Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 5

Крис оказалась права. Хоть ее шкафчик с гардеробом и умудрился попасть в каюту, которую в трансформировавшемся корабле она стала делить со старшиной Бо, она понятия не имела, куда подевались стол и сейф. Стоило надеяться, что когда корабль вернется на орбиту и трансформируется обратно, все вернется на место. Как и следовало ожидать, парадная форма выглядела так, словно ее протащили через мясорубку.

— Девочки приспособились гладиться в основном зале, — сказала старшина Бо, наблюдая, как Крис рассматривает кучу тряпья, в которую превратился парадный китель.

В нормальной конфигурации судна Крис и Бо занимали отдельные каюты в противоположных концах «Храма», пространства, где на космофлотских кораблях живут «рудиментарные девственницы». То была чья-то светлая мысль, попытка оградить служащих женщин от самцов мужчин в свободное от службы время. Крис предположила, что способ работал: ее ни разу не озадачивали ловлей мужчин, убегающих из жилого отсека для женщин, где те проживали по двое в каютах или, чаще, по одной, когда «Тайфун» находился не в боевой конфигурации. А сейчас, когда команда на боевом посту, Крис не чувствовала необходимости покашливать перед тем, как войти на территорию, предназначенную для женщин. Гладильную установку Крис нашла сразу и, не обращая внимания на театральное смятение и потрясение нескольких курсанток, что Лонгнайф сама гладит свое обмундирование, Крис быстро привела форму в порядок.

В четыре тридцать она вышла из корабля и присоединилась к еще девяти корабельным офицерам у ряда машин, стоявших в громоздкой тени «Тайфуна», прибывших специально, чтобы отвезти их на прием. Капитан со старшим помощником заняли места в лимузине, Крис и Томми погрузились в один из внедорожников.

У резиденции Генерального управляющего, прежде чем войти в переполненный зал, обшитый деревянными панелями и освещенный несколькими хрустальными люстрами, что было естественным на Вардхейвене, но никак не в этом новом, развивающемся мире, офицеры выстроились согласно звания. Капитан Торп, в белом кителе, украшенном рядами медалей, повел офицеров к официальной линии приема мимо мужчин в строгих официальных костюмах и женщин в платьях до пола из прошлогодней парижской коллекции. Как самые младшие офицеры на корабле, Крис и Томми не рассчитывали на какое-то к себе внимание. Так и было, только длилось не долго.

— Лонгнайф? Крис Лонгнайф? Это ведь ты была в том катере сегодня утром?

Крис оглянулась на голос и увидела незнакомого молодого человека. Тот, в темно-бордовом смокинге и двумя бокалами в руках, направлялся прямиком к ней. Выглядел смутно знакомым.

— Не узнала меня? — просиял он.

Воспитанная в политическом духе, где любой — твой лучший друг, по крайней мере, до тех пор, пока за ним не закроется дверь, у Крис накопилось достаточно опыта, взятого из наблюдений за папой и мамой, изображающих вечную дружбу.

— Давно не виделись, — сказала она, принимая предложенный бокал.

— Эй, Анита, Джим, вы должны встретиться с этой девушкой. Идите сюда. Эдит, когда рассказывала о женщине, спасшей ее, должно быть, говорила о ней.

Зов прозвучал как раз в то время, когда у принимающей линии капитан Торп протягивал руку для пожатия Генеральным управляющим. Оставив ладонь шкипера висеть в воздухе, мужчина и женщина тут же развернулись и направились к Крис, а за ними, в шаге позади, их многочисленная свита.

— Вы та женщина, спасшая мою Эдит? — За золотыми блестками на стального цвета платье и шляпке Крис еле узнала женщину, бежавшую сегодня утром, поскальзываясь в грязи, навстречу своему ребенку.

— Я возглавляла наземный штурмовой отряд, — ответила Крис, пытаясь не позволять себе перешагивать на территорию ответственности общего управления операцией, которой руководил капитан Торп.

— Я ведь говорил вам, что так на катере может летать только Лонгнайф? — снова заговорил неопознанный друг Крис. — В колледже она меня пару лет заставляла попыхтеть. Я в любом месте узнаю эти плавные изгибы полета. Еще бы, я ведь изучал их чуть не каждую ночь. Не могу не сказать, как я рад тебя снова видеть.

Под таким зонтиком словесной болтовни мать девочки нашла момент представиться как Анита Свенсон, жена Джима Свенсона, Генерального управляющего Секуима и сестра неумолкающей сороки. Она послала слугу, чтобы тот разбудил Эдит, которая в знак протеста, что ей не разрешили присутствовать на вечеринке, легла спать пораньше.

Капитан Торп наблюдал за всем, встав почти вплотную к Джиму Свенсону, едва не касаясь его напудренного синего смокинга. Увидев, как краснеет шея капитана, Крис сделала то, что, возможно, спасет ее от гнева Торпа и, может быть, он не вспомнит о конфузе ближайшую неделю, месяц, а то и год.

— Генеральный Управляющий, позвольте представить капитана Торпа, командира корабля, чей экипаж спас вашу дочь.

Джим Свенсон тут же развернулся к капитану и протянул ладонь для рукопожатия.

— Я хочу, чтобы вы знали, как лидер колонии Секуима, я рекомендую мисс Лонгнайф на вручение медали «За летные заслуги». Сам я не поклонник гонок на яликах, как Боб, брат жены, но хочу, чтобы вы знали, что я ни разу в жизни не видел такого мастерства, какое продемонстрировала сегодня утром эта девушка.

Крис нервно осмотрелась в поисках укромного местечка, где можно было бы спрятаться от всего этого. Мистер Свенсон говорил точь-в-точь как один из тех политиков, решивших, что достаточно знает о военных и, в результате, делают жизнь невыносимой тому, о ком проявили интерес.

— Мы смотрели за всем по безопасной связи, что вы нам предоставили, капитан. Я чуть дышать не перестал, когда катер начал падать. И когда он стал выделывать все эти петли, даже я могу сказать: топлива это съело массу. Сколько его осталось после приземления?

— Мой старший помощник изучит ситуацию с топливом на десантном катере, — сказал капитан, подчеркнув, что десантный катер не гоночный ялик. — Мастерство энсина Лонгнайф будет по достоинству оценено, — продолжил шкипер, сделав кивок в сторону Крис, — в лучших традициях Космофлота. Тем не менее, господин Свенсон, о медали «За летные заслуги» и речи быть не может. Это боевая медаль, сэр.

— Разве бандиты не были тяжело вооружены, и разве Космофлоту не приходилось раньше с таким сталкиваться? — сухо заметил Свенсон.

— Похоже на то, сэр, но мы ведь прибыли сюда для поддержки ваших полицейских, а не для военной операции.

Крис, привыкшая к манере разговора капитана, давно поняла, что его, как бетонную стену, не прошибешь. В этом он похож на тех нескольких военных, с кем у папы разговор обычно складывается неудачно. Текущий разговор имеет все подобные признаки.

— Капитан Торп, уверен, что как капитан «Летнего Утреннего Бриза» вы с удовольствием согласитесь заполучить на борт члена экипажа с рекомендацией на медаль от высшего политического деятеля быстро развивающейся колонии.

О, парень. Крис метнула взгляд туда, где ей захотелось немедленно спрятаться. Как дочери премьер-министра, ей было интересно наблюдать за разговором, но как младшему офицеру в центре внимания, становилось больше чем неловко.

Корабль, разместившийся в космопорту, может быстро ответить и на позывной «Летний Утренний Бриз», данный политиками, профинансировавшими его строительство, но в боевой обстановке корабль становился «Тайфуном», с именем, присвоенным ему капитаном, командующим кораблем. Крис слышала, как новички в экипаже называют корабль и так, и эдак, но они не в счет. Зато она однажды услышала, как отец, после долгой и упорной борьбы за бюджет, сказал, что он готов назвать корабль как угодно, хоть «Теплым, Пушистым Коалой», лишь бы получить голоса и нужное финансирование на его строительство. То, как офицеры Космофлота называют корабль между собой, как только завладеют им, их чертово личное дело.

Хватило пары неприятных инцидентов, прежде чем премьер-министр научился тщательно отслеживать, с кем разговаривает и, смотря что за собеседник, соответствующе называть корабль.

Приобретение такого опыта у господина Свенсона было еще впереди.

— Это она? Это ее солдаты пришли за мной?

Крис увидела крошечную фигуру в белой сорочке с розовыми лентами, стоящую у входа в зал. Большие голубые глаза, только на этот раз они не были красными от слез. Чистое, вымытое лицо, ангельское, такое может быть только у шестилетнего ребенка. На буксире Эдит волокла плюшевого медвежонка. Ее мама присела, чтобы взять девочку, но та метнулась прямиком к Крис.

Поспешно вручив нетронутый бокал Томми, Крис присела и подхватила ребенка. Эдит обняла Крис, и это стоило дороже всех медалей Космофлота, что когда-либо штамповали.

— У вас красивая девочка, — сказала Крис, обратившись к чете Свенсон. — Я с удовольствием провела операцию, чтобы вернуть ее вам. И, уверена, что не ошибусь, сказав то же самое от имени космических пехотинцев и экипажа корабля, что это честь и радость видеть ее в семье.

Речь вызвала единодушный шквал аплодисментов, напугавших Эдит так, что она тут же шмыгнула на руки матери.

— Если бы все ужасные вещи заканчивались так же счастливо, — негромко сказала Анита Свенсон и тут же побледнела. — Вы ведь Кристина Лонгнайф. Вы потеряли… О, извините, мне очень жаль.

Дыхание выбило из груди Крис так, словно ее со всей силы ударили коленом в живот. Это с другими людьми и их болью легко общаться. Благодаря отцу, Крис и в этом имела много опыта. Но общаться с людьми, которые думают, что знают, какую боль ты пережила было ой как непросто. Взяв себя в руки, сохранив спокойное лицо, что оказалось нелегко, Крис кивнула.

— Да, мэм, я Кристина Лонгнайф, и очень рада, что тяжелое испытание для вашей семьи закончилось благополучно, в отличие от моей.

От этих слов Анита, казалось, растерялась, но вмешался ее муж.

— Думаю, мы все заслужили ужин. Если Эдит готова создать компанию мисс Лилли Уайт, Нурсе уложит ее спать, а все остальное мы обсудим за столом.

Также волнисто, мимо всех, как пришла, Эдит ушла из зала. Крис извинилась, сказав, что ей необходимо посетить дамскую комнату. Выход наружу обнаружился неподалеку, им Крис и воспользовалась. На улице дул теплый ветерок, но, все же, он остудил ее после жаркого зала особняка Генерального Управляющего. Сложив руки на груди, Крис отчаянно боролась, чтобы не распахнуть мундир, подставив ветерку обнаженную грудь. Все эти эмоции.

Однажды Джудит сформулировала такое состояние: Узнай драконов, что приходят к тебе из темноты. Если хочешь, дай им имена, но познакомься с каждым из них. Некоторых из этих драконов Крис знала. Одним из них был капитан.

Капитану нужен корабль и власть, которую тот ему дает. Ему нужен контроль над своим доменом. Если бы он не выбрал путь служаки Космофлота, стал бы генеральным директором какой-нибудь корпорации, а может, главой собственного бизнеса. Но он выбрал Космофлот, поэтому делал все то, что считает важным и имеет значение.

Крис также понимала Свенсона. Он строит Новый Мир. Люди оценивают его за то, что он делает. Может быть, когда-нибудь, они даже поставят ему памятник в столице за то, что он вывел планету на должный уровень и присоединил ее к Человеческому Сообществу.

Капитан и Генеральный Управляющий — Весьма Важные Персоны и Крис часто наблюдала, как отец, отбрасывая в сторону амбиции и нелюбовь, просит помощи. Да, Крис знает, что большие люди частенько могут сделать очень мало.

Так почему же она вступила в ряды Космофлота, где такие, как капитан Торп, могут приказать ей рисковать жизнью, пользуясь при этом второсортным оборудованием при спасении дочери Джима Свенсона? Разве только из-за того, что тот не способен экипировать собственную полицию достаточно хорошо, чтобы сделать эту работу?

Потому что сегодня я смогла сделать то, что не смогла, когда мне было десять. Сегодня мне удалось спасти Эдит. Если бы только удалось сейчас быть там, чтобы спасти Эдди.

Но ее сегодняшней там не было. И она до сих пор терзалась чувством вины из-за потери брата. Что бы ни делала с тех пор, она жива, а мальчик, о котором должна была заботиться, мертв.

Скрип двери выдернул Крис из слишком знакомого круга самобичевания. Из-за двери высунулась голова Томми.

— Так и думал, что найду тебя здесь. Тебе стоит вернуться, хозяева уже рассаживают нас и, уверен, ты не хочешь опоздать.

— Я уже раз за сегодня накосячила. Думаю, что-нибудь стоит оставить и на завтра.

— По моим подсчетам сегодня у тебя два косяка. И да, маленький народец советует приберечь остальное на завтра.

Крис улыбнулась, запутавшись в мифологии Томми, и проскользнула в дом, присоединившись к гостям до того, как ее отсутствие стало заметно. Место оказалось на дальней стороне стола от головы, хотя Бобу, брату жены Джима Свенсона, каким-то образом удалось усесться рядом с ней. В результате на этой стороне стола основной темой разговора стали гонки на яликах. Крис обнаружила, что если себя правильно вести, можно меньше говорить самой. Соседство с говоруном имеет свое преимущество.

Когда трапеза уже подходила к концу, капитану принесли конверт с сообщением. Офицеры замолчали, наверняка там что-то важное, что требует от капитана вдумчивого изучения. При этом гражданские только усилили разговоры между собой. Капитан Торп расписался в получении сообщения, после чего забрал конверт. В свое время он озвучит полученную информацию.

Мистер Свенсон не успел в очередной раз встать, чтобы произнести хвалебную речь в адрес экипажа «Тайфуна», как капитан Торп попросил слова.

— «Тайфуну» приказано вернуться на базу, — оглядев зал, сухо сказал он. — Из-за отказа Президента и Сената принять резолюцию по бюджету, всем кораблям Шестой Штурмовой эскадрильи предписано прибыть на место дислокации и провести там три месяца. Офицеры переводятся на половинное довольствие. Отказы в продлении контракта, поданные в ближайшие девяносто дней, будут рассмотрены немедленно. С сожалением должен сказать, что все просьбы перезаключить контракт также будут отклонены. Распоряжение исходит с самого высокого уровня. «Тайфун» стартует завтра в шесть ноль-ноль по местному времени.

Закончив объявление, капитан сел на место.

— Невозможно, — возмутился мистер Свенсон. — Сенат и Президент договорились о полном обеспечении Космофлота. Именно так меня информировали мои источники на Земле.

На этот раз капитан не встал, но, когда заговорил, его командный голос был громко слышен в самых дальних уголках зала.

— Вы правы, сэр, ваша информация частично правдива. Вместе с тем, чтобы финансировать все затраты, потребуется увеличить налогообложение. Кольцо получило от Сената распоряжение так и сделать, но Президент Земли наложил вето. В то время как мы можем подавать сколько угодно заявок для функционирования флота, казне не хватит денег расплатиться за все. Вместо того чтобы откладывать платежи до следующего года, департамент Космофлота приказывает кораблям вернуться на базу, — капитан Торп сделал небольшую паузу, прежде, чем добавить: — Радуйтесь, что вашу дочь похитили в этом месяце. Через пару дней не нашлось бы ни одного корабля вам на помощь.

Мистер Свенсон отшатнулся, словно в него попал своенравный астероид. Капитан был не совсем прав — для экстренной деятельности дополнительное финансирование выделялось всегда. На самом деле Космофлот всегда финансировали чуть больше, чем необходимо, но Крис решила не поправлять капитана.

Через десять минут капитан Торп попросил у хозяйки разрешения отбыть и офицеры «Тайфуна» мигом покинули свои места. Не успела Крис закрыть дверь, как среди оставшихся гражданских разразилась буря разговоров. Крис легко представила тему.

— Энсин, одну минуту, — остановил Крис старпом, не успела та ступить на борт корабля.

Крис остановилась. Старпом молчал до тех пор, пока остальные офицеры не разошлись.

— Капитан Торп направил рекомендацию о получении вами медали Космофлота за сегодняшнюю спасательную операцию. Свенсон был достаточно любезен, предоставив нам копию своей рекомендации.

Крис кивнула, но старпом, похоже, еще не закончил. Он уставился на далекие огни Порта Соунстона, самого крупного города Секуима.

— Я слышал, Секуим пытается выбить у Вардхейвена финансирование на открытие новых шахт в поясе астероидов. Им необходимо хорошо себя преподнести и у них такая возможность появилась, наградив своей гребаной медалью дочку премьер-министра Вардхейвена.

Сказал, как плюнул.

— Да, сэр, — все, что удалось пробормотать в ответ Крис, ошеломленной ненавистью в голосе старпома.

Она рисковала головой, чтобы спасти девочку вовсе не из-за медали, но все, что видят окружающие — она одна из тех самых Лонгнайф.

Старпом резко развернулся и ушел, а Крис побрела, спотыкаясь, по незнакомым коридорам корабля в поисках своей каюты. Добравшись до нее, она ввалилась внутрь, с силой захлопнула дверь и пару раз треснула по ней кулаком, вымещая обиду.

— Думаю, после такого дверь некоторое время нас точно не побеспокоит, мэм, — прозвучал в темноте тихий, неторопливый голос.

Крис завертелась: темнота в каюте оказалась кромешной и она никого не увидела.

— Свет. Тусклый, — приказала она, пытаясь сдержать душившие эмоции, способные превратить слова в еле внятных хрип.

На потолке ожили светильники, бросив вокруг кучу теней. Точно, я же делю каюту со старшиной Бо.

— Извините, старшина, я забыла. Постараюсь потише. Выключить свет, — сказала Крис, скрывая себя.

— Свет, — сказала старшина и, сбросив с себя одеяло, села на койке. На изношенной пижаме отсутствуют две пуговицы, обе штанины отрезаны до колен, обнажая морщинистую желтую кожу, Крис не ожидала увидеть такого. Старшина скрестила ноги и стала похожа на старую индейскую ведунью.

— Дорогая, ты выглядишь, будто ехала верхом и под дождем, — растягивая слова, сказала маленькая, восточного вида женщина. В воздухе так и повис вопрос: не хочешь ли поговорить с тетушкой Бо? Крис было все равно, вопрос может висеть, сколько ему заблагорассудится. Она снова развернулась к своему шкафчику, за пижамой, а главное, чтобы не видеть старшину.

Шкафчика на месте не оказалось.

— Куда, черт побери, он делся? — взорвалась Крис.

— Где-то внутри корабля, это все, что я могу сказать, — тихо ответила старшина. — Знаете, мэм, думаю, им еще не вполне удается как следует трансформировать корабль в полете. По крайней мере, в планетарной атмосфере мы такого еще не делали.

Крис пнула пяткой по ящику под койкой в надежде, что тот откроется. Без особого рвения.

— На самом деле, во время трансформации все это не должно убираться далеко, — сказала она и добавила: — Разве не так?

— В Космофлоте существуют свои истории. Старослужащие любят пересказывать их новичкам. Вполне возможно, сегодня появится еще одна история, рассказывающая об одном новичке энсине, отправившейся на операцию, спасшей отряд от гибели во взбунтовавшемся катере, проведшей отряд по минному полю, вопреки планам, придуманном капитаном и сержантом. Хорошая история. Так скажите, почему после всего этого вы выглядите так, словно кто-то у вас украл маленького щенка?

— Старпом сказал, что шкипер подал рекомендацию о награждении меня медалью Космофлота.

— Черт, дорогуша, на корабле об этом все уже давно знают. Шкипер сделал это, еще не успела закончиться операция.

— Значит, он сделал это не потому, что Генеральный Управляющий Секуима решил сделать то же самое?

— Нет, мэм.

— Тогда почему старпом… — начала Крис и остановилась. Никогда не задавай вопросов, если уже знаешь ответ. Правило премьер-министра номер один.

— Думаю, старпом наезжает на вас из-за того же, из-за чего и капитан. Он хочет знать, из какого теста вы слеплены.

Наконец, нижний ящик от очередного удара открылся, но он оказался перевернут, и все нижнее белье каскадом рухнуло на пол. Крис вытащила из кучи спортивные шорты и рубашку, сохранившуюся еще с колледжа, быстро переоделась и немного помучилась, запихивая белье обратно в ящик. Схватив зубную щетку, она подошла к раковине. Старшина все это время наблюдала за ней.

— Почему вы здесь? Если не возражаете за вопрос, мэм.

— Я хотела сделать что-то хорошее, — ответила Крис, выдавливая на щетку пасту из тюбика. — Думаю, сегодня я это сделала, — добавила она и принялась чистить зубы, обрывая дальнейшую дискуссию.

— Моя сестра тоже хотела делать хорошее. Она вступила в Армию Спасения. Если вы не заметили, сегодня, сделав доброе дело для маленькой девочки, вы, одновременно, сделали плохо тем парням, что похитили ее.

— Они заслужили. — Крис зло сплюнула остатки пасты.

— Правильно, ведь вы из тех самых Лонгнайф. Но, поверьте, дорогая моя, плохие парни не всегда такие плохие, как выглядят. Космофлот стреляет туда, куда укажут, не задавая вопросов и не ища ответов. Политики, вроде вашего отца, показывают нам цель. Вы уверены, что хотите находиться здесь, на острие копья, среди нас, босяков?

— Я же здесь, — прополоскав рот, буркнула Крис.

— Так же, как и остальные девушки в соседних каютах. Некоторые из них попали сюда, сбежав из дома, сбежав от пап и мам. Некоторые сбежали от брака или скрываются от закона. Есть двое, решившие заработать на учебу в колледже. В своих семьях они будут первыми, получившими достойное образование. Каждая из этих девушек знает, почему завербовалась в Космофлот. Почему это сделали вы?

— Я уже сказала, чтобы делать хорошие дела, — отрезала Крис.

— И? — Старшина Бо, похоже, не собиралась просто так сдаваться.

— Поверите, если скажу, что тоже хотела сбежать из дома?

— Возможно. — Старшина в недоумении приподняла бровь.

— Блин, нет, я не какой-то бедный маленький ребенок из богатой семьи, завербовавшийся во флот, чтобы получить немного внимания. Видит Бог, я и была все это время в центре их внимания. У меня было внимание премьер-министра и первой леди. Именно из-за этого я и ушла в Космофлот. Чтобы найти свое место. Чтобы хоть немного вздохнуть. Достаточно хорошая причина завербоваться в этот проклятый флот?

— Возможно, — сказала старшина Бо, и расправила одеяло. — Причина достаточно хорошая, чтобы завербоваться, но не достаточная, чтобы остаться. Дайте мне знать, когда выясните, почему решили остаться в Космофлоте.

— А почему ты здесь? — огрызнулась Крис.

— Нравится беседовать с девушками поздно ночью, особенно с молодыми офицерами. Выключить свет.

В темноте Крис услышала, как укладывается старшина, а через мгновение уже сопит, оставив ее в одиночестве обдумывать произошедшее за сегодняшний день, более полнокровный, чем большинство месяцев, проведенных дома. Крис попыталась разложить по полочкам все, что произошло за последние тридцать часов, но быстро обнаружила, что мозг хочет просто отдохнуть. Крис постаралась успокоиться, задышала глубже и меньше чем через секунду крепко уснула.

Назад