне возможно, мы с ними ничего не сделаем, но это даже интереснее, чем обещал мне вербовщик.

Крис передала результат с отмеченными точками, мол, туда не идем, остальным пехотинцам и поинтересовалась, есть ли в лесу еще что интересное.

— Множество средних и мелких отметок. — Хансон пожал плечами. — Больше похоже на дикую местную живность.

— Спасибо, — кивнула Крис.

Я иду, Эдди.

Привал, казалось, придал пехотинцам немного сил. У Крис же, когда она поднялась, дико, чуть не до крика, разболелись мышцы ног. Нужно больше времени проводить в тренировочном зале, раз собралась командовать пехотинцами.

Тундра все больше углубляется в темную ночь. С графиком Крис не ошиблась. Вместе с бойцами молча шла, скрытая тенями редкого подлеска. Хансон с еще одним солдатом следили, не появится ли поблизости что-нибудь, напоминающее человеческое присутствие, и пока что все было тихо. Дождь намочил все вокруг, сделал путь скользким. Пара космопехов умудрились поскользнуться. Одному стало всего лишь стыдно за падение, второй же вывихнул лодыжку. На нее наложили повязку и пехотинец, хромая и скрипя зубами от боли, продолжил поход.

Через полчаса Крис жестом объявила очередной привал. До опушки осталось метров сто. Пока пехотинцы располагались на отдых и подготовку к штурму, сама Крис вместе с сержантом осторожно подобралась к опушке, чтобы лично взглянуть на место предстоящей операции.

Охотничий домик оказался двухэтажным срубом. Немногочисленные маленькие окна дали хорошее представление о том, насколько здесь холодно зимой. Крутая крыша с двух сторон выступает далеко за стены, образовав своеобразную крытую веранду. Инфракрасный режим показал с полдюжины источников тепла человеческих размеров, разбросанных со всех сторон домика. В то же время режим ночного видения отметил только двух бандитов из шести.

Крис подвела «Стулпигеон» к домику настолько низко, насколько только решилась. Пятьсот метров. Опускать ниже опасно, могут засечь приборами. Имея в наличии двух боевиков на улице, Крис хотела быть в курсе их передвижений. Приборы показали еще четыре тепловых цели внутри дома. Приоткрыв лицевую панель шлема, Крис прошептала:

— Шестеро.

Сержант кивнул.

Следующие шесть минут Крис изучала спящих бандитов. Только один из них, на заднем дворе, показывал какое-то движение, наверное, просто вертел головой из стороны в сторону. Трое в доме, расположились кто на топчане, кто на диване, кажется, крепко спят. Четвертый засел на втором этаже. Это он взял на себя роль палача, который должен убить девочку, если произойдет попытка спасения. Он развалился в кресле и, похоже, храпел.

— Довольно непрофессионально, — заметила Крис.

Переговоры с похитителями велись уже неделю. Главным камнем преткновения был космический корабль, на котором похитители хотели улететь, но ни один капитан не хотел иметь ничего общего с этими неудачниками.

— Если бы мы следовали моему плану, — рыкнул сержант, — мы бы взяли этих ублюдков до того, как они поняли, что мы тут.

Крис пожала плечами, отметая все эти «может быть» и позвала Хансона, чтобы тот изучил трехсотметровую, очищенную от деревьев, полосу, окружающую охотничий домик. С пятисот метров, где завис «Стулпигеон» Крис не видела ничего интересного. Сейчас же, с более близкого расстояния, Хансон сходу засек гул маломощных батарей.

— Что они питают? — поинтересовался сержант.

— Работаю над этим, сэр.

Хансон запустил приборы, некоторое время с ними возился, после чего тихо присвистнул.

— Лазеры гипер-малой мощности, — прошептал он.

Через мгновение он стал обладателем нужной частоты. Крис подрегулировала видео-режим лицевого щитка шлема и обнаружила, что смотрит на кошкину колыбель, сотканную полем пересекающихся лучей шириной в двадцать пять-тридцать метров. На «Стулпигеоне» не было ни одного прибора, способного засечь такие вещи, разве что спустить его почти вплотную к полю, что, как уже говорилось, опасно.

Черт! Эти ребята слишком много знают и хорошо экипированы. Кто, черт побери, дал им денег на все это и сказал, что нужно делать?

Опять же, Секуим — богатая планета и у его Управляющего имеется широкий спектр возможностей для инвестиций в ее богатства. Интересно, с кем он встречался, чтобы занять несколько миллионов, затребованных в качестве выкупа жизни маленькой дочери.

Крис выросла в семье циничного политика, который предлагает помощь из… «некоторых соображений». Она нахмурилась. Никогда не задумывалась о том, кто одолжил денег для выкупа Эдди и был ли тот долг погашен. Интересная мысль… Надо как-нибудь потом выяснить этот вопрос.

Хансон продолжал исследование. Когда разноцветной последовательностью замигал один из датчиков, он улыбнулся.

— Поймал остатки газообразования от С-12 и пластида, — прошептал он.

— Покажи мне, — сказал сержант и забрал у Хансона прибор. Взглянув на показания, он нахмурился, пару раз моргнул, после чего продолжил изучать результат.

Наконец, он посмотрел на поле.

— Не видно, чтобы здесь кто-то копался. С орбиты тоже не видно. Не вижу и сейчас.

— Мины «Марк 41 — Хамелеон»? — предположила Крис.

— Их еще не внедрили, — рыкнул сержант. — Производство только начали, — закончил он неуверенно, потому что слова расходились с тем, что он видел. — Черт, откуда эти сукины дети их достали?

Замолчал, хотя было видно, что сказал не все.

— Мины на поле, сержант, — уверенно сказал Хансон.

— Управляются лазерами или срабатывают от давления? — поинтересовалась Крис.

— Я бы поставил и на те, и на другие, мэм.

Крис принюхалась к запаху болотной тундры, проморгалась и, посмотрев в небо, увидела толстый покров облаков. На юге уже начинает светать. До рассвета остается час. Правда, у парней в домике появилась привычка спать еще три-четыре часа после восхода солнца. Но, все же, с наступлением утра они начинают вести себя более беспокойно. Малейший шум разбудит их, а утреннего света хватит, чтобы увидеть источник беспокойства. Крис же нужно пройти самой и провести отряд из десяти пехотинцев все эти триста метров между ней и целью как можно тише и быстрее.

Крис вернулась к команде.

— У кого-нибудь есть лазерные датчики? — спросила она.

Пару мгновений спустя четверо смутившихся солдат признались, что прихватили на всякий случай, мол, они все равно валялись мертвым грузом в оружейной. Два прибора оказались у солдата в скафандре песочного цвета и у умудрившегося вывихнуть ногу. Их Крис оставила здесь, добавив к ним еще двоих.

— Вы четверо — наше огневое прикрытие.

Однако это только начало проблем. Магазины М-6 нашпигованы патронами только двух вариантов — боевые, разящие насмерть, и дротики с тупыми наконечниками, что должны лишь усыпить противника. После того, как дальнометр устанавливает расстояние до цели, магазин автоматически вставляет в патронник необходимый патрон. И все же, с дротиками возникла проблема. Если стрелять чуть не в упор, со всей дури, дротик дробит кости, артерии и разбрасывает по сторонам мозги не хуже боевого патрона. С трехсот же метров, даже с максимумом силы, легкий дротик подвержен течению ветра. Шансов, что он попадет в цель, мало, а это, несомненно, никуда не годится.

— Сержант, раздайте прикрытию четыре магазина с сонными патронами и два с боевыми.

Сержант быстро выполнил приказ.

— Если начнет происходить что-то интересное, я или сержант скажем вам, что делать, — тихо сказала Крис этим четверым, а потом поняла, что пора обратиться к бойцам с напутственной речью перед операцией. — Запомните, бойцы, здесь мы выполняем функцию полицейских Секуима. По закону планеты, эти ублюдки имеют право на суд. Но на Секуиме еще не отменена смертная казнь. Наша задача — захватить ублюдков, чтобы народ Секуима их повесил.

С одобрительным ворчанием пехотинцы поднялись. Команда, летевшая в катере с сержантом, отправилась в путь первой. Впереди пехотинец с прибором, фиксирующем лазеры, за ним сам сержант, потом капрал и стрелок. Крис возглавила свой отряд, пустив перед собой Хансона. Капрал Ли и еще один боец замыкали отряд.

Солдат с прибором вышел на поле первым. Он подсказывал, куда нужно наступать и где высоко поднимать ноги, чтобы не задеть лазерную растяжку и не активировать мины.

Крис, когда проходила мимо, осмотрела одну такую мину. Та оказалась идеально замаскирована, вписавшись в пейзаж тундры. Пятнадцать сантиметров в диаметре, над землей возвышается едва ли на сантиметр, так, что не осталось даже тени. К тому же летнее солнце разогрело землю, и мина на миллиметр-два утопла в грязи. Сейчас, когда Крис знала, что искать, она тут же обнаружила еще с полдюжины мин. И никаких следов. И вот это она хотела увидеть с орбиты. Должно быть, мины сбросили с вертолета. И опять же, в этом случае, похитители должны были хорошенько раскошелиться. Кто все это оплатил?

Крис почувствовала острую необходимость в душе, кофе и ком-нибудь, с кем можно поговорить о свалившихся на нее событиях последних часов. Кругом какие-то узоры. Причем какие-то ускользающие узоры.

Эдди не нужны загадки узоров. Эдди нужно, чтобы его спасли.

Крис сосредоточилась на текущей проблеме. Шагая, пригнувшись, посреди трехсотметрового минного поля, она открыла совершенно новый смысл в чувстве незащищенности и уязвимости. Она смотрела куда ставит ноги. Она наблюдала за картинкой в реальном времени, передаваемой «Стулпигеоном» с высоты пятисот метров, следящего за домиком. Она наблюдала за спящими и, к счастью, не собирающимися пока просыпаться бандитами. Время от времени она вспоминала, что нужно дышать.

Если Крис шла по тундре, казалось, год, то преодоление вот этих последних трехсот метров перед охотничьим домиком заняло целую вечность. Когда, наконец, они остались позади, Крис просигнализировала сержанту, чтобы тот заходил в дом с другого входа. Парадную дверь оставила себе. Рядом с ней лестница на второй этаж, где засел палач. Крис хотела как можно быстрее защитить ребенка от всяческих напастей своей броней, пока все не закончится. Что бы ни случилось в доме после того, как Крис доберется до малышки, причинить ей вред можно будет только через ее труп.

Удача закончилась метров за десять до охотничьего домика. Встрепенулся один из спящих красавцев в доме. Настороженным, быстрым шагом он скользнул к окошку.

— Всем внимание, движение в доме, — прошептала в микрофон Крис до того, как парень успел добраться до окна. — Начинаем шоу. Сержант, врывайтесь с заднего входа и кладите всех, кто встретится на пути. Мой отряд позаботится о холле и втором этаже.

Крис замолчала, потому что проснувшийся бандит выглянул из окна и направил автомат в сторону пехотинцев.

— Прикрытие, — прошептала Крис, — нейтрализовать парня в окне. Капрал Ли, на тебе бандит на крыльце. Займись им до того, как проснется. Хансон, сделай вход в дом.

— Делаю, — прошептал Хансон, закинул на плечо гранатомет и прицелился в дверь.

Бандит успел выстрелить короткой очередью. Пули попали в грудь шедшего за капралом Ли стрелка. Сила удара отшвырнула того на добрых пять футов. Приземлившись прямиком на мину, стрелок спровоцировала взрыв, от чего подлетел вверх. Взрывная волна подхватила Крис, бросив ее на крыльцо едва ли не быстрее выпущенной Хансоном гранаты. Где-то сзади подорвались еще три мины. Дверь снесло с петель, швырнуло внутрь домика в облаке горящих обломков и, еще даже не успела упасть на пол посреди холла, как Крис, еле удержав равновесие, ворвалась внутрь.

Изо всех сил она помчалась к лестнице. Где-то справа рухнул, как подкошенный, бандит, срезанный дружным огнем отряда сержанта. Второй упал с дивана, доставая пистолет.

Крис нужен был тот, что засел на втором этаже. Работа в отряде космической пехоты тем и хороша, что кто-то всегда, подстраховывая, идет вслед за тобой. Не обращая внимания на вооруженного бандита, Крис помчалась к лестнице, на бегу переключив автомат на стрельбу дротиками со снотворным. Эдди, я уже здесь!

Преодолев половину лестницы, Крис наткнулась на палача. Увидев направленный на него пистолет, глаза бандита широко распахнулись, дернулась рука. Возможно, он потянулся за пистолетом, может, хотел сделать что-то еще. Значения это не имело. Крис выстрелила.

Дротики впились в грудь, горло и лицо бандита, свалив его на пол. Крис влетела в коридор и направилась сразу к двери в центре коридора. Звать девочку не пришлось, та кричала сама, так что где заложница, стало ясно и так. Крис ударила по двери, но та оказалась заперта. Бежавший следом Хансон присел перед дверью на колено и прилепил к замку полоску взрывчатки, после чего скользнул в сторону.

Слабый, тихий взрыв. Дверь распахнулась.

Крис рванула вперед до того, как прозвучал взрыв. Это было невозможно, но позже она готова была поклясться, что так и было. Оказавшись в комнате, она быстро осмотрела ее, после чего подбежала к крохотной фигурке в рваных джинсах и грязном зеленом свитере. Девочка сидела с ногами на кровати, пытаясь освободиться от наручников, приковавших ее к спинке кровати, и кричала во всю мощь шестилетних легких. Все, что сейчас хотелось сделать Крис — обнять и успокоить ребенка, но в подобных ситуациях есть свои правила. Она упала на пол. Из-под кровати на нее уставилось что-то маленькое и противное, опутанное проводами.

— Хансон, у нас тут бомба.

Хансон подошел к кровати и, опустившись на колени, заглянул под кровать. В это время Крис еще раз осмотрела комнату. В углу валяется что-то похожее на школьный рюкзак, перегруженный одеждой и прочим мусором. Крис решила, что сейчас это можно проигнорировать. Все остальное голое, начиная от деревянного пола, светло-зеленых стен и заканчивая грязным потолком. Нет даже шкафа. Крис снова обратила внимание на зареванную девочку. В то же время Хансон закончил осматривать бомбу под кроватью.

— Бомба нажимного характера. Сошел с места, и она взрывается.

— Деактивируй ее, — сказала капрал Ли, вошедшая в это время в комнату в сопровождении рядового в броне, отмеченной следами взрыва мины.

— Ты в порядке? — спросила Крис у стрелка.

— Он в порядке, — ответила за стрелка капрал. — Упал спиной прямо на мину. Если бы наступил, оторвало бы ногу, а так только вверх подбросило.

— Напомни потом в отчете написать, что их высокотехнологичные мины — отстой, — усмехнулась Крис.

— Готов обрезать провода, — сказал Хансон, вылезая из-под кровати. — На случай, если что-то пойдет не так, было бы неплохо, если между девочкой и бомбой будет броня.

Ничто не повредит девочке. Крис прикинула, насколько та ограничена в движении и скользнула на кровать между рваным одеялом и ребенком. Когда она обняла девочку, та перестала плакать, хотя продолжала всхлипывать и часто, прерывисто дышать.

— Никто больше не причинит тебе вреда, милая, — прошептала ей на ухо Крис.

— Никто? — икнув, переспросила девочка.

— Никто, — заверил Хансон. — А сейчас попрошу лишних покинуть помещение, — и, когда стрелок с капралом вышли, добавил: — Надеюсь, сейчас у меня есть право так говорить.

Закрыв лицевую панель шлема, он снова скрылся под кроватью.

Долгое время ничего не происходило. Потом Хансон выполз из-под кровати, встал на ноги, поднял лицевую панель и усмехнулся с видом человека, сорвавшего банк в Харрее.

— Хватит стоять, — отрезала Крис, — освободи девочку.

— Да, мэм, — сказал Хансон, доставая кусачки.

В комнату вернулись Ли со стрелком, образовав между девочкой и внешним миром стену. Крис подняла лицевую панель шлема.

— Мы космические пехотинцы, милая. Ты в безопасности. Больше никто не причинит тебе боли.

Девочка слушала ее, а взгляд на бледном лице метался от одного бойца к другому. Когда Хансон освободил руки, напряженность в маленьких мышцах исчезла, девочка обняла Крис, стараясь в самом деле поверить в то, что сказала незнакомка, уткнулась лицом в тяжелую броню и зарыдала. Энсин Лонгнайф держала ее, защищая, и ее собственные слезы перемешались со слезами спасенной девочки. Слезы десятилетней давности, слезы человека, которому не удалось спасти своего брата.

Над Крис, возвышаясь, стояли трое пехотинцев, охраняя и гордо улыбаясь.

— Молодец, — одобрительно сказала капрал Ли.

— Молодец, — повторил Хансон.

— Боже всемогущий. Боже всемогущий, — с улыбкой повторял стрелок.

— Дом безопасен, — сообщил по связи сержант. — Один бандит мертв, пятеро крепко спят. В них попало слишком много дротиков. Некоторым нужна медицинская помощь.

Крис фыркнула и попробовала встать с прилипшим каждым сантиметром тела к скафандру ребенком.

— Очень хорошо, — сказала Крис и переключилась на общую связь. — Говорит энсин Лонгнайф. Заложник в безопасности. Повторяю, ребенок цел и невредим. Пятеро бандитов захвачены, некоторые ранены. Требуется медицинская помощь. Предупреждаю, земля вокруг цели заминирована. Советую повременить с прибытием, пока мы не разминируем ее.

Почти сразу Крис получила подтверждение от «Тайфуна» и еще с полдюжины подтверждений от полицейских. Посмотрела на девочку. Та смотрела на Крис покрасневшим взглядом. Крис покрепче прижала ее к себе. Ты ошиблась, мамочка, Космофлот не трата времени. Результат этих нескольких дней стоит больше, чем кто-либо мог предложить.

Назад