Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 9

В учебке старый лейтенант предупреждал кадетов: «Нет ничего хуже, нежели лететь на гражданском корабле в военной униформе. И не надо мне тут лыбиться. Это ад. А если ты старший офицер, так то во сто крат хуже». Крис лишь однажды летела таким образом, из Вардхейвена на Верхнюю Камбрию. Старшим тогда был офицер званием повыше. Большую часть полета он провел в углу бара, и поочередно назначал его то штабом Космофлота, то клубом по интересам. Крис тогда дала задание Нелли откопать весь доступный материал по кораблям класса «Камикадзе» и носа из каюты не высовывала вплоть до стыковки лайнера.

Сейчас ей хотелось повторить то же самое, вот только в этом полете старшим офицером была она сама.

Офицеров на корабле летело не так много. Выбирать пришлось сначала из двух, а чуть позже из четырех новоиспеченных энсинов. После учебки результаты Крис были немного лучше, чем у Томми, в основном из-за стрельбы. А двое других энсинов, мало, что ступили на борт в Питтс Хоуп, но и учебку закончили неделей позже. Этот факт Крис узнала из досье, получив их сразу, как новички зашли на борт, а те, в свою очередь, скрылись в своих каютах и, за исключением походов в столовую, ни разу их не покидали.

— Сомневаюсь, что дверь между их каютами бывает закрыта, — сердито пробормотал Томми.

Дверь между каютами самого Томми и Крис всегда была закрыта… кроме случаев, когда последней была нужна помощь в исполнении служебных обязанностей, например, при изучении записей прививок личного состава. В результате она подписала на вакцинацию всех, кто был на борту, не спрашивая, словно все они мешки с картошкой. Ей также надо было убедиться, что все в курсе предстоящей миссии и имеют все необходимое для работы на Олимпии. К сожалению, эти требования подвергались изменениям. Условия на Олимпии и так не ахти и с каждым днем становились все хуже. Мало того, что появлялись все новые виды болезней, так еще вспыхивали старые, угрожая планете настоящей пандемией.

— Тиф! — воскликнул Томми. — Я думал, мы уничтожили эту заразу еще пару сотен лет назад.

— Я тоже так думала. Значит, не уничтожили, а переносчик как-то попал на Олимпию.

Эта конкретная проблема заставила Крис нервно вышагивать по трапу на Верхнем Питтс Хоуп, ожидая наспех заказанную партию вакцины, в то время как космический лайнер «Леди Хесперис» в любой момент был готов поднять трап и улететь. Ампулы прибыли за несколько секунд до конца четвертого обещанного срока, так что оставаться на станции, когда корабль, наконец, взлетел, не пришлось. Правда, Крис не была уверена, что возражала бы, если б случилось наоборот.

Она сомневалась, что «Хасси», древний, разваливающийся лайнер, когда-то был хорошим кораблем. Хоть ни один член экипажа и не советовал никому ничего, Крис быстро научилась нехитрой премудрости в ночные часы пристегиваться к койке и сразу надежно закрепила все вещи. Казалось, механики «Хасси» не имели никакого представления о ровном полете корабля в космосе. Ускорения и торможения происходили внезапно без всякого предупреждения и варьировались от небольших долей до трех g.

Смешки и подколки экипажа гражданского судна заставляли пассажиров чувствовать себя больше экспонатами зоопарка, чем матросами, спешащими спасать целую планету.

Быстрый взгляд на досье показал, почему пассажиры так плохо переносят полет на «Хасси». Для многих из них он был первым. Большая часть — только-только завербованные новобранцы. Некоторые успели пройти базовую подготовку, впрочем, толку немного, раз путаются даже в том, как правильно носить форму. Как-то Крис остановила старшину третьего класса, приказала ему выбрать из всей массы самых заядлых забияк. Тот ответил: «Слушаюсь, мэм» и отправился выполнять, словно то была детская задачка. Но когда Крис оглянулась, увидела, что старшина прямым курсом отправился в бар, сгорбившись и вразвалочку, как шел до остановки.

Сейчас Крис глубоко погрузилась в изучение досье несчастных, оказавшихся в ее распоряжении. Печально покачав головой, постучала в дверь, ведущую в каюту Томми.

— Входи, — крикнул тот. Крис вошла, не отрывая взгляда от экрана планшета.

— Видел наше войско? — помахав планшетом, спросила она.

— Выглядит печально. Но я в них верю.

— Нет, я имею в виду досье. У нас только двое старшин второго класса и четверо третьего. Всех вытащили на эту работу из учебок после второго, в лучшем случае, третьего месяца обучения. Доллары Вардхейвена тут, что дырка от пончика, вроде как есть, но по сути — пустота.

— Выглядит несколько подозрительно, словно Космофлот хочет показать всем заинтересованным сторонам, что сюда либо надо вложиться сверх меры, либо не лезть совсем, — сказал Томми, не отрываясь от своего планшета. — Скорее даже, просто не лезть.

Крис решила не уточнять, что он имеет в виду. И так понятно. Неужели отец решил применить этот метод, чтобы вернуть ее туда, где хочет чтобы она была? Ни в коем случае, господин премьер-министр.

— Ты в курсе, что в системе Олимпии семь прыжковых точек? — спросил Томми, прерывая затянувшуюся паузу.

— Нет, — ответила Крис и подошла ближе, чтобы взглянуть на экран его ридера. Экран показывал Олимпию с окрестностями.

— Дело в том, что из этих прыжковых точек можно попасть в любое место человеческого пространства в два или три раза быстрее, чем откуда-либо еще.

— Хорошее место для большой торговой точки, — задумчиво сказала Крис.

— Кажется, что так. Тогда почему туда посылают новичков? Только чтобы обозначить присутствие?

— Нелли, — нахмурилась Крис, — что за организация ведет миссию на Олимпии?

Запрос у Нелли занял чуть больше времени, а потом экран ридера Крис заполнился организационными диаграммами.

— Извини, — сказала Нелли, — Ежедневные отчеты нестабильны и меняются изо дня в день без каких-либо объяснений.

Томми поднял бровь. Даже новички энсины твердо знают, что Космофлот относится к ежедневным отчетам и, если уж на то пошло, к любым отчетам, очень серьезно.

— Кто руководит балаганом?

— Полковник Джеймс Т. Хэнкок, — ответила Нелли.

— Тот самый? — выдохнул Томми.

— Должно быть, однофамилец, — уверила его Крис, но Нелли такое не проверит. Есть более важные дела. Вместо этого она взглянула на табличку организации. Миссия милосердия, подобная этой, не обязана следовать какой-либо окончательной структуре. На земле командиры могут импровизировать, как вздумается. Тем не менее, как правило, в подобных миссиях, следуют структуре батальона или полка, в зависимости от событий. На Олимпии, судя по отчетам, структура на батальонную не тянет, зато организационная диаграмма выглядит амебой, пляшущей на экране ридера одну из ирландских джиг Томми.

— Связь, медицина, разведка, финансы, поставки, руководство, — сказал Томми, — все представлено на таблице, а после этого существует еще огромный административный отдел, где персонала больше всего.

— Обратил внимание на то, чего не хватает? — поинтересовалась Крис.

Томми зыркнул на нее, потом уткнулся таблицы, выведенные на экран ридера.

— Только хвост и никаких зубов.

— Точно, только хвост, а на раздаче никого.

— Может, этим занимается администрация, — предположил Томми.

— Подождем, посмотрим, — вздохнула Крис.

Отец может оказаться прав, нынешних проблем хватит с лихвой, займет ее по полной. А может, завтрашние проблемы покончат друг с другом, прежде чем доберутся до нее.

Крис решила, что отец на самом деле тот еще оптимист.

* * *

Два дня спустя Олимпия выросла настолько, что через обзорный иллюминатор Крис смогла бросить первый взгляд на беспорядок, творящийся на планете. Тонкий слой атмосферы неожиданно ярко осветился, когда остров длиной километров в тридцать и дюжину километров в ширину взорвался, превратившись в пыль. Несмотря на разную гадость в атмосфере, Крис увидела очередную штормовую линию, идущую с океана к материку и без того уже перенасыщенному от дождевых туч, пытающихся преодолеть внутренний горный хребет. Пустыня за горами имела признаки недавних внезапных наводнений.

— Вы та женщина, что отвечает за проделки всех этих хулиганов на моем корабле?

Крис обернулась и обнаружила пузатого, несколько дней не бритого мужчину. Тот смотрел на нее сверху вниз, с чем-то непонятным, напяленным на голову, наверное, капитанской фуражкой.

— Думаю, меня можно считать старшим офицером, — кивнула Крис.

— Тогда подпишите вот здесь.

— И здесь говорится о…

— О том, что я доставил на место девяносто шесть матросов и четырех офицеров аварийно-спасательной команды Олимпии, согласно контракта.

— Нелли, у нас на самом деле девяносто шесть матросов? — Изучая дела подчиненных, Крис ни разу их не подсчитывала.

— Да.

— Крис, шаттл загружен, — прозвучал по комлинку голос Томми.

— Сколько на борту человек?

— Не знаю.

— Посчитай.

Томми на долгую минуту затих. Потом снова включился:

— Девяносто шесть матросов, мэм. Я и еще двое энсинов. Ждем только тебя.

— Скоро буду, — сказала Крис и подписала протянутую бумагу. — Я хочу копию.

Капитан вытащил из-под верхнего листа второй. На нем отразилась копия подписи Крис.

— Спасибо, капитан. Если повезет, обратно мы полетим другим рейсом.

Она подняла сумку. Боевая форма Космофлота, похоже, станет повседневной униформой и днем, и ночью на этой и на следующей неделе. На Вардхейвене старый мичман, информировавший о задании, с огромным удовольствием отметил, что новички-энсины решили попачкать руки в этаком походе. Судя по всему, испачкаться тут шансов много.

Полет на шаттле выдался ужасным и стал хуже, когда несколько матросов, один за другим, выблевали обед. Если бы Крис не обвязалась крепко страховочными ремнями, она пробралась бы к носу и сама заняла место пилота. Но, опять же, челнок это одно, а шаттл с сотней пассажиров совсем другое.

Как бы там ни было, им повезло — Порт Афины оказался в промежутке между очередными штормами ежедневного парада. Посадка, однако, дала пассажирам совершенно новый опыт. Когда люди вышли из шаттла, они обнаружили посадочную полосу сплошь в ухабинах и рытвинах.

— У этих людей совсем нет гордости? — фыркнул один из матросов.

— На Хейвене мы никогда не позволяем бетону выглядеть настолько плохо.

— Вряд ли после года кислотных дождей бетон будет выглядеть лучше и у вас, — огрызнулся грузчик из местных.

— Похоже, аборигенам не хватает чувства юмора, — отметил Томми.

— Думаю, его смыло вместе с большей частью краски на вон тех зданиях.

На стенах между красными прожилками виднелись цветовые пятна, в которые когда-то был покрашен терминал. Что-то похожее на нагромождение синего, зеленого, оранжевого и других красок. Сейчас же все выглядело уныло.

К шаттлу подъехали два автобуса, но, несмотря на то, что войско Крис мокло под дождем, двери открываться не спешили. Открылись они, когда из шаттла вышел последний пассажир.

Почти все солдаты через дождь кинулись к автобусам. В этом порыве не было никакого порядка, одна лишь безумная давка, каждый спешил занять место поудобнее. Мало кто обращал внимание на соседей, разве что-то нецензурно выкрикивая в ответ на такую же нецензурную брань или жест. Томми некоторое время наблюдал за ними, потом посмотрел на Крис и пожал плечами.

Парочка энсинов с Питс Хоупа захватили два передних места в одном из автобусов.

— Они демонстративно игнорируют меня или просто избегают? — пробормотала Крис, стоя под дождем, наблюдая за посадкой всех девяносто шести солдат.

— Может, успели заметить, что находиться рядом с тобой может закончиться летальным исходом, — довольно оскалившись, пошутил Томми.

— А ты? — вернула подачу Крис.

— Со мной везение маленьких людей, — заверил тот.

— В таком случае ты со своими маленькими человечками отвечаешь за второй автобус, а с нашими примадоннами я как-нибудь одна справлюсь. Им разве никто никогда не говорил, что старшие в автобус заходят последними?

— Тот, кто придумал это правило, — прищуриваясь от дождя, Томми посмотрел вверх, — ни разу не был на Олимпии.

И отправился к своему автобусу, а Крис к другому, внезапно обнаружив, что ей не хватило места, оказавшись пятьдесят первым человеком на борту, предназначенного для сорока восьми. Молодой солдат с разбитым лицом предложил ей свое место. Отец и, особенно, мать, приняли бы предложение без всякой задней мысли, но Крис и представить себе не могла, что дедушка Троубл сделал бы то же самое. Все пятнадцать минут поездки она простояла.

Поездка оказалась такой же мрачной, как и весь порт. Дорога сплошь покрыта выбоинами, а стены зданий демонстрировали последствия постоянной водной атаки. Где-то сломался главный канализационный коллектор, добавив к общему несчастью еще и запах. Люди бродили, опустив головы, сгорбив плечи, защищаясь от ливня. Промелькнуло несколько разбитых, зияющих пустотой, окон сгоревшего магазина. Даже редкие разговоры среди команды Крис затихли, солдаты молча наблюдали за достопримечательностями опустошения и накопившимся отчаянием.

Наконец, подъехали к комплексу построек, огороженных ржавой колючей проволокой. Справа расположилось здание, наверное, ранее бывшее офисным, одно из разбитых окон закрывает фанера с облезшей краской, но остатков хватило, чтобы распознать сине-зеленые цвета флага Сообщества. Дальше за затопленным, грязным парком выросли две гостиницы, одна на четыре этажа, другая на десять.

Водитель потребовал от Крис выгружаться из автобуса, мол, у него есть другие места, где он должен работать и зарабатывать себе на пропитание. Крис в этом засомневалась, но автобусы гражданские, а Космофлот постоянно держит своих людей в тонусе. К сожалению, это означало, что ее войско поспешило покинуть автобус, чтобы снова оказаться под дождем. К ним подъехал грузовик с багажом, все это время следовавший за ними. Двое гражданских стали сбрасывать багаж прямиком в самую большую лужу.

— Ладно, матросы, выстраиваемся в шеренгу по одному, — приказала Крис. — Ты, ты и ты, — указала она на трех здоровенных лбов в ряду, — помогите гражданским разгрузить грузовик. Старайтесь кидать вещи туда, где посуше.

Помогло: скоро вещи стали валяться так, что Крис смогла прочитать имена владельцев. Поименный вызов сработает лучше и быстрее, чем бессмысленный поиск своих вещей во всей этой куче.

— Здесь есть хоть кто-нибудь? — прошептал Томми.

Ответ умер в горле Крис, когда она краем глаза заметила движение. Парадная дверь четырехэтажной гостиницы, служившей также администрацией, открылась, и наружу вышел офицер Космофлота в полном боевом снаряжении, прямой, словно проглотил шомпол. Он лениво похлопывал планшетом по бедру. Сомнений, кто за все тут отвечает, больше не осталось. Офицер наблюдал за пополнением к своей команде с хмурой гримасой на лице, так что не оставалось никаких сомнений о его мнении относительно происходящего.

— Смир-рно! — приказала Крис.

— Кто здесь главный? — донеслось от офицера. Это был скорее вызов, чем вопрос.

— Я, сэр, — не колеблясь ни мгновения, взяв на себя всю ответственность, выпалила в ответ Крис.

— И кто ты такая?

— Энсин Лонгнайф, сэр.

— Точно. — Он мгновение смотрел на нее, не слишком заботясь о том, что видит, потом повернулся к ней спиной. — Сформируй из личного состава два отделения, энсин.

Команда легкая, но Крис не смогла придумать ни одного способа выполнить ее должным образом. По хорошему, что свято в Космофлоте, Крис нужно передать команду заму, чтобы уже он или она, формировал подразделения. Все остальное неважно. Но все, что есть у Крис, так это пара энсинов, которые на борту корабля и в порту ни разу не проявили инициативы. Да уж, все руководство, на которое можно полагаться, состояло лишь из нее да, наверное, Томми.

Что тем утром сказал дедушка Троубл, когда взял ее в первый полет на ялике? «Если тебя проклинают, когда ты что-то делаешь, проклинают, если ты этого не сделаешь, тогда заслужи проклятье изящно».

— Энсин Лянь, — она посмотрела на Томми, — сформируйте отделение из тех, кто ехал в вашем автобусе.

— Есть, мэм, — отсалютовал Томми, развернулся кругом и тут же наступил в глубокую выбоину. Ему с трудом удалось сохранить равновесие, дальше он шел ровно и четко.

Крис развернулась к раздробленной группе промокших солдат.

— Все, кто ехал в автобусе со мной. Построиться слева от меня. — Чтобы никто не перепутал, ведь найдется пара ворон, она указала рукой в нужную сторону. Крис отметила, что в отделении оказались один старшина второго класса и двое третьего — неплохо для первого раза.

— Становимся правильно, правильно становимся, — пронеслись команды старшин, объясняя мокрым новобранцам, что они должны стоять так, чтобы пальцы соседа доставали до их плеча.

В двадцати метрах справа Томми проделывал точно такое же упражнение. В удивительно короткое время толпа преобразовалась в два отделения, построенные в три ряда каждое. Мокрые до костей, с каждой минутой становящиеся все более несчастными, но выглядят уже как два военных отделения Космофлота.

Двое других энсинов наблюдали за построением, спрятавшись под козырек и происходящее под дождем для них, похоже, было каким-то развлечением. Следуя примеру Хэнкока, Крис игнорировала их присутствие. Развернувшись кругом, отдала честь и доложила:

— Отделения сформированы, сэр. Все вновь прибывшие на месте.

Полковник, все еще хмурясь, повернулся.

— Документы с собой, энсин?

Крис вытащила из внутреннего кармана бумаги. Она могла с легкостью перекинуть электронную версию со своего компьютера на его планшет, но полковник предпочел по старинке, а тут уже не поспоришь, ранг повыше.

Офицер взял документы. Не взглянув на них, сложил и сунул бумаги в карман.

— Добро пожаловать на базу Космофлота Порта Афины. Я полковник Хэнкок и это все приветствия и благодарности, которые вы здесь получите. Те из вас, кто прибыл сюда сеять добро, оглянитесь. Здесь много хуже, чем вы думаете. Рядовым будут выданы средства связи и автоматы. Носите их как при исполнении служебных обязанностей, так и во время отдыха на базе. Категорически не советую выпускать их из рук, пока находитесь на базе. Теперь офицеры. — Мрачный взгляд стал еще мрачнее. — Вам так же будут выданы средства связи и личное оружие. Если есть мозги, не советую отказываться и от винтовок. Если кто-то не знает, как ими пользоваться, мы научим.

— Недавно я отправил домой трех, таких как вы, дамы, — еще громче рыкнул полковник. — Кто-то из вас может воспользоваться случаем. Я отправил домой троих, а ведь единственный ответный огонь вела только одна дамочка. Она сумела застрелить местного его же личным оружием. Она утверждала, что это была самооборона, но были свидетели и с другой стороны. В любом случае, ее теперь будут судить по всей строгости, потому что перестрелка произошла не на базе и не во время исполнения служебных обязанностей. Мой вам совет, мальчики и девочки, не покидйте базу, этим вы сбережете время как себе, так и мне. Сделайте, как я говорю, и у вас появится возможность когда-нибудь попасть в объятья своих мамочек.

— Энсин Лонгнайф, не так ли? — Он повернулся к Крис. — Из тех самых?

— Да, сэр. — Крис твердо встретила его взгляд. Генерал Троубл передавал вам привет, чуть было не добавила она, но сдержалась. Троубл вряд ли пошлет привет полковнику Хэнкоку. Только не Хэнкоку.

— Да уж, — нахмурился полковник. — Ладно, энсин, пусть твое войско доложится администрации, разживется средствами связи и станет на довольствие. Если поспешите, сможете перекусить до того, как столовая закроется на ночь. Администрация проследит, чтобы вам выдали карточки на питание и предписания. Советую сдать наличные деньги и карточки. Они не стоят жизни, чтобы с ними не расставаться. — Он хмуро осмотрел выстроенные отделения, потом посмотрел Томми, после чего взгляд снова остановился на Крис. — Когда закончите, я хочу видеть офицеров у себя.

— Да, сэр. — Крис отдала честь. В ответ получила нечто больше похоже на отмашку от назойливого насекомого.

Крис развернулась к своему войску. Выглядели они так же ошеломленно, как чувствовала себя она сама. Если уж тут такое руководство… но это не их проблема. Дождь льет все сильнее, а Крис оказалась единственным офицером, кому до них было какое-то дело.

— Старшины, выйти из строя. Подбирайте мешки и выкрикивайте имена, — приказала Крис.

Немножко указаний и войско организовано. Крис создала непрерывный поток, когда солдаты, один за другим забирали багаж и убегали в четырехэтажное здание, где на первом этаже засела администрация. Оттуда они переходили в оружейную, где выдавались средства связи и оружие. Все шло без сбоев, вновь прибывшие быстро получали ключи от своих квартир и бежали в столовую на ужин. Тем, чьи имена будут произнесены последними, повезет меньше всех — они промокнут до мозга костей.

Как назло, имена двух энсинов, присоединившихся к миссии позже всех, назвали чуть ли не среди первых. Подхватив свои вещи, они быстро скрылись внутри администрации. Багаж Крис тоже нашелся быстро. Уронив его в грязь рядом с собой, она осталась рядом со все сокращающимся отрядом, продолжая выкрикивать имена. Со страдальческим выражением, Томми, получив свою сумку, занял место рядом с ней. Только когда последний из прибывших получил вещи и убежал под крышу, Крис с Томми, насквозь мокрые, вслед за остальными, вошли внутрь. С одежды и с хлюпающих «водонепроницаемых» сапог на плиточный пол тут же натекли лужи воды.

— Разве мы должны были так делать? — спросил Томми.

— Дедушка Троубл выколотил бы мою шкуру, если бы я оставила хоть одного матроса в одиночестве под дождем.

— В моей семье никто бы и не подумал жаловаться. Что скажешь, если в следующий раз мы сделаем все наоборот? Голова впереди, хвост плетется следом.

— Вы двое что-то припозднились. С парой других офицеров я закончил еще час назад, — недовольно сказал громадный старшина первого класса. — Эдак я на ужин опоздаю.

— Все равно пришлось бы ждать, пока все не пройдут. — Крис махнула рукой, из чего без слов было ясно, что она имеет ввиду всех вновь прибывших.

— Нет, я всего лишь должен был дождаться офицеров. Полковник приказал убедиться, что вы получите ключи, предписания и карточки на довольствие. С остальными я как-нибудь в другой раз закончил бы.

— Мне показалось, полковник рекомендовал нам работать от рассвета до заката. Вроде так безопаснее, — заметил Томми.

— Кому нужна эта безопасность? Слушайте, там много отчаявшихся женщин. Удивитесь, сколько можно приобрести за небольшие деньги. — Старшина первого класса кинул взгляд на бумаги. — Ах, да, ты же Лонгнайф. Всегда можешь купить себе что хочешь.

Крис расписалась на пропуске и решила оставить деньги при себе.

— Где главный дежурный, оружейная и столовка?

— Сейчас вы смотрите на то, что выглядит ближе всего к главному дежурному, мэм. Мы тут на полставки подрабатываем кем угодно. Сюда никого не тянет, разве что проштрафившихся.

— А ты? — спросила Крис.

— Оружейная на той стороне дороги через пару мелких зданий. — Он проигнорировал вопрос. — Столовка в большой гостинице. Закрывается через полчаса, так что тащите свои задницы туда побыстрее.

— Спасибо за совет. — Крис посмотрела на листок предписания. — Я отчитываюсь напрямую полковнику Хэнкоку?

— Твердый Хрен хочет снизить расходы. При этом у него не так много офицеров. Пара подпевал-неудачников. Большинство старших офицеров предпочли получать половину жалования вместо службы в этой дыре. Очень скоро увидите сами. А сейчас, поскольку со всеми закончил, я отсюда ухожу. — Старшина направился к выходу. — Будете уходить, не забудьте выключить свет.

Томми спрятал предписание и пропуск в карман боевого снаряжения.

— Приятно работать среди счастливых людей. Думаешь, станет лучше?

Крис спрятала документы, после чего подхватила сумку:

— Не знаю, но думаю, сначала получу винтовку и личное оружие, а потом уже только рискну поужинать.

Крис отнесла вещи, оружие и багаж в свою комнату, спрятала винтовку, после чего помчалась в столовую, до ее закрытия оставалось минут пять. То, что она принесла к столу на подносе, вряд ли выиграло бы хоть одну награду, разве что от свиней, но на пустой желудок и это сойдет. Только они с Томми приступили, закинув в рот по первой ложке варева, как завибрировали пейджеры. Крис знаком предложила Томми продолжать ужин. Появилось сильное подозрение, что ответь на вызов и об ужине можно забыть.

— Энсины Лонгнайф и Лянь на связи. Чем можем быть полезны, сэр?

— Что вас двоих задерживает? — зарычал полковник Хэнкок.

— Мы в столовой, сэр, наслаждаемся вкусной и здоровой пищей. То, что нужно растущему организму, господин полковник.

— Я приказал доложиться мне сразу, как только закончите устраиваться.

Томми рванулся было встать. Крис замахала ему, чтобы тот сел обратно.

— Да, сэр, я и планировала сделать именно так, сэр. Мы удостоверились, что вновь прибывшие устроены должным образом, получили предписания и пропуска, сложили вещи, снаряжение, оружие и сейчас наслаждаемся первыми глотками замечательной еды из вашей столовой, сэр. К вам мы должны прибыть через тридцать минут.

— И что собираетесь делать все это время? Гулять при лунном свете?

— Возможно, сэр. Дождь прекратился минуты две назад.

Томми заерзал, готовый вот-вот сорваться с места. Крис только улыбалась.

— Лонгнайф, или тащишь свою задницу сюда через пятнадцать минут, или можешь убираться совсем.

— Поняла, полковник. Увидимся через пятнадцать минут, — сказала Крис, отключила переговорное устройство и подцепила ложкой вторую порцию ужина.

— Можем добежать за пять, — сглотнул Томми.

— И добавить к нашим проблемам изжогу? Нет, я должна это съесть, красиво и осторожно.

— Как Лонгнайф?

Жуя непонятную и, наверняка, неудобоваримую пищу, Крис изучала содержимое подноса.

— Не знаю. Может, я позволяю себе слишком много из-за космофлотских историй дедушки Троубла. Но, Томми, когда у тебя на руках билет в ад, ты либо сражаешься с демонами, либо работаешь на них. Что думаешь?

— Тому, кто сражается с демонами, нужна поддержка драконов.

— Какая-то старая ирландская поговорка?

— Нет, моя, основанная на том, сколь много времени я провожу рядом с тобой.

Ровно через пятнадцать минут Крис стучала в дверь в кабинет полковника Хэнкока. Тот сидел в кресле, положив ноги на стол и уткнувшись в планшет. Крис с Томми вытянулись по команде «смирно» перед подошвами его ботинок. Полковник взглянул на вошедших, после чего посмотрел на часы и вернулся к изучению содержимого планшета.

— Вы задержались.

— Да, сэр, — ответила Крис.

— На складах полный беспорядок, — сказал полковник, не отрываясь от планшета. — Разберитесь. По какой-то причине местному населению мы выдаем только мешки с рисом и бобами. На складе должно найтись что-то лучше такой диеты. Найдите.

— Да, сэр, — сказала Крис. Немного подождала. Больше ничего не произошло.

Отсалютовала ботинкам полковника, Томми проделал то же самое. Полковник Хэнкок бросил на нее еще один быстрый взгляд. Крис кивнула Томми, и они вышли из кабинета.

— И что это было? — поинтересовался Томми.

— Игра, — сказала Крис.

— Кто выиграл?

— Думаю, по очкам мы впереди, — предположила Крис. — Где у нас склад?

У Нелли ответа на вопрос не нашлось, так что пришлось искать дежурную часть. Дальше по коридору они обнаружили двух спящих в креслах за стойкой парней.

— Где склад? — спросила Крис. Дважды.

Проснуться соизволил лишь один. Осмотрелся, заметил Крис, потянулся, схватил листок бумаги и положил перед ней. Крис не спеша повернула его, стараясь, чтобы план соответствовал реальному расположению зданий.

— Похоже, склад в двух кварталах отсюда, — наконец, вынесла вердикт Крис.

— Вы что, собираетесь туда на ночь глядя? — спросил толком не проснувшийся, пытаясь поудобнее разместиться в кресле.

— Есть такой план, — ответила Крис.

— Прихватите пистолеты.

Крис и Томми оставили парочку смотреть сны дальше.

— Небрежное дежурство, — сказал Томми. — Наверное, нам стоило разбудить их.

— Если они чувствуют себя в безопасности в двух шагах от кабинета полковника, как думаешь, станут они волноваться из-за недовольства двух каких-то незнакомых энсинов?

— Что за Космофлот такой?

— Думала, ты его узнаешь, энсин Лянь. Тот самый Космофлот. Тот самый чертов Космофлот.

Крис забрала из шкафчика М6 и через несколько минут, с винтовкой на плече, дулом вниз от дождя, оба шагали, преодолевая два квартала до склада. На самом деле там оказалось несколько складов, окруженных забором из колючей проволоки. У ворот дежурил гражданский охранник с винтовкой, дуло тоже опущено вниз от дождя.

— Кто идет? — вместо приветствия, окликнул охранник.

— Энсины Лонгнайф и Лянь. Мы отвечаем за складские помещения в Порт Афинах. Пришли на осмотр.

— Не получится. Здесь темно.

— Заметила, — сказала Крис, осматривая склады. Площадки у складов освещены — у погрузочных платформ стоят несколько грузовиков. — Думаю, мне освещения хватит.

— Слушайте, не знаю, кто вы и чего хотите, но сейчас не время. Потеряйтесь или я… — Охранник снял с плеча винтовку и попытался направить дуло на Крис.

Крис сомневалась, что обгонит пулю, но сейчас винтовка находилась в пределах досягаемости. Не думая, Крис схватилась за дуло и дернула на себя. Ты с ума сошла, женщина. Но так, кажется, сделал бы дедушка Троубл. Охранник тоже немного опешил, увидев руку на своей винтовке. Он попытался вырвать оружие из захвата, но Крис дернула посильнее, вырвала оружие, после чего прикладом подняла голову охранника, чтобы рассмотреть его лицо.

— Похоже, нам надо немного поговорить, — прорычала Крис. При слабом освещении Крис смогла разглядеть его получше. Еще ребенок, наверное, даже четырнадцати нет, смотрит широкими, круглыми от испуга глазами на свою винтовку в ее руках.

— Что тут происходит? — требовательно спросила Крис. Ситуация была похожа на те, когда Хонови, старший брат, вытворял вместе с компанией, попадая впоследствии в неприятности.

Конечно, парни в компании Хонови не носили с собой оружия и выглядели намного менее голодными. Вместо ответа паренек закричал, выкрикивая имена. Крис коротко ударила прикладом винтовки в челюсть несостоявшегося охранника, как это делали в видео и, к ее удивлению, его глаза закатились, паренек упал в лужу среди грязи. И все же его услышали. Люди в складах повыскакивали из грузовиков и ворот погрузочных доков. Крис получила внимание добрых двадцати, а то и тридцати человек. Самое время для предвыборной речи.

— Вы вторглись на территорию государственной собственности, — крикнула она, и тут же пригнулась, увидев, что в ее сторону направилось дуло винтовки. Прозвучал выстрел, пуля прошла выше, но Крис прочувствовала явное отсутствие прикрытия. Пригнувшись, она вскинула М6 и выпустила три пули, тоже над головами целей. Люди поспешили выбежать со склада и погрузиться в кузова грузовиков. Ожили двигатели.

— Со склада есть другой выход? — спросил Томми, спрятавшийся в ближайшей выбоине.

— Не думаю.

— Получается, поедут прямиком на нас? — прохрипел Томми.

— Боже. — Крис вдохнула и заставила себя не волноваться.

Грузовики, один за другим, рванули с места, чуть свернули в сторону. Из кузовов прозвучало несколько выстрелов, но пули прошли выше. Грузовики же направились прямиком на забор рядом с воротами. Крис поднялась только после того, как последний грузовик скрылся из виду. Посмотрела на паренька-охранника.

— Что ты хочешь сделать? — испуганно спросил тот.

— Хочу отправить послание, — сказала Крис, дулом М6 показав пареньку, чтобы тот поднялся. Выглядел тот болезненно худым. Одежка нуждалась в заплатках.

— Кто тебя нанял?

— Я тебе ничего не скажу, леди.

— И сколько обещали заплатить?

— Мешок риса. Мама, братья и сестры голодают.

— Завтра приходи на склад. Будешь работать на меня, а я позабочусь, чтобы вас накормили. И передай тем людям, на которых сейчас работаешь, что если они тоже придут сюда завтра, я посмотрю, какую работу могу найти для них. Если придут, как сегодня, ночью, обнаружат вооруженных пехотинцев. Передай, что на складе с этого момента новая метла. Они могут начать работать и перестать голодать или продолжать пытаться грабить склады и тогда точно останутся голодными.

Пока Крис говорила, выражение на лице паренька менялось. Испуг уходил. Пришло смятение и потрясение вместе с большим сомнением. Но, когда Крис замолчала, паренек закивал. Начал осторожно отступать. Крис молча наблюдала, до тех пор, пока тот не исчез в темноте.

— И что нам теперь делать? — спросил Томми.

— Ну, если не хочешь остаток ночи охранять пролом в заборе, есть предложение вернуться в номера и немного поспать. Сильно подозреваю, что завтра будет тот еще денек.

— Но пролом в заборе останется.

— Заметила. И, наверняка, останется до тех пор, пока мы его не заделаем. Приглашение для всех, кто хочет тут побродить. Голодных женщин, детей, кого угодно. Поверь мне, Томми. Мы здесь, чтобы накормить всех этих людей, не так ли?

— Так.

— Ну а если несколько человек решать помочь мне в распределении продуктов, я совсем не против.

— Тогда почему стреляла в людей на грузовиках?

— Потому что у них было оружие. Как думаешь, сколько из взятых продуктов они раздадут остальным?

— Точно, — фыркнул Томми. — Самая что ни есть точка зрения политика: позаботиться о том, как они это делают, чем о том, что они делают.

Крис задумалась и решила, что пытается просто быть практичной. Пожала плечами, развернулась и пошла обратно к основному комплексу, держа на плече уже две винтовки.

— Что еще можно сделать, Томми? В девяти случаях из десяти перспектива имеет больше общего с конечным результатом, чем все, что ты делаешь. Работаешь на перспективу и… получаешь определенный результат.

Дойдя до базы, несмотря на дождь, Крис остановилась перед зданием гостиницы, где расположилась администрация. На всем этаже только в окне полковника горит свет.

— Что это с ним? — покачав головой, спросил Томми.

— Были проблемы на Даркундере, — сказала Крис. — Фермеры посчитали, что продают свои культуры не по справедливым ценам. Такое время от времени случается. Хэнкок командовал батальоном космической пехоты, отправленной поддерживать порядок. По некоторым отчетам выходит, что он отстаивал чьи-то денежные интересы. Кто-то говорит, что он командовал кучей головорезов. В любом случае, стандартные методы контроля над толпой не сработали, и кто-то решил, что ситуацию можно решить только стрельбой из пулеметов. Было много взаимных обвинений. Обвинили и Хэнкока, но военный суд его оправдал.

— Значит, это тот самый Хэнкок. Даже в Санта-Марии о нем слышали. Как можно признать человека невиновным, когда он убил сотню безоружных фермеров?

— Ты знаешь многих фермеров на Санта-Марии? — спросила Крис.

— Немногих.

— А я знаю несколько генералов. Они считают, что Хэнкок всего лишь выполнял свою работу. Он остановил толпу анархистов, не дав им убивать, грабить и насиловать.

— Ты с ними согласна?

— Нет. Но понимаю. Мне вот даже интересно, если бы Космофлот отправил два или три батальона на Даркундер, так может толпа и разошлась бы по домам прежде, чем все пошло наперекосяк. Во всяком случае, суд реабилитировал Хэнкока, но, сам видишь, какие задания он теперь получает.

— Да, но я не понимаю.

— Начальство не повесит его только потому, что того хотят гражданские. Но и не хочет, чтобы любой другой офицер совершил ошибку, решив, что может справиться с заданием на этой планете. Поскольку Хэнкок не захотел покинуть Космофлот самостоятельно, значит, будет протирать штаны здесь, потому что неудачник.

— Как-то все запутано. — Томми оглядел территорию комплекса.

— И, подозреваю, будет только хуже. В колледже я прочитала очерк о лидерах под авторством дедушки Троубла. В нем он много чего говорил, но больше всего меня поразила его идея, что лидерство держится на вере, возможно, даже на иллюзии.

— На вере? Иллюзии? — недоверчиво переспросил Томми.

— Ты должен верить в то, что ты лучше, что можешь вести за собой других, можешь выполнить задание с меньшими потерями, принеся меньше горя, лучше, чем это сделает кто-либо другой. И твое войско должно верить в то же самое. Даже если это не так, ты должен сделать все, чтобы они в это поверили.

— На этой планетке никаких иллюзий нет, — покачал головой Томми.

— Точно, — кивнула Крис. — Чертов дождь превращает это место в ад.

— Что делать будем?

— Не знаю, — после небольшой паузы сказала Крис. — Хотя, знаю. Проследим, чтобы люди не голодали. Помимо этого просто подождем и посмотрим.

— Почему мне кажется, что слова «подождем, посмотрим» из уст энсина Лонгнайф звучат страшно?

— О, Томми, мой мальчик, ты еще не видел страшного. Ну а сейчас, как ты и предложил, пора уйти из-под дождя.

Вернувшись в комнату, Крис быстро ее осмотрела. Стандартный номер отеля: ванна с душем, спальня с гардеробом, мягкое кресло, письменный стол и, с виду, красивая кровать. До тех пор, пока есть автономная энергия, в отель подается вода, о личных вопросах Крис может не заботиться. Стекшая с багажной сумки вода пропитала ковер. Крис подхватила сумку, отволокла в ванну: большая часть содержимого промокла насквозь. Крис чуть было не решила отдать содержимое сумки сотрудникам отеля, чтобы те почистили одежду, но, взглянув на плесень между плитками, поняла — никакого персонала, готового исполнить любую прихоть, тут нет и без разницы, насколько ты большая шишка.

Грустно улыбнувшись, Крис прогнала форму через сушилку, положила на прессер. Интересно, дамы из высшего общества Вардхейвена имеют хоть отдаленное представление о работе прачечной? Пока сушится форма, Крис нашла, чем заняться. Смешным показалась ситуация, когда пришлось спрашивать, где находится склад, который с этого вечера перешел под ее ответственность.

— Нелли, Сэм успел передать новые процедуры, прежде чем мы улетели?

— Несколько.

— Сможешь самостоятельно синхронизироваться с военной системой?

— У меня есть несколько подпрограмм.

— Посмотри, сможешь ли подключиться к военной сети.

— Провожу поиск, — послушно ответила Нелли и даже с некоторым энтузиазмом, если Крис правильно поняла интонацию ИскИна.

Крис положила форму цвета хаки на сушилку, закинула туда же парадную белую форму, и задумалась, почему не послушала совета ветерана и не оставила ее дома. Так крепко задумалась, что сушилка чуть было не обожгла ей пальцы. Нелли выбрала именно этот момент, чтобы объявить:

— Я получила доступ.

— Нелли, можешь выключить свет на складах?

— Да.

— Сделай это в два ноль-ноль по местному времени, — после секундной задумчивости сказала Крис. — Нуждающимся местным должно хватить времени. Можешь заблокировать склады? — Понадобилась минута, чтобы снять с себя мокрую униформу и разложить ее на сушилке. Вместе с промокшими ботинками. Снизила до минимума влажность. Коробку с Нелли осторожно поставила в комнате на стол.

— Такой информации в военной сети нет. — Короткая пауза. — Я могу получить доступ к системам складов.

— У складов отдельная система?

— Да, мэм.

— Закрой их в два тридцать, — приказала Крис и залезла под одеяло, поплотнее в нем укуталась. Ноги холодные, но это ненадолго. — Во сколько подъем?

— Судя по рекламному проспекту административного отдела, приглашающего на базу поддержки Олимпии, подъем в шесть ноль-ноль.

Это тебе не база Космофлота. Крис отметила несоответствие между встречей Хэнкока и администраторским отделом. Еще одна вещь, на которую стоит обратить внимание.

— Разбуди меня в пять тридцать.

Назад