Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 7

— Нам к ним нельзя! — с трудом сглотнув, воскликнула Крис.

— Тебе нельзя, — ответил Харви, пряча в карман планшет.

— Прадедам нужно немного просветить Крис о истории семьи, — сказала тетушка, поместив компьютеры в поле стазиса под столом. — Сейчас они в доме Нуу. Туда мы и отправимся.

— Но они занимаются важными делами, — сказала Крис. — Нам к ним нельзя.

— Важнее твоей жизни?

— Тру, попасть в дом Нуу вот так просто не получится, — сказал Харви прежде, чем Крис сообразила о содержимом ответа. — Там полно ползающей всюду космической пехоты. Они поставили защиту и проверяют по глазному яблоку всех посетителей, так что твоя электронная магия вряд ли справится с винтовками М-6.

— Старомодные устройства? — вздохнула тетушка, активируя стазисное поле.

— Ага, — кивнул Харви.

— Тогда нам нужно отправиться в другое место. Харви, отвези нас в резиденцию премьер-министра.

— Нет, — пискнула Крис, но водитель уже направился к выходу, наступая на пятки тетушке Тру. — Нам нельзя к премьеру. У него плотное расписание. Нельзя просто так врываться к человеку, работающему на всю планету.

Народ, Крис знает, что говорит.

— Ему придется найти время в своем плотном графике. — Тру взяла паузу и что-то прошептала Сэму на субвокальном уровне. — Несколько свободных минут у него уже есть. Так же, как и у твоей матери.

— Мамы? — Крис поспешила за тетушкой. — О, нет. Ее график расписан вплоть до Нового года. К тому же ты не захочешь разговаривать с моей мамой. — Крис попыталась усмехнуться, но даже для самой себя это прозвучало испуганным хихиканьем. — Почему ты не хочешь поговорить с кем-нибудь одним?

Тру с Харви вошли в лифт. Крис и Томми поспешили втиснуться в него до того, как закрылись двери. На следующем этаже в лифт вошла женщина с пуделем на руках, так что дальше спускались в тишине.

— Как, по-твоему, о чем мы будем говорить с папой и мамой? — спросила Крис, приноравливаясь к быстрой походке Харви в прохладной тени подземного гаража.

— О твоей жизни, — отрезала тетушка, устраиваясь на переднем сиденье рядом с Харви. Крис с Томми пришлось занять заднее.

Пристегнувшись, Крис не оставила попыток остановить затеянное.

— Само собой, миссия могла провалиться. Каждый принимает этот риск, когда надевает военную форму, надеюсь, вам это понятно. Да, я хочу поговорить с премьер-министром об оборудовании, но я хотела сделать это когда он будет не на службе и в хорошем настроении. Может, когда будет награждать меня медалью. Спешить некуда, — настаивала она. — Боже, нельзя вот так просто врываться к моему отцу и уж точно не к маме.

Никогда. Сначала нужно пройти через личных секретарей. Проверить общее настроение. И только потом записываться на прием, глядишь, и попадешь. Когда твои родители управляют целой планетой, такие вещи прописываются в костный мозг.

— Крис, ты не права. В этом деле присутствуют нюансы, о которых ты представления не имеешь. — Тру поглядела на Харви. — Пожалуйста, поторопись, я не хочу, чтобы встречу перенесли. Кто-то может заметить, что мне пришлось схитрить. — Она улыбнулась и повернулась к Крис. — Люди настолько уверены, что компьютеры не могут врать. Не нужно подрывать иллюзии. — Сказав, что хотела, тетушка снова стала смотреть вперед и забормотала что-то своему компьютеру. Крис поняла, что та глубоко ушла в беседу с Сэмом, так что не стала прерывать. Приняв неизбежное, она откинулась на спинку сидения.

— Мы ведь едем на встречу с Уильямом Лонгнайф, премьер-министром Вардхейвена? — Крис ткнула Томми в бок.

— Да, — пожала плечами Крис. — С моим отцом.

— Я останусь в машине.

Если Томми всего лишь испугался, Крис хотелось найти где-нибудь глубокую яму и спрятаться в ней. Только она знала, что это ее не спасет. Взвесив несколько вариантов вплоть до прыжка из движущейся машины, она решила, что вариант Томми не пройдет.

— Пойдешь со мной. Мне нужна страховка. Ты тоже участвовал в миссии и сможешь подтвердить, что там было не настолько опасно.

— Но там было опасно.

— Нет, не было. У меня все было под контролем.

— Раз ты так говоришь.

— Именно. Поддержи меня.

Томми выглядел не совсем уверенно. Некоторое время он с полуоткрытым ртом смотрел на Крис, а когда, наконец, заговорил, удивил ее.

— Хватит скулить, пора стать взрослой и не ждать, пока кто-то сменит тебе подгузник.

Несмотря ни на что, Крис поняла, что на ее лице появилась улыбка. Томми, как всегда, нашел нужные слова. Может быть, Санта-Мария не так далеко и отстала от Вардхейвена.

— Дьявол. Почему никто из них об этом никак не вспомнит? И ни один из них сам ни разу не менял мне подгузников, только с помощью нянек.

Оставшуюся часть пути Крис провела в постоянном напоминании самой себе, что она уже взрослая женщина, командовала боевой операцией с десантированием и не собирается препираться с родителями по мелочам. Она повторяла это как мантру до тех пор, пока автомобиль не припарковался в заранее зарезервированном месте на стоянке в подвале Дома Правительства. Повторяла ее, пока поднималась наверх на лифте и шла по вложенному холодным мрамором полу коридора.

Не успела подойти к двери приемной, та открылась. Крис не помнила, чтобы в Доме Правительства были двери с фотоэлементами. В любом случае их должен кто-то открывать.

— Нелли, напомни спросить у тетушки, как она это делает.

— Принято, — прошептал в ответ компьютер. — С удовольствием установлю это приложение.

Войдя в кабинет, они прошли мимо секретаря, и попали в суматоху рабочего кабинета премьер-министра, где Уильям Лонгнайф, Билли, поднялся из-за стола, показываясь из-за вороха бумаг.

— Весьма рад, что вы смогли прибыть в такой короткий срок, — сказал премьер-министр, приветственно протягивая руку. — Это очень важно и мы обязательно обсудим…

Отец замолчал, потому что у его компьютера вдруг не нашлось слов. Когда тетушка пожала его руку, улыбка исчезла с его лица, он нахмурился настолько, насколько это может позволить себе политик.

— Тру, ты снова проделала это со мной.

— Бойся меня, Билли.

— Кого ты еще пригласила?

— Только твою жену, — улыбнулась тетушка, выставив напоказ все свои зубы.

Прежде, чем премьер-министр отреагировал, дверь в кабинет открылась и внутрь вплыла мама, в юбках, что были в моде в Париже еще в том году. Она их носила, наверное, с дюжину разом.

— Надеюсь, я не опоздала. Нужно поговорить с секретарем. Оказывается, на сегодня изменилось расписание, а она мне ни слова не сказала о встрече с тобой, Тру. Если бы я не посмотрела на часы, скорее всего, пропустила бы встречу. Я спешила, пришлось махнуть на все и мчаться сюда. Дайте отдышаться.

— Дорогая, — сказала тетушка, чмокнув ее в щеку, — ты выглядишь божественно. Конечно же, у тебя будет минутка отдышаться, прежде чем мы начнем. Женщина, ты просто чудо.

Из частых бесед Крис знала, каким именно чудом тетушка считает ее маму: пережитком средневековья. Эта женщина умудрилась родиться в двадцать третьем веке, но играла материнскую роль, удивляя всех вокруг, за исключением нескольких женщин, их Крис тоже знала, для которых богатство стояло на первом месте, так же как и для мамы. Крис поклялась, что она никогда не станет такой же. Не удивительно, что мама, увидев Крис, всего лишь кивнула ей.

Закончив с приветствиями, тетушка сложила руки на груди и заговорила:

— Как вы знаете, недавно Крис завершила спасательную операцию.

— Да, — кивнул отец.

— Нет, — шокировано откликнулась мама. — Это ведь было не опасно? В конце концов, мы уже пережили… — она заткнулась, как всегда, когда замаячила возможность упомянуть имя Эдди.

— Конечно же нет, мам, — Крис тут же заполнила возникшую паузу, пытаясь сказать так, чтобы слова не вызывали сомнений.

— Думаю, нам всем необходимо присесть, — предложил премьер-министр, сделав жест, приглашающий гостей к креслам и дивану рядом с журнальным столиком, где он обычно беседовал со своими сотрудниками. Сам уселся в кресло-качалку, специально приобретенную после того, как прочитал о каком-то другом политике, достигшего вершины власти в молодом возрасте. В отличие от других своих причуд, исчезающих так же быстро, как менялась мамина мода, простое деревянное кресло так здесь и прижилось. Больной папиной спине оно нравилось. Мама села в мягкое кожаное кресло напротив, оставив пару диванов для остальных. Крис ненавидела, когда мама так делала, потому что приходилось вертеть головой из стороны в сторону, чтобы следить, как папа с мамой реагируют на слова друг друга.

— Так что там насчет спасательной операции? — напомнила мама. — Если она была неопасной, почему попросили помощи у Космофлота?

— Дорогая, Космофлот никогда бы не подверг нашу дочь опасности, — заверил ее папа. — Я следил за операцией по сети, — и рассказал Крис о том, что в какой-то момент пришлось перестать следить за новостями, потому что дедушка Алекс что-то задумал по поводу предприятий Нуу, а это могло повести за собой некоторые политические последствия.

Дедушка в свое время ушел в отставку с поста премьер-министра и потребовал у сына принять его пост. Но не все так просто. После этого дедушка пробовал контролировать действия сына. С тех пор, они друг с другом не разговаривают.

— И вы ничего мне не сказали! — Крис отключилась от того, что последовало дальше: она это слышала уже много раз.

Пока мать с отцом театрально объяснялись, тетушка расчистила место на столике и поставила на него трофейный компьютер.

— К сожалению, господин премьер-министр, должна с вами не согласиться, — тихо сказала она, поймав небольшую паузу между перепалкой отца с матерью.

— Нет! — одновременно заявили они, но тетушка своего добилась — внимания.

— Прежде, чем начну, позволю отметить, с чем мы тут имеем дело, — сказала тетушка, указывая на устройства на столе. — Внешний вид, конечно, старый, потрепанный, но он обманчив. Если заглянуть внутрь старого корпуса, можно увидеть образцы новейших технологий в компьютерной индустрии. Стоимость одного только этого блока в несколько раз превышает сумму выкупа.

Тетушка посмотрела на премьер-министра и подняла бровь, вынуждая того констатировать очевидное: деньги — не цель похищения. Отец Крис откинулся на спинку кресла, подпер подбородок ладонями, но ничего не сказал.

— Это не может быть правдой, — разорвала тишину мама. — Никто с такими деньгами не станет так себя вести.

Вполне предсказуемый ответ мамы, когда вопрос касается денег. Родившись в бедной семье и выйдя замуж за отпрыска богатой семьи, она тут же стала жрицей Корысти. И, поскольку считала деньги всего лишь слугами, они, естественно, никогда не делали ничего плохого.

— Я нашла пару сообщений в его довольно куцей почтовой программе, — сказала тетушка Тру. — Вот одно из них.

«Они клюнули на приманку. Привлекли Космофлот. Готовьте приветствие» — появилось на экране, утопленного в столешницу.

— Что за приветствие? — спросил премьер, наклонившись вперед.

Крис заподозрила, что минное поле, невидимое никакими приборами, и было этим самым приветствием.

— А вот другое сообщение, — сказала тетушка.

«Выслали корабль, на который мы рассчитывали. Активируйте приветствие. Будьте готовы к плану «Б», — появилось на столешнице.

— Что за приветствие и что означает корабль, на который они рассчитывали? Ненавижу, когда люди что-то недоговаривают, — рявкнула мама тоном, который Крис возненавидела еще в восьмилетнем возрасте.

Тру откинулась на спинку дивана и скрестила руки на груди. Она так всегда делала, когда обучала Крис: выложила проблему и добивалась, чтобы та сама поняла, как ее можно решить. Крис это тоже ненавидела. Где образец для подражания, когда молодая женщина в нем так нуждается?

Крис наклонилась, изучая оба сообщения. Если предположить, что «Тайфун» тот самый корабль, то «приветствие» было…

— Похитители, — медленно начала Крис, — окружили свое логово наземными минами «Марк 41». Если бы мы приземлились, как планировалось в основном плане, мы все погибли бы, — первоначально Крис хотела пожаловаться отцу на дрянное оборудование Космофлота. Но обрыв связи при полете вынудило ее поменять все, в том числе маршрут и способ подхода к логову. Получается, дрянное оборудование спасло не только ее жизнь, так что жаловаться, особенно сейчас, получается, не к месту.

Премьер-министр тихо проконсультировался с личным компьютером.

— «Марк-41» еще не выпускают, — сказал он, выслушав ответ компьютера.

— Да, пап, в Космофлоте таких еще нет. А заминированное этими минами поле стоит чертовски больше выкупа.

— Кристин Энн, леди не используют такие выражения, — выдала мама.

— Ловушки, уничтожившие первые три спасательных отряда, мины и этот вот компьютер, — заметила тетушка Тру. — Весьма проигрышное финансовое вложение.

Премьер-министр потер подбородок, поднял бровь, взглянув на тетушку, но ничего не сказал.

— Кому это понадобилось? — выпалил Томми.

Мама ледяным взглядом зыркнула на него, чтобы не перебивал, а потом еще более холодным взглядом посмотрела на Крис за то, что та осмелилась привести незнакомца на семейный совет. Ну, когда я все это затевала, это не было семейным советом, также взглядом ответила Крис, а потом вспомнила, что она, все же, офицер Космофлота, а не только мамина дочка. Откинувшись на спинку дивана, она посмотрела в потолок.

— Я остановилась в доме Нуу, — сказала она. — Он кишит охранниками. Кто-то из моих прадедов решил посетить город? — спросила она, решив выслушать официальный ответ, не ограничиваясь ответом Харви.

— Оба, — фыркнула мама.

Она не любила обоих. Обвиняла Троубла в решении Крис записаться в Космофлот. И это несмотря на то, что тот долгое время находился далеко от Крис, занимая пост президента военного колледжа Саванны, что принял после ухода с поста председателя объединенного штаба той же Саванны. Рэй же последние тридцать, а то и все сорок лет после ухода из общественной жизни, провел на Санта-Марии, а это самая дальняя колония заселенного человечеством пространства. Там, вместе с дочерью Алнабой он что-то изучал и исследовал. Крис до сих пор слышала слухи о том, что они бьются над загадкой трех разновидностей перехода между планетами и уже близки к разгадке. Только пока не разгадали. Наверное, прадедушка Рэй, наконец-то, встретил достойную загадку, с которой не может справиться.

— Я могла бы определить бойцов, разгуливающих в доме Нуу как земных космических пехотинцев, — намекнула Крис, улыбнувшись краем губ, и посмотрела на отца.

— Нужно ли напоминать, что сейчас ты служишь в Космофлоте? Но вот что я тебе скажу, девушка, кто с кем встречается, не твое дело. Или хочешь, чтобы я перевел тебя на самую далекую заправочную станцию? — сказал премьер-министр и добавил, обращаясь к жене. — Дорогая, должен отметить, что Вардхейвен посетили оба моих дедушек.

— Ты уже пригласил их на завтрашний прием, — надулась мать. — Это уже не секрет.

— До тех пор все должно остаться секретом, — ответил премьер-министр и добавил с печалью в голосе: — Если не хотим, чтобы их прибытие взорвало новостные каналы.

— Так, ты решил объединиться с их флотом? — сказала Крис, удивившись, что смогла вставить слово.

Отец побледнел. Он верил, что человечество должно объединиться в союз и отправиться к звездам, как единое целое. И Сообщество — воплощение такого союза.

— Такова моя политика, — сказал отец, приложив ладонь к сердцу. — И такой должна быть политика любого премьер-министра Вардхейвена, потому что нас пустили в Сообщество, а человечество должно идти к звездам, как единый народ, — сказал он словами, которые Крис слышала уже сотни раз, разве что сейчас в его голосе не было бодрости и уверенности в том, что такая политика когда-нибудь сработает.

Крис вздрогнула, поразившись собственной реакцией. Она представила сине-зеленый флаг Человеческого Сообщества, целыми днями развевающийся на флагштоке. Мысль, пришедшая однажды и отброшенная, как нереальная, запала снова и заморозила все внутри. Сколько раз они с друзьями обсуждали новую, правильную роль Сообщества? Теперь их шуточные упражнения грозили стать реальностью.

— Что было бы, если бы земные отбросы не только похитили маленькую девочку, но и, при попытке ее освободить, погибла бы одна из Лонгнайф? — вырвалось из уст Крис прежде, чем она сообразила, что задала вопрос, даже не вспомнив, что рядом с ней находятся Томми и мама. Мать вперила в нее каменный взгляд, но Крис не обратила на него внимания. — Господин премьер-министр? — добавила она, делая вид, что ничуть не испугалась.

Ладонь премьер-министра, лежащая на груди в области сердца, переместилась на лоб.

— Получился бы скандал, направленный против Земли, — не спеша ответил он, — что сделало бы мою работу намного сложнее.

— И стало бы невозможно договориться с некоторыми коалициями? — спросила тетушка Тру.

— Да.

— В том числе со Смит-Петервальд с Гринфильда? — уточнила тетушка.

Отец откинулся на спинку кресла.

— О, Петервальд. Такая замечательная семья. Генри был от меня без ума. Однажды, в прекрасную лунную ночь он даже сделал мне предложение.

— Да, мам, мы помним, — отрезала Крис, не отрывая взгляда от отца. — Господин премьер-министр? — повторила она, желая услышать, что происходит в его пропитанных политикой мозгах.

— Нет, — покачал головой тот. — Ни один член какого угодно правительства не осмелился бы сделать такое. Никакая политика не стоит такого риска. И того, кто подобное предложит на заседании правительства, просто раздавят. Это будет политическим самоубийством.

— У него есть мальчик примерно твоего возраста, Кристин. Ты должна с ним познакомиться, — добавила мама.

— Я знаю, мам, ты о нем говорила миллион раз.

— Вы рассказывали Крис о Петервальд и Лонгнайф? — тихо поинтересовалась тетушка.

— Я много раз о нем рассказывала, — кивнула мама.

— Нет, — ответил отец. Мама удивленно и, одновременно, вопросительно посмотрела на него, но его взгляд так и не оторвался от тетушки. — Нет никаких доказательств, что Петервальд имел что-то общее с военными действиями или торговлей наркотиками. Только из-за того, что Гринфильд противостоит Вардхейвену и является нашей главной проблемой, не стоит привлекать личные мотивы в их обвинение.

— Кто-то перед войной финансировал Единство, — покачала головой тетушка. — Ты читал историю. Было слишком много коррупции на низком уровне. Началось с того, что казна недосчитывала десяти центов с каждого налогового доллара и чем дальше, тем больше. Когда Лонгнайф при поддержке Вардхейвена разгромили большую часть системы незаконного оборота наркотиков, фортуна Петервальд исчезла, а сама семья сбежала на Гринфильд. Рэй заставил их отказаться от Элизиума после того, как Вардхейвен подписал договор об экспансии человечеством космоса. Ты сам согласился с тем, что Лонгнайф стоили Петервальд много денег.

— Да. — Премьер-министр поднялся с кресла и стал расхаживать по кабинету, топча ботинками синий плюшевый ковер. — Но это ничего не доказывает. Нет ни одного доказательства, которое можно представить суду. — Он остановился и посмотрел на тетушку. — И, женщина, я, по долгу службы, должен иметь дело с законом.

— «Выслали корабль, на который мы рассчитывали». — Тру снова прочитала сообщение с монитора, вмонтированного в журнальный столик. — Это про «Тайфун», корабль, на котором служит твоя дочь. Иначе я искала бы другую причину.

— Шкипер на самом деле хотел лететь на эту миссию, — вставил Томми. — Он всю станцию обегал несколько раз, чтобы собрать экипаж.

— Как капитана, я его понимаю, — кивнула тетушка. — И все же, полагаю, недругам было известно, что на «Тайфуне» служит и Крис, а капитан Торп к ней относится не очень дружелюбно.

— Откуда тебе это известно? — встрепенулась Крис.

— То, что я служила в информационно-пропагандистских войсках не означает, что я все время проводила за компьютерами. Я знаю нескольких полевых офицеров, которым нравится запах пороха… таким нужно знать, ты просто сбежавшая из дома папина дочка или боец. Если бы он был политиком, он лизал бы тебе задницу. А раз он боец, то и подтравливал тебя постоянно.

— Подтравливал, — проворчала Крис.

— Раз я смогла сложить все эти части вместе, — обратилась к отцу тетушка, — то это может сделать любой. Гибель маленькой девочки и Лонгнайф при неудачной попытке ее спасения подняло бы все Кольцо под оружие. Внутренние паспорта, действующие на Земле и Семи Сестрах перестали бы действовать. Сообщество разрушилось бы, и от него, кроме названия, ничего бы не осталось.

— Кто сказал, что девочка должна была погибнуть? — попыталась остановить тетушку Крис. То, что она сейчас сказала, буквально выбило из нее дух.

— Извини, забыла. Ты ведь еще не видела плана «Б», — тихо пробормотала тетушка и, щелкнув по экрану на столе, сменила картинку. — Не удивительно, что на трофейном компьютере я не нашла никаких ссылок. Тем не менее, покопавшись в полицейской базе, я наткнулась на пару интересных штуковин. Первое: два килограмма взрывчатки под кроватью, на которой держали девочку, а в ее портфеле обнаружился прибор, связанный со взрывчаткой. Второе: на него передавался сигнал на той же частоте. Насколько понимаю, он был установлен на шаттле, на котором бандиты хотели улететь к космическому кораблю.

— Тот, у кого была кнопка, мог взорвать его, как только корабль поднялся бы на нужную высоту, — сказала Крис, задержав от догадки дыхание.

— Так было бы правильнее всего, — кивнул Томми. — Взрыв на выходе на орбиту разметал бы его куски по половине Секуима.

— Это всего лишь предположение, — ответил премьер-министр.

— Все это ничего не значит, — поддержала его мама, оставаясь холодной и далекой.

А для кого-то это значило слишком много. Для кого-то, кто хотел видеть Крис и маленькую заложницу мертвыми. Кто в этом убыточном мероприятии остается в выигрыше? На Секуиме Крис никого такого не знала.

— Пап, кто дал тебе денег на выкуп Эдди? — В наступившей тишине вопрос Крис раздался как удар грома.

— Кристин Энн! — воскликнула мама.

— Довольно, сударыня. — Вскочил на ноги отец.

— Господин премьер-министр, — заговорил интерком, — время следующей встречи.

— Пригласи, — ответил премьер-министр.

Мама тут же бросилась к запасному выходу, только юбки замелькали. Крис покачала головой: скорее всего, мама уже выбросила все, что произошло на этой встрече из головы.

Тетушка Тру собрала части компьютера как раз к моменту, когда Крис с Томми поднялись с дивана. Когда за мамой закрылась дверь, отец приблизился к Тру почти в плотную.

— Тру, на этот раз ты зашла слишком далеко. У меня шесть сотен миров разлетаются в тартарары. Ни я, ни моя семья в тебе больше не нуждаемся. Будет замечательно, если на некоторое время ты о нас забудешь, — сказал он и отвернулся, закончив разговор, переключившись на Крис. На лице его обозначилась холодная ярость: — А ты, девушка, сегодня останешься здесь, в резиденции. Я не хочу, чтобы ты торчала возле этой дикой женщины.

— Пап, — отрезала Крис, — вспомни, там нет свободных комнат. Ты же сам отдал их очередным своим помощникам.

Премьер-министр пробурчал что-то недовольное, сверился с личным компьютером, нахмурился, а потом снова поглядел на Крис.

— Как вы сюда попали?

— Нас привез дядя Харви.

— Вот он и отвезет вас обратно в дом Нуу. Можешь делать все, что должен делать офицер Космофлота в отпуске, но я запрещаю тебе общаться с Тру, иначе вышлю тебя, как и обещал, на самую далекую в известном космосе заправочную станцию. Женщина, — он снова обратился к тетушке, — домой тебя доставит мой шофер.

— Это ничего не решает, Уильям, — сказала тетушка. — Ты не сможешь сбежать от реальности.

— Зато решу текущую проблему, а может, и еще парочку, — сказал премьер-министр и повернулся к ним спиной. Тру направилась к тому же выходу, в которой минуту назад скрылась мама. Оттуда сразу же высунулась голова личного водителя премьер-министра.

Крис, желая побыстрее покинуть кабинет, ринулась к выходу. Но на полпути, все же, остановилась, из-за чего Томми чуть было не врезался в нее носом.

— Пап, мне на самом деле нужно знать, кто дал деньги на выкуп Эдди.

Премьер-министр поправил пиджак, снял с лица озабоченность и повернулся к главному входу в кабинет.

— Раз настаиваешь, скажу. За деньгами я пошел к отцу. Взамен он у меня ничего не попросил. А теперь убирайся.

Крис стремглав ринулась к выходу и скрылась за ней за доли секунды, как открылась главная дверь и в нее вошли следующие посетители.

Назад