Назад
Майк Шеферд. Мятежница

Глава 21

Крис остановилась на верхней ступеньке лестницы. Было раннее утро, солнечные лучи, преломляясь о хрустальную люстру фойе Дома Нуу, крошечными радугами падали на танцующие в спирали черно-белые плитки внизу. Давно, когда Крис была маленькой, они с Эдди в этом зале пытались поймать радугу, надеясь получить в награду обещанный горшок, полный золота. А сейчас она приблизилась к этому? Глубокий вдох втянул запах воспоминаний того утра, завтрака, дерева и… неизбежный намек на электронику. Таким стал мир взрослой женщины.

«Великолепный» пришвартовался поздно ночью. Крис с Томми были одними из немногих, кто покинул его борт. Как и ожидалось, Харви уже ожидал Крис у лифта. Удивительно, но Нелли сразу же получила два сообщения.

«Значит, ты, все-таки, вернулась живой. Эл», — загадочная такая записка от дедушки, который включил Крис в число немногих, кто мог называть его просто Эл. «Жду тебя завтра на ужин», — простенькая записка от мамы. Ну, хотя бы семья не отдалилась от мятежницы.

Как и тем давним утром, дедушка Троубл уже стоял внизу. Сегодня Крис застыла в накрахмаленной белой парадной форме, а дедушка Троубл облачился в гражданский костюм. Он стоял спиной к Крис и о чем-то разговаривал с дедушкой Рэем. Голос тихий, а руки мельтешат по сторонам, когда он в чем-то убеждал бывшего президента. Рэй только качал головой. А потом увидел ее.

Взгляд сверкнул, хмурое до этого лицо расплылось в улыбке. Троубл прервал речь посреди предложения и повернулся, чтобы посмотреть на то, чему вдруг улыбнулся Рэй и тут же изобразил свою версию гордого дедушки.

— Мы уже говорили, какой прекрасной женщиной ты стала, энсин? — гордо произнес Троубл.

Крис стала спускаться по лестнице, чувствуя, как накрахмаленная форменная юбка царапает ноги.

— Что заставило вас подняться так рано? — спросила она тихим голосом, который, тем не менее, заполнил все огромное пространство фойе.

— Встреча! — сплюнул Рэй. — А тебя?

— Очередная сессия с личным инквизитором. Он задает мне одни и те же вопросы, а я ему даю одни и те же ответы. Он любит встречаться со мной ровно в восемь.

— Я пережил подобную инквизицию несколько раз, — заверил Рэй. — Ты тоже переживешь.

Крис кивнула. Она сталкивалась с огнем из винтовки и тяжелых лазеров. Зачем беспокоиться о небольшом разговоре с представителем разведки? Или об обеде с папой и мамой, если уж на то пошло. Так или иначе, сегодняшним вечером того ужаса, который пришлось пережить недавно, уже не будет.

— Что делаете в обед?

Дедушки переглянулись.

— Я не собираюсь обедать с такой компанией, — фыркнул Рэй.

— Перед тем, как Крис отправилась на последнее задание, — сказал Троубл, — она хотела задать нам несколько вопросов.

— Вопросов? — Рэй поднял бровь.

— Мой шкипер, не Торп, сказал как-то, что если я собираюсь стать очередной из «тех самых Лонгнайф», мне лучше понять, что на самом деле делали «те самые Лонгнайф» и как они умудрились при этом выжить. Почему вскрытие показало, что бомба взорвалась в лицо президента Урма, а подрывнику удалось уйти целым и невредимым?

— О-о, — протянул Рэй, взглянув на Троубла, тот в ответ только бровь поднял. Рэй печально покачал головой. — Нужно было догадаться, что ты об этом спросишь. Ладно, Крис, вот что я тебе скажу: если переживешь свою небольшую утреннюю беседу, а меня не линчует толпа, с которой меня свел старина Троубл, встретимся на раннем ленче в пол одиннадцатого.

— Половина одиннадцатого! — запротестовал Троубл. — К этому времени кучка тявкающих и воющих длиннохвостых только-только разогреется.

— С кем ты хочешь провести время? — Рэй одарил Троубла широкой улыбкой. — С ней или ними?

— С ней, — фыркнул Троубл.

И все трое отправились к выходу. Харви уже подогнал к порогу автомобиль, но перед ним стоял огромный черный лимузин. Сержант в зеленой военной форме Саванны открыл заднюю дверь машины. Дедушка Рэй неустрашимо забрался внутрь с таким видом, словно отправлялся на похороны… свои же.

Крис отправилась к своей машине. Харви уселся за руль, Джек поместился на переднем сиденье. Ни один из них даже не дернулся, чтобы открыть ей дверцу, так что Крис пришлось самой открывать дверцу машины, садиться на заднее сиденье и самой же захлопнуть дверцу.

— Что нужно сделать девушке, чтобы ее обслуживали так же? — спросила она, кивнув на машину впереди.

— Спасти мир пару десятков раз, — улыбнулся Джек. — До тех пор подобное упражнение для тебя полезно.

Крис облизнула палец и провела в воздухе три линии.

— Три раза. Сколько еще надо?

— Еще много, — проворчал Харви и тронул автомобиль. — Знаешь, старый дедушка, вроде меня, может привыкнуть к милому и тихому миру. В нем, возможно, немного скучно. Но старому пердуну приятно, когда ребенок каждый вечер возвращается домой.

Крис нахмурилась и вопросительно посмотрела на Джека.

— Сегодня днем у его младшего внука свидание с вербовщиком, — пояснил агент секретной службы. — После случившегося в системе Париж, Вардхейвен расширяет армию и флот.

Крис открыла, было, рот, чтобы сказать пару слов старому другу, и закрыла его. Когда она решила завербоваться в Космофлот, он приветствовал ее решение, но чужой ребенок, хоть и как свой, это одно, а плоть от плоти — совсем другое. Крис попыталась найти нужные слова… и отказалась. Извини, рада за тебя, надеюсь, он станет отличным солдатом. Надеюсь, через пару весьма скучных лет он вернется домой. Крис чуть было не выпалила эти слова.

— Уверена, ты достойно его воспитал, — наконец, сказала она.

— Да. Наверное, чертовски достойно, — водитель проверил приборную доску и обернулся к Крис. — Неужели все это стоит того, что мы просто хотим заниматься своими делами и приходить вечерами домой, чтобы весело провести время с детьми и внуками?

— Не знаю, что вы слышали о ситуации в системе Париж, — медленно начала Крис.

— Не так много, — перебил Джек. — Новостные трансляции внезапно прервали, — закончил он, оставив Крис подозревать, что агент знает больше водителя. Когда-то она думала, что Харви знает все. Времена менялись, и Крис стало немного грустно.

— Да, — сказал Харви. — Мы целый день просидели без новостей. Самое длинное отключение новостной ленты за всю историю. А потом снова включаются камеры, генералы с адмиралами улыбаются, а экипажи кораблей жрут пиво. Тогда почему твой отец просит парламент удвоить ассигнования на оборону, а моего ребенка — бросить хорошую работу и стать солдатом?

Крис откинулась на спинку сиденья. Во время полета на Вардхейвен она была так занята заключенными и разбором полетов, что на новости времени у нее не оставалось. Отмахнула соблазн, чтобы Нелли быстро ввела ее в курс дела. Если правда, настоящая правда и то, что происходит на самом деле и впрямь так перепутаны, как кажется Харви, даже Нелли вряд ли удастся отделить настоящий сигнал от шума.

— Не знаю, — наконец, сказала Крис.

Харви бросил взгляд на дорогу, убедился, что едут в правильном направлении. Джек одобрительно кивнул Крис, но, с другой стороны, наверное, машина наехала на ухаб, и снова превратился в обычного наблюдателя.

Когда перед штабом Космофлота Крис вышла из машины, Джек тоже выскочил наружу.

— Идешь на мой допрос? — спросила она.

— Я все понимаю, твой последний круиз выдался несколько волнующим.

Крис улыбнулась.

— На меня направляли оружие. Уверен, что хочешь добровольно дежурить на корабле?

— Тебе, возможно, следует избегать ситуаций, когда я не могу предоставлять свои услуги.

Прозвучало, как ультиматум.

— И какие услуги ты предоставляешь?

— Ловлю твою пулю, — просто сказал он, осматривая коридор. — Другие ситуации, в которые ты влипаешь — твоя проблема.

— Извини, — сказала Крис и поняла, что он имел в виду. Она так сосредоточилась на своей работе, что забыла о других. И это после того, как полковник Хэнкок дал ей несколько наставлений.

Джек открыл дверь с табличкой: «ОР-5.1»

— Энсин, пора делать свою работу. А мне свою. Сосредоточься на своей, а я позабочусь о своей.

Крис представилась секретарше из гражданских, та указала на конференц-зал. Дверь закрыта, над ней светится табличка: «Занято. Совершенно секретно». Джек, подняв бровь, уселся в свободное кресло и взял со столика журнал.

В конференц-зале Крис обнаружила лейтенанта, который допрашивал ее уже два раза, когда она была на борту «Великолепного», и нового офицера, лет сорока с небольшим, черные волосы только-только начали седеть. На его форме ярлычка с фамилией не обнаружилось. Лейтенант начал с обычных вопросов. Каковы были обязанности Крис на «Тайфуне»? Что в тот день случилось на мостике «Тайфуна»?

Крис отвечала обычно, как было на самом деле. Допрос занял полный час.

Потом пожилой офицер наклонился к Крис.

— Кто помог тебе спланировать мятеж, энсин Лонгнайф?

— Ух, — чуть было не возмутилась Крис, услышав необычный вопрос. — Никто.

— Как долго ты планировала мятеж? — выстрелил офицер новым вопросом.

— Я не планировала.

Но провокационные вопросы продолжались. После пяти минут вопросов кто, что, когда, где и как, заканчивающихся отвратительным словом «мятеж», Крис вышла из себя.

— Действия капитана Торпа и коммодора Сэмпсона не оставили мне вариантов. Что я должна была делать? Выполнить их приказ и расстрелять земной флот?

— Нет, нет, Крис, — чуть не подпрыгнул лейтенант. — И все же, стоит признать: то, как вы беспрепятственно захватили корабль, заставляет думать, не планировали ли вы захват мостика заранее, а незаконные действия капитана только придали законности вашим действиям.

— Конское дерьмо, — сплюнула Крис, после чего провела целый час, объясняя офицерам, почему вооруженные космические пехотинцы решили следовать за ней, а не подчиниться приказам капитана. То, что она действовала правильно, не имело никакого значения.

Когда ее, наконец, отпустили, Крис была истощена. Оставив Джека следовать за ней в дымящемся кильватере, она побрела к ближайшему выходу. Снаружи обнаружила чертовски красивый день для бушующих чувств. Заметила небольшую естественную беседку в саду неподалеку. Кто-то высадил три деревца и полудюжину кустов вокруг каменной скамейки. Крис побрела к скамейке и рухнула на нее.

— Как прошло? — спросил Джек, усаживаясь рядом.

— Меня еще не повесили, — рыкнула Крис. Сейчас она была немного не в себе, очень хотелось самой повесить нескольких товарищей, начиная с безымянного офицера. Чего он от нее ждал? Чтобы она выполнила приказ, уничтожила земной флот, а когда закончилась бы война, сказала бы новостным корреспондентам победившей стороны, мол, я просто выполняла приказ? Ни за что!

Крис глубоко вдохнула. В воздухе чувствовался слабый запах вечнозеленых растений и скипидара, но запах резины и бетона не сдерживался увядающей зеленью.

— Радуга заканчивается адом, — пробормотала она.

Джек молча следил за округой, пока Крис пыталась собрать воедино то, что осталось от несчастного дня. Несколько глубоких вдохов принесли только запах разогретого бетона. Нужно что-то делать. Что сегодня дальше по графику? Точно, встреча с дедушками. Разве не великолепно? Меня обвиняют в мятеже, а я убегаю выслушивать дедушкины истории. Нужно все отменить.

Зачем? Они ошиблись насчет мятежа и ошибутся насчет нее и дедушек. Черт. Я только начинаю узнавать их и, будь проклята, если позволю тому офицеру остановить меня. Крис поднялась: она никогда не найдет конца радуги, если позволит людям, подобным тому офицеру, так вертеть собой.

Сделав два шага, она остановилась. Хотела пригласить на встречу с дедушками и Томми, чтобы тот убедился, на что на самом деле похожи «те самые Лонгнайф». Ничего менять не будет.

— Нелли, вызови Томми.

— Как прошла встреча? — через секунду послышался голос Томми.

— Не так плохо, — ответила Крис. — Не желаешь встретиться?

— Допрашивать меня будут в четырнадцать ноль-ноль, — засмеялся Томии. — Где встретимся?

— Нелли перезвонит тебе через секунду, — сказала Крис и отключилась. — Нелли, вызови дедушку Троубла или Рэя.

— Как прошла встреча? — через секунду она услышала голос Троубла.

— Я выжила. Как у вас дела?

— Думаю, мы сделали все, что могли, — дедушка рассмеялся. Прозвучи такой смех от кого другого, звучал бы он зловеще. У дедушки же камней за пазухой никогда не было. Или были?

— Ты где? — спросила Крис.

Дедушка продиктовал адрес. Нелли развернула карту.

— Недалеко от университета.

— Да, кое-кто решил, что здесь проще увернуться от новостных репортеров. Кажется, сработало. Знаешь какое-нибудь местечко, где можно перекусить?

— Скрипториум. Там никого, кроме студентов, не должно быть. Нелли, покажи дедушке маршрут.

— Увидимся там, как только здесь закончим, — заключил Троубл. — Скажем, минут через пятнадцать.

Не так плохо. Крис мысленно улыбнулась.

— Нелли, передай Томми, пусть подходит в Скрипториум.

Джек откашлялся.

— Даже не предупредишь его, с кем предстоит встретиться?

— Зачем портить ему утро? — засмеялась Крис, чувствуя, как большая часть утреннего страдания куда-то исчезает.

С поиском места для парковки у Харви проблем не возникло.

Джек шел впереди, расталкивая студенческую толпу. Даже ранним утром находились студенты, уклоняющиеся от занятий, зубрящие тексты, да и просто слоняющиеся без дела. Джек отошел в сторону, дав Крис взглянуть на тихий уголок, где последний раз она виделась с тетей Тру. Там, заняв сразу два столика, сидела женщина и широко улыбалась.

— Что ты здесь делаешь? — требовательно спросила Крис.

— Если до сих пор просишь, чтобы мой Сэм отправлял твоей Нелли обновления, стоит ожидать, что старая тетушка может, хотя бы, взглянуть на твое расписание в твоем компьютере.

— Нелли, — рыкнула Крис сквозь улыбку, — нам надо поговорить.

— Я не знаю, как она это сделала, — испуганно, с каким-то оттенком боли, если искусственный интеллект вообще на такое способен, воскликнула Нелли.

— Что будем заказывать? — спросил подошедший студент-официант, не моргнув глазом наблюдая, как Крис снимает белый китель. Наверное, Космофлот сегодня и здесь нежелательный гость. Как все меняется.

— Кофе, — сделала заказ Крис.

— Кофе, — повторили тетушка Тру.

Когда официант развернулся, чтобы отправиться выполнять заказ, мимо него проскользнул Томми и плюхнулся на стул рядом с Крис.

— Как прошло утро?

Крис поначалу подумала предупредить о том, что его ждет, но решила, что под присягой хочет сказать, что не согласовывала никаких показаний с Томми.

— Хуже, чем у некоторых, но не так плохо, как у капитана Торпа.

Вернулся официант с заказом. Не успел он расставить чашки с кофе, в дверях появились дедушки Рэй и Троубл. Как только они подошли к столикам, официант тут же обратился к ним:

— Что будем заказывать? — сказал он, потом нахмурился, прикусил нижнюю губу и тут его взгляд расширился, он понял кто перед ним. — Сэр.

Троубл, кажется, привык к такой реакции. Он оглядел сидящих за столиком и заказал:

— Пиво, темное, свежесваренное, одно, — палец указал на себя, потом на Рэя: — Два, — палец подвинулся, указав на Харви и, получив от того кивок, добавил: — Три.

«Четверку» получила тетушка Тру, «пятерка» досталась напряженно за всем наблюдающему Томми. Бедный парень, кажется, разрывался между падением на пол в обмороке и согласием пить пиво. Джек и Крис отказались.

— Тогда пять.

Как только официант отправился к бару, Троубл занял последний свободный стул. Джек тут же подпрыгнул и предложил свой стул Рэю.

— Господин президент, — сказал он.

— Сегодня никаких президентов, — с огромным злорадством сказал Троубл, когда лицо Рэя помрачнело. Проигнорировав мрачность, Троубл обратился к Крис: — Кто эти симпатичные парни?

— Уверена, с Томми ты встречался на приеме, если он в тот раз не был слишком занят, прячась ото всех, — Томми попытался одновременно кивнуть дедушке и сердито посмотреть на Крис. — Он также был моей правой рукой, когда «Тайфун» противостоял остальной эскадрилье.

— Молодец, сынок, — одновременно прозвучало со стороны обоих стариков, и лицо Томми покраснело, став таким же, как и его веснушки.

Крис прикинула, что Томми сконцентрировался на обоих Лонгнайф настолько, насколько это вообще возможно.

— А этот парень — мой телохранитель, агент секретной службы. Джек, знакомься, это дедушка Троубл. Вообще-то, прадедушка, но для мамы просто «проблема».

— До сих пор?

— Она так и не простила тебя за то, что ты познакомил меня с орбитальными яликами.

— У женщин долгая память.

— Извините, я подежурю за дверью, — сказал Джек, пытаясь полностью сосредоточиться на людях, разговаривающих с ним и, одновременно, оглядывая помещение в поисках угроз. Крис чуть было не рассмеялась, но слишком хорошо помнила, чья работа состоит в том, чтобы схлопотать пулю вместо нее.

— Ни за что, — Троубл схватил агента за локоть. — Раз ты собираешься слоняться рядом с нами, значит, должен узнать и нашу изнанку. Кроме того, вот этот старый чудила рядом со мной нуждается в особой защите.

— От кого? — Джек подозрительно посмотрел на Рэя.

— От себя же, — пробормотал Троубл.

— Я могу сам себе перерезать горло, — проворчал Рэй.

— Не позволяй ему одурачить себя, — вмешался Троубл и, схватив стул у соседнего столика, притянул ближе, чтобы Джек смог тоже присесть, — а то он слишком обрадуется.

— Вообще, идея паршивая, — сплюнул Рэй. — Непродуманно ничего. Они не знают, чего хотят на самом деле, а вся эта затея — дурной способ решить хоть какую проблему, включая ту, которую они хотят решить.

Никто ничего не понял, но все равно все взяли паузу, пока не принесли пиво. Троубл поднял кружку, остальные тут же последовали его примеру, с пивом или кофе.

— За его величество, короля Раймонда Первого, — произнес Троубл.

Крис стукнула кофейной чашкой в пивные кружки остальных, главным образом из-за того, что Троубл был занят тем, что хотел убедиться в громком звуке звякнувшей посуды, заглушившем неприличный ответ Рэя на тост.

— Короля чего? — поинтересовалась Крис, отхлебнув кофе.

Сердито зыркнув на Троубла, Рэй пояснил:

— Некоторые шутники, достаточно взрослые, чтобы знать, чего хотят, решили, что им будет легче удержать при себе шестьдесят, а то и все восемьдесят планет в некоей федерации, если в центре их политических игрищ будет сидеть король. К завтрашнему дню они одумаются и поймут, какая это дерьмовая идея, — Рэй поднял свою кружку. — За тишину и покой в преклонном возрасте.

— Слушаем! Слушаем! — сказал Харви, присоединяясь к тосту.

— Слушаем! Слушаем! — Крис подняла чашку.

Не обращая на них внимания, Троубл откинулся на спинку стула и глотнул пива.

— В твоем сне, разве что, — пробормотал он.

— Им нужен народный защитник, — отрезал Рэй. — Ну, хорошим народным защитником я стать могу. Только чтобы выслушивать кучу ноющих неудачников, корона на голове не обязательна.

— Без короны ты не продержишься и недели. Посоветуешь им заткнуться и заняться чем-нибудь полезным, скажем, на Санта-Марии.

— Ну, по крайней мере, сделаю хоть что-то стоящее.

— Но не так, как с короной, — покачал головой Троубл. — Рэй, старик, все, что мы построили восемьдесят лет назад, разваливается. Они хотят, чтобы ты помог нам сохранить хотя бы часть всего этого.

Крис согласилась бы. Оглянувшись на Скрипториум, она видела студентов, и как сложится их судьба, решают некоторые старики и старушки. Да и ее собственная судьба тоже в их руках. Ей и всем этим ребятам будет лучше, если в их компании будут такие, как дедушка Рэй.

— Черт возьми, Троубл, мы уже свое отслужили. В любом приличном мире, мы бы уже выращивали цветочки или покоились в могиле, а дети, такие, как Крис, веселились бы вместо нас. Это же не справедливо.

Невольно Крис откинулась на спинку стула, угадывая различные эмоции, пробежавшие по ее животу. Она была рада, что дедушки все еще рядом, а значит, она сможет на них рассчитывать, когда будет в них нуждаться. Да, это был ее мир, но она не возражала поделиться им с ними.

Троубл похлопал друга ладонью по локтю.

— Все еще скучаешь по Рите.

— Каждый день, но я не это имею в виду. Этот мир на самом деле должен быть миром Крис.

Настал черед Крис потянуться к человеку, бывшего для нее скорее иконой, чем обычным человеком.

— Дедушка, ты прав, это мой мир. Но это не значит, что в нем нет места и для тебя. Он уже мой и всех этих ребят за соседними столиками… но он и твой тоже. Похоже, у всех у нас появилась проблема. И раз нам нужен кто-то, кого мы помним хорошим парнем, который всегда рядом, ну, разве мы не можем сказать: «Встряхнись, солдат», как в старые добрые времена?

— Мне такое говорили чаще, чем тебе, — проворчал Рэй.

— А потом он расскажет тебе, как пройти двадцать миль до школы в гору зимой и летом, весной и осенью с полной выкладкой, — улыбнулся Троубл. — Разве минуту назад мы не говорили, что должны уважать молодежь и позволить им жить в своем мире?

— Свой мир пусть получат. Уважать? Никогда.

Реплика вызвала смех. И все же, Рэй первым пришел в себя.

— Я до сих пор уверен, что идея с королем не продумана. Например, нельзя кого-нибудь из семьи короля пускать заседать в парламенте или, как они его назвали, Палате Общин.

Крис, выпустив из себя студента-политолога, выпрямилась. В свое время она с друзьями, на откровенных разговорах в Скрипориуме, выдвигали очень смелые идеи. И сейчас происходящее было для нее чем-то новым.

— Чего они хотят?

— Хотят сократить денег на политику, — ответил Троубл. — В течении двадцати лет правления Короля Рэя никто из его родственников не сможет баллотироваться на выборах или жертвовать денег какой-либо политической партии или кампании. Думают, это удержит большие деньги от политики. Мы заметили, что твоего отца, премьер-министра Билли, там не было.

Крис знала, что деньги — топливо и проклятье политики. Такой подход имеет то преимущество, если не сказать больше, что его никогда раньше не пробовали. Однако упоминание об отце означает, что схема распространяется и на Крис.

— Подожди, дедушка. Думаю, ты станешь великим королем. Но это не значит, что ты решишь сделать меня принцессой. Потому что, должна тебе сказать, я уже прошла через проблемы, с которыми может справиться подросток, когда она всего лишь дочь премьер-министра.

Троубл рассмеялся, но дедушка Рэй уставился на Крис с той стороны стола. Потом улыбнулся. Крис почувствовала, что флоты Итич погибали после такой улыбки.

— Троубл, что, если я кое-кого сделаю герцогом или графом?

— Не знаю, позволят ли тебе, — Троубл почесал подбородок. — Про королевскую власть ничего сказано не было.

— Там о многом ничего сказано не было.

Крис только головой покачала.

— Почему мне подумалось, что нужно держать рот на замке?

— Нет, принцесса, — со злобной усмешкой сказал Троубл, увидев, как поморщилась Крис, — это просто разговоры, которые нравятся твоим бабушкам. Что дарит нам старые, простые, но классные идеи.

— Нет, плохие идеи, — сказала Крис, увидев, что каждый, сидящий за столом, улыбается. — Очень плохие идеи.

Дедушка Рэй сидел и с натянутой улыбкой смотрел на них всех и выглядел так, как, по мнению Крис, и должен выглядеть король. Наверное, человеческой расе именно сейчас и нужен король.

Прежде, чем она закончила мысль, Рэй поднялся. Все тут же тоже поднялись. Он поднял кружку, и вслед поднялись еще пять.

— За нас и таких, как мы. Пусть всегда будет достаточно тех немногих, чтобы миры продолжали вращаться для всех остальных.

Крис вздрогнула и вместе с остальными воскликнула: «Слушаем! Слушаем!». Вот что значит, быть «нами» для таких, как Рэй и Троубл. Это и есть то, что означает быть в числе тех самых «немногих». Она сделала большой глоток кофе.

Тут со стороны Нелли прозвучал электронный эквивалент покашливания.

— Крис, тебя ждут в кабинете генерала МакМоррисона в час дня.

— Ох-ох, — заволновалась тетушка Тру. — Один из тех пятничных обедов с боссом.

— Хочешь, замолвим за тебя словечко? — предложил Троубл.

— Нет, сэр, — Крис расправила плечи. — Это моя проблема. Я справлюсь. — Это моя карьера. Я с ней справлюсь лучше.

— Я и не ожидал другого ответа, — сказал Рэй. — Лонгнайф всегда сами выпутываются из того, во что сами же и влипают.

— Наверное, потому, что больше никто не умеет влипать так быстро и так глубоко, — сквозь улыбку проворчал Троубл.

Крис смеялась вместе с ними, понимая, что они дают ей все, что могут дать. Шутки, смех, беззаботную уверенность, что она справится со своей проблемой. На этой веселой ноте она с ними и попрощалась.

* * *

Как и утром, Джек проводил Крис до штаба Космофлота. Поход по штабу занял несколько коридоров и лифт, прежде чем Джек без необходимости объявил:

— Вот и офис Мака.

Открыл дверь и Крис, войдя внутрь, представилась секретарю генерала:

— Энсин Лонгнайф прибыла по вызову к тринадцати часам.

Часы за женщиной показывали, что еще оставалось тридцать секунд.

— Генерал ждет вас.

Расправив плечи, Крис пошла вперед. Насколько все будет сложно? Она спасла маленькую девочку… и ее отправили в грязную дыру. Она накормила множество людей… и чуть было не утонула. Она прошла через ад первой перестрелки… только для того, чтобы уточнить, что нужно немного подправить прицел. А сейчас она возглавила мятеж и провела небольшой космический бой только для того, чтобы предотвратить более масштабный бой. Объяснить начальнику штаба армии отца почему она взбунтовалась не должно оказаться таким уж сложным делом.

Дверь открылась. Генерал МакМоррисон сидел за столом, глубоко закопавшись в бумаги, но, когда Крис вошла в кабинет, поднял голову.

Не успела она подойти к столу с правой стороны, как генерал поднялся со стула. Худой, седой человек, больше похожий на бухгалтера чем на генерала, быстро и плавно обошел стол.

В результате Крис пришлось приветствовать движущуюся цель. В ответ он вскинул руку ко лбу, после чего плавно подал ее для рукопожатия. Когда Крис ответила на рукопожатие, он сказал:

— Молодец, энсин. Отличная работа.

Это было хорошее начало.

— Спасибо, сэр.

— Устраивайся поудобнее, — он указал на диван.

Крис присела на краешек дивана, генерал тут же занял кресло напротив. Как у дедушки Алекса кабинет был серым, этот оказался бежевым: стены, ковер, мебель. Сам генерал в форме цвета хаки. Крис свела ноги, сложила на коленях руки и приготовилась ко всему.

— Думаю, — прочистив горло, начал генерал, — следует начать с того, что мне нужно поблагодарить тебя за то, что спасла мою шею. Все, о чем я мог думать в момент, когда Шестая эскадрилья атаковала землян, так это о том, что они приведут озлобленных выживших землян прямиком на орбиту Вардхейвена.

— Такова была задумка коммодора Сэмпсона?

— Да, но это не для публикации. Политики все еще пытаются найти способ замять дело.

— Им придется несладко, — сказала Крис. — Можно вопрос? Куда Сэмпсон хотел сбежать? Кто ему платил?

— Мы проверили его банковские записи. Не думаю, что ему кто-то платил, — устало сказал генерал. — Думаю, он делал то, во что верил.

Крис вспомнила все разговоры, что слышала от военных и решила, что такое вполне вероятно.

— И все же, ему нужно было бы куда-то отправить наши корабли. Это ведь не было началом внутреннего восстания на Вардхейвене, не так ли?

— Нет. Очевидно, он действовал в одиночку. Он отказался сообщить нам, куда собирался увести эскадрилью.

— Отказался, — Крис не понравилась окончательность этого слова.

— Коммодор Сэмпсон умер вчера от сердечного приступа.

— Настоящего или… — новость ошарашила Крис.

— И то, и другое, — нахмурился генерал. — Мы проследили за деньгами. У парня, который прошлой ночью принес ему ужин, внезапно распух банковский счет.

— Можно поинтересоваться, куда привели эти деньги?

— Подозреваю, что если я не сделаю этого сейчас, Тру достаточно быстро вытянет это из нашей базы данных, — он чуть было не улыбнулся. — Мелкий бизнесмен на Гринфильде. Управляет фирмой — разработчиком программного обеспечения.

— «Айронклад софтвейр», — закончила Крис.

— Да. Мы уже вычистили несанкционированное программное обеспечение на ваших кораблях, но новых зацепок это нам не дало, — сказал генерал и устроился поглубже в кресле. — Есть небольшая информация, которая может тебя заинтересовать. «Тайфун» для спасательной экспедиции маленькой девочки на Секуиме выбрал коммодор Сэмпсон. Он был очень зол от того, что ты нарушила весь его план, что сумела выжить при высадке и не попалась в ловушку, которую он расставил, — МакМоррисон выглядел озадаченно. — Что он сделал?

— Мне и моей команде космических пехотинцев было приказано совершить ночное десантирование… на минное поле, — сказала Крис, порадовавшись, что разрешилась одна загадка и разочаровавшись, что Сэмпсон больше не ответит ни на один вопрос. — Что-нибудь узнали от других заключенных? От Торпа?

— Слишком мало. Они утверждают, что коммодор Сэмпсон не распространялся насчет плана боя. Они просто выполняли приказы, — лицо генерала кисло скривилось.

— Что вы с ними сделаете? — ответ на этот вопрос в значительной степени скажет ей, что ждет вполне определенного мятежника.

— Повесить их на самой высокой рее, даже если мне лично придется выстроить ее, вот чего я хочу. Ничего — вариант, на котором, скорее всего, я и остановлюсь.

— Ничего? — Крис не успела и глазом моргнуть, как вопрос вылетел из нее. Черт побери, девочка, тебе нужно научиться думать, прежде чем то-то тявкать.

— Ничего, — повторил Мак. — О, мы рассчитаем их, хоть большинство из них уже имеют право на пенсию. Но военный трибунал предоставит им право на общественное слушанье, который они и хотят. И будь я проклят, если захочу, чтобы мои офицеры постоянно задавались вопросом, могут ли доверять приказам вышестоящих, а граждане Вардхейвена — могут ли доверять моим офицерам.

С таким трудно не согласиться.

Также генерал рассказал Крис, что ждет ее лично.

Мак протянул руку и взял со столика две маленькие коробочки. Открыв одну, он передал ее Крис. Та всмотрелась на ее содержимое: медаль «Почетного Легиона». Хорошая медаль. Во второй коробочке лежал «Военно-морской крест». Очень хорошая медаль.

Мгновение она держала их в руках, потом закрыла коробки и вернула генералу. Сидя на отцовских коленях, она научилась позволять паузе затягиваться, пока собеседник не заполнит его. Генерал МакМоррисон забрал коробочки с медалями, но поставил их на столик ближе к Крис.

— Я читал полный отчет полковника Хэнкока. На Олимпии ты хорошо справилась. Очень хорошо для младшего офицера, — он выделил слово «младший». Крис не обратила на это внимания и тихо сказала:

— Спасибо, — чтобы не прерывать и не дать генералу сорваться с крючка, лишь бы тишина заполнялась.

— «Почетный Легион» ты получаешь за Олимпию, — сказал Мак. Крис кивнула, но отказалась от вопроса, почему на столе лежит еще и «Военно-морской Крест». Мак посмотрел на нее, когда молчание затянулось, истончилось и зазвенело, как неуклюжая скрипка.

— Как же с тобой сложно, энсин, — наконец, рыкнул он. На этот раз он взял со стола пластиковый лист и протянул ей. Это было прошение об ее отставке, заполненный сегодняшней датой.

Крис закрыла глаза, а внутренности словно рухнули вниз. Это был очередной бой, всего лишь. В отличие от последнего, этот всего лишь на бумаге и не может ее убить. Она прочитала написанное и посмотрела на генерала.

— Вы хотите, чтобы я это подписала?

— Увольняйся из Космофлота сегодня же, и я вручу тебе «Военно-морской Крест» за то, что в системе Париж так и не случилось катастрофы.

Генерал-политик.

— Папина идея?

— Если твой отец, — фыркнул генерал, — начнет мне публично диктовать, чего он хочет, я так же публично начну с ним драться. Половина Космофлота снесет мне голову, если я ему уступлю.

Крис считала себя политически подкованной. Сейчас в ее руках оказалась явная политическая горячая картофелина. Она снова взглянула на лист с прошением об отставке.

— Тогда почему вы просите меня покинуть Космофлот?

— Ты освободила от должности своего последнего командира, а его начальник хотел тебя убить. Энсин Лонгнайф, кто будет следующим?

Крис попробовала посмотреть на себя глазами Мака. Ну, Хэнкок будет рад получить ее себе. Или нет? То был опыт обучения… для обоих. Но то был опыт, который не нужно повторять. Первым ее выбором была служба на корабле. Но какой шкипер захочет увидеть ее на своем мостике? «Привет, сэр, я — отродье премьер-министра, может быть даже, принцесса. Надеюсь, мы отлично поладим. Своего последнего капитана я сместила с должности». Точно. Сделать ее командиром тоже пока никак не получится. Энсины кораблями не командуют. Кроме того, каждый капитан тоже кому-то подчиняется. Даже Мак и тот перед отцом отчитывается, а папа считает каждого избирателя Вардхейвена своим боссом.

— Не знаю, кто меня возьмет, сэр. Но, безусловно, для меня должно найтись хоть какое-нибудь место на флоте, — сказала она и положила прошение об отставке на столик. — В отставку я не уйду.

— Почему? — пока Крис не ответила, генерал казался довольным.

— Потому что хочу остаться в Космофлоте, сэр.

— Почему? — снова напрямую спросил генерал.

Крис на мгновение замерла. На ум пришла одна из ночных наставительных речей сержанта Бо.

— Сэр, однажды старшина спросила у меня, почему я завербовалась в Космофлот. Мой ответ не особенно ее впечатлил.

Генерал улыбнулся, заставив Крис задуматься, не пришлось ли ему тоже когда-то отвечать на подобный вопрос.

— Как-то капитан Горцев рассказала мне свою семейную историю, как ее и мой дедушки выжили на Черной Горе и что значит быть офицером в тени таких людей, — показалось, такой ответ немного удивил генерала. Крис чуть подалась вперед. Ответ должен быть коротким. В него она постаралась вложить всю свою страсть. — Сэр. Я офицер Космофлота. Это мой дом, — она подвинула ближе к генералу лист с прошением об отставке. — Я не уйду.

Мак взглянул на прошение, вздохнул и медленно разорвал его пополам. Коротко вспыхнул статический заряд, с пластика исчезло все написанное.

— Вопрос решен. Теперь твое слово, женщина. Половина флота тебе аплодирует, Половина уверена, что ты — мятежница, которую нужно повесть вместе со всеми остальными. Удачи тебе в том, чтобы отличить их друг от друга.

Он потянулся к медалям на столике. Сначала поднял медаль «Почетного Легиона».

— Ты его заработала на Олимпии, — он бросил коробочку Крис. — Официальной церемонии не будет. Носи на здоровье.

Крис посмотрела на коробочку. Не так все должно быть. Ее команда на Олимпии заслуживала лучшего. Но официального признания не будет. Из-за нее. Все ли радости будут такими перемешанными?

Генерал взял «Военно-морской крест», открыл коробочку, задумчиво изучил содержимое и снова закрыл. Поднявшись, он пробормотал:

— Об этом немного подумаем. Подождем, посмотрим, что Земля скажет на то, что ты натворила в парижском шоу.

Крис тоже, было, встала, но генерал только махнул, мол, сиди. Со своего стола он взял еще одну небольшую коробочку.

— Сегодняшняя чрезвычайная ситуация испортила много чего. Мы вводим в строй стаю новых энсинов. БуПер продвигает всех энсинов с более чем четырехмесячной службой, до звания лейтенанта. Кажется, у тебя как раз подошел срок. Так что, вместо того, чтобы протащить на киле, я повышаю тебя в звании, — он поглядел на Крис. — Чисто по цифрам, чтоб знала.

— Удачная дата ввода в эксплуатацию, — заверила Крис генерала в понимании, но улыбки сдержать не смогла.

Генерал обошел стол, достал что-то из ящика. Крис потребовалось некоторое время, чтобы распознать, что он взял. Что у армейского генерала делают погоны космофлотской эскадрильи? Крис встала, когда генерал подошел ближе.

— Мой отец служил на Космофлоте, — сказал он. — Не думаю, что он простил меня за то, что я пошел в армию. Это его погоны. Я был бы признателен, если их будешь носить ты.

Крис моргнула. Не совсем то, что она ждала, когда ее сюда позвали.

— Это честь для меня, сэр.

Генерал МакМоррисон снял те, что лежали на плечах формы Крис и заменил их своим подарком.

— На самом деле, я их возвращаю, — сказал он, закрепляя погоны. — Моему отцу их дала твоя покойная прабабушка Рита Нуу Лонгнайф. Он получил известие о повышении по службе, когда «Оазис» вез ее и Рэя на встречу с президентом Урмом.

Крис вздрогнула. Бабушка Рита погибла во время войны с Итич. Не все Лонгнайф тогда выжили, чтобы услышать, как сейчас неправильно трактуют тогдашние действия современные СМИ. Крис стояла и терпеливо ждала, пока генерал не закончит крепить погоны. Тяжелыми их делала явно не лишняя одна полоска.

— Я постараюсь носить их так же достойно, как делали это ваш отец и моя прабабушка, — сказала она, когда генерал закончил.

— Уверен, так и будет, — сказал он и отсалютовал.

Крис отсалютовала в ответ. Не спеша вышла из кабинета. Джек, как только она направилась к выходу, тут же оказался рядом. Идя сюда, она рассчитывала, что покинет штаб гражданским лицом. Вместо этого получила повышение. Повышение! Впервые, наверное, за всю свою жизнь она поняла, чего хочет. Ей это просто-напросто требуется. Она отказывается бросать… эта служба — ее. Когда Крис вышла на яркий дневной свет, она улыбнулась. В темно-синем цвете неба радуги не было, но сейчас Крис знала, что находится на том ее конце.

— Смотрю, тебя не повесили, — сказал Джек.

Крис развернулась на пятках, осмотрела здания Космофлота, армии, правительства и улыбнулась.

— Нет, свой шанс они упустили. У Космофлота все еще есть Лонгнайф.

— Почему мне хочется сказать: «Боже, помоги всем нам»? — хмыкнул Джек.

— Потому что это может оказаться правдой, — сказала Крис и помахала Харви.

 

Конец первой книги

Следующая книга — Дезертир

Назад