Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 11

Следующим утром первым делом Крис проверила склад. Джеб с десятком помощников проработал большую часть ночи и инвентаризацию рассчитывал завершить где-то к полудню. Крис оставила их в покое.

Через несколько минут из гостиницы появился Томми, а у дверей его уже поджидала Милли с небольшой армией сотрудников, работавших в этом здании, когда оно служило по прямому назначению.

— Мы справимся, добрый сэр, если вы уступите нам дорогу, добрый сэр, к ужину тут будет все, как с иголочки, добрый сэр, а сейчас, добрый сэр, пожалуйста, не мешайте нам.

У Томми появилось несколько идей, как заставить технику на складах работать, так что Крис прихватила «Доброго сэра» с собой и сосредоточилась на том, что хотела сегодня сделать.

Эстер нашлась в приходской столовой — здании, явно нуждающемся в ремонте снаружи, но внутри таким домашним, насколько возможно для общественного места. Голова перевязана бинтом, но женщина не давала этому обстоятельству замедлить процесс. Нелли обнаружила в хранилище местного банка несколько пачек наличных долларов Вардхейвена и Крис выложила четыре купюры, сто долларов, на стол перед Эстер.

— Сколько времени понадобится выставить вооруженную охрану для каждой столовой?

— Охрана уже здесь, — ответила Эстер, а две молодые женщины, улыбаясь, вытащили из-под стойки винтовки. — Их мужья дежурят на улице.

— А в других столовых?

— С сегодняшнего дня там тоже есть охрана. Никто не захочет, чтобы его жена прошла через такое, — сказала Эстер, приложив ладонь к повязке на голове.

— Проследите, чтобы каждый получил оплату, — Крис кивнула на деньги. — И, Эстер, если полковник узнает, что ваши охранники шалят, у нас появятся проблемы. Можете проследить, что, взяв наши деньги, нашу пищу, они…

—… они должны вести себя соответственно, — улыбнулась Эстер. — Да, я дам им знать, что бабушка Эстер ожидает от своих мужчин образцового поведения.

Не совсем те слова, что хотела услышать Крис и, конечно же, не совсем то, что хотел бы услышать полковник, ожидая в своих рядах дисциплины, но, пожалуй, лучшее, что можно позволить в данных условиях. Так что Крис отправилась обратно на базу.

Томми каким-то образом распространил слух, что ему нужны водители и механики, а потому у забора успела вырасти очередь из ищущих работу мужчин и женщин с соответствующими навыками. Под ремонтную мастерскую Томми выделил большое здание рядом со складом, которое запросто можно включить в периметр ограждения. Одним из хозяев оказался владелец сломанного грузовика, живший на другой стороне города. Он с готовностью согласился продать имущество за десять процентов от первоначальной суммы. Крис от такого предложения стало не по себе, пока парень не признался, что иначе его продаст банк, что выйдет намного дешевле. Если же Крис купит постройку, даже за такие маленькие деньги, он погасит долг и денег еще останется для выкупа здания после того, как Космофлот уберется с планеты.

Такие условия подошли, Фонд фермеров-переселенцев выписал чек и переставил ограждение так, что нужное помещение оказалось в охраняемом периметре.

Хоть с владельцем вопрос решили быстро и сделка завершилась рукопожатием, документы требовали от Крис согласования как со службой снабжения, так и с финансистами и администрацией. Крис быстро поняла, почему ни снабженцы, ни финансисты не хотят иметь ничего общего с администрацией. С согласованием документа офицерами первых двух отделов проблем не возникло, подписи были поставлены быстро. А вот заставить расписаться лейтенанта Пирсон обернулось титанической задачей.

— Ну и зачем нам все это? — пыталась разнюхать лейтенант.

— Нам нужна возможность ремонтировать, если что-то сломается.

Крис пришлось побеспокоить полковника, чтобы этот ответ показался Пирсон приемлемым. Тем не менее, шеф отдела администрации пять раз отклоняла документы ради незначительных исправлений. Пять раз Крис подавала их снова.

— И почему ты с этим миришься? — поинтересовался Томми.

— Я бы и не стала, если б у нас была хоть пара грузовиков для работы, но те, что должны появиться вчера, даже на орбиту не прибыли, — вздохнув, ответила Крис и продолжила играть в игру, предложенную лейтенантом.

Когда, наконец, грузовики прибыли, Крис только порадовалась тому, что так удачно приобрела здание под мастерскую. При соответствующей оснастке, новенькие грузовики могли пройти и сто тысяч миль. Механики же бросили на них только один взгляд, покачали головами и принялись полностью переделывать, используя оборудование и инструменты, выбитых для мастерской Крис.

Она не позволяла Пирсон съедать все свое время всяческими отписками. Первую половину дня она успевала выполнять необходимые обязанности офицера Космофлота, вторую половину большую часть времени посвящала Фонду Рут Эдрис. Если не получалось добраться до столовых на грузовике, развозящем продукты, шла пешком, проверить, как там все идет. Грабежей больше не было, драк тоже. Пока Крис путешествовала по затопленным улицам Порт-Афин, дождь дубасил по крышам домов, люди по-прежнему, сгорбившись и пригибаясь, расплескивая воду из луж, старались побыстрее проскочить по своим делам, но теперь казались не такими измученными.

И каждый раз, неважно, добиралась она на попутке или путешествовала пешком, возвращалась в казармы промокшая до нитки от шляпы до подошв сапог, единственное, что стояло между ней и полным бедствием — контроль влажности в гостинице, превращенной в казарму. Когда Милли доложила, что блок вот-вот испустит дух, Крис пришлось дополнительно раскошелиться, чтобы нанять единственного человека на всей планете, способного починить разрушающуюся систему. Сухая и теплая комната каждую ночь стоит любых денег.

Пирсон все еще разрабатывала правила, когда механики, стерев масло с ладоней, объявили, что шесть машин готовы путешествовать по дорогам вглубь страны. Крис больше не хотелось ждать правил: фермерские поселения голодали. Она собрала начальников и бригадиров, встретившихся по пути очередного обхода, в одном месте и задала им вопрос: «Откуда начинать»?

— Думаю, юг тяжелее испытывает бедствие, — сказал менеджер по продажам фермерских продуктов. — На севере земля полна холмов и оврагов. Овраги принимают в себя много воды. На юге же местность более пологая и воде уходить некуда. В результате земля превращается в болота.

Сидящие напротив него священник и служащий закивали.

— Мы тоже об этом слышали, — сказал священник. — Но, девушка, на юге и банды намного злее. Там очень много вооруженного народа и из-за болот нет никакого способа их отслеживать.

— У нас есть довольно умная аппаратура, падре, — ответила Крис.

— Я знаю, что она у вас есть, но не видел ни одного аппарата в небе, — покраснев, огрызнулся священник. — Это только мое воображение или их не запускают ради экономии средств?

— Отец! — Эстер Садик положила ладонь на его руки. — Моя мама учила говорить «спасибо» людям, предлагающим руку помощи, а не считать, сколько на ней пальцев.

— Извините.

— Ничего страшного, падре, — сказала Крис. — Завтра я отправлю полдюжины грузовиков на юг. Через день они должны вернуться. Спасибо за помощь.

— Хотите, чтобы кто-нибудь из наших людей с оружием отправился с вами? — спросила Эстер.

Крис на мгновение задумалась. Вооруженные гражданские люди верхом на грузовиках Космофлота будут выглядеть подозрительно. Взять их в качестве свидетелей? Нет уж.

— Это миссия военных, мэм. Мы сделаем все так, как принято в Космофлоте.

* * *

Каждое из восьми колес грузовика имело автономный привод. Увидев, как они поворачиваются, Крис почувствовала себя счастливой. А еще в кабинах были задние сиденья.

Дни, когда солдаты катались на грузовиках, давно прошли… задние сиденья были лишены ремней безопасности. Крис отправила в каждый грузовик по три вооруженных винтовками человека, передние же сиденья оставались для водителя и командира машины. Крис намеревалась ехать в первом грузовике. Хотела назначить Томми командовать последним, но тот попросился быть ее водителем. Возможно, в том, что впереди будут находиться сразу два офицера, будет свое преимущество. Нашлись командиры и для двух других грузовиков, в результате осталось найти командиров для трех оставшихся.

— Или я выберусь из офиса, или мои учетчики найдут на складах весьма странные вещи, — со всем уважением пригрозил старшина Спенс.

К сожалению, когда идешь на поводу одной угрозы, тут же получаешь еще больше.

— Получатся подгоревшие тосты, если я не получу грузовик, — улыбаясь, заявила Кортни, таким образом заработав выходной от дежурства в столовой.

Шестой грузовик перешел в полное распоряжение пехотинцев.

Пока конвой двигался вперед, Крис стала обладателем свободного времени и головоломки. На этой планете каждый вооружен до зубов. В городе, по крайней мере, было так. Так как же, если верить слухам, их умудряются бить и грабить? Фотографии с орбиты показывали, что большинство фермерских поселений находится в центре огромных полей и неприятеля можно видеть так далеко, насколько позволяет зрение. Любой, кто намеревался ограбить фермерское поселение, должен быть убит метров за пятьсот до границы поселения. Возможно, кому-то удавалось прокрасться, но это один или двое. Крис решила дать фору, пусть будет пятеро. Пятеро! Тут явно что-то не так.

У солдат на заднем сидении тоже появились проблемы, но совершенно не те, о каких размышляла Крис.

— Я пошел в Космофлот определенно не для того, чтобы быть мальчиком на побегушках, — сказал один матрос, не заботясь о том, слышит его Крис или нет.

— Черт, — согласился с ним второй, — если бы я хотел доставлять людям продукты, остался бы дома и работал в отцовском магазине. Там восемь часов отпахать, а потом полностью свободен. Без обид, мэм, я не имел в виду ничего такого. Не ваша вина, что нам приходится раз в неделю выходить в ночное дежурство.

— Куда там, — ответила Крис, зная точно, что каждый матрос знает, что причина ночных дежурств именно она.

— Здесь не хочется пользоваться свободным временем, — вмешалась третий стрелок, женщина. — Некуда идти, а если, все же, куда-то идешь, то всюду дождь, дождь, дождь. Запишись в Космофлот и наслаждайся грязными лужами.

— Я хотел стать стрелком, — заявил первый. — У меня самые высокие оценки по стрельбе и поединке в космосе. Никто не может убивать пучеглазых монстров, так, как я.

— Мы давно не обнаруживали инопланетян, — заметила Крис, — так что помощь голодающим проблема более насущная, чем подготовка к драке с противником, которого пока не встретили.

— Да, я знаю. Вы офицер, мэм, вы и должны говорить и думать, как сейчас сказали. Но по мне, дайте четырехдюймовый лазер и эскадрилью атакующих подонков, и увидите, на что я способен. А здешние дела дают повод земным благотворителям забраться на диваны и чувствовать себя так, будто они сделали что-то хорошее только тем, что заплатили налоги. Вот бы их сюда отправить, покопаться в этой грязи.

Крис промолчала о том, что на Вардхейвене такие благотворители тоже имеются, и что отчасти из-за них она и ушла в Космофлот.

Первое фермерское поселение из списка оказалось большим: владельцы, их дети и жены, жены детей, внуки. Несколько десятков домов забиты до отказа, потому что здесь нашли убежище семьи из нескольких ближайших небольших ферм.

Прежде, чем колонна вышла из зоны действия сети, они уловили признаки присутствия конных и автомобильных банд, бродящих по району. Крис покачала головой: теперь им предстоит непрерывно наблюдать за окрестностями.

Подъезжая к ферме, Крис сверила карту на экране планшета с тем, что наблюдалось на самом деле. Раскисшая дорога достаточно широкая, чтобы разъехались две машины, но нуждается в ремонте. В поисках более мелких выбоин Томми вилял из стороны в сторону. Поля по обе стороны дороги грязные. Из-за непрекращающегося дождя, урожая в последнее время на них не выдавалось. Благодаря этому Крис увидела вдали вышедшую из берегов речку, чья вода поглотила деревья поблизости, а местность затопила на сотни метров дальше. А вон и застрявший в грязи, полузатопленный трактор. Сейчас эта штука может сбить с дороги любого, и в результате стать легкой добычей банд. Застрявший трактор стоило бы уничтожить вовсе.

Куда сейчас въезжает Крис со своим крошечным конвоем?

— Приготовиться, — приказала Крис, как только поселение появилось в поле зрения. Бойцы на заднем сидении тут же завозились, проверяя оружие, только Томми оставил винтовку в держателе у дверцы.

— Не могу одновременно вести машину и держать оружие.

До того, как начал извергаться вулкан, это была успешная ферма, если судить по трем огромным амбарам. Почетное место перед центральным двором занимал большой дом. Остальные дома, помельче, и различные хозяйственные постройки вовсе превратили поселение в небольшую деревеньку. В поле зрения никого живого не видно.

Крис приказала грузовикам остановиться, а экипажам смотреть по сторонам, причем с оружием наготове. Сама же медленно отправилась дальше. Вот в одном из окон большого дома что-то мелькнуло. Может даже, там прячется кто-то с оружием, хотя и не точно. Крис приказала Томми остановиться в нескольких метрах от границы фермы, выскочила из кабины и остаток пути проделала пешком.

Добравшись до точки метрах в ста от ближайшего сарая, Крис активировала микрофон и сказала:

— Я энсин Лонгнайф, Космофлот Сообщества, — усиленный в несколько раз голос раздался из громкоговорителя грузовика. — Мы привезли продукты. О вас не было слышно уже несколько месяцев. Нужна ли вам помощь?

Ворота ближайшего ангара приоткрылись и оттуда выскользнули трое мужчин. Тот, кто вышел последним, закрыл ворота и только потом все трое отправились к Крис. На крыльцо большого дома вышли несколько женщин, на руках двух из них младенцы. Они спустились с крыльца и направились навстречу Крис, та тоже пошла вперед.

Встретились на середине пути. Высокий, лысый мужчина протянул руку.

— Я Джейсон Макдауэлл. Эту ферму построил мой отец, а это моя жена, Латиша, — он помахал в сторону группы женщин, и оттуда отозвалась худая, седеющая женщина.

Крис пожала ему ладонь и, как только подошли женщины, сказала:

— Я привезла продукты. Хочу оставить запас на месяц. Сколько у вас людей?

— Сотня или около того, — покачал головой мужчина, — но ценность продуктов слишком велика. Продуктов на месяц — слишком много. Придут бандиты и заберут запасы.

— Джейсон, мы могли бы спрятать часть, — тихо, почти шепотом сказала седая женщина.

— Они заставят нас все рассказать. Кто-нибудь да выдаст. Бандиты заставят рассказать обо всем любого из нас.

Седовласая женщина отвернулась, но кивнула.

— Думаю, мы можем приезжать сюда раз в неделю, — предложила Крис, на самом деле не желая такой нагрузки.

В это время из домов, амбаров и хозяйственных построек стали выходить люди, их становилось все больше и больше. Крис ожидала увидеть вооруженных людей, но оружия ни у кого не было.

— Прежде, чем оставить продукты, нам нужно проверить документы ваших людей для отчета.

— У нас ничего нет, все забрали, — выпалил Джейсон, словно плюнул на раскаленное железо.

— Это значит, вы нам не сможете помочь? — спросила Латиша, теребя в ладонях фартук. Рядом с ней стояли еще две женщины с детьми на руках.

— Мы проделали весь этот путь не для того, чтобы сказать голодным людям, что не дадим продуктов из-за неразберихи с документами, — сказала Крис. И пусть лейтенант Пирсон заканчивает разработку своих правил в аду. — Томми, подгоняй грузовик, — добавила она, подбородком переключив микрофон на внутреннюю связь.

Все же, потерянные документы — вопрос серьезный. За последний месяц банковские счета фермеров могли опустошиться, а в межпланетной вэб-паутине их личности скомпрометированы. Могло случиться все, что угодно, пока фермы отключены от сети, и никто из здешних обитателей не может ничего предоставить в свою защиту. На работу местных хулиганов явно не похоже.

— Раз у вас нет документов, нам нужно будет вас сфотографировать, — сказала Крис и приказала Томми приготовить фотокамеру.

— Брат, — обратился к Джейсону один из мужчин, стоявших рядом с ним, — раз у них есть коммлинк, мы могли бы проверить наши банковские счета.

— Так и сделай, Джерри.

— Томми, проследи, чтобы этот человек получил доступ в сеть.

— Вас понял, мэм, — Томми с улыбкой принял поток приказов.

— Можете привести сюда всех? — спросила Крис у Джейсона.

— Мать прикована к кровати, — ответил Джейсон. — Думаю, принести ее сюда мы сможем, но…

— Мне нужно увидеть ее. Просто я пытаюсь немного подстраховаться от проклятых проверяющих. Когда все закончится, они обязательно набросятся на меня.

— Понимаю. Мы здесь работаем… — Джейсон замолк, оглянулся и обвел взглядом насквозь промокший грязный двор. — Работали.

— И снова будем работать, — сказала его жена, дотронувшись до его руки, но Джейсон руку вырвал.

В качестве уполномоченного офицера, Крис стоило бы оставить их в покое. Но Латиша вряд ли позволила бы ей уклониться от посещения дома, так что пришлось пойти вслед за ней. Зайдя на грязную террасу, Крис сняла дождевую накидку, после чего не спеша поднялась по лестнице на третий этаж. Дом построен из отшлифованного работой и долгим использованием дерева.

В спальне, украшенной рукодельными картинами, на большой кровати в одиночестве, лежала женщина. Она стонала от боли. В три быстрых шага Крис оказалась возле кровати, опустилась на колени и откинула с женщины одеяло. Ее выветрившаяся кожа покрыта застарелыми синими и желтыми пятнами от побоев.

— В моем конвое есть санитар. Можно ему показать вашу мать?

— Для мамы мы уже сделали все, что могли, — сказал Джейсон, вздрогнув, когда поймал взгляд женщины.

— У вас есть обезболивающее? — спросила Латиша. — Все наши лекарства забрали бандиты.

— Томми, отправь санитара в дом, на третий этаж. Пусть ориентируется на сигнал коммлинка.

— Да, мэм.

— Не хотите рассказать, что здесь происходит? — обратилась к паре Крис, поднявшись с колен. — Когда я прибыла на Олимпик, меня предупредили, чтобы я прикрывала спину. Наш полковник настойчиво не хочет, чтобы мы выходили на улицу по ночам, потому что среди местного населения слишком много оружия. Но в вашем поселении я не увидела ни одного пистолета, — она кивнула в сторону стоявшей у окна оружейной стойки. — Где все ваше оружие?

— Унесли, — сказал мужчина. — Просто унесли. Не лезьте в это дело, офицер.

— Мой муж ушел в поле… — тихо начала женщина.

Мужчина посмотрел на жену, взглядом умоляя ту молчать. Та встретила взгляд своим, ровным, несгибаемым и, в результате, мужчина отвел взгляд, уставившись в угол комнаты.

— Ферма — не та штука, о которой заботишься, если ты не похож на отца. Он выбил субсидию на эту ферму. Когда пятьдесят лет назад он пришел сюда, тут было болото. Он осушил его. А сейчас насосы нужно проверять часто, потому что болото снова подбирается к нам.

— Нас было пятеро, — уставившись в пол, продолжил Джейсон. — Все вооружены. Мы знали, что… — он запнулся в поисках слова, —… что эти люди где-то поблизости. Думали, увидим их издали, — Джейсон взглянул на Крис. — Мы отлично стреляем. Отец тренировал нас чуть не каждый день, потому что тут бродят штуковины, которых местные называют болотными буйволами, а они могут потоптать поля с урожаем. Мы научились стрелять, чтобы охотиться на них, — он замолчал и после небольшой паузы продолжил: — Они появились из ям. Должно быть, дышали через полые камыши или вроде того. Напали на нас прежде, чем мы сообразили, что там кто-то есть. Если бы кто-то из нас хоть раз выстрелил, нас всех убили бы, — мужчина посмотрел на жену и задыхающимся голосом сказал: — Сейчас мне хочется, чтобы тогда прозвучал тот выстрел, дорогая.

Женщина тут же подошла к мужу, подставила плечо, и тот зарыдал. Крис редко видела плачущих мужчин.

На кровати застонала и заворочалась в поисках удобного места старуха. Крис стояла, положив ладонь на приклад винтовки. Вот и появились дела, о которых нужно позаботиться, не зря же она завербовалась в Космофлот. Откуда ни возьмись, появились плохие парни. Ситуация нравилась ей все меньше и меньше.

Пока мужчина плакал, историю продолжила женщина, ее голос, тихий и монотонный, буквально кричал от отчаяния.

— Грузовики остановились ярдах в четырехстах. Из них вышло около десяти человек. Каждого чужака мы взяли на прицел. Потом один из них крикнул: «Женщина, я приставил пистолет к голове твоего мужа. Бросайте оружие и из этой передряги все выберутся живыми. Кто начнет стрелять, умрет первым».

— Я сказал, чтобы они стреляли, — в голосе мужчины звучала просьба на понимание и прощение. — Я кричал, требовал, чтобы вы начали стрелять.

Крис стало интересно, что бы сделала она, будь на месте жены и на месте мужа.

— А потом из машин вышло еще больше людей, — продолжала жена. — Они разбрелись по полю и пошли к нам. Их было, наверное, тридцать или сорок человек, все вооружены. А у нас дети, — женщина посмотрела на Крис с мольбой во взгляде о понимании. Крис кивнула, пытаясь дать женщине то, чего та хочет. Женщина покачала головой и продолжила: — Некоторые из нас хотели сражаться с ними, отправить к дьяволу хоть нескольких.

Женщина взглянула Крис прямо в глаза.

— Здесь наши дети. Все женщины проголосовали за то, чтобы сложить оружие, — она посмотрела на мужа. — Если бы мы знали, что произойдет дальше, мы бы начали стрелять. Лишь некоторые утверждали, что готовы драться, но большинство было не готово.

Крис чуть было не прервала женщину, мол, догадывается, чем все закончилось, но женщина зашла так далеко, что слова вырывались из нее сами собой.

— Они забрали оружие, продукты, документы, все, что показалось им ценным и все, что захотели. Потом связали мужчинам руки и там, в грязи, перед их глазами и глазами детей, насиловали нас. Для некоторых это стало последней каплей. Отец Джейсона, ее муж, — она кивнула на старуху в кровати, — попытался их остановить, даже со связанными руками.

— Почему не я? Почему не я? — простонал Джейсон.

— Потому что я сказала тебе ничего не делать. Потому что, если бы ты тоже полез, они убили бы и тебя, как убили его. Может, избили бы меня, как избили ее, — женщина глубоко вздохнула. — Мы живы. В отличие от Салливан. Они все мертвы. Детей убивали, как свиней, потому что они пытались сопротивляться. Мы живы, Джейсон, — она провела ладонями по щекам мужа. — Мы живы. Мы пройдем через это.

— И перевешаем всех этих ублюдков, — прошептал Джейсон.

— Если сможем. Все в руках божьих.

Прибыл медик. Крис оставила жену Джейсона вместе с ним, а сама отправилась вниз. Выйдя на крыльцо, остановилась. У ее миссии задача одна — доставка продуктов. Правила позволяли открывать только ответный огонь, если колонну вдруг обстреляют.

— Давайте уже, сукины дети, — прошептала она в свинцовый воздух. — У меня тут тридцать стволов в конвое и никаких детей. Вы знаете, что мы здесь. Приходите и попробуйте забирать. Ну же!

Крис пошла дальше. Пересекая двор, встретилась с мужчиной, просившим проверить по сети его счета. Тот удрученно качал головой.

— Они продают ферму. Ничего нам не сказав, продают.

Крис остановила его и сказала, обращаясь одновременно к мужчине и Нелли:

— Сейчас я сделаю запись дачи показаний.

— Вы можете так сделать?

— Это и многое другое, — кивнула Крис, после чего рассказала, в каком состоянии нашла фермерское поселение, без связи и лишенных документов жителей. — Любые финансовые и юридические действия, предпринятые между потерей связи с фермой, и сегодняшним моментом являются незаконными и не обязаны исполняться. Я, Кристина Энн Лонгнайф, свидетельствую об этом на любом судебном заседании.

— Спасибо, — с чувством сказал молодой человек.

— Посмотрим, что еще можно сделать, — сказала Крис и, увидев Томми, крикнула ему: — Все сделали?

— Думаю, да. Фотографии всех присутствующих у меня уже есть. Даже Пирсон должна быть счастлива.

— Отлично. Давайте собираться и выдвигаться. Нам еще многое предстоит сделать.

— Да, мэм, — Томми подошел ближе. — Что-то не так, Крис? У тебя вид, словно… хочешь кого-то разорвать голыми руками.

— Ничего такого, — отрезала Крис. — Мы вооружены, а где-то там бродят плохие ребята. Все, давайте по машинам. У нас еще полно дел.

Солдаты начали собирать вещи. Казалось, уходить никто не спешит. Кто-то даже держит на руках маленьких детей, помогая им кушать.

— Мэм? — сказал стрелок с заднего сиденья, когда Крис собралась занять свое место в грузовике. — Бандиты вернутся и заберут все, что мы оставили. Мы можем, хотя бы, забрать с собой детей и отвезти их в город? Они целый месяц голодали. А, как мне говорила мама, у детей не такие прочные желудки, в отличие от взрослых, чтобы питаться травой на лугах.

— В следующий раз, может, так и сделаем. Но не сейчас, — прервала его Крис и, повернувшись во двор, крикнула: — Я сказала, шевелиться, бойцы.

Солдаты зашевелились, залезая в кабины грузовиков.

Из большого дома вышел Джейсон, увидел Крис и побежал к ней неспешной трусцой. Будучи истощенным, он наше силы передвигать ноги, пока не добрался до Крис и повис на дверце грузовика.

— Слушайте, эти ребята используют болота в качестве укрытия. Если будете держаться подальше, может, избежите встречи с ними.

Вместо ответа, Крис вытащила планшет, вывела на экран маршрут движения колонны и показала схему Джейсону. Тот только покачал головой.

— Через четыре-пять миль попадете в Мертвое Коровье болото. Вам нужно обойти вокруг.

— Не могу, — сказала Крис и обнаружила, что ухмыляется. — Все окружные дороги затоплены, а эта единственная незатопленная и мы собираемся ехать прямо по ней.

— Они будут ждать вас.

— Я, вроде как, на это надеюсь, — на этот раз она даже не сдерживалась, позволив ухмылке заполнить все лицо.

Дедушка Троубл будет гордиться.

— Просто, чтоб знали, во что ввязываетесь, — сказал Джейсон.

Крис посмотрела на линию грузовиков.

— С нами никаких детей. Только матросы Космофлота и космический десант. И мы делаем работу, за которую нам платят.

— В общем, будьте осторожны, лейтенант, или энсин, или какое у вас там звание. Думал, могу взять у вас все, что вы привезли. Похоже, ошибся.

— На следующей неделе, когда будем проезжать здесь, постараюсь привести документы для вас и вашей жены, фотографии у нас есть. А вам, наверняка, не придется ждать, пока весь этот бардак закончится, чтобы увидеть, как несколько тех ублюдков будут качаться на деревьях.

Черт, мне все это начинает нравиться.

— Боже. Будьте осторожны.

— За это нам не платят, — Крис высунулась в окно, посмотрела на колонну, выстроившуюся позади. Матросы и десантники успели погрузиться в кабины. — Томми, поехали.

— Да, мэм.

В зеркало заднего вида Крис увидела, как Джейсон обходил одну группу фермеров за другой и что-то им говорил. Несколько женщин, молитвенно сложив руки, упали на колени прямо в грязь.

— Помолитесь за тех ублюдков, что устроили нам засаду. А за нас не надо, — прошептала Крис сквозь плотно сжатые губы.

— Не хочешь рассказать, что здесь, черт побери, происходит? — спросил Томми, сцепив ладони на руле так, что аж костяшки побелели, но не отрывая взгляда от дороги. — В конце концов, я твой заместитель и, если с тобой что случится, мне придется все взять на себя.

Крис включила микрофон, чтобы было слышно и в других машинах.

— Бойцы, вы только что сами видели, зачем нас сюда послали. Люди на ферме голодают, потому что банда отморозков отобрала у них все, что они вырастили. Они убили старика, избили его жену, изнасиловали женщин. Вы все сами видели.

— Изнасиловали, — донеслись с заднего сидения шокированные голоса матросов. Получается, полную информацию получили не все. Ну, значит, должны получить ее сейчас.

— Включая маленьких девочек, — отрезала Крис. — Многие из вас не хотят служить курьерами. А многие решили, что лучше бы остались дома и занимались там той же работой, которую поручили нам здесь. Ну так я скажу вот что: через несколько минут наша дорога станет немного опасней, чем до сих пор. Эти подонки любят воровать и отбирать, а сегодня на этой дороге наши грузовики единственные, с чем им предстоит иметь дело. Приготовьтесь к бою, бойцы. Пришло время показать, на что вы способны и для чего вы здесь.

Крис посмотрела на Томми. Пока она рассказывала, что к чему, он вывел на планшет грузовика маршрут, наложил его на фотографию местности и ткнул пальцем в точку, где расположилось Мертвое Коровье болото.

— Здесь?

— Похоже на то.

— Можем сделать крюк километров в пять, там еще одна дорога и тоже расположена высоко.

— Как по мне, она затоплена, — оборвала его Крис. — Наша задача: доставить продукты. Если начнем блуждать не по маршруту, не сможем выполнить миссию и вряд ли до вечера вернемся на базу.

— Можем разбить лагерь на одной из ферм. Фермеры нам не враги и будут только рады, если останемся у них на ночь.

— Завтра нам предстоит другой маршрут. Томми, мы едем по этой дороге, так что предлагаю проверить оружие. Ни разу не видела, как ты стреляешь из него.

— Я прошел обучение и закончил учебку.

— И сколько выбиваешь?

— Необходимый минимум, — не глядя на Крис, сказал Томми.

— Ради бога, Томми, ты же офицер Космофлота. Когда ты вступал в ряды Космофлота, должен был знать, что это будет частью твоей работы.

— Ты должна заметить, что сейчас я за рулем грузовика, развожу продукты голодающим. Дома, каждый раз, когда в драке в баре кого-нибудь зарежут, священник проповедовал: «Не убий!» И я поступил в Космофлот, чтобы заработать на учебу в колледже, а не убивать.

— Даже тварей, насилующих, убивающих и отнимающих у голодных детей еду? — сплюнула Крис.

— Я не это имел в виду, — Томми кивнул на промокшую землю.

— Но это то, с чем ты здесь столкнулся.

Пока Крис разговаривали с Томми, позади установилась тишина. О чем думали солдаты? Разве это важно? У них приказ и они должны его выполнить. И вообще, зачем она тратит время на спор? У нее есть дело. Она снова переключила микрофон на общую связь.

— Говорит Лонгнайф. Опустите окна, чтобы стекла не разлетелись по кабине.

Сама тоже взглядом обвела край лобового стекла, увидела защелку. Через секунду лобовое окно упало на капот, и в кабину ворвался дождь. Потом некоторое время ехали молча, покачиваясь из стороны в сторону, пока Томми искал более-менее ровные участки дороги с выбоинами поменьше.

— Мэм, — донеслось с заднего сиденья.

— Да? — быстро оглянулась Крис. Заговорить с ней пыталась девушка и явно не будущий герой.

— Мы будем стрелять в людей?

— Да, мы будем отстреливаться, потому что они будут стрелять в нас.

— Мама и проповедник всегда говорили, что смерть принадлежит богу. Богу и докторам. Я не говорю, что бандиты на что-то имеют право. Но вы утверждаете, что убивать — это нормально. Вы в этом уверены, мэм?

Крис выросла в семье политика, где приходилось делать все, что нужно, чтобы победить на очередных выборах. А потом, когда почти безвозвратно погрязла во всем этом, как рыцарь в сверкающих доспехах, появился дедушка Троубл. Ей нравилось читать исторические книги, в которых рассказывалось, какие подвиги он совершал. Он и дедушка Рэй. А еще в тех книгах рассказывалось о том, как за правое дело сражались бабушки Рут и Рита. Естественно, Крис знала заповедь «Не убий», но она никогда не была абсолютом. Правда, Харви вот, чтобы осчастливить жену, вытащил бы паука на улицу и отпустил, вместо того, чтобы прихлопнуть на месте, но и он сражался бок о бок с дедушкой Рэем в битве при Гап и чертовски гордился этим.

— Я это так понимаю, — медленно начала Крис, ища правильные слова, которые правильно поймут и матросы, — есть время строить и есть время разрушать. Есть время жить, и есть время умирать. Я скажу так, что если те люди начнут в нас стрелять, значит пришло их время умирать. Ведь они могут бросить оружие, поднять руки вверх, отдать себя в руки правосудия и быть повешенными после приговора суда.

Крис развернулась так, чтобы увидеть всех троих новобранцев на заднем сидении. Их лица побелели. Парень в середине нервно облизывал губы, девушка перебирала ладонями по оружию, словно не веря, что оно настоящее. Будущий же герой искоса взглянул на Крис и отвернулся, уставившись в окно.

— То, что делали те люди на ферме, выходит за пределы человечности. Если они начнут в нас стрелять, мы начнем их убивать, как диких собак, кем они, по сути, и стали. Это приказ. Вы его выполните. Если же я ошиблась, то перед трибуналом предстану я, как командир, а не вы.

— Но они уже будут мертвы независимо от того, что скажет суд, правы вы были или нет, — сказал тот, что сидел в середине.

— Так и полковник говорит, — согласилась женщина.

Все шло не так, как ожидала Крис. В исторических книжках таких сопротивляющихся солдат не было. Но, опять же, там все солдаты наверняка были уже проверенными космическими пехотинцами и уж точно не курсантами-новобранцами. Крис даже уже задумалась, не отправить ли первым грузовик с пехотинцами.

Скорей всего, нужно пересмотреть порядок движения.

Крис села нормально, уставившись вперед. Пока она разговаривала с бойцами, открытые поля уступили место искореженным деревьям и кустарникам. Некоторые стволы давно упали на землю и сейчас из воды выглядывали большие коричневые шарики остатков корней с налепленной на них землей. Крис уставилась на дорогу впереди. Дорога и вода. Наверняка по краям дороги глубокая канава. И как тут сманеврировать с перестройкой колонны? Не получится, даже если сильно захотеть. Облизнув губы, Крис отложила этот вариант в сторону. Хорошо, плохо, но колонна продвигается вперед.

Крис сосредоточилась на том, что произойдет в ближайшие несколько минут. Сделала ли он все возможное? Что забыла? Вечный вопрос командира. Что не сделала? Почувствовала нарастающую панику. Что пропустила? Вот не помнит, упоминается ли такое в исторических книжках.

Проверив пистолет, Крис обратила внимание на деревья, дальше по дороге все ближе подходящих к дороге, и снова включила микрофон на связь с другими машинами.

— Бойцы, бандиты наверняка скрываются за деревьями. В ваших винтовках есть видоискатели. Они автоматически выставят минимальный режим стрельбы. Советую вручную поставить переключатель на максимальный режим.

— Мэм, — донесся сзади дрожащий голос, — а где найти этот переключатель?

— Крайний, — ответила Крис, а потом добавила: — Самый ближний к стволу.

— Спасибо, — вежливость, проявленная на автомате, показалась в данный момент несколько неуместной. Да и вообще, все, что попахивало цивилизацией, сейчас казалось неправильным. Крис чуть было не начала говорить об этом, но заткнулась, как только грузовик прошел поворот. Деревья, блокирующие обзор, оказались справа, а впереди, примерно в трехстах метрах, поперек дороги лежало дерево.

Крис быстро оценила обстановку. Никакого грязевого шара на том конце ствола, где должны быть корни, наоборот, свежий спил, а рядом с дорогой расположился такой же свежий пенек. Крис переключила визир винтовки в тепловой режим. Так и есть, за упавшим стволом спрятались трое. Крис быстро осмотрела лес по обе стороны дороги. Вот они, тепловые метки, дюжина, и еще двадцать. Многовато. Тут Крис вспомнила рассказ Джейсона о поднимающихся из воды людях. Попыталась просканировать канаву и обнаружила, что кое-где температура воды чуть теплее, но ток воды делал такой вывод неуверенным.

Томми сбросил скорость.

— Как близко хочешь, чтобы мы подъехали, Лонгнайф? — процедил он сквозь зубы.

Крис быстро перебрала варианты. Въехать в ловушку полностью, остановиться и пусть плохие парни начнут стрелять, после чего самим их всех перестрелять… Поправка: в подчинении Крис только новички, а на стороне противника — отчаянные убийцы. Крис уставилась на воду: на фермеров бандиты напали из-под воды.

— Тормози тут, — приказала она и Томми, не спеша, остановил машину по центру грязной дороги в добрых двухстах метрах от упавшего дерева. Крис долгую минуту наблюдала за своеобразным контрольно-пропускным пунктом, но ничего не происходило.

— Бросайте оружие, и никто не пострадает, — прогремело по болоту так, что в свинцовое небо испуганно вспорхнули стаи птиц.

Крис нахмурилась: она хотела сказать то же самое.

Ну, вот все и решилось, намерения противника прояснились. Крис вскинула винтовку, целясь в самую крайнюю правую тепловую отметку, застывшую за поваленным деревом. Подбородком активировала микрофон:

— Открыть огонь.

Повинуясь своей же команде, она послала длинную очередь в ствол дерева, разбрасывая пули направо и налево. Один из бандитов, спрятавшихся там, вскочил, не обращая внимания на обстрел, вскинул оружие, целясь в Крис, и упал на спину, как только несколько пуль впились в его грудь.

Несколько бандитов выползли на дорогу из-за обочины по правой стороне. Крис открыла дверь, выпала из кабины, заняв позицию у колеса, и выпустила короткую очередь в ползущего бандита. Тот тут же уткнулся лицом в грязь, закрыв собой оружие.

Прицелилась в следующего. Тот выпустил из рук пистолет, перевернулся на спину и поднял руки вверх.

— Бросайте оружие, и останетесь живы, — Крис услышала свой голос, перекрывший грохот выстрелов. — Кто не бросит, тот умрет.

Не прошло и минуты, шесть человек встали на колени вдоль дороги и заложили руки за голову. Крис провела прицелом по деревьям с правой стороны. Там тоже стояли люди с поднятыми руками. Оглянулась, левая сторона выглядела точно так же.

— Ты, — Крис указала на девушку, застывшую на заднем сиденье в кабине. — Сторожи пленников.

— Да, мэм, — послышался в ответ еле слышный шепот. Женщина чуть не упала, пока выбиралась из кабины. Крис отшатнулась, когда дуло винтовки повернулось в ее сторону, но быстро сообразила, что винтовка — меньшее из страхов. Курсант до сих пор не сняла ее с предохранителя.

— Сними с предохранителя, — прошептала Крис и получила в ответ непонимающий взгляд. Тогда Крис сама дотянулась до винтовки и щелкнула нужным переключателем. — Вот теперь он будет стрелять.

Матрос-курсант только прошептала: «Ох», и неуверенно навела его на пленных.

— Эй, вы, там, в болоте, выходите на дорогу, медленно, — приказала Крис, — без резких движений. Кто на дороге, пройти на середину и лечь, — Крис оглянулась на грузовик. Томми положил дуло винтовки в открытое окно дверцы, а будущий герой с приятелем застыли на месте, осматривая левую сторону и направив свое оружие туда. Ни тот, ни другой не шевелились.

— Вы там как, в порядке? — спросила Крис и, когда не получила ответа, спросила снова: — Вы там в порядке?

Герой вздрогнул, пару раз моргнул… и сильно побелел.

С хвоста колонны с оружием на изготовку вперед продвигались два пехотинца. По крайней мере в учебке их успели научить, где находится предохранитель и что в боевой ситуации оружие обычно с него снимают.

— Прикройте ту сторону, — крикнула она пехотинцам и те в ответ вскинули вверх кулаки.

Переключившись на другую сторону, Крис обнаружила еще троих пехотинцев, медленно идущих в голову колонны и держащих пленников на мушке.

— Я прикончил того парня, — усмехнулся один из них.

— Вот уж нет, это я его прикончил, — не согласился другой.

— Нет, я стрелял в те кустарники, — пехотинец указал на кусты под деревьями, рядом с которыми развалилось тело.

— Так и есть, приятель, но застрелил его я.

— Вы оба его застрелили, — прервала Крис дальнейшее обсуждение. — Стерегите остальных, я не хочу, чтобы кто-нибудь из них сбежал.

Как раз этот момент один из заключенных выбрал для побега. Он рванул к обочине и сходу нырнул в воду. Крис подождала, пока он вынырнет, но этого не произошло, и тогда Крис снова переключила прицел на тепловой режим и просканировала воду, но там было настолько все запутано, что найти цель оказалось нереально.

— Похоже, один сбежал, — заметил Томми и выпрыгнул из кабины. Крис насупилась.

— Если кто еще попробует сделать тоже самое, — сказала она пленникам, — получит пулю.

— Но ведь они безоружны, — сказала девушка-новобранец, обращаясь к Крис.

— Они убегают, — кивнула Крис на пленников. — И, пока мы не обыскали их, мы не знаем, кто из них безоружен. Всем вылезти из кабин. Мне нужны руки, чтобы обыскать пленников на предмет оружия.

Новобранцы подошли с оружием, но только у половины винтовки сняты с предохранителя. Большая часть оружия выглядела так, что требовала немедленной чистки. Вот теперь Крис поняла, почему вокруг было так тихо. Из всей колонны Только она и пехотинцы стреляли по бандитам. Они и плохие парни.

Солдаты разбились по парам, и пошли вдоль ряда пленников. Пока один из них держал пленника на прицеле, второй, без оружия, обыскивал уже лежачего бандита, пока не убеждался, что оружия у того никакого нет.

— Эй, тут девушка, — воскликнул один из новобранцев, отойдя от очередной грязной фигуры на пару шагов. Реакция пленницы оказалась отнюдь не женской.

Крис дала знак ехавшей в ее грузовике девушке обыскать пленницу и встала рядом, наблюдая, как неподалеку вырастает гора различного оружия и снаряжения, добытого у всех пленников. Среди трофеев не было ни компьютеров, ни средств связи, только ножи и, обычно, по одному пистолету на нос. При этом патронов было мало. Пленники, в большинстве раздетые до трусов, оказывались худыми, наверняка от голода. Не так, как голодали на ферме, но, получается, что даже плохие парни и те на голодном пайке.

И плохие девочки тоже. Из четырнадцати человек четверо оказались женщинами.

Крис отвернулась от живых, чтобы осмотреть мертвых. За поваленным деревом, своеобразным блокпостом, валялись двое и их тела уже облюбовали для праздника насекомые. Крис с трудом сглотнула, чтобы не вырвало. Лицо одного из покойников искажено смертельной яростью, гневом или агонией. Крис не могла сказать точно, а мертвые, скорее всего, на вопрос не ответят. Второй, валяющийся рядом, казалось, просто спит, тихо, как ребенок. У него единственного нашлось средство связи. Третий стрелок находился среди пленников, а здесь только лужа крови показала, где его настигла пуля. Сейчас его рану перевязывает медик. В целом для повешения он в хорошей форме.

Крис прошла чуть дальше по дороге. На обочине обнаружила еще два тела.

— Ты и ты, — она указала на двух пленников, самому молодому исполнилось от силы лет пятнадцать, а то и вовсе четырнадцать. — Берите этих двух и повесьте их за ноги на дереве, — она кивнула в сторону четырех уцелевших деревьев рядом со свежим пнем.

— Не стоит позорить мертвых. Это не правильно, — сказал подошедший Томми.

— Что лучше: оставить тела здесь, чтобы их сгрызли какие-нибудь тварь или подвесить в предупреждение остальным? У меня нет времени рыть могилу, — она посмотрела вдоль дороги сначала в одну, потом в другую сторону. — Да и места для ямы нигде нет.

И все же Томми покачал головой.

— Крис, это ведь выходит за рамки дозволенного.

— Вы, двое, делайте, что сказано. Пехотинец, проследи, чтобы они выполнили приказ, — назначенный пехотинец тут же подтолкнул винтовкой обоих парней, вынуждая тех встать на ноги. Те и до того были бледны, как дохлая рыба, а сейчас лица вовсе стали призрачно-белыми. И при этом до ужаса испуганными.

— Вяжите руки пленникам и грузите в кузова, — Крис обернулась к Томми. — Как только закончите, привяжите ноги к чему-нибудь. Не хочу, чтобы кто-нибудь из пленников сбежал.

— Да, мэм, — Томми карикатурно щелкнул каблуками, изобразил пародию на салют, потоптался и отправился исполнять приказ.

— И передай мне сюда немного веревок, — крикнула вслед Крис.

В ответ Томми затопал еще громче, насколько это вообще возможно.

Через полчаса колонна медленно проехала мимо сурового послания Крис остальным обитателям болот: «Убирайтесь, или будете висеть рядом».

По крайней мере, это было то сообщение, которое Крис хотела, чтобы обитатели болот услышали.

* * *

Следующая по списку ферма оказалась безжизненной. Несколько тел нетронутыми лежали в разных сторонах двора.

— Угадай, что случилось с фермерами, которые решили сопротивляться, — сухо сказала Крис, обращаясь к Томми, пока грузовик медленно продвигался между скотных загонов.

— Может, она не такая и сука? — пробормотал кто-то, не заметив, что микрофон общей связи все еще включен. Только Крис предпочла бы этого не слышать.

Следующая ферма была повторением первой. Крис быстро выделила продукты, не интересуясь, кто как сюда попал и не желая видеть безмолвный плач в сухом взгляде. Она отказала просьбе солдат на пару минут отвернуться, чтобы фермеры могли добраться до пленников и отомстить им.

— Они заключенные Космофлота. Мы передадим их официальным властям в Порт-Афинах. У кого есть желание, можете добиваться справедливости там, — рыкнула Крис, когда жену одного из фермеров с ножом в руке пришлось силой оттаскивать от грузовика с пленниками.

— Думаете, довезете их? — поинтересовался муж той женщины.

— Я их арестовала. И я их довезу до города.

— Удачи. Только знайте, таких тут не одна банда.

— А сколько?

— Пара сотен.

— Кто они? — поинтересовался Томми. — Почему стали изгоями?

— Вот у них и спросите, — сплюнул фермер.

Спустя еще две фермы, когда грузовики избавились от значительной части груза, Крис так и не приблизилась к разгадке вопроса, что сделало одних разбойниками и убийцами, а других голодающими жертвами. И ей это не понравилось.

И еще ее не покидало плохое ощущение на предмет обратной дороги.

Последняя ферма из списка оказалась самой маленькой, но людей в ней поместилось раза в три больше, чем в предыдущих. С первого взгляда они были более миролюбивы, по крайней мере, попыток покушения на пленников с ножами в руках никто не предпринимал. Наоборот, две женщины обошли пленников по одному, давая им напиться и немного еды.

Владельцем фермы был долговязый мужчина средних лет. Он стоял в стороне, наблюдая, как люди, самоорганизовавшись, быстро распределили груз в бункеры и несколько небольших домиков, включая хозяйский, где сейчас проживало две пары и с десяток детей. Экипаж колонны свое дело к этому моменту уже знал, так что Крис с Томми стояли рядом с владельцем и наблюдали за работой.

— Продукты сейчас в цене. Последнее время мы тут питались только травой и листьями.

— У вас много людей, — сказала Крис, не понимая, как такое могло получиться.

— Да, потому что когда не удалось собрать урожай, я не отпустил наемных рабочих. А куда бы пошли эти бедные ублюдки?

— Наемные рабочие?

Самое замечательное в положении новичка энсина то, что ты постоянно узнаешь что-то новое.

— Да, Новый Эдем несколько лет назад сократил расходы на социальное обеспечение. Поэтому или ищи работу, или покупай билет на Олимпию и пару других колоний, где поля недостаточно велики для ведения сельскохозяйственного бизнеса.

— И все они работают на вас, — сказал Томми.

— Нет, они работают, чтобы заработать на билет отсюда. Работаешь год и седьмая часть билета твоя. Через семь лет ты свободен и чист, — мужчина присел на корточки, сорвал травинку, и, прежде чем сунуть в рот, осмотрел, словно это было какое-то марочное вино. — А так ведь податься некуда, ни пособия не получишь, ни денег в карман. Счастливчики разве что как-то устраиваются на перерабатывающие заводы.

— Мы кормим их в столовых, — сказала Крис.

— Интересно, что они для этого сделали, — сказал мужчина.

Крис быстро подсчитала людей, проживающих на ферме. Много детей, много стариков, много трудоспособных людей.

— У вас достаточно огневой мощи, когда приходят бандиты.

— Они здесь не появлялись.

— Среди них, оказывается, есть умные, — усмехнулась Крис.

— Тогда почему вы выпали из сети? — нахмурившись, поинтересовался Томми.

— Ветряная мельница умерла. Энергии больше нет, — пожал плечами мужчина.

— Мы оставим несколько батарей, — сказала Крис, и Томми кивнул. — Но почему ваша ферма единственная, на которую не напали?

Мужчина посмотрел на Крис, как на умственно отсталого ученика.

— Женщина, ты до сих пор не поняла, кто такие эти самые болотные бандиты, так ведь?

— Вы не отпустили своих наемных рабочих, — медленно сказала Крис и увидела, что мыслит в правильную сторону, — а в остальных фермах этого не сделали.

— Ага.

— Получается, бандиты в болотах — наемные рабочие с других ферм.

— Ага, — показалось, что мужчина слабо улыбнулся.

Томми некоторое время моргал, соображая.

— Получается, кражи, убийства и изнасилования сделаны людьми, которые работали на владельцев тех ферм?

— Может, да, может, нет, — мужчина бросил на Томми быстрый взгляд.

Крис присела рядом с мужчиной, тот предложил ей травинку. Сунув ее в рот, Крис обнаружила, что она совершенно невкусная. Видимо, и пищевой ценности с гулькин нос. Впрочем, пищевая ценность не ее проблема, а вот люди — другое дело.

Присел и Томми, недоверчиво поглядывая на фермера. Крис покачала головой.

— Так что вы не можете сказать, почему кучка людей, еще недавно работавших в полях, вдруг украли у хозяев документы, заблокировали им выход в мир, а в некоторых случаях еще и фермы продают целиком, — сказал Томми.

— Вижу, для космофлотчика ты не слишком глуп, парень, — улыбнулся фермер. — Копы Эдема метут улицы частой гребенкой. Панки, бандиты, подражатели мафиозо, обычные нарушители спокойствия, от всех их хотят избавиться. В результате в одно чудесное мгновение проблемное дитя просыпается внутри корабля, успевшего уйти в импульс. В результате этот человек уже никогда не побеспокоит копов. Шустрый паренек попадает к нам, мы даем ему работу, как и всем остальным. Он либо начинает работать, либо продолжает баламутить воду. Всегда найдется тот, кто решит чем-нибудь рискнуть. И тогда он достает спирт, возможно, наркотики. Что интересно, — мужчина покачал головой, — неважно, насколько эти люди бедные, а на водку и наркотики деньги у них находятся.

— И когда начался весь этот ад, — продолжила Крис историю, — подобные им увидели свой билет отсюда.

— Верно. Собери вокруг себя крепких прихвостней, стань обладателем пушки, найди в болоте голодных, пообещай им еду, если они помогут тебе отомстить тем, кто втоптал их в грязь. Остальное вы знаете.

— Но насиловать женщин, — покачал головой Томми.

— Не всегда такое делают главари и их прихвостни. Бывшие работники тоже, случается, впадают в ярость. У меня на ферме живут несколько женщин, чьи братья или мужья пытались остановить таких, за что получали пулю. В лучшем случае, их крепко избивали.

Крис посмотрела на жавшихся в кучку пленников. После такого рассказа они все равно казались не такими отвратительными.

— Как думаете, среди наших пленных есть главари или их прихвостни?

— Не знаю. У некоторых моих ребят семьи до сих пор живут в болотах. У Марии, та женщина, что раздает еду вашим заключенным, там живет брат, — увидев, как Крис нахмурилась, фермер покачал головой: — У Мило на ферме есть работа, и он приходит сюда когда захочет. Печально другое: его младший брат считает, что быть мужчиной, значит иметь в руках винтовку. Мило пытается удержать его подальше от неприятностей, пока имеет над братом хоть какой-то авторитет.

— Что насчет них? — Томми кивнул в сторону пленников. — Что произойдет, когда мы передадим их властям Порт-Афин?

— Не знаю. Даже если эти люди не убийцы и не насильники, они были рядом с убийцами и насильниками. Люди же на скамьях присяжных уже отчаявшиеся, напуганные и почти сошедшие с ума. Не лучшее сочетание для поиска справедливости.

— Вот тебе и пожалуйста, — вздохнул Томми.

Крис кивнула. Она проигрывала небольшую стычку, там, на болоте.

— Сначала я застрелила людей, спрятавшихся за деревом, и мужчину с мегафоном в руках. Потом застрелила первых же, кто вылез из воды.

— А после этого остальные решили сдаться, — кивнул Томми. — Кажется, большинство готово было попросту сбежать в тот момент. Вот так подумать: в чем виноваты наши пленники? В том, что они такие же голодные, как и их жертвы? Отворачиваются, когда главари получают удовольствие, насыщаются, а им ничего не перепадает. Дьявол. На Санта-Марии ни один мужчина не прикоснется к женщине, которая его не хочет. А если начнет настаивать, то окружающие быстро преподадут урок, — на лицо Томми наползла болезненная гримаса, и он покачал головой. — Падре учил, что бедняк может украсть у богача хлеб, если его семья голодает. Вот только у него не нашлось ответа, когда я спросил, могут ли бедные красть у бедных. Черт, Крис, тут просто адский хаос. Никто не должен обижать женщин. А здесь даже на призыв о помощи вряд ли кто откликнется, — он посмотрел на грузовик, полностью отданный на перевозку пленников. — Черт, в какой же бардак ты меня втянула, Лонгнайф.

Крис почти не прислушивалась к стенаниям Томми, у нее появилась очередная огромная проблема.

Приехав сюда, она разозлила не одну сотню плохих вооруженных парней. И что ты будешь делать теперь, хитроумная девочка?

— Как предполагаете возвращаться в город? — спросил фермер.

— По дороге, — рассеянно ответила Крис.

— Через Мертвое Коровье болото?

Крис вытащила планшет и вызвала на экран карту. Дорога шла прямиком через рощу. А в ней, как заметила Крис, росли удивительно ухоженные деревья.

— Раньше на этом месте было болото, — с гордостью сказал фермер. — Мы посадили там ореховые деревья, чтобы изменить кислотность почвы и укрепить землю. Через пару лет я смогу их срубить и удвоить посевную площадь.

— Смотрю, там не так много стоячей воды. Думаю, там наш маршрут возвращения будет безопасней.

— Сегодня днем в ту сторону прошло несколько машин, — покачал головой фермер. — Думаю, вы разворошили осиное гнездо. Если подобные группы, вроде вашего продовольственного конвоя, еще как-то могут свободно перемещаться по окрестностям, то другим — опасно, до того, как эту местность прочешет полиция. А те парни стремятся купить билет из этой дыры, а кто-то из них, может, и не хочет, думая, что соберет достаточно денег, чтобы купить весь этот грязный шарик. Я слышал, поселенцы начали объединяться на некоторых фермах после того, как кого-то подстрелили за попытку сопротивления.

— На ферме Салливана мы не увидели никого живого, — сказала Крис, хотя ее мысли в этот момент были в другом месте. — А на ферме МакДауэлов обнаружили, что, используя украденные документы, кто-то продал их ферму.

— Похоже, в учебниках по истории сегодняшние бандиты будут признаны революционерами, а еще через годик и вовсе знаменитыми политиками, — сухо заметил Томми.

— Да, и никто не будет принимать во внимание их бунтарское прошлое, — согласилась Крис. Но это была проблема следующего года. А пока предстоит пережить сегодняшний день. — Сколько, говорите, стрелков ушли в ту рощу?

— Около двух сотен, наверное, — ответил фермер. — Все ушли туда.

— Сколько из них, по-вашему, главарей и их приспешников?

— Тридцать или сорок, наверное.

— Распознать их будет проблематично, — пробормотала Крис. Снова начался дождь, это не говоря о том, что последние несколько часов и без того были серыми и туманными. Она активировала коммлинк. — Штаб, говорит энсин Лонгнайф. Мне нужно поговорить с полковником.

— Подождите минуту, — пришел ответ.

Ждать пришлось меньше минуты.

— Позволь угадать, энсин, тебе нужны еще несколько советов.

— Так точно, сэр.

— Как у вас дела?

Крис рассказала о стычке на дороге и возможных засадах при возвращении, при этом упомянула о разобщенной природе бандитских сил.

— Я слышал рассказы, что некоторые самые страшные проблемы появляются из-за голодных людей, потому что местные организации не рассматривали их как заслуживающие внимания, — растягивая слова, сказал полковник. — Здесь, в городе, ты придумала пару трюков, чтобы без лишних вопросов накормить всех и, после того, как люди набили брюхо, уровень преступности пошел вниз. Думаешь, сможешь сделать подобное и там?

— Сомневаюсь, сэр. Здесь происходят убийства и изнасилования, что сильно разделяет людей на разные лагеря. Многие попросту хотят отыграться на других.

Как и я.

— Тогда у тебя сложная тактическая проблема, энсин, — пришел более чем четкий ответ.

И все же приятно получить такой ответ, вместо отцовской проповеди на предмет не вестись на поводу эмоций, а думать вместо этого головой.

— Мне нужно знать, где находятся банды прежде, чем они начнут в меня стрелять, — сказала Крис, стараясь решить текущую проблему, а не переиначить то, что уже случилось и чему уже не поможешь. — Я готова отдать правую руку за «Стулпигеон».

— Я так и понял, иначе в такое время не спрашивала бы моего совета. «Стулпигеоны» слишком хрупки для подобных погодных условий, зато старый большой «Шпионский Глаз» сможет залететь хоть в ураган. И он прибыл как раз вчера вечером. Я пошлю его, в течении часа он будет над вами.

— Спасибо, полковник, — Крис молча и быстро прочла благодарственную молитву.

— Не благодари, пока не приедешь домой.

— Еще что-нибудь, сэр?

— Ничего такого, о чем ты не думала. Постарайся не убить никого из наших и постарайся не убивать мирных жителей больше, чем необходимо. Ну, ты знаешь, обычное дерьмо. А сейчас извини, мне нужно запустить «Шпионский Глаз», потому что я тут, наверное, единственный достаточно старый, чтобы вспомнить, как работает эта шарманка. Хэнкок, конец связи.

Крис медленно осмотрелась, разглядывая активы, и ей стало не так чтобы радостно. Сонные дротики дают возможность стрелять во всех подряд, а потом уже сортировать, вот только начал подниматься ветер. Признай ситуацию, принцесса, нам предстоит упражнение со стрельбой на поражение.

— Томми, — передернув мокрыми от дождя плечами, Крис поднялась, — давай уже выдвигаться.

Томми вскочил, отряхнулся и огляделся.

— Как хорошо, что это только твоя проблема, — Томми поднялся, встряхнулся и огляделся вокруг. Как только подошел к грузовикам, начал отдавать уже привычные распоряжения: — Вы слышали босса, девочки. Мы уходим. Старшие грузовиков — собрать команды.

Сбор много времени не занял, но обитатели фермы, все же, собрались, как на праздник. Кого-то из курсантов, пока раздавались продукты, успели пригласить в дом, но, как только старшие стали вызывать своих, нехотя подбежали к грузовикам. Когда Крис подошла к своему грузовику, Томми наблюдал, как солдаты грузятся в машины,.

— Итак, что же нас ждет? Воспользуемся данными полковничьего «Шпионского глаза», чтобы обойти этих ребят или решим убить еще нескольких насильников?

— Что сам думаешь о драке?

— Там их двести человек, — глубоко вздохнул Томми. — А нас всего тридцать, и утром мы уже успели показать, какие мы берсерки. Тем не менее, отец отхлестает меня по заднице, если узнает, что я не помог женщине, зовущей на помощь. А вот бабушка сильно разочаруется, если я не вернусь домой. Так вот и скажи мне, энсин Лонгнайф, что будем делать?

— Единственное, что можем — воевать с теми, кто хочет воевать. Остальные пусть убегают, если захотят.

— Даже если они убийцы и насильники? Даже если отсидятся за спинами других?

— Нам нужно сломать хребет плохим парням. Я хочу довезти нас домой в целости и сохранности и не могу позволить себе беспокоиться ни о чем другом.

— Если наша задача вернуться целыми, нам нужно ехать в объезд, — заметил Томми.

— Нам нужно их сломать, — Крис с трудом отказалась от предложения Томми. — И легче сделать это, когда они в одном месте.

— Они просто порвут нас, — покачал головой Томми. — В утренней стычке половина курсантов не догадалась снять оружие с предохранителя. А у большинства и вовсе кишка тонка стрелять. И если утром нас было тридцать против двадцати, то теперь их две сотни!

— Это было утром. А теперь мы, можно сказать, обстрелянные ветераны.

Томми уставился на Крис, как на сумасшедшую.

— Или, возможно, — добавила Крис, — я только что получила несколько жестких уроков. Послушай, Томми, мы должны это сделать.

Томми уставился на нее долгим взглядом, потом хрипло вздохнул и сказал:

— А ведь папа меня предупреждал: «Возьмешь монету у короля, и он получит не только твое тело, но и душу. И ты будешь делать все, что он скажет», — Томми развернулся и отправился на свою сторону кабины.

Прежде чем забраться в кабину, Крис попыталась стряхнуть с дождевика побольше капель воды. Усевшись, она оглянулась и поощрительно улыбнулась курсантам в ответ на их ожидающий взгляд. Те пытались скинуть дождевики, ведь осталось только доехать до базы. Заметив, что Крис не пытается избавиться от дождевика, глаза девушки слегка расширились, тихая болтовня затихла, когда взгляды курсантов проводили ладонь Крис к микрофону.

— Вот, дерьмо, — выругался неудавшийся герой.

— Я хочу, — сказала Крис в микрофон общей связи, — чтобы шестой грузовик следовал прямо за мной.

— Значит, на обратном пути будут цели, мэм?

— Остановимся в паре километров отсюда и поговорим, — сказала Крис и замолчала.

Колонна остановилась у пяти, росших у дороги, деревьев, открывая хороший вид во все стороны на предмет незваных гостей. Куцые кроны давали хоть какую-то защиту от дождя. Тут Крис и собрала всю свою команду. Все пришли молча. Крис подождала, пока пехотинцы и солдаты встанут вокруг нее. Нужно, чтобы каждый ее видел и слышал. К тому же сложно что-то объяснять на ходу, когда подпрыгиваешь на каждой яме.

— Между нами и портом около двухсот бандитов, — напрямую сказала Крис и получила в ответ тихий разочарованный свист и ругательства. — Хорошая новость в том, что не все из них вооружены, а большинству воевать с нами не интересно. Воевать хотят всего тридцать, может, сорок человек. Остальные всего лишь голодная толпа. Сегодня утром, когда мы уничтожили главарей банды, все вы видели, как быстро сдались наши пленники, — в ответ Крис получила несколько кивков.

— Получается, большинство из них просто-напросто оголодавшие работники с ферм, которые стали никому не нужны, когда все вдруг стало трудным, — сказала Кортни.

— Большинство. Но не все. Те, кто украл документы у фермеров, наверняка не захотят, чтобы мы свободно передвигались по этой территории. Если мы покажем им, на что способны, может, на Олимпию вскоре вернется цивилизация, — Крис сделала паузу, чтобы ее слова запали в головы присутствующим, потом глубоко вдохнула:

— Сегодня утром я ошиблась. Я без подготовки бросила вас в гущу перестрелки. Возможно, кто-то из вас слышал про операцию по освобождению заложника, что я провела несколько недель назад, — несколько человек кивнули. — У меня и моей команды было всего четыре дня на подготовку, — и большинство космических пехотинцев были ветеранами, отслужившими от четырех до шести лет. Только не стоит об этом упоминать. — Нужно бы дать вам немного больше времени на подготовку и знакомство с оружием. Одно дело, получить оружие, другое — уметь им пользоваться. Для этого мы здесь и остановились. Назначаю по одному пехотинцу на каждый грузовик. Я хочу, чтобы они и старшие команд показали вам все переключатели на ваших винтовках. Да, в тренировочном лагере вам это уже показывали, но многие ли из вас думали, что будут использовать настолько устаревшую технологию? — Крис подняла свою винтовку и улыбнулась. — Не знаю, как вы, но когда мне выпала короткая соломинка и пришлось десантироваться в ночь и освобождать заложницу, я быстро всему научилась.

Последние слова вызвали в солдатах нервный смех.

— И наконец, я хочу, чтобы каждый расстрелял полный магазин. Ничто не сравнится с ощущением отдачи приклада в плечо и видом дротика, попавшего туда, куда ты целишься. Так вы поймете, сможете ли на самом деле стрелять.

Крис сделала пару шагов в сторону, заставив всех повернуть голову, следя за ней.

— И последнее. Возлагаю на пехотинцев и старшин ответственность за уничтожение главарей и их приспешников. Задача остальных — стрелять поверх голов, чтобы пули сбивали ветки и впивались в стволы деревьев. Это даст возможность тем, кто готов бежать, убежать. Вселите в них страх перед Космофлотом. Вы отправите в бегство обычных голодных, а старшины с пехотинцами успокоят тех, кто хочет драки.

— Если увидим, что кто-то не убегает, тоже можем по ним стрелять?

— Если они будут стрелять по нам. Всякий, кто покажет спину и побежит, пусть убегает.

— Куда же им бежать, мэм?

— Думаю, на той ферме, откуда мы только что уехали, их примут с удовольствием.

Новобранцы и пехотинцы начали переглядываться друг с другом. На лицах некоторых появились неуверенные, нервные улыбки. Раздался шепот:

— Мы сделаем это.

— Да, не слишком сложно.

— Если побегут, то и пусть их. Даже хорошо.

Крис дала людям осознать сказанное, после чего отправила сформированные команды каждую на свой участок недалеко от деревьев. Томми, если судить по виду, был счастлив возглавить команду первого грузовика. Крис обходила одну команду за другой, наблюдая, поощряя, убеждаясь, что пехотинец не зря пробыл в учебке дольше солдат-новичков и может научить их хотя бы элементарным приемам. Перейдя к очередной группе, Крис обнаружила, что возглавивший ее пехотинец с тренировкой курсантов справляется лучше. Оружие для него было светом, чтобы вытянуть ученика, а не молотком, чтобы его загнобить.

Крис встала рядом с будущим героем, когда тот, прицелившись из винтовки, послал несколько дротиков в ком сорняков ярдах в двухстах от позиции.

— Хорошая стрельба, — сказала она.

— Для труса неплохо, — сплюнул в дождь тот.

— Не вижу в тебе труса.

— Утром струсил. Ни черта не сделал.

— Ну и сколько длилась та перестрелка? Девять-десять секунд?

— Не знаю. Мне показалось — вечность, — сказал парень, уставившись на свою винтовку.

— Я смотрела показания компьютера своей винтовки. Девять и семь десятых секунды, от первого выстрела, до последнего. Ни герой, ни трус за такое время не успел бы срреагировать. Что ж, на этот раз я прослежу, чтобы ты получил больше времени. Тогда и скажешь мне, кто ты на самом деле, трус или герой.

— Вы так думаете?

— Не хочу, чтобы ты тратил мои патроны, я и сама с этим хорошо справлюсь. Сколько патронов отстрелял в тренировочном лагере?

— По-настоящему только начал, мэм, когда меня назначили в эту экспедицию. Почти не стрелял.

Вот черт! — Крис подавила чуть не вырвавшееся рычание. — Я должна была перепроверить личные дела этих солдат прежде, чем взять в экспедицию.

— Ну, теперь ты пострелял. Что думаешь?

— Намного лучше, чем в какой угодно симуляции.

— Продолжай в том же духе, — сказала Крис и продолжила обход. К этому времени каждый новобранец отстрелял по магазину, и теперь воздух был наполнен не только дождем, но и уверенностью.

Когда последние солдаты отстреливали положенное количество патронов, пришли первые данные от «Шпионского глаза», зависшего над проблемным лесом. Он показал множество тепловых точек и человеческих сердцебиений. По крайней мере, разбойничьи главари на Олимпии не думали вкладываться в высокие технологии. И как же хорошо, что полковник организовал вылет «Шпионского глаза». Под последние выстрелы Крис и Томми изучили вражескую банду.

— Коряво все, — заключила Крис. — Нас ждут прямо на дороге.

— Да, — согласился Томми. — Но засада кажется немного умнее прошлой. Дерево не срубили. Хотят загнать нас в ловушку до того, как начнется стрельба.

— Тогда, — пожала плечами Крис, — мы превратим их ловушку в свою.

Она осмотрелась и увидела, как из кузова грузовика с пленными высунулся один из них, изогнулся, пытаясь языком поймать дождевые капли.

— Томми, через несколько минут мы начнем драку. Не стоит подвергать пленных риску быть застреленными. Привяжи их к деревьям. Если у нас все получится, мы за ними вернемся, а если нет, свяжемся с фермой, откуда только что уехали, попросим их забрать. Если им предложат работу и они не откажутся, так тому и быть, а если нет, заберем с собой в следующий раз.

Томми бросил многозначительный взгляд на грузовик с пленниками, после чего отсалютовал:

— Да, мэм.

— И давай уже поговорим о том, что будем делать с настоящими ублюдками, — сказала Крис, возвращая салют.

Назад