Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 6

«Тайфун» стартовал в шесть ноль-ноль. Ровно в семь, когда часть экипажа завтракала, старпом перевел корабль из режима «Атмосферный челнок / Планетарный шаттл» обратно в режим «Быстрый полет / Не боевой». Крис поднялась на мостик как раз к началу отчетов об успехах и неудачах, сыпавшимися из системы корабельной связи.

Когда корабль класса «Камикадзе» переходит в не боевой режим, он становится вполне неплохим лайнером. Толстая броня корпуса, предназначенная для боя, распыляется по всему кораблю, внутри появляются просторные коридоры и рабочие кабинеты. Мостик становится больше, в нем даже страдающий от клаустрофобии может чувствовать себя хорошо. У каждого офицера появляется свой отдельный кабинет.

Старпом изучал инструкцию по трансформации корабля из одного режима в другой. Его сейчас лучше не беспокоить, потому что реконфигурация сработала не совсем так, как обещала инструкция. В результате Крис получила задание выяснить, что пропущено в инструкции. Как специалист оборонительной системы, она знала, как в бою нужно перемещать броню, чтобы компенсировать ущерб. В результате на «Тайфуне» Крис оказалась единственной из действующих офицеров и шестидесяти членов экипажа, ответственной за перемещения своенравных шкафчиков, тумбочек, ящиков с инструментами и прочим. Большую часть полета к базе Шестой Эскадрильи на Высокой Камбрии Крис пыталась вернуть шкафчики, тумбочки и ящики туда, где они должны быть. На девяносто пять процентов все работало, как описывали конструкторы корабля. Крис работала по шестнадцать часов в сутки, чтобы выяснить, что не так с оставшимися пятью процентами.

Такая работа дала свои преимущества. Во взглядах экипажа появилось уважение, особенно когда Крис могла ответить, куда запропастилось то или это.

Немало она слышала и слов благодарности. Все благодарили за то, что она делала прямо сейчас. За то, что нашла и вернула на место ящик 73,2 или двадцать третий шкафчик с инструментами. Крис провела пять попыток и все оказались неудачными. Некоторые вещи упорно не хотели возвращаться на указанное место. В конце концов, Крис обнаружила, куда пропадают шкафчики и ящики из тех самых неработающих пяти процентов, удалила их из системы и заново ввела нужные координаты. Когда Крис закончила работу, ей показалось, корабль вздрогнул и тихо, облегченно вздохнул. Похоже, у него, вроде как даже настроение поднялось.

— Надеюсь, — пробормотала про себя Крис, но так, чтобы услышали офицеры на мостике, — в ближайшее время нам не придется снова трансформировать корабль.

Капитан Торп посмотрел на старпома и выгнул бровь.

— Я следовал инструкциям, описанным в руководстве, — защищаясь, воскликнул тот. — Ты же сам смотрел на все через мое плечо.

— Было дело, — усмехнулся капитан и, не убирая улыбки, посмотрел на Крис. — Все верно, энсин, в ближайшем будущем мы постараемся избегать подобных упражнений. Вы же, энсин, прежде чем отправиться в отпуск, составьте отчет и передайте его мне, а я перенаправлю его командору Сэмпсону. Пусть развлечется и подумает, как объяснить все это.

Люди на мостике заулыбались, оценив шутку шкипера. Крис, наконец, удалось увидеть, как улыбается капитан. Ну, она, все же, энсин, член экипажа.

Потом они прибыли на базу, и корабль ушел в док на стоянку. Все офицеры, за исключением капитана, перешли на половинное довольствие. Следующие три месяца они могли покинуть корабль в любое время или же остаться на нем, общаясь только между собой. Четыре офицера предпочли именно так и сделать. У шести младших офицеров, включая Крис и Томми, выбор оказался чуть богаче. Они могли покинуть корабль на весь срок или только на первые шесть недель, а следующие шесть дежурить лишь за еду и кров. В любом случае им нужно оставить координаты, чтобы Космофлот, в случае экстренной ситуации, мог с ними связаться.

Крис нашла Томми за изучением полетов в поисках билета подешевле к себе домой.

— Мы, санта-марианцы, всегда знали, что живем не в том крае Нигде. С этими маршрутами я попаду домой как раз, когда нужно уже будет возвращаться.

— Завтра отправляется лайнер прямиком на Вардхейвен. Мы доберемся туда за четыре дня.

— И что я буду делать на Вардхейвене?

— Составишь мне компанию. Расскажешь моей маме, что в операции, за которую мне вручают медаль, не было ничего опасного. Ну, ты знаешь. Окажешь моральную поддержку.

— И она мне поверит? — рассмеялся Томми.

— Больше, чем мне.

Так и решили. Они проскочили на борт роскошного “Стремительного Ахиллеса” за десять минут до отстыковки. Пришло время заканчивать делить крышу над головой с другими младшими офицерами. Круизное судно как никакое другое подходит для серьезного отдыха. Так думала Крис, но ошиблась.

На следующее утро, отправившись завтракать в ресторан, она в буквальном смысле врезалась в коммодора Сэмпсона, командира Шестой Штурмовой Эскадрильи. Он посмотрел на нее, как на что-то реально отвратительное, только что выползшее из-под скалы. Впрочем, Крис успела привыкнуть к такому отношению. Даже без формы она вытянулась в струнку и выпалила:

— Доброе утро, сэр.

— Энсин Лонгнайф, не так ли? — прогрохотал офицер.

— Так точно.

— Мне показался интересным ваш доклад об «умном металле». Судоверфи вашего дедушки найдут его весьма информативным.

— Да, сэр, — ответила Крис и, обогнув коммодора, отправилась в дальний конец зала, где болтались обычные пассажиры лайнера. Следующие четверо суток она делала все возможное, чтобы не столкнуться с коммодором.

Как только “Стремительный Ахиллес” подошел к станции “Верхний Вардхейвен”, Крис дала задание Нелли позаботиться о багаже. Ей хотелось быть налегке, когда вместе с Томми поспешит к челночному отсеку. Ей совершенно не нравилось на этой станции. Информационная система у входа сообщила, что несколько челноков не работают из-за каких-то там ошибок. Значит, не только в Космофлоте существуют проблемы с контролем качества. Выбрав челнок из доступных, Крис и Томми приобрели билеты подешевле, четвертого класса, откуда могли видеть Вардхейвен во всей красе по мере того, как будут лететь к нему.

Как только челнок вылетел, в салоне раздались ахи и охи пассажиров, увидевших планету на расстоянии сорока четырех тысяч километров. Крис обнаружила, что в ее глазах появились слезы. Всего четыре месяца назад она не хотела видеть Вардхейвен, кажется, никогда. Сегодня же это было самое красивое место в галактике. Белые облака разбросаны над голубыми океанами, на материках зеленые и коричневые области, есть даже большое желтое пятно — огромная пустыня.

— Выглядит как Санта-Мария, — заметил Томми, выглядывающий в тот же иллюминатор, что и Крис, — но не настолько красиво.

У всех людей в обитаемом космосе возникают те же чувства при виде родной планеты?

На маршевом участке челнок начал притормаживать. Наплевав на осторожность, Крис перегнулась через подлокотник, высматривая через иллюминатор знакомые места. Компьютерный голос предложил занять свои места и пристегнуться, но Крис не обратила на него никакого внимания. Она увидела свой дом. Изогнутый берег бухты Лэндер. Барьерные острова сделали это место на экваторе идеальным для взлетно-посадочной полосы космических аппаратов. Олд Мисс, широкая, длинная река, впадающая в бухту, пересекала весь южный континент. На ее берегу и был построен город Вардхейвен. Река дала возможность торговать поначалу на планетарном уровне, а потом и вовсе на космическом.

— Что это за шпиль? — поинтересовался Томми.

— Башня дедушки Алекса, — ответила Крис. — Он хвастался, что с низкой орбиты можно разглядеть его самого, сидящего на верхушке шпиля. Большинство заводов на планете основал пра-пра-пра-не-помню-сколько-раз-дедушка Нуу. У нас еще есть кусок земли к востоку от реки и югу от города. Он превратил все это в гигантский офисный и жилой комплекс, но большая часть площади отдана паркам.

— И ты владеешь всем этим?

— Владеет моя семья. Я здесь ни при чем.

— Да, точно, — сказал Томми так, что стало ясно — Крис его не убедила.

Крис подавила вздох — из-за этого она уже потеряла много друзей. Но, все же, попыталась привлечь его внимание.

— Видишь озеро рядом с городом? Как-то у нас был парусник. Хонови, мой старший брат, Эдди и я ходили по нему под парусом. Если бы было возможно, мы бы все время проводили там. Когда-нибудь плавал под парусом?

Крис произнесла имя Эдди. И ничего не произошло. Сердце кровью не облилось. Может, после того, как спасла Эдит, она сможет спокойнее переносить воспоминания об Эдди?

— Тот бассейн над головой в учебке был первым местом, где я увидел много воды, — напомнил Томми.

Когда до станции осталось километров сто, город предстал перед пассажирами во всей красе. Крис заметила, что он успел расшириться с тех пор, как она впервые прокатилась вместе с дедушкой Троублом на ялике, заняв почти весь берег бухты. Ну, последние восемь лет отец только и делает, что работает на процветание своего мира. Что хорошо для Вардхейвена, хорошо и для избирательной кампании.

Челнок содрогнулся — это включились тормоза. Аппарат сбрасывал скорость перед тем, как влететь на станцию. Не успел челнок занять место на стоянке, пассажиры отстегнули ремни безопасности и рванули к выходу, занимая очередь в багажный отсек еще до того, как бортовой компьютер объявил о возможности покинуть места. Крис не спешила. Несмотря на то, что Нелли успела подсоединиться к системе и обменяться сообщениями, не было никого, кто встретил бы ее на Верхнем Вардхейвене. Она сомневалась, что кто-то встретит ее и там, внизу.

Когда они с Томми подошли к багажному отделению и стали искать свои сумки, на плечо Крис неожиданно легла чья-то ладонь. Крис обернулась и ликующе вскрикнула:

— Дядя Харви!

Она обняла старого шофера и чмокнула его в щеку со шрамом. Потребовалось некоторое усилие, чтобы припомнить, что он был моложе, чем сейчас Крис, когда после одного из сражений его признали инвалидом и приняли, как он сам выражался, на плюшевую работу в дом Нуу. Для Крис он всегда остается старым дядей Харви. Он всегда принимал участие в качестве зрителя на ее футбольных матчах, спектаклях и других мероприятиях, куда должна была ходить маленькая девочка. И он оставался с ней, чтобы купить мороженого, празднуя победу или сгладить горечь поражения. Они вместе прошли через историю с Эдди. Дядя Харви был единственным человеком, с кем Крис делилась мечтами и ужасами, начинающимися с «Если бы у меня был…» И, в качестве ответа обнаруживала, что не одинока в своих мыслях.

— Где мама с папой? — спросила Крис.

— Ну, ты же понимаешь: если бы они не были заняты, они не были бы такими важными людьми, — ответил дядя Харви, подхватывая сумку Крис. — Смотрю, ты налегке, только одна сумка. С тех пор, как ты была ниже моих коленей, я ни разу не видел, чтобы у тебя их было не меньше десятка.

— Сейчас я офицер, если ты не заметил. — Крис похлопала ладонью по форме. — Ты всегда говорил, что в армии путешествовал налегке. То же подходит и для Космофлота.

— А кто этот бедный морячок, что крутится вокруг старика и рвется побыстрее отсюда исчезнуть?

— Харви, знакомься, это энсин Томми Лянь, мой лучший друг. Мы познакомились пять месяцев назад. Он никогда не видел настоящего пляжа, потому что он с Санта-Марии. Надеюсь, хотя бы на пару недель у нас для него найдется местечко.

— Только не в резиденции, там поселили двух новых помощников. Будь я проклят, если могу сказать, что в них такого особенного. В любом случае, там нет свободных комнат. Придется поселиться в старом домике Нуу, — сказал Харви и протянул руку в сторону сумки Томми.

— Сгореть мне на месте, если седой человек вроде вас будет таскать мои сумки.

— Если найдешь хоть один седой волосок на этой лысой голове, всегда пожалуйста. Подозреваю, родители тебя воспитали лучше, чем я подозревал. — Харви и Томми обменялись улыбками. — Ну, вы, двое, внизу нас поджидает транспорт. Давайте выдвигаться.

Транспорт заставил Крис в который раз перенестись в раннее, счастливое время. Рядом с автомобилем стоял Гэри. Шесть с четвертью футов, габаритами с полузащитника. Гэри отвечал за безопасность Крис при всех ее поездках на игры, в рестораны и в другие места последние лет десять.

— Какой график у мамы? — спросила Крис, как только уселась на заднее сиденье черного лимузина. — Надеюсь, сегодня вечером у нас будет тихий, семейный ужин.

— Боюсь, ужин у твоих предков будет деловым, — сказал Харви. — У нас на повестке дня делегация пожарных со старой Земли, много говорильни, болтовни и никаких других дел. Тихий, семейный ужин запланирован только на завтра: лишь с десяток или около того персон, не считая тебя и твоего брата.

— Передай маме, что со мной будет и энсин Лянь. — И тут же, увидев волну протеста от Томми, тише добавила: — Если там не будет тебя, премьер-министр посадит рядом какого-нибудь старого развратника, или молодого, смотря чей голос ему нужен. А с тобой мы, хотя бы, можем пошутить над ними по-нашему, по Космофлотски.

Это все и решило. Крис осматривала город, проносящийся мимо них. Всюду, куда бы она ни смотрела, стояли и строились здания из камня и бетона. Красные кирпичные здания, что казались высокими, когда она была ребенком, заменены на еще более высокие, уже на взгляд взрослой женщины, здания. Да. Времена были хорошие, движение по улицам было таким же паршивым, а вот отец на выборах не рисковал проиграть. Как мало изменилось за все это время.

Когда они подъехали к старому особняку Нуу, Харви выдал байку о его становлении.

— Все началось со старого Эрни Нуу. Он построил вон тот двухэтажный блок. Сейчас там живу я. Когда появились внуки, он добавил длинное трехэтажное крыло. Потом нанял людей вроде меня и добавил новую кухню, столовую, банкетный зал и пару десятков залов и кабинетов с причудливыми портиками. Большая библиотека, вроде бы, была идеей его жены. Когда внуки подросли, он построил еще одно крыло. Кое-кто утверждает, что Эрни строил постоянно, до дня своей смерти. Люди клянутся, что до сих пор слышат, как он ходит по коридорам.

— Я никогда его не слышала, — хмуро сказала Крис.

— Ты никогда подолгу не вела себя тихо, — выдал в ответ Харви.

Гэри улыбнулся.

В машине наступила такая тишина, что, кажется, призрака можно было услышать и здесь. Крис только было собралась задать вопрос, как машина вырулила к главным воротам, перед которыми обнаружилась дюжина космических пехотинцев в полных доспехах и с оружием.

— Ты, вроде бы, говорил, что отец сейчас в рабочей резиденции.

— Так и есть, проводит встречу с пожарниками. С Санта-Марии собственной персоной явился сам генерал Троубл.

— Что происходит? — взволнованно спросил Томми.

Водитель с охранником переглянулись.

— Общие основы безопасности, сынок, — ответил Харви.

Крис и Томми пришлось пройти процедуру сканирования сетчатки глаза, чтобы доказать, что они те, за кого себя выдают. Когда машина окончательно остановилась перед крайним портиком, Крис поняла, как много прошло времени после окончания колледжа и поступления в Космофлот, когда она последний раз проходила в эту дверь. Крис подошла к ней поближе, дверь открылась — это постаралась Нелли, предупреждая ее желание. Фойе спряталось в тени, но Крис всмотрелась в пол.

На пра-пра-дедушку Нуу, похоже, накатило вдохновение, когда он строил эту секцию. Пол выложен двумя спиралями белого и черного цвета, начинающихся от стен и сливающихся в центре в плотную ракушку. Дизайн позаимствован в одном из древних соборов Земли. В детстве Крис играла с Эдди в своеобразную игру. Она шла по черным плиткам, Эдди по белым, и они всегда встречались в центре. С тех пор, как она в последний раз входила сюда, прошло много времени.

Энсин, спасший Эдит Свенсон, задалась вопросом: что она почувствует сейчас, когда войдет внутрь?

Справа расположилась большая библиотека и вход в нее охраняли еще несколько космических пехотинцев в красно-синих доспехах. Пока Крис пересекала зал по холодному, мраморному полу, она находилась в центре их внимания. Стало понятно — если приблизиться к ним хотя бы на шаг, наверняка начнут стрелять. Крис с Томми поднялись по лестнице, покрытой густым ковром, на третий этаж. Крис досталась ее старая комната, Томми — комната почти в конце коридора.

— Остальные заняты, — повинился Харви.

— Кто в них? — поинтересовалась Крис. — Их можно переселить?

— Генерал, генерал, адмирал, полковник, — ответил Харви, указывая на каждую дверь.

— Думаю, с переселением у нас ничего не получится, — согласилась Крис.

— Может, у вас найдется небольшой уголок где-нибудь на чердаке, только чтобы спальный мешок поместился? — срывающимся голосом поинтересовался Томми.

— Ты чего-то боишься, Томми?

— Ты девочка. Тебе не нужно беспокоиться о встрече с кем-нибудь из них в душе или на толчке. Мне же придется стоять навытяжку в весьма непристойном виде. Крис, это не то, что я ожидал.

Харви похлопал молодого энсина ладонью по плечу.

— Понимаю тебя, парень, сам был таким же. Только-только комиссовали из армии, еще не до конца зажили раны, и вдруг я оказался в окружении генералов. Это был шок. Но вот что я тебе скажу, сынок. Они так же, как и ты, каждый вечер ложатся спать и поднимаются каждое утро, как и мы с тобой. Так же чистят зубы такими же щетками. Мне кажется, что чем выше их положение, тем больше в них понимания к окружающим. Не скажу за всех, но наши генералы, а уж Троубл тем более, вполне хорошие люди. Если бы не так, они не появились бы здесь обсуждать, как выбраться из всей этой передряги.

— Из какой такой передряги? — спросила Крис.

— Не знаю подробностей, девочка, но если бы держал пари, я бы не поставил и земного доллара на то, что на следующий день после Дня Посадки над Правительственным домом не поднимется какой-нибудь другой флаг, вместо флага Сообщества.

— Делегирование, — одновременно прошептали Крис и Томми.

— Разве оно уже так близко? — спросила Крис.

— Спроси у премьера. А еще лучше у своих дедушек.

Крис не была уверена, что хочет встречаться с людьми, жизнь которых изучала по историческим учебникам. Кроме того, у нее были вопросы, оставшиеся от недавней миссии и сейчас явно не время встречаться с кучкой незнакомых людей, хоть и родственников, и сваливать на них свои проблемы.

— Харви, можно одолжить твою машину? Я хочу проведать тетушку Тру, проконсультироваться по одному компьютерному вопросу.

— Тру любит такие визиты, — согласился Харви. — Но зачем одалживать? Разве тебе не нравится мой стиль вождения?

— Да, дядя Харви. Но разве ты сейчас не занят?

— Если я начну торчать здесь, обо мне сразу начнут беспокоиться утренние повара, а то еще и двоюродные внуки. Миленькие мальчишки. Если я перестану двигаться, их мамаши быстро и на меня натянут подгузники. Нет уж, я предпочитаю быть за рулем.

Через пятнадцать минут Крис с Томми уселись на заднее сиденье автомобиля поменьше. Крис связалась с тетушкой Тру и та заверила, что у нее для такой гостьи время найдется всегда. Хоть она сейчас и работает над новой местной лотереей, но, поскольку продажи падают, с ней можно не спешить. Томми вопросительно посмотрел на Крис и признался, что начинает чувствовать себя неуверенно, когда вокруг нее вьются такие великие люди. Крис засмеялась и рассказала, как Тру помогала ей учить элементарную алгебру на первом курсе и как подарила первый наручный компьютер. Потом они добрались до пентхауса тетушки Тру. Он ничуточки не изменился, хотя по соседству возвышался новенький комплекс.

— Я слышал, ты говорила, что она государственный служащий в отставке, — сказал Томми.

— Так и есть. Она купила это жилище пятнадцать лет назад, выиграв в лотерею.

Томми косо посмотрел на Крис, но ничего не сказал.

— Тетушка Тру никогда бы не опустилась до обмана, — сказала Крис, пропуская Томми вперед. — Если она может выигрывать в лотерею каждый раз, почему этого не делает?

— Умная женщина знает, когда нужно остановиться, — подмигнул Харви.

Крис стало интересно, сколько всего ей сейчас, когда она стала женщиной, придется переосмыслить того, что, будучи ребенком, просто принимала на веру.

Потом дверь открылась и Крис утонула в мега-объятиях тетушки Тру. Мама никогда к ней не прикасалась и папа старался держать дистанцию, но тетушка Тру обнимала всегда. У Крис, как это обычно бывало, перехватило дыхание. Вместе с этим исчезли тяжесть в животе и сцепляющая горло железная хватка.

Потом тетушка расцепила объятья и провела гостей в гостиную с потрясающим видом на Вардхейвен. Рядом с промышленными предприятиями дедушки Нуу столицу украшали прекрасные парки и бульвары, тянущиеся вдоль берегов Олд Мисс, повторяя изгибы ее русла.

Тетушка Тру слышала, что произошло с Крис на Секуиме. Кажется, это было известно уже всему Кольцу. В сети ходили кадры безумного полета катера, которым управляла Крис и та молилась, чтобы мама их не увидела, по крайней мере, до их встречи. Тетушка вкратце поведала Крис о том, чего ей стоило, чтобы родители до поры до времени не видели этой безумной посадки. Теперь Крис знала, из-за чего вокруг глаз тетушки такие морщины и такая усталость в голосе.

Первым делом тетушка принесла травяной чай и свежевыжатый лимонный сок. Одно из правил — не начинать разговора без полезных для здоровья прохладительных напитков. Даже когда Крис безбожно употребляла алкоголь, тетушка уверяла, что глоток лимонада всяко лучше бокала бурбона. Пока тетушка отсутствовала, Крис быстро порылась в ее компьютере на предмет событий на Секуиме, а когда та вернулась, успела принять такой невинный вид, словно все это время неподвижно сидела за пустым кофейным столиком, разве что выложила на стол трофей.

— Маленький подарок для тетушки Тру? — спросила тетушка, поставив на столик поднос с напитками.

— Маленький, старый и, к сегодняшнему дню, многое повидавший, — кивнула Крис. — Больше похоже на головоломку. Ты еще увлекаешься головоломками?

— Хм, — пробормотала тетушка и, пока остальные сами себя обслуживали, бегло осмотрела трофей. Старый наручный компьютер, довольно громоздкий и тяжелый, как минимум, грамм двести, со старомодным дисплеем без возможности подсоединить хотя бы специальные очки. Тетушка попыталась его включить и не смогла. Наконец, вынесла вердикт: — Слишком старый.

— Сможешь из него хоть что-нибудь достать? — поинтересовалась Крис.

— Возможно, — пробормотала тетушка, посмотрев на пустой поднос, а потом снова на старый наручный компьютер. — Я хотела сегодня испечь печенье, но, кажется, уже не получится.

— Я могу заняться, — вскочила Крис. Когда-то тетушка научила ее всей работе на кухне, что знала сама. Не так много, но огромную кучу шоколадного печенья испечь могла, так что Крис научилась этому, можно сказать, у профессионала своего дела.

— Уговорила, — улыбнулась тетушка, хотя ее взгляд так и не оторвался от захваченного устройства.

Пока она занималась взломом, Крис, а вслед за ней и Томми, отправились в безупречную тетушкину кухню. Здесь все осталось таким же, каким оставалось многие годы: кастрюли поджидали в нижнем правом ящике рядом с плитой, в глубине кухни мука в большой банке, украшенной цветочным орнаментом и мешочек “Гирарделли”, шоколадных чипсов, расположился на своем обычном месте на верхней полке кладовой. В мире так много постоянно меняется, но на кухне тетушки Тру не меняется ничего и Крис всегда находила то, что нужно, на привычном месте.

Если на свете и есть что-то способное духовно исцелить маленькую девочку… или большую девочку, если на то пошло, так это кухня, где можно испечь печенье. Крис и Томми обволокли дивные запахи. Крис подхватила ложку, облизала ее и оторвала кусок теста от большого шара, страшась, что тетушка вот-вот крикнет, чтобы она не увлекалась, а то ей ничего не останется.

Харви скромно устроился в уголке и уткнулся в планшет, проверяя странности в новостях и, находя такие, делился с остальными. Тетушка возилась с компьютером. Трофей был вскрыт, предоставив на общий обзор свои внутренности.

— Этот кусок искусственного интеллекта ведь часть расследования о похищении, произошедшего на Секуиме, не так ли? — поинтересовалась тетушка, прикрепляя провода анализатора к трофею.

— Да, — сделав паузу при смазывании противня маслом, ответила Крис. — Но, кажется, местные полицейские не совсем в нем заинтересованы. По крайней мере, никто о нем не спросил. Я подумала, что у тебя больше шансов из него вытащить хоть что-то, чем у кого-либо на Секуиме. К тому же, мы рисковали жизнью, пробираясь по минному полю, усеянному новенькими «Марк 41», которых даже у военных еще нет, а у похитителей были. Я хочу знать, откуда у них все эти технологии, — с некоторой долей отвращения, закончила Крис.

— И откуда у них столько денег на все это, — добавил Харви.

— На чем строит дело полиция Секуима? — рассеянно поинтересовалась тетушка.

— На признаниях, — доложил Харви. — Четверо уже поют не хуже профессиональных ирландских теноров в фешенебельном пабе, правда? — Он покосился на Томми.

— Громко, по крайней мере, если не так сладко, — ответил молодой энсин.

— Четверо. — Крис вновь прервала кухонные обязанности. — Мы захватили пятерых.

— У одного на следующий день после того, как вы их схватили, случился сердечный приступ, — не отрываясь от чтения новостей, сказал Харви.

— Хм, — пробормотала тетушка прежде, чем Крис поинтересовалась, кто именно занял место в гробу. — Я вошла, но, похоже, владелец компьютера был параноиком, тут все зашифровано. Выглядит, как стандартное межзвездное сообщение. Потребуется некоторое время, чтобы добраться до самого интересного. Кто такие наши похитители? — спросила тетушка у Харви.

— Официально — мелкие мошенники, — ответил Харви, пролистав несколько страниц в планшете.

— И откуда они?

Харви снова пролистал пару страниц, прежде чем ответить:

— Земля, Нью-Хейвен, Колумбия, Новый Иерусалим.

Часть Семи Сестер, первых колонизированных землянами планет. Две из семи планет, Новый Эдем и Нью-Хейвен открыты для посещения. Ямато, Колумбия, Европа и Нью-Кантон более закрытые миры с устоявшимся еще с Земли укладом жизни. Новый Иерусалим и вовсе уникальный случай… до сих пор. Пятеро мелких головорезов с Земли и трое из других сестринских миров похитили дочь Генерального Управляющего сырьевой колонии Кольца. Что заставило тетушку Тру вопросительно поднять бровь.

— Чертова шпана, — фыркнул Харви, — Они получали от правительства пособие по безработице. Хватало на еду и позволяло ничего не делать. Мерзавцы, должно быть, решили, что смогут разбогатеть, обчистив парочку миров Кольца и вернутся домой, где продолжат ничего не делать, разве что будут пожизненно развлекаться.

Крис еле скрыла удивление по поводу высказывания Харви. Она знала, что миллиарды и миллиарды людей Центральных миров не задумываются об иммиграции на миры Кольца. Крис эту ситуацию даже в колледже изучала. И не сказать, что Земля и Семь Сестер — государства всеобщего благосостояния, где каждый человек из миллиардов используется в полной мере, что можно ожидать от зрелой экономики. В том, что эти миры погружены в себя, возможно, есть немного самодовольства и чуть больше декадентства. Не та смесь, чтобы обращать внимание на Кольцо миров. Добавить инцидент на Секуиме, и ошибочное убеждение Харви только укрепится.

— Именно так некоторые все это и воспримут. — Крис решила не спорить со старым другом.

— Восприятие — это все, — пробормотала тетушка Тру. — И сейчас… все может измениться, — улыбнувшись, закончила она и откинулась на спинку стула. — Не так уж и долго. Я хочу скопировать все это в мое новое дитя. Сэм организует и проанализирует данные, пока мы попытаемся попробовать несколько печенюшек.

Прежде, чем подняться, тетушка тихо отдала несколько команд своему персональному компьютеру.

— Им нужно немного времени, чтобы остыть, — сказала Крис и тут же шпателем соскребла с противня готовые печенья и сбросила их в тарелку. Печенья оказались липкими, с них капало, но они были вкусными. Когда-то Крис пользовалась стулом, чтобы добраться до них. Так много изменилось в ее жизни, но только не печенье тетушки Тру.

Первый десяток печенья пропал, вторая партия только-только испеклась, а третья отправилась в духовку, когда тетушке пришлось отвлечься, чтобы, приложив палец к уху, прослушать доклад Сэма. Потом она отдала личному компьютеру еще поручения, совсем забыв о следующей партии печений. Подняла голову, взгляд расфокусировался. Нахмурившись, она слушала.

— Для новостей, по-моему, подходит идеально. Слишком идеально.

Оставив печенья, Крис вытерла руки и внимательно всмотрелась в трофейный наручный компьютер. Выглядит старым, многое повидавшим, с виду стандартное устройство, которое лет пятьдесят назад мог купить любой долларов за двадцать. Крис чуть повернула трофей и увидела на задней стенке наручного компьютера пыль и грязь.

— Что за дрянь? — спросила она.

— Выглядит грязью, попадающей в твой браслет. — Харви оторвался от изучения новостей в планшете и прищурился.

— Но грязь внутри.

— Похоже, ублюдок сильно потел и никогда не чистил его. В результате все стало настолько плохо, что грязь попала внутрь. — Харви покачал головой от такой неряшливости. — Удивительно, как он до сих пор работает.

— Дай-ка посмотрю. О, тетушкины глаза уже не те. — Тетушка Тру грустно покачала головой и вышла из кухни, но через минуту вернулась с черным ящичком в руках.

По взгляду Томми можно было безошибочно сказать — он в него влюбился с первого взгляда. Тетушка поставила черный ящик рядом с трофеем и пробормотала несколько команд в свой компьютер. Из черного ящичка тут же появилось несколько крошечных волокон, устремившихся к трофейному блоку и начавших изучающе ползать по нему. Меньше чем через минуту два волокна к чему-то примкнули. Они привлекли к себе другие волокна, сплелись вместе, превратившись во вполне твердую пару проводов. Тетушка счастливо улыбнулась.

— Найдены вход и выход.

— Вход и выход чего? — нахмурилась Крис.

— В настоящий компьютер. Бедная старая тетушка Тру. Я потратила время, проникая всего лишь в ширму, предназначенную для того, чтобы отвлечь от главного. Ну, это займет некоторое время. Кажется, пахнет подгорелым печеньем?

Эта партия безоговорочно ушла в мусорное ведро. Пока Крис занималась очередной партией, тетушка и Томми изучали трофейный компьютер с новым интересом и вполне осязаемым уважением.

— Что такая технология делает в руках безмозглой шпаны? — спросил Харви.

— Нас они удивили не только технологией, — бросила через плечо Крис, вставляя приготовленную партию печенья в духовку.

— Да, да, — согласилась тетушка. — Старая девочка становится забывчивой.

Крис вытерла руки полотенцем и подошла к своим любимым старшим товарищам.

— Что это за компьютер такой? Раньше я такого нигде не видела.

— И не увидишь еще некоторое время, — заверила ее тетушка. — В скором времени в таких компьютерах, как мой Сэм или твоя Нелли появятся самоорганизующиеся схемы. Но стоимость будет заоблачной. Несколько моих друзей сейчас используют такие для тайных миссий.

— Точно такие? — поинтересовался Томми.

Тру откинулась на спинку стула, не отрывая взгляда от предметов на кухонном столе, словно видит их в первый раз.

— Да. Точно такие.

Возникла пауза, нарушенная двойным звуковым сигналом. Крис вернулась к духовке, которая, наконец, вспомнила, что у нее есть таймер и что он, вдобавок, работает. Но, как только она приготовилась класть на противень следующую партию, заговорила тетушка.

— Не надо, — сказала она. — Положи тесто в холодильник, выключи духовку и заверни печенье в салфетку. Нам надо нанести визит.

— Куда? — спросил Харви.

— В Дом Нуу. Крис нужно поговорить с прадедушками. Рэем и Троублом.

Назад