Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 14

Проснувшись, Крис ощутила во рту отвратительный вкус и не смогла вспомнить ни одного сна. В трезвости есть свои преимущества. Умылась, оделась и, почувствовав себя мучительно живой, отправилась в столовую. Настроение ни к черту, но, похоже, так только у нее, потому что у завтракавших в столовой солдат носы задраны чуть повыше. Взглянула в окно, там все тот же серый дождь. Ничего не изменилось. А тут еще и полковник махнул Крис рукой, приглашая к своему столу.

— Выспалась? — спросил он, когда Крис, заполнив поднос завтраком, уселась напротив. Крис кивнула, а полковник счел кивок удовлетворительным ответом. — Я проверил твоих раненых, у всех все будет хорошо.

— Как позавтракаю, схожу в госпиталь, — сказала Крис, чувствуя голод и впиваясь в завтрак.

— То, что я сейчас тебе скажу, мне тоже не нравится, — полковник откинулся на спинку стула, — но на сегодня у меня для тебя появилась одна сложная задачка.

И чего он тогда улыбается?

— Тяжелее вчерашнего вряд ли что-то может быть.

— Гораздо тяжелее, правда безопаснее, — его улыбка стала шире, если это вообще возможно.

— Полковник, вам когда-нибудь говорили, что у вас прекрасное чувство юмора?

— Не помню такого, — на мгновение улыбка померкла.

— Наверное, стоит об этом задуматься, — сказала Крис и сделала значительную паузу, прежде, чем добавила: — Сэр.

— После такого ты от меня больше не получишь никакого сочувствия, энсин. Сегодня нашу базу посетил один добрый и хороший человек, проделавший долгий и длинный путь, чтобы посмотреть на все те приятные вещи, что мы делаем с его пожертвованиями. Я хочу, чтобы ты его сопровождала по базе и вне ее, показала все, что происходит, пока я привожу в движение всю эту планету.

Крис показалось, что ей предложили самый скучный способ потерять день.

— И кто же эта наша старая няня?

— Не такой уж он и старый. Возможно, ты найдешь его даже симпатичным. Мистер Генри Смит-Петервальд тринадцатый, — сказал полковник. — Уже достаточно плохо оседлать ребенка тем же самым именем, но еще и сделать его тринадцатым, — полковник покачал головой.

Крис с трудом удалось проглотить прожеванную пищу и даже улыбнуться шутке полковника. Мамочка! Я пытаюсь увернуться от встречи с этим милым молодым человеком, а теперь мало того, что ты бросаешь меня с ним, так я еще должна провести с ним целый день. Тот факт, что отец милого молодого человека в списке тетушки Тру желающих смерти Крис записан на первом месте, на самом деле не должен усложнить их отношения, правда ведь?

Не уверена, что сегодняшний день будет безопасен, полковник.

* * *

Крис следила за погрузкой грузовиков, в то время как Томми проводил окончательную проверку их готовности. Как только конвой был готов к отправке, Крис улыбнулась. В то время как солдатам, сопровождавшим вчерашний конвой вместе с ней, придется месить грязные дороги и сегодня, иметь дело с бандитами и болотами, сама Крис будет прикована к столу. Еще она еле удержалась от предложения поменяться с кем-либо местами. Шутка была бы плохой.

Когда грузовики отправились в путь, она вернулась в кабинет. У входа уже ждал Джеб и вместе они согласовали график, что сегодня готовить к отгрузке, что придержать, а что приготовить к завтрашним поездкам. На своем месте обнаружился и Спенс: он бегал по складам, не желая сидеть в кабинете. Единственной вчерашней поездки бухгалтеру хватило за глаза. Будучи оперативным специалистом, он наводил порядок, отмечая галочками позиции в длинном списке. Когда Крис проходила мимо, он кивнул головой.

— Что-то случилось? — спросила Крис.

— Весь этот хлам, что нам присылают. Солдатские пайки двадцатилетней давности жевать довольно сложно. А у меня тут еще полсклада завалена просроченными медикаментами. Посмотрите сами, — он помахал распечаткой. — Неочищенный вакцинный раствор просрочен на месяц. Разве можно использовать этот материал?

— Поговори с аптекарями, — сказала Крис, заходя Спенсу за спину, чтобы посмотреть на распечатку. Да, половина третьего склада завалена устаревшей продукцией. — Не удивлюсь, если их срок годности истек, когда их жертвовали.

— Насколько? На неделю? Кто-то додумался использовать нас вместо свалки!

— Нет, кто-то использует нас, чтобы освободиться от налогового бремени взамен щедрых пожертвований, — сплюнула Крис.

— Мой старик, скорей всего, назвал бы это мошенничеством, — буркнул Спенс. — И после этого он спрашивает, почему я не хочу заниматься его делом.

Крис хмуро уставилась на распечатку, словно на приговор миру, из которого она ушла в Космофлот.

— Эй, смотри-ка, тут какая-то кошачья дрянь, — за спиной раздался веселый голос.

— Надеюсь, у нее со сроком годности дело получше, чем со всем остальным, — буркнул Спенс.

Крис развернулась, надеясь увидеть ухмылку Томми, но обнаружила вставшего в дверях Генри Смит-Петервальда со сложенными на груди руками. Без висящей на его локте мамы, тонкая скульптурная конструкция воспринималась как-то легче. Сегодня он одет в превосходно скроенный и дорогой полевой костюм. Крис вспомнила, что мама, когда она отправлялась в поход на Голубые горы, одевала ее примерно также,.

Крис быстро откинула воспоминание в сторону, чтобы гость не подумал, мол, романтический взгляд предназначен ему.

— На тебе нет гостевого бейджа. Давай пройдем в штаб, я тебя зарегистрирую, — сказала Крис, немного отступая от стандартной процедуры, чтобы дать возможность мозгу догнать события. — Нужно увидеть коммандера Оуэна. Сейчас он главный, потому что у полковника Хэнкока сегодня выходной.

— Разве нельзя этого избежать? Бюрократия мне и дома надоела, — слегка нахмурившись, сказал гость.

— Что бы вы хотели посмотреть? — спросил Томми, искоса зыркнув в сторону Крис, словно говоря, мол, прекрати изображать необстрелянного энсина.

— Что угодно, только не моего старика. Что ты здесь делаешь, Крис? — Генри обошел Томми.

— Все, что от меня хочет Космофлот, Генри. Поступление на службу выглядело верным способом дать маме ранний сердечный приступ.

— Ах, эта наша преданность коронарному здоровью предков, — засмеялся Генри. — Получается, у нас с тобой много общего. И зови меня Хэнком. На имени Генри у папы довольно крепкий замок.

— По мне так нормально, а мама будет рада это услышать.

— Твоя мать толкает тебя ко мне так же, как мой отец толкает меня к тебе?

— Со всей силой астероидной катапульты.

— Тогда, наверное, стоит перед тобой извиниться, — коротко улыбнулся Хэнк.

— Учтено, проштамповано и подшито, — сказала Крис, протянув ладонь. Хэнк принял ее. На мгновение Крис показалось, что он ее поцелует, но нет, просто пожал. Никаких впечатлений, Крис даже мысленно не закричала. Она готова была дать возможность этому человеку определить себя в ее глазах, а не просто остаться потомком знаменитых родителей, маминой иллюзией и, раз уж на то пошло, подозрением тетушки Тру.

— Так что мы можем для вас сделать? — спросил Томми, заставив досрочно прервать рукопожатие.

— Думаю, идея в том, что я могу сделать для вас. По крайней мере, так я отговорил папу отправить меня на открытие завода в Грозене. Я так ему и сказал: «Если хотим видеть наши портреты в средствах массовой информации на фоне добрых дел, давай все сделаем правильно». Так что у меня на орбите висит корабль, полный разных вещей, которые, как мы думаем, могут здесь пригодиться.

— И когда его разгрузят?.. — спросила Крис.

— Я отправлюсь в Грозен.

— Как думаете, сколько времени будет вестись разгрузка? — спросил Томми.

— Как думаете, сколько времени мы будем выяснять, какой полезный груз привезли?

Томми и Крис ответили одновременно:

— Несколько часов.

— Несколько дней.

Томми вопросительно посмотрел на Крис.

Ну, никто не говорил, что этот юноша хочет меня убить.

— Сегодня утром Спенс наткнулся на кое-что интересное, — сказала Крис и передала слово бухгалтеру, а сама, пока тот рассказывал об обнаруженной афере, наблюдала за лицом Хэнка. Когда Спенс закончил, нежданный визитер активировал связь.

— Ульрик, среди нашего груза есть медикаменты?

— Несколько тонн, сэр.

— Отправь все данные, включая даты истечения срока, сюда. Как тебя зовут?

— Спенс, сэр.

— Я получил адрес, сэр.

— Хорошо, Ульрик. Заставь людей гордиться фамилией Смит-Петервальд, — и, повернувшись к Крис, добавил: — Мы решим этот вопрос.

Крис кивнула. Если и была какая афера с лекарствами, произошедшее должно положить этому конец. По крайней мере, на сегодня.

— Итак, что бы ты хотел посмотреть?

— Как проходит твой обычный день?

— Он может оказаться беспорядочным, — сказала Крис.

— И опасным, — вмешался Томми.

— Я слышал о вчерашнем дне. Настоящая битва в духе Дикого Запада.

— Что-то в этом роде, — уклонилась от подробного ответа Крис.

— Почему бы не показать, где мы переоборудуем грузовики? — встрял Томми.

— Неплохое начало, — кивнула Крис. Заодно даст ей возможность привести мысли в порядок, пока Томми и Хэнк заняты мужскими делами. Хотя, конечно, больше будет похоже на избиение младенца, поскольку Томми сделает все, чтобы показать богатому ребенку, как мало тот знает.

* * *

— Ни разу не разбирал двигатели? — поинтересовался Томми пятнадцать минут спустя, вытирая масло с ладоней.

— Никогда даже близко не подходил к машине с открытым капотом.

— Не подходил к машине?

Хэнк уставился на выход из гаража.

— Об этом заботится шофер. Разве не так, Крис?

В его взгляде Крис прочитала призыв о помощи, но не спешила откликаться на него.

— Как-то я помогала нашему шоферу менять масло и ремонтировать лимузин, — всего лишь пару раз, когда мама не видела.

— Такие знания помогают, когда получаешь в подарок использованную машину, — добавил Томми.

Хэнк вздохнул и снова включил связь.

— Ульрик, каков пробег в грузовиках у нас на борту?

— Максимум пятнадцать с половиной километров, сэр.

Хэнк улыбнулся.

— Сомневаюсь, что любой из пятнадцати грузовиков, что я доставил, какое-то время увидит внутреннюю часть этого гаража. Итак, каков следующий пункт программы моего ознакомительного тура?

Томми сильно огорчился, поняв, что побежден. Ухмылка померкла, но всего секунды на три, после чего снова заблистала в полную силу.

— Позволь показать тебе наш склад, — вмешалась Крис прежде, чем кто-то пострадал.

Внимание Томми было отвлечено и, одновременно, позволило продемонстрировать свои достижения. Пока Крис водила Хэнка по базе, ей было легко с ним разговаривать о том, как она заняла делом рабочих, которых унаследовала со складом, как наняла добровольцев, и как использует горстку космофлотских охранников, обеспечивая этому месту максимум безопасности. До сих пор она всего лишь помогала в делах, организованных кем-то другим в основном, кем-то из маминых подружек, но там было безопасно. Здесь, же, на этой планете, на этой базе, складе и гараже, творилось ее шоу, что дало кучу возможностей показать Хэнку очень много интересного. И, пока тот смотрел, Крис изучала его самого. Во взгляде великолепного, скульптурного лица застыла настороженность, но в нем читалось ожидание, когда он рассматривал то, что она здесь сделала.

Еще прогулка дала Крис возможность сравнить двух человек: одного — с юношеским максимализмом, демонстрирующего рвение в стремлении удостоверится, что он никому ничем не угрожает, и второго — самодостаточного молодого человека, не обращающего ни на что внимания, кроме слов Крис, внимательно ее слушающего, не прерывающего и задающего интересные вопросы, заставляющие ее говорить снова и снова даже тогда, когда, кажется, говорить уже не о чем. С таким парнем легко общаться.

Наконец, добрались до дамбы, откуда наблюдали за посадкой беспилотного шаттла. Вот он приземлился, плеснув волны воды в струи проливного дождя. Как только судно замерло, заняв одно из множества свободных мест на стоянке, к нему по рельсовой дороге устремился буксир.

— Один из моих кораблей, — заметил Хэнк. — На борту груз, что-то вроде сухарей. В каждом двухсотграммовом батончике достаточно белка, витаминов и минералов на целый день. Приятная штука в том, что, если размочить его водой, в желудке он набухает и дает ощущение, что ты хорошо так поел.

— Хорошее дополнение рису и бобам, — согласился Томми.

— Ну а что вы делаете с пустыми посадочными модулями?

Это уже вопрос для Крис.

— Перерабатываем корпуса в воздушное желе, — кивнула она в сторону уложенных тюков с измельченным материалом, — а двигатели перетираем в углеродный порошок. В большинстве подобных миссий этот материал очень помогает экономике, но на Олимпии экономики, о которой стоит говорить, уже нет, поэтому, скорее всего, оставим все это здесь до лучших времен, — она пожала плечами.

— Но вы можете использовать мои грузовики? — наконец, он напрямую посмотрел на Крис, в первый раз за все время.

— Сразу же, — кивнула Крис. — Нелли, покажи карту на сотню миль в окружности.

Перед ними появилась голограмма и Крис сосредоточилась на карте, чтобы избежать энергичности взгляда молодого человека. За последний час она не услышала ничего, что ей не понравилось бы. Что могло не нравиться в богатом молодом человеке, нашедшем время прилететь сюда, поинтересоваться, что им нужно? Сама Крис именно для этого и завербовалась в Космофлот.

По слухам, в деловой империи своей семьи Хэнк распоряжался половиной всего, наравне с отцом, и это было самое большее, что смог добиться молодой человек в реальном мире.

— У нас есть столовые в городе и продукты, которые мы им поставляем, — сказала Крис, водя пальцем по центру карты в попытке привлечь внимание мальчиков. — Поэтому голодных в городе у нас не осталось. Проблема в глубинке. У нас всего пятнадцать грузовиков, и они работают круглосуточно. При этом у двух из трех постоянно обнаруживается какая-нибудь проблема. Местным механикам приходится собирать из двух-трех машин одну, но в дороге каждая третья машина снова ломается, — закончив говорить, Крис вздохнула.

— Мои тридцать грузовиков наверняка помогут, — сказал Хэнк, взглядом следя за гуляющим по карте пальцем. — Но на севере, смотрю, свои проблемы: много холмов, речных долин и я вижу очень мало мостов.

— На самом деле их там почти нет, — сказал Томми.

Крис пришлось ввести в курс дела обоих, рассказав о том, что узнала от полковника про минимализацию управления местным правительством:

— Если фермер сам не построит мост, то его и не будет.

Она наложила на старую карту, сделанную еще до того, как взорвался вулкан, свежую. Старая карта показывала четыре моста, сейчас ни одного. Все четыре моста были снесены потоками воды.

— Тут нужны лодки или понтонные мосты, — задумчиво сказал Хэнк и широко улыбнулся. — Позволь рассказать, что я тебе привез, — сказал он так, словно собрался впарить вакуум шахтерам с астероидов. — Отец недавно выкупил компанию, выпускающую лодки, сделанные из умного металла. Типа твоего «Тайфуна». Лодка складывается в коробочку размера стандартного контейнера, идеально подходит для перевозки грузовиком. Нужно просто положить такой контейнер в воду, выбрать нужную форму и отойти подальше. Через пять минут у тебя готова лодка или готовая к погрузке баржа, или даже мост. И цена — ты ее никогда не сможешь перебить, маленькая леди: для тебя — бесплатно.

— И сколько эта штука весит? — рутинно вмешался Томми без единого признака улыбки, прерывая поток елейности. — У нас дороги размыты. И как их доставать с грузовика на воду? Или они умеют сами ходить?

— Нет, — встрепенулся Хэнк. — Лодки тяжелые. Мы, обычно, используем кран. Металл может быть умным, но никто, даже Святая Мария, не сможет сделать его легким.

Крис пыталась делать все возможное, чтобы подавить улыбку, наблюдая за этой битвой тестостерона.

— А у этих твоих грузовиков, тех, что на орбите, краны есть? — спросила она.

— Возможно, пара таких и найдется. Я проголодался. Пообедаешь со мной?

— Ради мобильных мостов, думаю, могу позволить себе такое. Но, предупреждаю, у нас сегодня только размороженная вырезка. Половина сотрудников сегодня ушла с конвоями.

— Я рассчитывал на что-то более уединенное, — возразил Хэнк. — В городе есть ресторан, где подают самые вкусные стейки.

— Вряд ли он работает, — Томми выглядел так, словно кто-то только что украл его плюшевого мишку.

— Мои источники говорят, что работает.

Крис же в этом сильно сомневалась. И еще у нее нашлась дюжина причин сказать «нет»: «Босс вряд ли позволит покинуть территорию миссии», «Стоит ли нам наслаждаться стейками, когда остальное население планеты голодает?»

— Звучит здорово, — сказала она. — Пойдешь с нами, Томми?

— Я лучше присмотрю за фортом, — сказал он. Крис ни разу, до этого момента, не видела веснушчатого лепрекона побежденным.

Взяв Хэнка под руку, Крис позволила тому увести себя к воротам базы, где их ждал роскошный вездеход с двумя симпатичными мужчинами, которые раньше могли служить в Космофлоте.

— Отец не разрешает мне никуда выходить без этих двоих оболтусов. А твои телохранители где?

— Космофлот не разрешает энсинам иметь телохранителей, даже если тебя вот-вот начнут убивать, — ответила Крис. — Дома мой шофер тоже из бывших военных, но я его всегда считала другом, чем кем-либо еще. В смысле, сложно думать о человеке, который болеет за тебя на футбольных матчах кем-то еще, кроме как другом.

— Ты играла в футбол! Должно быть, это было дико.

— Ты не играл?

— Нет. Отец думал, что находиться в бесконтрольной толпе с остальными детьми не здорово. Он настаивал, что это слишком рискованно. И потом, я был единственным ребенком, а ты нет.

Крис думала, что у нее было слишком защищенное детство, особенно после Эдди. Никогда не думала о Хонови, старшем брате, как о защитнике от чрезмерной родительской заботы. Обычно воспринимала его как боль и неудобство.

— Нет, я второй ребенок в семье, — сказала она, не позволяя себе вздрогнуть от мысли о третьем ребенке.

— Было бы неплохо иметь сестренку с веснушками, — лукаво посмотрел на нее Хэнк. Прежде, чем Крис ответила, они прибыли в пункт назначения.

Ресторан расположился на противоположной стороне улицы, по которой обычно ходила Крис. И никаких знаков, что он там есть, хотя Крис заметила одного вооруженного громилу на улице, а второго на крыше. Раз уж самой Крис понадобилась вооруженная охрана для защиты обычных столовых, что говорить о приличных местах, подобных этому, где делают еду совсем другого уровня.

Дверь открылась, не успел телохранитель Хэнка коснуться ее. За ней, в тени, придерживал дверь человек в дорогом костюме с галстуком. Он провел Крис и Хэнка в тихий уголок со столом, накрытым скатертью, на которой уже лежали серебряные столовые приборы и стояли хрустальные бокалы. Крис пришлось приложить некоторое усилие, чтобы заметить, где расположились усевшиеся за другими столиками охранники, чьи костюмы слились с мотивом ресторана — дерево, хрустальные светильники и толстые красные ковры. Еще три столика заняты, но удачно расположенные деревца в кадках не позволили разглядеть лица. Итак, полковник прав: на Олимпии не все голодают. Там, где вертятся большие деньги, находится и дорогая еда. Пришло время вместо новичка энсина проявиться дочери премьер-министра и наследнице многомиллиардного состояния Эрни Нуу.

Меню предлагало несколько вариантов стейка, а так же блюда из морепродуктов. Выглядело угрожающе, потому цен указано не было.

— Даже не знаю, что заказать, — быстро ознакомившись с меню, сказала Крис.

— Позволь, я это сделаю для тебя, — предложил Хэнк.

Крис не ценила людей, считающих, что чтение дорогих меню выходит за пределы понимания женщин.

— Я знаю, что там написано, Хэнк. Вот только полковник заставил нас всех сдать кредитки, — не совсем вранье. — Не уверена, что смогу оплатить чек.

— Мне говорили, на черном рынке начали появляться местные кредитные карты. Ваш полковник — мудрец, — кивнул Хэнк. — Только здесь плачу я.

Поскольку его капитал оценивается в сумму примерно с десятью нулями, Крис решила, что неплохо побаловать себя ухаживаниями молодого человека своего возраста. Для разнообразия. После вчерашних дел, почему бы не позволить этому парню поломать голову над выбором салатов?

— Итак, — начала Крис светскую беседу, — отец взял тебя в бизнес прямиком из колледжа?

— Не совсем. Папа не из тех, кто тратит время на бесполезную зубрежку учебников. Я начал заниматься бизнесом, когда мне стукнуло четырнадцать. Не поверишь, но мне пришлось провести целое лето в почтовом отделе. С тех пор я значительно продвинулся по карьерной лестнице, как считаешь? — спросил он, проиллюстрировав ладонью подъем по воображаемой карьерной лестнице.

— И в колледж не ходил?

— Ну, папа привозил профессоров с Земли и других разных мест, так что я одновременно и работал, и учился. Моим выпускным школьным проектом был запуск крупного фармацевтического завода. Я наблюдал за одним из лучших папиных людей, изучал все, что он знал, а потом описывал все это для папы и профессора Максвелла. Он то и был тем парнем. Профессор оценил работу на пять, а папа изучил документ по пунктам и показал мне на деле, что работа еле-еле дотягивает до четверки. Того профессора я больше никогда не видел.

Появился официант с бутылкой вина, этикетка на которой говорила, что и на Вардхейвене эта марка дорогое удовольствие. Хэнк мастерски прошел ритуал дегустации.

— Очень хорошо, — кивнул он после первого глотка и обратился к Крис: — Тебе понравится.

Крис подождала, пока наполнят вином бокал, после чего выполнила обязательный ритуал пробы, похвалила выбор и поставила бокал рядом со стаканом с водой, пообещав себе больше к нему не притрагиваться. После прошедшей ночи она не хотела второй раз пойти той же дорогой.

— Не похоже, что твоя жизнь полна света и радости, — сказала Крис, отбрасывая в сторону винную тему.

— Нет, — чуть задумавшись, сказал Хэнк и улыбнулся. — Разве ты не слышала, что единственная постоянная вещь в жизни — это перемены.

— Читала где-то, — слабо улыбнулась Крис. — Обычно я могла рассчитывать на несколько вещей: Харви постоянно находился рядом, отвозил меня на футбольные матчи, болел за меня. Его жена на кухне всегда готова была угостить чем-нибудь вкусным. И вокруг всегда были тети и дяди, некоторые даже и вправду близкие родственники. У тебя не было семьи?

— Дядя Стивен погиб в автомобильной гонке, когда я был еще ребенком. У тети Евы одна из ее любовных интрижек закончилась весьма плачевно, и она улетела в какой-то отдаленный мир. К слову, в багажнике моей машины находится целый пункт скорой медицинской помощи. Конечно, у водителя нет сертификата для операций на головном мозге, но он с удовольствием возьмется за дело.

Крис поставила на стол локти и подперла обеими ладонями голову, поморгала.

— Слушаю тебя, и мое детство кажется довольно-таки восхитительным.

— О, только не надо. Ни у кого не бывает хорошего детства. Так пишут во всех книгах.

Обед пошел в нужном русле, каждый пытался улучшить настроение собеседника, когда тот рассказывал о трудностях своего детства. Это была игра, в которую Крис никогда не играла: сложно увидеть в глазах слушателя интерес, когда даже самый близкий тебе человек завидует. В университете Крис быстро поняла, что даже друзья и подруги не верили, что у Лонгнайф может когда-либо появиться причина жаловаться.

Обед прошел на удивление быстро и, когда Крис, извинившись, убежала в комнату для маленьких девочек, она поразилась, обнаружив, что прошло целых два часа. Сполоснув ладони, уставилась на себя в зеркало. Нос меньше не стал, а то, что погода сделала с ее кожей, заставило бы маму быстро отправить ее на ближайший курорт. Коротко постриженные волосы выглядят чуть лучше, чем у некоторых чучел. Тем не менее, Хэнк явно к ней тепло относился. Он оказался одним из тех немногих людей, кто не стал бы водиться с ней ради денег, если, конечно, можно верить финансовым отчетам тетушки Тру. Конечно, тетушка Тру убеждена, что он или, по крайней мере, кто-то из его семьи, хочет ее смерти.

Вытерев руки, Крис выбросила использованный бумажный полотенец в корзину, посмотрела на лосьоны, спреи и другие предметы первой необходимости, стоящие рядом с умывальником и, отказавшись от переделывания энсина в некую гламурную девочку, вернулась к столу. Хэнк как раз что-то говорил в комлинк, вделанный в манжет пиджака.

— Выгружай три следующих как можно быстрее, — сказал он, а потом поднялся и подвинул стул для Крис, помогая присесть. — Если у тебя найдется время для десерта, думаю, найдешь очень хорошие подарки, что будут ждать тебя в порту.

— Что посоветуешь?

Официант подкатил поднос на колесиках, заваленный шоколадом, фруктами и выпечкой, способный порадовать душу так же, как и рот. Запах подсказал, что это не какие-то пластиковые стаканчики, а настоящие вкусняшки. Тут, как сказала бы жена Харви, ее за бок укусил бес.

— Спасибо. Припаркуйте поднос у столика и приходите через час, заберете остатки, — улыбнулась она.

— Ты слышал леди, — сказал Хэнк, делая отмашку молодому человеку.

— Нет, нет, нет, — сказала Крис. — Я пошутила. И так уже слишком много в себя напихала, работой будет лень заниматься. У вас есть шербет?

— Малиновый, клубничный или цитрусовая смесь? — ответил официант.

— Цитрусовый, — сказала Крис.

— Мне то же самое, — подвел итог Хэнк, с тоской провожая тележку, когда официант увез ее от стола.

— Отказ от десерта не означает, что нужно отказывать в удовольствии своему растущему организму, — заметила Крис.

— Дисциплина. Как говорит папа: «Следи за собой, соблюдай дисциплину, потому что больше никто за тебя этого не сделает», — процитировал Хэнк. — Подозреваю, ты уже знаешь, что восставая против успешных родителей, стоит быть избирательным. Не все, чему нас учили, чушь.

— Ах, да, — искренне встрепенулась Крис, — правда, отделение навоза от пони иногда становится проблемой на всю оставшуюся жизнь.

— Поэтому ты ушла в Космофлот?

— А ты из-за этого на Олимпию прилетел?

— Я здесь, чтобы лично посмотреть, что нужно делать.

— Да, но почему ты вообще этим занимаешься? Твой отец вряд ли слишком счастлив факту, что ты заглянул в эту дыру в обход своему начинанию, — сказала Крис, переводя разговор от общего к специфическому вопросу: «Зачем ты здесь?», что заставило бы тетушку Тру ей гордиться.

— Да, только прямой путь даст папе слишком много удовольствия. А я должен получить хотя бы немного того, чего хочу.

— И зачем тебе «чего хочу»?

— Ох, слишком много личного для первого свидания, тебе не кажется?

Возможно, но опять же, хорошо бы узнать, что на самом деле творится за этой танцующей улыбкой и этим прищуренным взглядом. Но, прежде чем она придумала следующий вопрос, заработал комлинк.

— Энсин Лонгнайф, — резко сказала она.

— Склад обстреляли ракетами, — доложил Томми.

Внутренности Крис ушли в режим свободного падения, а прекрасно прожаренный стейк потребовал пересмотра права попасть в желудок.

— Потери?

— Пока не знаю.

— Сейчас буду, — сказал Крис, резко вскочила, чуть было не сбив официанта, несущего шербет. Хэнк тоже вскочил, быстро расплатился. Крис с трудом сглотнула, увидев сумму на чеке. Телохранители кивком уведомили, что путь до автомобиля свободен. Дождь почти прекратился, но на улице никого не видно, даже в окна никто не выглядывает.

Местные научились прятаться, когда вдруг, посреди бела дня, происходит большой бабах.

Спустя пять минут Крис уже входила на территорию складского комплекса. В южной стене сторожевой башни образовалась зияющая дыра, а из кабинета самой Крис выходили клубы дыма.

— Мне придется оставить тебя, — сказал Хэнк. — Отец столько приказов телохранителям надавал, что сам не знаю, когда эти двое запрут меня под замок.

— Знаю, о чем ты. Ты ведь не мог знать, что это осиное гнездо вдруг расшевелится и прервет обеденное свидание.

— Посмотри на груз следующих трех кораблей. Я реально хотел быть здесь, когда ты увидишь, что там. А там те самые грузовики и лодки, о которых я тебе говорил.

— Хотел увидеть, как я выгляжу, когда взволнована и, возможно, украсть поцелуй?

— Такая мысль приходила мне в голову.

Крис быстро чмокнула Хэнка в щеку.

— Вот теперь ты знаешь, каково это, иметь сестренку. А сейчас мне нужно бежать. Увидимся как-нибудь.

Он засмеялся, наверное, от того, что оказался немного удивлен поцелуем.

— Да, я обязательно тебя еще увижу.

А потом ушел.

Крис не оглянулась: пришло время снова становиться энсином Космофлота. Где жертвы? Где нападающие? Насколько безопасно сейчас это место? Она активировала комлинк.

— Энсин Лонгнайф на складе. Какие-нибудь данные о жертвах есть?

— На втором складе трое раненых.

Как раз там и расположился офис Крис.

— Все на месте, — отозвался Томми. — Никого не убили, так что нам повезло.

Приятно слышать. Крис задержалась среди раненых. Эстер Садик накладывала повязку на руку одного из гражданских. Рядом лежал Спенс в порванной и окровавленной форме. Его осматривал медик.

— Ой, поосторожнее, — воскликнул Спенс, когда медик отодрал часть рубашки от кожи.

— Если жалуешься, значит, не все так плохо, — заметил медик.

— Все достаточно плохо. В отцовском офисе таких дней ни разу не было.

— Наверное, потому что он никогда не бесил плохих парней, как мы вчера, — предположила Крис.

— Нет, папа постоянно общался с плохими парнями, не такими, с какими мы имеем дело, более респектабельными, но такими же мерзкими. Рад вас снова видеть, энсин.

— Извини, что пропустила все веселье, — сказала Крис, мысленно делая себе пинок за двухчасовой обед.

— Нет, мэм. Нужно радоваться, что пропустили. Думаете, я так плохо выгляжу просто так? Ракета попала прямиком в ваш стол. Теперь вам придется все время гулять по двору под дождем.

— Думаю, так и поступлю, — кивнула Крис и обратилась к медику: — С ним все будет в порядке?

— Если перестанет жаловаться, обязательно, иначе мне придется перерезать ему горло, чтобы заткнуть, — ответил медик.

— Как ты смотришь на то, если я тебе расскажу несколько забавных бухгалтерских историй? — предложил Спенс.

— И куда только затерялся этот проклятый нож, когда он так нужен?

Поскольку тут все было под контролем, насколько это возможно, Крис отправилась к своему кабинету. Вместе с ней пошла и Эстер.

— Не знала, что у вашего народа есть ракеты, — сказала Крис.

— В правительственном арсенале хранились запасы. Они не считались чьей-то собственностью.

— Что с арсеналом?

— Сгорел примерно через месяц после того, как начался этот бесконечный дождь.

— Могу угадать, что большого взрыва в арсенале при этом не было.

— Пожар был на удивление небольшим.

— Ракеты с тех пор использовали?

— Нет.

— Поучается, в руках бандитов еще что-то осталось.

— Получается, что так. Обратили внимание на то, как все было проделано? Выпустили только две ракеты. Одна попала в ваш кабинет, другая в сторожевую башню. Ни одна не попала в склады с продуктами.

— Избирательная стрельба. И очень точная, — сделала вывод Крис.

— Именно.

У офиса Томми наблюдал, как команда пожарников тушит небольшой огонь, вызванный взрывом ракеты. Как и говорил Спенс, от стола ничего не осталось. А еще в кабинете появилось новое окно. Если бы в момент атаки Крис была здесь, от нее не осталось бы ничего. Ну, тетушка Тру, причиной, по которой меня здесь не было, оказался Хэнк Петервальд. Этот факт тебе что-нибудь докажет?

Крис доказал.

— Какие-нибудь проблемы в главном комплексе? — спросила она у Томми.

— Ни писка. Коммандер Овинг все еще спит после обеда из пяти мартини.

Крис посмотрела на пожарников, в основном, местных. Увидев ее, от команды пожарных отошел Джеб.

— Большинство наших состоят добровольцами в пожарной части, — сказал он. — Мы знаем, что делать.

— Знаете, кто это сделал?

— Такие же догадки, как и у вас, мэм.

— Спасибо, что проводили, — сказала Крис Эстер. — Если кто-то из ваших людей решит, что склад становится опасным местом, я посмотрю, куда еще можно их пристроить.

— Джеб, — Эстер сразу же обратилась к главному пожарнику, — кто-нибудь из твоих парней хочет сказать что-то подобное?

— Поспрашиваю, но если кто-то захочет уйти, уйдут молча. Большинству же понравилось, что и как вы делаете, — Джеб посмотрел на огонь. — Очевидно, не всем.

— Меня могли убить, — заметила Крис.

— Знаю, мэм. Если что-то узнаю, сообщу вам имена. Но сейчас я ничего не знаю, поэтому ничего не могу поделать.

— Пока достаточно и того, что есть, — сказала Крис. — Сегодня я жду несколько шаттлов. На борту грузовики и прочая тяжелая техника. Знаете водителей, кому можно доверять?

— Отправлю мальчишку в город за парочкой, — кивнул Джеб.

Вот так Крис провела остаток дня, словно для нее обычное дело, когда взрываются рабочие места, портя обеденный перерыв.

Как и обещал Хэнк, два следующих шаттла выгрузили тридцать больших вездеходов, третий же предоставил автокран и полдюжины ящиков, инструкции которых обещали, что они трансформируются в несколько форм, способных держаться на воде. Крис передала Хэнку огромную благодарность. Он, кажется, был в восторге от ее радости, но не предложил присоединиться к нему и поделиться радостью поближе. У его корабля изменилось расписание: папа прервал миссию Хэнка. Появились какие-то проблемы у его первого самостоятельного проекта.

Вечером того же дня полковник Хэнкок, выпрыгнув из кабины прибывшего первого грузовика конвоя, не успел тот въехать на территорию склада, тихо присвистнул.

— Женщина, ты везде себе веселье находишь?

— Извините за беспорядок, сэр.

— Пострадавшие?

— Трое раненых. Один военный, Спэнс. Мой кабинет взорван. Мешки с песком в сторожевой башне, кажется, немного уменьшили ущерб. Местный инженер клянется, что структурных повреждений нет.

— Так ты хочешь уже сегодня поставить там охрану?

— Да, сэр. Я сама буду дежурить с парой пехотинцев.

— Вот пехотинцы дежурить и будут, а ты нет.

— Сэр.

— Хватит уже называть меня сэром, девушка. Возможно, ты забыла, но я пока помню: ты — одна из тех самых Лонгнайф, и я не хочу, чтобы меня вызывали на ковер, объяснять ся перед премьер-министром, каким образом я тебя убил.

— Вы ведь меня не убиваете, сэр.

— Я лично нет, но если тебя убьют, это ляжет на мою совесть. Если ты не заметила, в Космофлоте всякая гадость, что происходит в твое дежурство, ложится на твою совесть. Я знаю, что это такое, энсин. Так как ты провела время с этим, как его там?

— Мистер Петервальд был достаточно любезен и предоставил нам тридцать грузовиков и шесть механизмов, трансформирующихся либо в лодки, либо в мосты. Он так же пригласил меня на двухчасовой обед, что объясняет факт, почему меня не было на рабочем месте, когда оно взорвалось.

— Слава богам за небольшие одолжения. Так ты с ним поладила?

— Кажется, лучше, чем с некоторыми из местных.

— Энсин, скоро ты обнаружишь, что редко бывают такие дни, когда все вокруг тебя счастливы. Сегодня один из таких дней, советую им насладиться.

— Если у меня появится такой день, — улыбнулась Крис, — я воспользуюсь вашим советом.

Пока Крис осматривала прибывшую колонну, полковник Хэнкок составил ей компанию. Он также взглянул на новые грузовики. Механики уже проверили их и объявили, что для местных условий они подходят. Крис удвоила ночную смену, так что для завтрашней поездки грузовики успеют загрузить. Увидев трансформирующиеся лодки, полковник нахмурился.

— Ненавижу признавать, но меня смущает такое богатство. Пока сюда доберутся горцы, у меня больше грузовиков, чем солдат для сопровождения.

— Горцы должны прибыть завтра, так ведь? Я уже договорилась на счет автобусов, — сказала Крис.

— Незадолго до того, как утром отправиться с колонной, я получил известие, что у их транспортника взорвались два двигателя, так что теперь они еле волочатся на половине мощности, пробираясь по системе. Так что ждем их только через два, а то и через три дня.

— Получается, у нас есть продукты и транспорт, но нет людей, чтобы возить продукты туда, где они нужны, — Крис не нравилась такая постановка вопроса. На фермах находится очень много голодных детей.

— Энсин, местную неправительственную организацию финансируешь ты?

— Я не говорила о финансировании, сэр.

— Нет, тебе удалось умолчать эту информацию, когда ты информировала своего непосредственного начальника. Или думаешь, что я не могу искать в компьютерной системе так же хорошо, как и ты?

— Нет, сэр, в смысле, да, сэр. В смысле… вы ведь понимаете, о чем я, сэр.

— Наверное, да. Когда-то я был незначительным таким младшим лейтенантом. К счастью, мне тогда удалось избежать обвинения в мятеже, как удалось и тебе. Так вот, получится найти дюжину гражданских, способных удержать в узде боевиков твоей неправительственной организации и при этом выполнять приказы таких офицеров, как Овинг и Пирсон?

— Эстер и Джеб — довольно уравновешенные люди. Еще я встречалась со священником, проповедником, парой торговцев и они, думаю, пользуются уважением местных жителей и смогут поладить с любым порядочным представителем Космофлота.

— Я не говорил «порядочным», я сказал «Овинг и Пирсон».

— Возможно, для них подойдут сами Этер и Джеб.

— Тогда завтра база будет в полном твоем распоряжении, а все мои офицеры отправятся с конвоями.

Крис быстро пообщалась с Эстер и получила список людей, кто мог бы возглавить группу стрелков и при этом поладить с координаторами от Космофлота. Джеб отказался: он оказался квакером и ни разу в жизни не брался за оружие. Крис же не хотелось отправлять его в дорогу без оружия. Вместо этого он вызвался работать на складе всю ночь, подготавливая грузовики к поездке. Сделав дело, Крис пошла на базу. Вместе с ней отправилась Эстер и еще две женщины с оружием в руках.

— Я могу о себе сама позаботиться, — сказала Крис пожилой женщине.

— Знаю. Мы просто наслаждаемся прогулкой на свежем воздухе.

— Эстер, дождь не прекращается целый день.

— Знаю. Может, мы уже привыкла к такой погоде.

После еще нескольких попыток Крис отговорить Эстер от прогулки и веселых до нелепости ответов пожилой женщины, они оставили Крис у ворот базы. Крис отправилась в столовую и как раз успела дожевать яичницу, только-только со сковородки, как появился полковник с чашкой кофе. Он присел напротив.

— Я распорядился перенести твои вещи в другую комнату.

— Сэр, вам не кажется, что все и так уже далеко зашло?

— Во всем виноват твой друг Лиен. Он хочет разместить горцев одним блоком, чтобы сержанты могли уберечь их от неприятностей. Он заставил Милли перенести все твои вещи в другую комнату.

— Я думала, горцы задерживаются.

— Задерживаются, но этому энсину про задержку никто ничего не говорил.

Или он был в хитром сговоре с полковником.

— Значит, моя старая комната этой ночью будет пустовать?

— Как и соседние. Мы убедились, чтобы уборщики узнали, что ты переезжаешь, только никто из них не знает, куда именно.

Крис не решилась спорить, хотя бы потому, что на другой стороне траектории ракет предназначенных для нее, не будет кого-нибудь еще.

Томми ждал ее у регистрационной стойки.

— Полковник рассказал, что ты сделал, — сказала Крис. — Спасибо.

— Я ничего не сделал, — не моргнув глазом, соврал Томми и улыбнулся. — Вот твой ключ. Комната на втором этаже. Достаточно высоко, чтобы туда было легко забраться и достаточно низко для четкой линии полета из любой точки в городе.

Так что, несмотря ни на что, Крис выспалась.

Назад