Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 19

Три часа спустя Крис собрала вещи и вместе с Томми спустилась по центральной лестнице Дома Нуу. Через три часа спешно зафрахтованный лайнер должен покинуть Верхний Вардхейвен и на двух g помчаться к Верхней Камбрии. Если поторопиться, на «Тайфун» они вернутся через два дня.

Проходя по фойе, Крис увидела у дверей библиотеки охраняющих ее космопехов, но двери широко распахнуты, облегчая постоянный поток туда и обратно офицеров и посыльных. Крис на секунду остановилась. Да, она увидела дедушек Троубла и Рэя, окруженных толпой звезд, орлов и гражданских, которых, наверное, ценили не ниже вояк. В задней части библиотеки она заметила засевшую за компьютерами тетушку Тру, но без уверенности в увиденном. Поверив, что человечество остается в хороших руках, Крис свернула к парадной двери.

— Подожди секунду, энсин, — со стороны библиотеки раздался командный голос генерала Троубла. Крис продолжила идти, ведь она ему не подчиняется. Вряд ли кто пожалеет бедного энсина, заставившего кричать старого генерала.

— Я тебя зову, энсин Лонгнайф. Остановись.

Крис остановилась, бросила сумку на пол, повернулась к дедушке в ожидании.

— Мы тебя подождем в машине, — сказал Томми и скрылся.

— Куда отправляешься? — подойдя ближе, спросил дедушка Троубл уже нормальным голосом.

— Возвращаюсь на корабль, — ответила Крис, а потом, поскольку не смогла удержаться от вопроса, спросила то, что спрашивают обычно все новички во флоте: — Намечается война?

— У твоего отца есть я, Рэй и чертовски много хороших людей, делающих все возможное, чтобы ее не случилось, — сказал он. Они стояли, каждый оценивая надежды и страхи этого заявления. Потом Троубл прикусил губу.

— Послушай, Крис, мы собираем экипажи. Вытаскиваем на свет все, что может летать. Насколько я понимаю, пытаются даже поднять в воздух мой старый корабль, «Патон». Через неделю или около того, можем дать тебе назначение старпома на эсминец, к примеру. Для Томми тоже что-то похожее придумаем.

Крис заставила дыхание остаться ровным. Дедушка пытается уберечь ее с Томми? Настолько все плохо?

— Земной флот на самом деле считается флотом вторжения?

Старый генерал выдал один из своих запатентованных пожиманий плечами.

— Бог их знает. Земля с такими, как я, не разговаривает. Мы не знаем, какая из земных фракций командует кораблями. Не больше, чем можно узнать от говорящих новостных голов, — он нахмурился, сетуя на отсутствие реальной информации во всей этой поднявшейся шумихе.

Крис глубоко вздохнула и покачала головой.

— Генерал… дедушка, «Тайфун», может, и маленький корабль, но он лучшее из всего, что у нас есть. Он отправляется туда, где больше всего нужен, туда, куда отправляете его вы, где в нем нуждаются больше всего. Может, я еще и зеленая, но чертовски лучше подготовлена, чем любой новенький самородок, — он пожала плечами. — Кроме того, настала моя очередь.

— Будь острожен, малыш.

— Хочешь сказать, чтобы не делала ничего такого, что сделал бы ты?

Дедушка Троубл тяжело сглотнул.

— Не делай глупостей. В нашей семье уже есть все медали, которые нам нужны. Они только пыль собирают. Помни, половина всего, что ты читала о нас в учебниках истории — вранье.

— Может, просто плохо изучено, — ответила Крис, — но вряд ли вранье. В следующий раз, когда я появлюсь дома, почему бы тебе с дедушкой Рэем не рассказать мне несколько интересных историй?

— Подходит, энсин. Когда вернешься домой, мы будем долго разговаривать.

Крис обнаружила, что и энсины могут обнимать генералов, а если кто из космопехов, стоящих на страже, или кто идущий мимо, думает иначе, ну, они могут ублажить старого генерала — упасть и отжаться раз пятьдесят.

До лифта на Верхний Вардхейвен Крис добралась вовремя.

Сейчас вверх и вниз шел только военный трафик, тем не менее, Крис успела занять последнее сидячее место в отправляющейся наверх кабинке. Потом, когда в последний момент в кабинку зашел командор Сэмпсон, сдалась. Стоя в проходе, Крис вспомнила, что читала как-то, что наличие в кабинке пассажиров больше, чем сидячих мест, незаконно. Сегодня, впрочем, это правило забыли. Безопасность больше не работает, потому что кто-то ждет войну… причем скоро.

«Счастливый странник» был поспешно превращен из круизного лайнера в военный корабль. Крис повезло, она заняла односпальную каюту. А вот двоим энсинам в том конце коридора не особенно повезло, им односпальную каюту пришлось делить на двоих. Но радость была не долгой. Когда Крис вошла в каюту, в углу обнаружилась раскладушка, и Крис стало интересно, с кем ей придется делить каюту. Не сдержала усмешки, когда в дверях застыла старшина Бо.

— Не знала, что старшин тоже отправили на берег.

— Не отправляли, — сказала Бо, уронив на пол сумку. — Я была в отпуске, навестила сестру и ее семью, — старшина огляделась, нос дернулся, словно в каюте пахло чем-то неприятным. — Разве никто не говорил этим людям, что старшин и офицеров нельзя селить в одной каюте?

— Подозреваю, они счастливы только от того, что не селят в одну каюту мальчиков и девочек. Своего рода поспешная работа.

— Ага, — старшина нахмурилась. — Какую койку предпочитаете, мэм?

— Возьму раскладушку. При двух g спина моложе лучше с ней справится.

Старшина криво посмотрела на Крис, но спорить не стала. Когда она убрала под койку сумку, спросила через плечо.

— Что вы слышали о войне, мэм?

— Некоторые добрые люди делают все возможное, чтобы ее не было. А ты что слышала?

— Вчера вечером мне пришлось выложиться за пиво. Крикуны, их много, утверждают, что пора уже показать этой земной шелухе, где раки зимуют. Конечно же, на этом транспорте никого из них нет.

— Бегут к вербовщикам?

— Сомневаюсь. Кишка тонка, — усмехнулась Бо, после чего посерьезнела. — Видела, что Рэй Лонгнайф и генерал Троубл вернулись на Вардхейвен. Они из тех самых хороших людей, о которых вы говорите?

— Не стану отрицать другу, но не сказала бы такого незнакомцу, — увернулась Крис. Она также не сказала о проводящейся вербовке всех и вся.

— Ваш папаша хочет все проделать в два политических шага. Вчера я его минут пять слушала. Не могу сказать, он за то, чтобы мы уничтожили земной флот или против. Политика, — закончила она, как сплюнула.

— Он просто хочет достичь согласия, — объяснила Крис.

— Ему лучше сделать это побыстрее, потому что, как я слышала, земной боевой флот уже в пути.

— Это безумие, — Крис упала на раскладушку. — Да, на Земле много больших кораблей с большими пушками, но ни один из них не был на ходу после войны с Итич, а это было семьдесят лет назад. В колледже я знала одного парня с Земли. Его отец управлял сталелитейным заводом на орбите. Раз в год он с работниками раскочегаривали эскадру старых линкоров и вместе с еще тысячей других старых кораблей и корабликов исполняли ежегодную военную повинность. Судя по описанию друга, они поднимались на борт, проверяли, остался ли там кислород и горят ли на приборных досках зеленые огоньки. Бог знает, что они делали, когда загорался красный. Старшина, отец того парня в тот момент становился резервным вице-адмиралом, а его рабочие — капитанами. Все это большая показуха. Если дело дойдет до драки, «Тайфун», скорее всего, уничтожит три-четыре их линкора, даже не вспотев.

— Но линкоры, подобные земным, во время войны с Итич уничтожали целые планеты. Я не хочу, чтобы они зависли над Вардхейвеном, пока там сестра с детьми.

— Готовность к двум g через пять минут, — эхом донеслось из коридора объявление по громкой связи.

— Помогу собрать раскладушку, — предложила Бо. — Следующие два дня особо делать будет нечего. Думаю, я буду спать. Нет смысла рисковать спиной, только не когда в моей проклятой, слишком долгой карьере может произойти первый выстрел. Кроме того, насколько я знаю капитана Торпа, он непременно захочет надрать кому-нибудь задницу. Сомневаюсь, что нам удастся урвать хоть часок после того, как доложим о прибытии на борт.

Крис последовала примеру сержанта, отсыпаясь, следя за новостями и изучая инструкции к своим непосредственным обязанностям. Четыре дня ушло, чтобы добраться от Камбрии до Вардхейвена. Чтобы вернуться, потребовалось всего два. Тем не менее, шкиперу и этого оказалось мало.

— Почему так долго? — вместо приветствия произнес капитан, когда Крис с Томми доложились на мостике через пять минут после того, как поднялись на борт.

— Чертов роскошный лайнер отказался лететь больше двух g, — высказала догадку Крис, направившись к посту у пульта оборонительной системы. — Вы же знаете этих гражданских, сэр.

— Почему же вы двое не вышли и не подтолкнули его? — поинтересовался старпом. Крис чуть было не покачала головой. Бывают сложные случаи, но иногда есть случаи еще более тяжкие.

Капитан Торп воззрился на Крис, когда та заняла свое место.

— Удивлен, что ты потрудилась присоединиться к нам, энсин Лонгнайф. Я уже, было, решил, успела устроиться на работу полегче, в тепленьком местечке.

— Мне предлагали, сэр, — Крис посмотрела на капитана. — Я отказалась.

Шкипер чуть приподнял бровь, взглянул на старпома.

— Получается, решила остаться на лучшем корабле флота, когда начнется стрельба.

— Я сказала генералу, что он сам бы хотел, чтобы его лучший корабль оставался лучшим, когда он ему понадобится, сэр.

— Хорошо, — сказал капитан. Похоже, сейчас он, для разнообразия, наслаждается присутствием Крис. — Мне понравился отчет о пригодности, который я получил с Олимпии.

— Полковник Хэнкок передал вам привет, сэр.

— Хороший человек. С плохой репутацией. Он говорит, что ты хорошо себя показала в паре тяжелых перестрелок.

— Я сделала все возможное, сэр.

— Готова стрелять по земным линкорам, идущим к Вардхейвену?

Крис глубоко вдохнула.

— Да, сэр, — сказала она, дав короткий и четкий ответ, который хотел услышать шкипер. Любая молитва во избежание войны на мостике боевого корабля неуместна.

— Хорошо. Я хочу, чтобы вы с энсином Лиеном поменялись местами.

— Я не проходила подготовки с оружейным пультом, сэр.

— Никто на этом корабле не проходил нужной подготовки ни с одним из пультов, — прорычал капитан. — Но ты справишься. Лиен, освободи место. Посмотрим, насколько Лонгнайф хороша в стрельбе.

Крис заняла место у пульта наступательного вооружения, прямо перед шкипером около штурвала. Томми, заняв ее место чуть дальше и правее, не выказал облегчения. Крис ни разу не говорила капитану, что у Томми проблемы со стрельбой, но сомневалась, что что-то прошло мимо космопехотного полковника.

Торп загрузил оружие, штурвал и защиту в симуляцию: вражеские корабли появились как раз на пределе диапазона сенсоров «Тайфуна». Когда Крис поинтересовалась, каким образом их можно достать, капитан рявкнул:

— Моя работа — найти цель. Твоя — поразить ее.

Так что Крис, Томми и еще один энсин, Эддисон, начали проходить симуляцию, крутили корабль, поворачивали, уворачивались, стреляли, пока противник не превратился в космическую пыль, а руки Крис не завязались узлом от всех этих кнопок и рычагов на панели управления.

— Еще раз.

И снова все сначала. Крис слышала, что остальной экипаж тоже проходит всевозможные учения — от пробоины корпуса до отказа защитной оболочки реактора. Только однажды она услышала, что реактор пришлось выбросить за борт, и это шкиперу жутко не понравилось. На мостике же Крис сталкивалась с проблемой за проблемой, оценивая вражеские цели и подбирая лазеры нужного калибра, чтобы помешать им добраться до корабля.

Когда Крис отправилась искать свою койку, по корабельным часам было уже поздно.

А подъем в пять утра. Крис приняла душ, оделась, проглотила завтрак и была на мостике ровно в шесть. И снова начались симуляции

— У вас было слишком много времени, чтобы покончить с врагом. Я хочу, чтобы они превратились в пыль через пятнадцать минут после первого контакта. Эддисон, будь поагрессивней. Лонгнайф, ты используешь слишком много дальних выстрелов. Не трать энергию на захват цели. Бей по нему.

Крис хотела сказать, мол, легче сказать, чем сделать. Но держала рот на замке и в следующей симуляции потратила немного больше времени на оценку поведения цели. Да, цели такие же фанатичные, как и сам шкипер. В следующих двух симуляциях враг приблизился очень быстро. Но в третий раз Крис с первым выстрелом не ошиблась.

— Хорошо, энсин. Думай, как они.

— Если вы предполагаете, что они вцепятся в горло, сэр, — рискнула ответить Крис.

— Если нет, энсин, то это их похороны. На войне только одно правило. Сначала бей. Бей со всей силы. Остальное лишь увеличит количество вдов на твоей стороне.

— Да, сэр, — ответила Крис единственным ответом, который принимал капитан.

— Когда пойдем за земным флотом? — спросил Эддисон.

— Как только отдадут приказ, энсин, — заверил его шкипер.

— Эти земные корыта плетутся слишком долго.

— Я слышал, машиностроение у них паршивое, — улыбнулся старпом. — Пришлось сбавить скорость до половины g, чтобы держать все эти драндулеты вместе.

— Но стоит пустить один или парочку из них на орбиту, и не останется ни Верхнего Вардхейвена, ни космического лифта, ни людей внизу, — заметил капитан.

Конечно, — подумала Крис, — Земля имеет возможность замедлить свои корабли по половины g, чтобы у политиков было больше времени разобраться во всем этом беспорядке. Но придержала мысль при себе, ведь она на военном корабле, а его задача: защищать Вардхейвен. Шкипер пытается сделать наконечник копья настолько острым, насколько может. Крис не собиралась делать ничего, чтобы затупить его.

* * *

В полдень, после обеда, Торп приказал перевести «Тайфун» в боевую конфигурацию.

— Лонгнайф, присмотрись, что делается у тебя за спиной. Я не хочу потратить всю следующую неделю на поиск шкафа для швабры.

При этом шкипер смотрел на старпома, так что Томми даже не удосужился убрать с лица привычной усмешки. Тем не менее, когда рядом с ним встала Крис, он работал хоть и медленно, но методично. Он прошелся по контрольному листу чисто, так, что Крис и слова не пришлось сказать. Процедура проделывалась достаточно часто, чтобы сейчас появились какие-нибудь нарекания. Когда предварительная работа была сделана, Томми сообщил:

— Мы готовы, сэр.

Шкипер кивнул вахтенному старшине.

— Всем приготовиться к реконфигурации, — по громкой связи на весь корабль объявила та. — Дежурным на вахте занять свои места.

— Выполняйте, энсин, — приказал капитан, и Томми застучал по клавиатуре рабочей станции.

Поскольку большая часть экипажа успела пообедать, столовая свернулась в закуток вдвое меньше. После нее сжался двигательный отсек. Потом втянулись внешние причальные зоны, двухместные каюты превратились в каюты для восьмерых, а диаметр корабля уменьшился вдвое. По всему кораблю до этого просторные коридоры стали гораздо теснее, складские помещения с широкими проходами уже. Наконец, радиационная переборка между двигательным отсеком и остальной частью корабля стала толще, а корабль потерял добрых двадцать метров в длину.

— Теперь «Тайфун» настоящий военный корабль и чертовски маленькая мишень, — счастливо проворчал капитан. — Йоман, пусть все проверят, что где пропало и доложатся энсину Лиену. Энсин, не теряй зря времени, пытаясь все исправить. Мне понравилось решение Лонгнайф. Когда обнаружишь потерявшиеся части, удали их, а потом заново создай в нужном месте.

— Да, сэр, — сказал Томми и подмигнул Крис. Может быть, она добилась расположения капитана до того, как тот получил отличный отзыв от капитана Хэнкока.

— Команда мостика, — капитан поднялся на ноги, — можете потратить полчаса на обед. С простыми проблемами вы справились довольно хорошо. Пришла пора посмотреть, как справитесь с проблемами посложнее.

Задумавшись о том, насколько симуляции могут стать хуже, Крис отправилась искать свою каюту. Она быстро прошла по узким проходам и нашла ее там, где та и должна быть в измененном «Тафуне». Как только убедились, что вещи на месте, вместе со старшиной Бо прогулялась по женскому отсеку. Проблем не было, даже обычных жалоб, что кого-то напихали в каюту, как сельдей в бочку, не прозвучало.

— Люди боятся, что на этот раз все будет по настоящему, — пробормотала Бо, когда они закончили небольшую инспекцию.

В результате, на обед Крис опоздала. В съежившемся корабле отсутствовала кают-компания, так что офицеры разделяли трапезу с остальным экипажем в общей столовой. Большая часть экипажа уже поела, остались только команда мостика и, похоже, дежурные инженеры. Старпом командовал парадом за столиком, дальним от входа и подальше от раздаточных столов. Лейтенанта-коммандера Паулюса, главного корабельного инженера, окружили его офицеры и команда за столиком на противоположном конце маленькой столовой. Томми присоединился к инженерной команде и, похоже, увлекся обсуждением нано или какого-то другого техно-удовольствия. Подавив вздох, Крис отправилась к столику по соседству со старпомом. В результате оказалась зажата офицером связи с одной стороны и лейтенантом, который вместе со старпомом нес восьмичасовую вахту семь дней в неделю в качестве палубного офицера.

Крис и еще двум энсинам тоже предстояло нести вахту в качестве младших палубных офицеров. Так бы и случилось, если бы на борту «Тайфуна» было пятнадцать офицеров. Но то в мирное время. Точно! Во время последнего круиза Крис несла вахту палубного офицера и ее сменяли старшины первого класса и простые старшины. Интересно, что изменится в этом круизе?

— Так на Олимпии, говоришь, стало очень захватывающе? — начал старпом, когда Крис села за стол.

— У них были проблемы с бандитами, — по-простому ответила Крис.

— А после вас, стало быть, больше нет? — поинтересовался офицер связи.

Крис попробовала мясной рулет, картошку и зеленую фасоль только чтобы тщательно взвесить ответ.

— Мы покончили с бандитами, дали еду голодным. Проблема была решена.

— Я слышал, там была довольно серьезная перестрелка, — не сдавался старпом.

— Было довольно жарко, — кивнула Крис.

— Значит, будем с нетерпением ждать, когда и здесь станет жарко? — взгляд лейтенанта, сидящего рядом, стал плотоядным.

В миниатюрной цепочке командования «Тайфуна» он числился командиром младших офицеров, не относящихся к инженерному отделу и, стало быть, являлся командиром Крис.

— Хочется надеяться, холодных голов у нас побольше, — буркнула она, обращаясь к бобам на тарелке.

— Боже упаси нас от холодных голов, — рыкнул офицер связи.

— Ситуация уже давно назрела, — сказал старпом. — Земные бюрократы водят нас на поводке. То говорят, сделай это, то говорят, сделай то. Пришло время делать то, что хотим мы, а не то, что диктуют подогреватели кресел.

Отвечать на это было не обязательно, так что Крис сосредоточилась на еде. Старпом заполнил тишину всем давно знакомыми аргументами за войну. Для Крис они ничего не значили. Но разве в свое время доктор Мид не предупреждал группу, что это будет редкостная война, имеющая прочную основу действительности. «Эмоции. Следите за разгорающимися эмоциями», — говорил он. Крис покорно записывала в тетрадку его слова, но в тот день она не была в числе верующих в его слова. Только сейчас все начинало выглядеть так, словно док знал, о чем говорит, по крайней мере, кажется, знал, что будет происходить творящийся сейчас беспорядок. Покончив с обедом, Крис поднялась, подхватила поднос.

— Готова уничтожать земной антиквариат, энсин? — требовательно поинтересовался старпом.

— Я буду стрелять во все, что шкипер пометит целью, — ответила Крис.

— Хорошо, энсин. Очень хорошо, — широко улыбнулся старпом.

* * *

Когда Крис вернулась на мостик, капитан Торп был уже там. И успел подготовить очередные симуляции, после которых стало понятно: сегодняшнее утро было еще легким. Вахта длилась долго. Когда капитан, наконец, освободил Крис, та быстро прошла в свою каюту. Старшина Бо уже спала, напомнив Крис, что военный корабль — тесный корабль.

Ровно в шесть следующего дня Крис заняла свое место у пульта управления на мостике. Шкипер склонился за своим пультом, не обращая внимания на прибывающую команду, проводимую ими проверку и ожидавшими его распоряжений.

Не поднимая взгляда, Торп активировал общий комлинк.

— Говорит капитан. «Тайфуну» вместе с Шестой эскадрильей быстрого реагирования приказано прибыть в систему Париж. Там мы встретимся с остальным флотом Вардхейвена и кораблями других планет, готовых противостоять земной угрозе. С этого момента я объявляю на корабле военное положение.

— Нелли, — мысленно обратилась к компьютеру Крис.

— Средства массовой информации сообщают, что земной флот и около ста других эскадрилий с других планетарных систем должны встретиться в системе Париж, чтобы официально объявить о роспуске Человеческого Сообщества. Планетарная система Париж — почти необитаемая система с необычным количеством прыжковых точек. Образовалась в результате столкновения двух планетарных систем. Считается, что прыжковые точки были созданы инопланетянами.

— Убери всю эту медиа-жвачку, — попросила Крис, чувствуя, как скручивает живот. — Там ведь должна произойти мирная встреча, верно?

— Комментарии и сообщения в новостях охватывают весь спектр, от войны до мира и азартных игр с высокими ставками.

— Что говорит премьер-министр?

— В наше неспокойное время он считает эту встречу мирной, — Крис помнила откуда-то эти слова. Сконцентрировавшись, вспомнила, где их слышала, и ей не понравился их вкус.

— Теперь все в ваших руках, — объявил капитан. — Сегодня займемся симуляциями сложного уровня.

Крис взялась за дело и занималась им до конца вахты. К концу смены руки и кисти болели, как по ним кто палкой бил. Она еле добралась до койки, упала и уснула, даже не успев снять ботинки.

На следующее утро, когда она проснулась, старшина Бо уже чистила зубы.

— Ты проспала побудку, — не вынимая изо рта щетки, сообщила старшина. — Решила дать тебе еще пару минут. Знаешь, что махала руками во сне?

— Мне снились боевые симуляции, — сказала Крис.

— Ну, ты проходила их в полную силу.

Крис скинула форму и отправилась под душ, где провела целых полчаса прежде, чем ее осенило, что чего-то тут не хватает. Наскоро вытеревшись, она поинтересовалась:

— Этой ночью корабль сделал прыжок, не знаешь?

— Нет, говорю точно, потому что меня перед прыжками всегда будят. И не важно, насколько я устала, будят среди ночи.

— Нелли, этой ночью было объявление о прыжке. Я его пропустила?

— «Тайфун» все еще находится в системе Камбрии.

Крис подняла руку, оценила вес.

— Один g, может, немного больше.

— Один точка двадцать пять, мэм. Черт, я думала, вы, на мостике, всегда получаете новости в числе первых.

— Должно быть, шкипер отдал приказ ждать, пока я занималась симуляциями. Мы должны были прыгнуть из системы Камбрии несколько часов назад.

— Думаю, мы так и не прыгнули. Я слышала, что должна начаться война или что-то в этом роде, — сухо сказала сержант. — Возможно, начальство делает меньше, чем мы от него ждем.

— Да, — согласилась Крис.

Шкипер перевел корабль на военное положения, а значит, нужно перестать думать о тренировках, как в мирное время. Не зря же их так упаковали по каютам «Счастливого странника».

— Нелли, следи за ускорением корабля и дай мне знать, какой прыжок будет использован.

— Да, мэм.

Так даже лучше, потому что день, проведенный в симуляциях, прошел быстро. Цели двигались быстрее, дергались, ходили зигзагами. Когда в упражнении появлялись планеты и луны, космос становился еще больше загроможденным, искажая маневры гравитацией.

— Черт, Эддисон, ты загнал нас в гравитационный колодец. Мы пролетели мимо ублюдков так быстро, что вряд ли успеем развернуться.

— Извините, сэр. Я увидел их и решил преследовать.

— Так и нужно, когда мы в глубоком космосе, но настоящие бои происходят в местах, за которые стоит драться. Девять из десяти сражений с Итич и Единством происходили в пределах двухсот тысяч кликов от планеты. Привыкай работать с гравитацией, энсин, или мне придется найти того, кто сумеет.

— Да, сэр.

— И, Лонгнайф, почему ты по ним не стреляла, когда мы шли мимо?

— Скорость прохождения вражеского судна и скорость расчета выстрела превысили возможности системы, сэр.

— Я не спрашивал, почему компьютер не выстрелил, я спросил, почему не выстрелила ты.

Не хотела тратить энергию лазера. Но это не тот ответ, которого хочет шкипер.

— Виновата, сэр.

— Такой ответ смягчит наказание с моей стороны, энсин, но не помешает врагу разрезать наш корабль пополам и выбросить твоих товарищей прямиком в вакуум. Раз видишь возможность стрелять, значит, стреляй. А об энергетическом бюджете позволь беспокоиться мне. Понятно?

— Да сэр. — Крис заметила, что капитан больше не кидается метафорами. Земные корабли были врагами, просто и незатейливо. Затуманенному от усталости мозгу становилось все труднее вспоминать, что, по словам дедушки Троубла, он делает все возможное, чтобы этого не случилось. Тем временем Крис продолжала тренироваться.

Она боролась с корабельными лазерами весь день. Неудивительно, что продолжала бороться с ними и во сне. Как хорошо обученный автомат, реагировала почти бездумно. Как раз то, чего и добивался Торп, как раз то, что давала ему Крис. Короткие улыбки, которыми он ее награждал, того стоили.

Вторую половину вахты она столько много довольных улыбок уже не получила, потому что гравитационные колодцы то и дело раскачивали имитационный «Тайфун». К вечеру, отправившись в каюту, Крис чувствовала себя зомби. Удивительно, но Бо все еще не спала.

— Команда начинает понемногу нервничать, — сказала старшина, когда Крис сбросила с себя пропотевшую униформу. — Сегодня шкипер не опубликовал маршрут корабля на экране столовой.

— Практика мирного времени, — изрекла Крис, натягивая пижаму. — Мы же на военном положении.

— Да, но разве это что-то меняет?

— Ты знаешь капитана лучше меня, но с того места, где сижу я, вряд ли чего-нибудь упустила бы.

— Мы сегодня прыгнули. Вы это заметили?

— Прошло мимо меня. Нелли, какой прыжок мы использовали?

— Девяносто девять процентов вероятности, что была использована точка прыжка Инди.

— Инди! — сон как рукой сняло. Альфа, Бета, Гамма в этой системе наиболее часто используемые точки перехода. Инди не использовалась никогда. — Каков индекс безопасности Инди?

Точки перехода блуждали, что понятно, потому что кружатся вокруг двух, трех, а то и больше звезд. Чем дольше они кружатся вокруг одной какой-либо звезды, тем больше вероятность, что корабль отправится куда угодно, только не туда, куда нужно. Пассажирские лайнеры пользуются точками перехода индекса А и В и проход осуществляют на медленной скорости. Флот немного посмелее, пользуется точками, числящимися на индексах С и D.

— Индекс точки прыжка Камбрия-Инди равен F.

— Мы на военном положении, — выдохнула старшина Бо.

— Нелли, спроецируй кратчайший путь от точки Камбрия-Инди до системы Париж. Покажи.

С плеча Крис выстрелил луч голографический и заплясал между ней и старшиной Бо. Три длинных прыжка завели их далеко за пределы пространства, занятого человечеством, что само по себе уже нарушает Вардхейвенский договор. Однако последний прыжок ворачивал их туда, куда они и хотят.

— В систему Париж прибудем через точку прыжка Кило. В последнее время она не используется. Предполагая, что она до сих пор находится в пределах пятидесяти тысяч кликов о последней известной позиции, мы окажемся здесь, — голографическое изображение увеличилось, пока не осталась только система Париж. Пять звезд совершали дикую джигу вокруг друг друга, вокруг двух из них кружатся штук пятнадцать планет и астероидные колбца, обозначившие орбиты еще двух. На орбитах двух газовых гигантов кружатся заправочные станции, обслуживающие корабли, уходящие через шесть точек перехода по десяткам основных маршрутов в другие системы. Если Олимпия открывала доступ к большей части систем Кольца за четыре прыжка, то вот эта сложная система делает то же самое за три. За последние восемьдесят лет система превратилась в великий перевалочный пункт, а сейчас собирается стать отличным местом начала войны.

— Какая ближайшая часто используемая точка прыжка? — спросила Крис.

— Альфа, — покраснел небольшой квадратик. — Находится на главном маршруте между Землей и многими мирами Кольца.

— Вардхейвен?

— Да. Трафик из Вардхейвена использует точку перехода Дельта, — еще один квадратик на полпути через систему от красного стал зеленым.

— Мы окажемся рядом с точкой, который использует земной боевой флот, — нахмурилась Бо.

— И как можно дальше от Вардхейвена, — закончила Крис. — Предполагая, конечно, что воспользуемся этим маршрутом. Нелли, оцени время между прыжками. Сообщи, когда я буду не на мостике, если прыжок «Тайфуна» будет соответствовать этому курсу.

— Хорошая идея, мэм. Но даже если мы пойдем по этому маршруту, что это будет значить?

— Понятия не имею, — призналась Крис. Ей пришлось также признать, что она устала, а спать в ближайшие дни придется мало, в то время как отчаянно хочется побольше. Ладно, подумаем об этом завтра, в свободное время. Как будто в последнее время этого свободного времени у нее полно.

Через несколько секунд, как голова коснулась подушки, она заснула. Сны были яркими. Она отчаянно сражалась, но что бы ни делала, лазеры земных кораблей постоянно ее опережали. Неважно как быстро она стреляла сама, лазерные лучи земных кораблей успевали врезаться в «Тайфун». Время от времени она смотрела, как Томми, Бо, другие космические пехотинцы задыхаются в вакууме.

На следующее утро, быстро проглотив завтрак, она отправилась на мостик, но, не успела покинуть каюту, как столкнулась с капралом Ли.

— Мисс Лонгнайф, капитан до сих пор не опубликовал наш маршрут. Курс, которым мы следуем, не подходит ни для одного из наших прошлых полетов. Космопехи немного беспокоятся.

— Мы отправляемся в систему Париж, — ответила Крис капралу, которая два месяца назад вместе с ней спасала девчонку из рук бандитов. — Шкипер выбрал другой маршрут. Надо перестать думать, как в мирное время.

— Будет война, мэм? — на лице капрала отразилась целая гамма эмоций, заставив Крис гадать, какой же ответ она хочет услышать.

— Премьер-министр вместе со многими хорошими людьми делает все возможное, чтобы все закончилось мирно. Но ты ведь знаешь капитана. Если дело дойдет до драки, он сделает все, чтобы «Тайфун» оказался лучшим во флоте.

— Да, это наш шкипер. Спасибо, мэм, — старшина развернулась и ушла, а Крис немного опоздала на мостик. Она подозревала, что сказанное ей еще до обеда разойдется по всему кораблю.

— Мы так рады, что ты, наконец, присоединилась к нам, — сказал капитан Торп, когда Крис, ровно в шесть заняла свое место. — Энсин Лиен, ты слишком легко отделался. Эддисон и Лонгнайф не позволили кораблю получить нужное количество ударов. Я ставлю тебе индивидуальный набор симуляций. Эддисон, ты все еще не используешь гравитационные колодцы на полную катушку. «Тайфун» быстр и мы работаем независимо. Забудь о том, что надо стоять в едином строю с остальной эскадрой. Используй это. Работай. Лонгнайф. Все еще слишком долго ждешь предложений компьютера. Думай сама. Я знаю, у тебя есть инстинкт убийцы. Используй его.

В этот день капитан гонял их изо всех сил. Он не был слишком доволен, когда Крис дважды промахнулась. Оба раза, когда «Тайфун» делал настоящий прыжок через прыжковую точку.

— Энсин, тебе понадобилось целых три минуты для настройки залпа, а потом ты промахнулась. Черт возьми, так нельзя.

— Извините, сэр. Прыжок на секунду дезориентировал меня. В бою этого не произойдет.

— Держу пари, что нет. Эддисон, Лонгнайф, сделайте перерыв.

— Да, сэр, — ответили дружно оба.

Крис и Эддисон спустились в столовую. Крис ладонями обняла горячую кружку, чтобы тепло смягчило образовавшиеся мозоли в ладонях и пальцах.

— Могу поспорить, ты никак не дождешься увидеть земные корабли. Мне уже надоело управлять кораблем и при этом не чувствовать его движения. Давай сделаем это по-настоящему! — предложил Эддисон.

— Мы пока не воюем, — заметила Крис.

— В чем дело? Тебе нравится Земля? Они пинают нас уже восемьдесят лет. Пора им показать, что космос принадлежит Кольцу.

— Получается, что мы покажем им на дверь и уйдем сами. Для такого война не нужна.

— Думаешь, они позволят нам просто так уйти? Я слышал, они хотят, чтобы мы заплатили им за каждый наш корабль. По полной, как с конвейера. Даже за те, что мы сделали сами. Безмозглые земляне.

— И еще война приводит к гибели многих людей.

— Что случилось, Лонгнайф, неужели боишься?

— Эддисон, ты когда-нибудь натыкался на оружие, нацеленное прямо на тебя?

— Нет, — Эддисон, кажется, немного сдулся.

— Когда пару раз попадешь в такую ситуацию, я куплю тебе пива, и мы сверим свои ощущения. До тех пор, будь добр, заткнись, — прервав дебаты, Крис отодвинула в сторону кружку с остывшим кофе. — Пошли на мостик.

На этот раз шкипер освободил их пораньше.

— Примите горячий душ. Отдохните. Завтра в девять ноль-ноль корабль прыгнет в систему Париж. После этого день может оказаться весьма захватывающим.

Крис отправилась в свою каюту.

— Нелли, какой прыжок будет использован в девять ноль-ноль до системы Париж?

— Кило, — ответил компьютер.

— Какие-нибудь новости успела просмотреть?

— Нет. Мы слишком далеко от человеческого пространства.

Вся эскадра прыгала друг за другом через прыжковые точки без отметок. Конечно, это происходило далеко от пространства, занимаемого человечеством, так что риска столкнуться с другим кораблем, идущим навстречу, быть не должно. Разве только с нечеловеческим кораблем. Точно. Это было более чем странно.

— Крис, — медленно произнесла Нелли, — ты просила меня провести самостоятельный поиск и сообщить, если я найду что-нибудь, не соответствующее знакомому мне шаблону.

— Да, — так же мысленно отозвалась Крис.

— Сразу после встречи с офицером связи капитан загрузил в компьютер несколько новых программ. Они пока не активны и их назначение я не могу понять.

— Что-то военное?

— У меня есть список всех систем, которые должны быть загружены при объявлении военного положения. Новые программы не являются их частью. Я так же не могу взаимодействовать с этим программным обеспечением.

— Оно не работает?

— Нет, просто загружено и все.

— Дай мне знать, когда они заработают.

— Сделаю.

Крис протерла глаза, пытаясь стереть усталость. Мозг казался полумертвым. Все это должно что-то значить. Зачем папе или дедушке Рэю приказывать Шестой эскадрилье идти в систему Париж кружным путем? Зачем им надо, чтобы лучшие корабли прыгнули в систему прямиком около земной эскадры? Рядом или даже позади них. Если предположить, что земные корабли уже прибыли туда, они должны отправиться навстречу приграничным эскадрильям Кольца и сделать то, что собирались сделать. Как можно спустить флаг на космическом корабле?

Крис тут же мысленно увидела картинку, на которой адмиралы в скафандрах выстроились в ряд, а в это время какой-то бедный солдатик соскребает с носовой части корабля борта сине-зеленое изображение флага. Девушка, ты пьяна. Душ не помог. Крис упала на койку и быстро уснула.

— Мэм, вы спите? — через целых сто лет спросила Бо.

— Спала. Что-то не так?

— Думаю, все нормально. То, что вы сказали капралу, было славно. Думаю, это сбросило с экипажа корабля тонн десять страха.

— Хорошо, — сказала Крис, подтягивая к голове одеяло.

— Говорят, на место мы прибудем рано утром.

— Ага, — Крис больше не хотелось просыпаться.

— Вы знаете, какую прыжковую точку мы используем?

— Похоже ту, что и ожидал мой компьютер. Кило.

— Значит, прыгнем близко к Земному флоту. Как думаете, они это воспримут?

— Откуда мне знать? — Крис едва сдержала растущее разочарование в голосе.

— Надеюсь, там нет нервных стрелков. Лазеры линкоров долбят до ста тысяч кликов, а мы окажемся как раз в этих пределах.

Крис моргнула и повернулась обратно.

— А наши?

— Пятьдесят тысяч кликов почти на пределе досягаемости 24-дюймовых импульсных лазеров, мэм.

— Не стоит волноваться. Какой корабль будет болтаться около прыжковой точки? Земные линкоры наверняка отправятся на встречу с кораблями Кольца. Надеюсь, какой-нибудь умник догадался прихватить с собой пару барж пива. Оба флота обопьются пива, пока адмиралы будут договариваться.

— Очень на это надеюсь, мэм.

— Я думала, вы бы хотели такого развития событий.

— Приятно осознавать, что наши тренировки где-нибудь да пригодятся, но, мэм, не в войне между нами и Землей. Боже, помоги нам всем!

— Поспите немного, старшина. Завтра мы должны выглядеть бодро.

И Крис снова отвернулась к стене, попытавшись заснуть. Но тактическая ситуация, намечающаяся на завтрашний день, продолжала крутиться в голове. Что, если и впрямь, какой-нибудь нервный стрелок земного флота выстрелит по Шестому эскадрону? Ну, для этого и придумали умный металл — для защиты. Коммодор Сэмпсон с этим разберется. Об этом энсину не стоит беспокоиться.

Назад