Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 2

Неудивительно, что в доке сохранилось место для «Молнии» рядом с восьмым пирсом. К пятнадцати тридцати экипаж привычно выстроился вдоль борта корабля, а Крис, вслед за капитаном и главным инженером отправилась на встречу с ведущим менеджером в привычном конференц-зале. За два месяца большая часть всей этой суеты стала «обычной».

Сегодня же появились новые лица.

— Мы наблюдали за вашим полетом, — сказала ведущий менеджер. — Я подумала, стоит добавить еще нескольких ученых к нашей беседе.

— Лейтенант Лонгнайф рассказала нам о вашем не-совсем-умном-металле, — сказал капитан, принимая новых четырех участников. — Вы над ним работаете?

Женщина, не вставая с кресла, подалась вперед.

— Моя команда изучала, что можно делать с уни-плексом с тех пор, как принцесса Лонгнайф предоставила нам образец.

Крис стиснула зубы.

— Как он работает в связке с умным металлом? — спросил Дейл, переходя к сути дела. — Думаю, мое машинное отделение станет хорошим кандидатом для уни-плекс, если сможете сдержать его. Можно понять нежелание моего капитана обнаружить отсутствие переборки между ним и космосом, с другой стороны, возможно, появится желание приобрести материал в другой раз, когда он сменит корабль.

— Наши испытания пока что не заходили так далеко, — неохотно призналась женщина, хмуро посмотрев на одного из своих подчиненных.

— Когда это будет? — поинтересовался капитан Хейворт.

— Через две недели, сэр, — ответил подчиненный. — Две недели, чтобы закончить текущие тестирования. После еще неделя для производства пятисот тонн уни-плекс. Скажем, еще две недели работы вместе с вами, чтобы разработать подход для извлечения умного металла и замены его новым материалом. Всего пять недель.

— Четыре, — сказал главный инженер. — Мы сможем усовершенствовать процесс, пока проводится тестирование. Может, меньше, если сможете помочь получить этот уни-плекс, когда он станет доступным. Я хочу в обязательном порядке протестировать процесс замены по шагу за один раз, — сказал он, обращаясь уже к капитану.

— В этом материале много неизвестного, — сказала ведущий менеджер, взглянув на наручное устройство. — Я уже не говорю о стоимости. Проводимые тесты уже исчерпали весь лимит. Кто даст дополнительное финансирование?

— Я должен проверить, — покачал головой капитан Хейворт. — Кто платит за разработку металла?

— «Нуу Энтерпрайз», — сказала ведущий менеджер и Крис кивнула. Всю работу над уни-плекс оплачивает дедушка Эл, потому, что он все еще надеется определить, кто пытался убить Крис и, раз «Нуу Энтерпрайз» платит за исследования, то и прибыль получит всю. Дедушка Эл такой добросердечный человек.

— Хорошо, — сказал шкипер. — Значит, у меня есть неделя для получения одобрения средств и еще неделя для перевода. Я вернусь сюда через неделю.

— Мы свяжемся с вами завтра, чтобы узнать, как идут дела, — сказала ведущий менеджер с улыбкой, в которой была нужная смесь хищника и просителя, как того и нужно правительственному подрядчику.

Закончив совещание, они вернулись к кораблю.

— Дейл, у тебя есть вопросы? — спросил капитан и получил от инженера отрицательный ответ. — Лонгнайф, мы вполне можем отпустить экипаж в увольнительную. Любой, кто захочет, может получить ее. Это касается и тебя, лейтенант.

— Я хотела бы присмотреть за персоналом разработчиков, сэр.

— Я бы предпочел, чтобы ты этого не делала. Никогда не знаешь, с кем разговариваешь с лейтенантом Космофлота, принцессой или крупным акционером. Пока я не получу финансовое одобрение, я не могу рисковать тем, что кто-нибудь расценит твой кивок как заказ на работу.

— Сэр, раньше вы не выражали такой озабоченности.

— Так моего офицера раньше никто не называл принцессой. Я не знаю, кто та женщина, но проблемы мне не нужны.

Крис не знала даже, как на это ответить. Наконец, она решилась:

— Сэр, мне не нужен отпуск.

— И нам, наверняка, понадобятся твои «особые» отношения. Просто держись подальше от научной команды. Разве сегодня вечером у тебя нет никаких дел?

— Разве что бал, сэр, — нахмурилась Крис. Она надеялась, что тест продлится дольше, и она на него не попадет по уважительной причине.

— Правильно. Так почему бы тебе не заняться этим делом?

— Сэр, моя мама…

— Нет, жена премьер-министра еще не отдает мне приказы относительно тебя… пока. Но моя жена заметила в колонке сплетен, что твое отсутствие на балу для благотворительных организаций на прошлой неделе было подробно освещено. Так что мой персональный компьютер, далеко не такой умный, как твой, сейчас во всех социальных сетях ищет то, что, как я подозреваю, является твоими социальными обязанностями. Лейтенант, у всех нас есть обязанности. Раз ты настаиваешь на том, чтобы совмещать обязанности офицера Космофлота с обязанностями принцессы, я не ожидаю, что Космофлот сократят, но не могу позволить докладывать премьер-министру или его жене каждый раз, когда ты увиливаешь от тех или других обязанностей.

— Сэр, я поступила в Космофлот. Титул принцессы мне навязали насильно, — чуть не сплюнула Крис.

Хейворт улыбнулся.

— Нам всем приходится нести свое бремя. Лифт в той стороне, лейтенант, — сказал капитан, кивнув в сторону лифта, который должен доставить ее от дока к центральной станции, а оттуда — к космическому лифту до Вардхейвена.

Крис взглянула на наручное устройство, что всяко быстрее, чем мысленно спрашивать у Нелли, который час.

— Мама будет рада узнать, что у меня есть четыре часа, чтобы подготовиться к балу. Я передам, что мой капитан разделяет ее беспокойство о моем социальном расписании.

— Или, как минимум, его жена, — добавил Хейворт, отворачиваясь к «Молнии».

Крис вскочила на проезжающий мимо электрокар, плюхнулась на свободное место. Можно провести время на жалкой вечеринке, не плохая замена тому беспорядку, в которое превратилось ее назначение на экспериментальный корабль. Генерал МакМоррисон, начальник генерального штаба Вардхейвена как-то сказал, что не знает, куда можно сунуть миллиардера-младшего офицера, отпрыска премьер-министра, а теперь и вовсе принцессу, и, да, точно, мятежницу. Но Крис не выбирала родителей! И у нее не было выбора, нежели сместить с места своего последнего шкипера.

Тем не менее, Крис попросила назначение на какой-нибудь корабль. Как любой младший офицер, ожидала назначение получше, но получила самое худшее, которое только могла получить. С привязанной к восьмому причалу «Молнией» при прохождении учений экипаж спал на борту станции… а Крис дома.

По крайней мере, в колледже у нее была каморка в общежитии. Сейчас же, превратившись во взрослую женщину, она спала в той же комнате, что и в детстве. Могло быть и хуже, папа с мамой живут в центре города в резиденции премьер-министра.

И для этого я училась в колледже и завербовалась в Космофлот!

— Крис, — обратилась Нелли к хозяйке вслух, выводя ту из оцепенения, — не хочешь посмотреть свежую почту?

— Можно. Что-нибудь хорошее?

— Я удалила большую часть нежелательной почты. Прислали финансовые отчеты. Краткий обзор я дам в пятницу. Есть сообщении от Томми Лиена. Я его не проверяла.

— Спасибо, Нелли, — с улыбкой сказала Крис. Томми был ее единственным другом, с которым она познакомилась уже будучи завербованной в Космофлот. Проблема в том, что он остался на «Тайфуне», а ее перевели на «Молнию». Таков путь офицера Космофлота.

— Привет, Шпилька, — начал Томми, улыбнувшись от уха до уха. — У меня появилось несколько дней отпуска, их можно где-нибудь провести.

Крис точно знала, где.

— Есть тут новенькая планетка, Итсахфайн, чуть дальше Олимпии. Народ говорит, там нашли старые руины, возможно, от Троицы. В любом случае, я забронировал самое дешевое место на бродячем корабле «Беллерофон» и на неделю отправляюсь туда.

Крис подумала, может и ей взять отпуск. Было бы весело порыться в вещах, оставленных древней расой, которые оставили в наследство прыжковые точки… с Томми рядом.

— Этот отпуск, — продолжил тем временем Томми, — я собираюсь провести подальше от Лонгнайф. Если повезет, никому не взбредет в голову убивать меня, так что я надеюсь хорошенько расслабиться, — тут он криво улыбнулся, но Крис того уже не видела. У нее появилось чувство, словно ее ударили под дых. Не ее вина в том, что Томми был рядом с ней во время трех попыток ее убить. Только два раза он сам был в опасности. И все же, она не могла его винить в том, что он хотел быть подальше от Лонгнайф в целом и от нее в частности.

— Мне жаль, что Томми так себя чувствует, — все так же вслух сказала Нелли. Последнее обновление делало ее чем-то вроде подружки, но все, что Крис пока замечала — компьютер стал склонным с ней спорить.

Крис пожала плечами.

— Я не говорила Томми, что хочу провести с ним остаток жизни, — уже мысленно ответила Крис. Чего она еще могла ожидать?

Мимо Крис промчался малыш, с каждым шагом бросая вызов гравитации, сжимая в пухлых пальцах веревочку с игрушечной желтой уткой. Та следовала за ним, переваливаясь с боку на бок и беспрестанно крякая. Малыш на эти звуки реагировал счастливым смехом.

— Держи его крепче, — прошептала Крис. — Только так ты можешь надеяться удержать ее рядом.

Дома, где-то в шкафу, должен валяться пятнистый жираф. Когда-то он для Крис был неразлучным приятелем. Интересно, много ли разговоров будет, если перед ними вдруг появится лейтенант Космофлота, она же принцесса с пощелкивающим жирафом на буксире?

Из задумчивости Крис вывела лифтовая станция. Паром уже почти полностью загрузился. Как обычно, Крис отправилась к смотровой площадке, в то время, как большинство пассажиров рассаживались по креслам, которые позволяли им не обращать внимания на тот факт, что они упадут на двадцать тысяч километров за какие-то полчаса. Крис нравился вид со смотровой площадки.

Не успела она сесть в кресло, как напротив уселся человек в форме вице-адмирала. Крис начала было подниматься, но тот махнул рукой, мол, не стоит. Тогда Крис, сосредоточившись на том, чтобы не разглядывать его, начала смотреть в иллюминатор. Только там пока что не было ничего видно, только темнота. Окно отражало лицо Крис… и адмирала. Тот за ней наблюдал. И выглядел знакомо. Откуда?

Точно. Нахмурившись, Крис посмотрела на адмирала.

— Я знаю, что в условиях кризиса продвижение по службе идет быстро, но три месяца назад вы были простым командором. Быстро продвигаетесь по службе, — она посмотрела на ленточки и другие отличительные знаки на френче, но никакой путевой информации не нашла, — даже для разведки.

— Вице-адмирал, допрашивающий энсина, поднявшего мятеж, — пожал плечами мужчина, — даже энсина, чей отец премьер-министр, может вызвать среди людей кривотолки. Я думал, что звание коммандера в этом случае будет как нельзя кстати. Что думаете?

Крис думала, что ей надоели игры этого человека, и позволила вырваться на волю разгневанной дочери премьер-министра и, по совместительству, миллиардера.

— Мне не очень нравилась тема разговора, неважно кто на меня давил. Я не задумывала мятеж. Просто так получилось

— Сейчас я это знаю, — кивнул адмирал и откинулся на спинку сиденья, когда лифт начал двигаться. — Допросив всех, кто встал на вашу сторону против капитана, стало ясно, что вы ничего противозаконного заранее не задумывали. Да, и чертовски хорошее лидерство в сложной ситуации. Мало кто, будь то мужчина или женщина, мог заслужить полное доверие и уважение, как вы. И так быстро.

— Лесть от разведки Космофлота?

— Мне нравится думать, что мое дело разбираться в правде. Не желаете сделать это дело своим?

Крис быстро посмотрела в иллюминатор. Где-то над ними вращалась станция с пирсами и кораблями, а потом быстро отдалилась, когда космический лифт, с ускорением в один g, понесся вниз. Крис успела заметить «Молнию», сейчас показавшуюся такой маленькой. Дежурство на корабле! Точно!

— Предлагаете работу?

— Мак до сих пор не знает, куда вас назначить. Вы одна из его многочисленных горячих картофелин. Он предложил мне попытаться разрешить одну из своих проблем и, заодно, одну из моих. Я могу использовать человека с вашими навыками и уникальными возможностями. В отличие от Хейворта, я вовсе не против, если вы будете использовать ваш любимый компьютер.

— Зачем? Начальник штаба ожидает, что я буду шпионить за отцом?

Адмирал поднял руку и протер глаза.

— Такт не самая сильная ваша сторона.

— Я не шпион, — сказала Крис. — И, конечно же, не за моим отцом.

— Мне этого и не нужно. Мак тоже не этого хочет.

— Тогда какую же работу вы мне предлагаете? — недоверчиво поинтересовалась Крис.

Адмирал рукой показал на черноту космоса и немигающие звезды за иллюминатором.

— Галактика — сложное место. И в ней водится самое опасное существо — человек. Есть люди, которые хотят того или иного и часто они не хотят, чтобы другие имели то же самое. В последних новостях говорилось, что Сирис и Гумбольт близки к войне, — адмирал приблизил указательный палец к большому, показывая, насколько близко. — В качестве принцессы, да, я знаю, вы ненавидите это слово, вы можете появляться во многих местах, где не может или не должен появляться офицер. Вы можете учиться и делать все, что нужно Вардхейвену. И я мог бы вам помочь так же, как вы можете помочь мне.

Крис посмотрела в окно. Космический лифт быстро вошел в атмосферу, вызвав светлячки ионизации. Темнота космоса быстро сменилась дымкой атмосферы. Внизу Крис увидела залив, вокруг которого распростерся город Вардхейвен.

Когда она поднималась на лифте, отправляясь в Офицерскую Школу Кандидатов, она была рада покинуть это место. Сейчас же, успев насмотреться на несколько других миров, Вардхейвен выглядел таким родным и милым.

Она хотела защитить его.

Поэтому и надела форму. Это, плюс желание выбраться из-под внимания отца и матери, которые оставляли для дочери так мало воздуха. Это, плюс желание сэкономить немного того и сделать немного этого.

Что она и сделала.

Хочет ли она позволить этому мужчине сейчас собой командовать?

То, что он предлагает, должно быть лучше, чем служба на «Молнии», сказала она сама себе.

Вот только служба на «Молнии» для лейтенанта Кристин Энн Лонгнайф была работой. Не отродья премьер-министра, или принцессы, или богатого ребенка. Раз этот адмирал хочет ее только лишь за все это, пора бежать.

— Извините, адмирал, — покачала головой Крис, — у меня уже есть работа. Корабль зависит от меня. Не хотелось бы разочаровывать капитана.

— Сомневаюсь, что он прольет хоть слезинку, если вы получите новое назначение.

— Да, но главному инженеру нравится, что делаем мы с Нелли.

— Я могу посодействовать, и Дейл получит компьютер не хуже.

Этот ублюдок знает даже имя главного инженера.

— Какая буква в слове «нет» вам не понятна? — спросила Крис.

— Просто хотел убедиться, что «нет», на самом деле «нет», — сказал адмирал и протянул Крис старомодную визитную карточку.

 

Морис Кроссеншилд

Специальный Системный Аналитик

Звоните в любое время

27-38-212-748-3001

 

Крис кинула быстрый взгляд на карточку. Никогда раньше не видела пятизначного номера телефона. Четырнадцать, да. Но пятнадцать! Чем же он на самом деле занимается?

— Нелли, запомнила?

— Да.

Крис разорвала карточку пополам, потом еще раз и вернула ее мужчине.

— Не интересует.

— Не ожидал от вас ничего меньшего, — улыбнулся он, — но Мак хотел, чтобы я попробовал. Приятного вечера. Возможно, сегодня вечером мы еще увидимся на балу.

— И в каком звании вы там будете? — спросила Крис в спину адмирала, который, несмотря на мигающий знак, указывающий пассажирам оставаться на месте, вышел из смотровой площадки.

И после этого утверждают, что это я не следую правилам, — фыркнула Крис.

Харви, старый семейный шофер, уже поджидал ее у выхода из парома. Джек, агент службы безопасности, стоял рядом.

— Как прошел тестовый круиз? — поинтересовался водитель, пока агент осматривал окрестности.

— Не настолько хорошо, как хотелось бы. Похоже, следующий месяц корабль будет привязан к пирсу, пока не придумают что-нибудь новое, — ответила Крис. — Так что меня освободили пораньше. Как думаешь, Лотти успеет перекусить до того, как мне придется переодеваться для сегодняшнего командного выступления?

— Ты разве не знаешь мою жену? — улыбнулся Харви и тихо добавил: — Тру хочет, чтобы ты к ней заглянула, как появится свободная минутка.

Крис подняла бровь. Тетушку Тру как-то освободили от должности начальника информационной пропаганды Вардхейвена. Тем не менее, она всегда помогала Крис с домашними заданиями по математике и компьютерам, с первого класса. А еще могла печь фантастические шоколадные печенья.

Но когда тетушка перестала доверять своим же сообщениям в сети, жизнь стала интересней.

— Почему бы не заехать к ней по дороге?

Харви кивнул. Автомобиль, сегодня не лимузин, но тоже бронированный, нашелся на охраняемой стоянке недалеко от космического лифта. Что-то новенькое, до того, как Человеческое Сообщество было еще целым, здесь такого ни разу не было. Крис уселась, настраиваясь на тихую поездку. Может, стоит изучить спецификацию машинного отделения «Молнии»?

— Тест на самом деле разочаровал? — поинтересовался Джек.

— Мы были так близко, — вздохнула Крис. — Почти дошли до конца, потом: бэм! и мы в исходной точке.

— Печально, — сказал агент, сканируя взглядом уличное движение. Джек умел быть одновременно охранником и доверенным лицом. Крис слышала разговоры, что для принцессы намереваются организовать полную охрану. Для Джека это наверняка означает повышение по службе. Для Крис же однозначно будет означать потерю сегодняшних времен. Да, наверняка есть многие, кто хочет ее смерти, но на Вардхейвене ни разу не был покушений. Кроме того, младший офицер Космофлота не может передвигаться в пузыре безопасности. Или, скорей всего, она просто этого не хочет.

Припарковавшись в жилом комплексе, Джек активировал систему безопасности автомобиля и последовал к лифту вслед за Крис и Харви. Когда тетушка Тру вышла на пенсию, она приобрела в этом жилом доме пентхаус. Вид на город оттуда был не таким захватывающим, как с высокой башни дедушки Эла, но все равно впечатляющим. Более впечатляющим было тетушкино объятье.

— Не ожидала, что ты бросишь все и прибежишь только потому, что старая тетушка Тру послала дымовой сигнал, — сказала она, обеими руками обнимая Крис. Было время, когда Крис держалась только за тетушкины объятья… и бутылку. Те времена давно прошли, но Крис никогда не забудет мгновения, когда чувствовала себя спокойно и безопасно в руках тетушки Тру.

Когда обнимашки кончились, Крис объяснила, почему тесты рано закончились.

— Были проблемы?

— Я все еще жива. Корабль в целости и сохранности. Ничего, с чем мы не можем справиться. Но, похоже, у дедушки Элла появится рынок для продажи уни-плекс.

Тру нахмурилась.

— Я передала ему и его лабораториям доказательства попытки твоего убийства, чтобы они выяснили, кто это сделал. А вместо этого они придумали совершенно новую линейку продуктов.

— Если дедушка Эл зарабатывает на попытках меня убить, — Крис пожала плечами, — полагаю, он сможет заработать целое состояние на том, кто до меня, в конце концов, доберется, — юмора в этих словах никто не увидел. — Итак, тетушка, зачем вызывала Космофлот? Пехотинцы закончились?

— На самом деле я хочу Нелли.

Крис подняла бровь. Тетушка отвечала за большую часть программного обеспечения на любимом компьютере Крис: Нелли может делать то, что могут делать очень немногие компьютеры. Тем не менее, Сэм, персональный тетушкин компьютер, был одним из немногих, кто ее превосходил.

— Ты ее недавно обновляла, — заметила Крис. — Я думала, ее технология самая лучшая из всего, что можно найти.

— Так и есть, — кивнула тетушка. — Прошлый раз, когда я проводила диагностику новой самоорганизующейся схемы Нелли, она была лучшей в своем классе.

Крис начала пускать слюни, когда впервые увидеть новый, самоорганизующийся гель. Сродни умному металлу, гель позволял компьютеру упорядочить электросхему на молекулярном уровне и модифицировать ее по мере необходимости. Крис была не совсем уверена, кто больше был этим взволнован, она или Нелли.

— Тогда что?

— Нелли сильно недогружена. Или хочешь, чтобы она, при всех ее возможностях, только принимала и отсылала сообщения?

Крис уже научилась делать раболепную мину, как только из уст тетушки звучало слово «сообщения». В пятнадцать только мысль о том, чтобы иметь личного помощника, лучшего, чем во всем остальном классе, была сногсшибательной. Но сейчас Крис офицер. То, что ее компьютер ломался, означало не только остановку у тетушки по дороге из школы домой для ремонта и поедания печенья. Если бы Нелли сегодня зависла, Космофлот лишился бы множества хороших людей.

— Что ты еще придумала? — спросила Крис, отшагнув назад.

— Позволь, я тебе покажу, — тетушка засияла, ничуть не раскаиваясь.

Крис знала комнату, куда повела ее тетушка. Сначала чистые помещения, а за ними лаборатория. В специальной одежде необходимости не было. Воздушный шлюз, который раньше служил гостевой спальней, окутал Крис тонким туманом нанитов, снявших с нее дневную пыль и грязь… почистив в глубину на пять нанометров. На рабочем столе, расположившемуся вдоль белой стены, стояли разные приборы, лишь в одном месте обнаружился прогал. Похоже, отсутствующий прибор совсем ушел к заказчику. Что удивило Крис, так это вид стазисной коробки посреди стола. Она казалась излишней.

Что еще удивительнее, тетушка ее еще не открыла.

— Тетя Альнаба прислала с Санта-Марии.

Тетя Альнаба была Крис самой настоящей тетей. Самая младшая девочка прадедушки Рэя. Специализировалась на ксенобиологии и посвятила себя изучению артефактов, оставленных на Санта-Марии. Она потратила целую жизнь, пытаясь изучить найденные кусочки далеко ушедших от нынешнего уровня человечества технологий, принадлежащих ушедшим расам, тем, кто построил прыжковые точки в космосе, вроде шоссе через звезды. Вместе с тетей Альнабой лет двадцать проработал сам прадедушка Рэй. Он ни разу не сталкивался с проблемой, с которой не мог бы справиться. Крис усмехнулась: взлом технологий Троицы и нынешняя политика человечества вполне могут попортить идеальный счет прадедушки.

— Что в ней?

Коробку тетушка открывать не стала, но из кармана вытащила фотографию. На ней был изображен маленький квадрат, размером с пенни, если сравнивать. Чуть пошире.

— Это кусок скалы горного хребта на северном континенте Санта-Марии. Во время войны мы с профессором изрядно их покромсали.

— Покромсали, черт побери. Та исчезающая коробка заставила их исчезнуть, просто исчезнуть, — покачала головой Крис. — Флот пятьдесят лет пытался понять, как работает эта маленькая коробочка. И сейчас о ней знают не больше, чем в тот день, когда ее принесли в лабораторию.

— Да, — кивнула тетушка. — Но, может, они начали со слишком высокой штуковины в технологической пищевой цепочке? Нужно знать, как использовать отвертку, прежде чем разбирать часы. Не думаю, что мы смогли выяснить эквивалент отвертки Троицы. Миллион лет назад в качестве инструментов мы использовали камень. Можем ли мы опознать их отвертку, даже если она попала нам в руки?

Крис обдумала идею. Добавить ничего не смогла, так что кивнула в сторону стазисного ящика.

— Так что это? — снова спросила она.

— Крошечная часть хранилища данных, найденная в горах.

— Она активна?

— Не знаю.

— Что в ней?

— Не знаю.

— А что знаешь?

— Ничего, — усмехнулась тетушка. — Вопрос в том, что ты хочешь знать.

Крис посмотрела на фотографию, потом на коробку.

— Ну и как мы узнаем, есть ли в этом куске камня какие данные, которые можно извлечь?

— Только попытавшись.

— Как?

— Все, что мы пытались делать до сих пор, было очень сложно… а может, для их технологий, слишком просто. Пластина должна быть гибкой и готовой адаптироваться почти к любым требованиям. Я даже не знаю, чем эта штука в свое время управляла. Нам нужно сконструировать различные источники питания, применять их осторожно и смотреть, запищит ли наша мышка.

Крис потерла нос: почувствовала в ключице всю тяжесть Нелли.

— Самоорганизующаяся схема, да.

— Самоорганизующаяся. Очень мощная и интегрированная с человеком. Тетя Альнаба с командой пробовали несколько, ты бы их назвала, стандартных подходов. Ну, ты знаешь, у нее большая лаборатория, работающая почти круглосуточно, и все смотрят друг другу через плечо. Никаких результатов. Потом она связалась со мной и поинтересовалась, есть ли у меня какие идеи. Я сказала, что есть.

— И они есть?

— Когда-нибудь читала, как профессор встретился с дедушкой Рэем?

— Биология никогда не была моей сильной наукой, — усмехнулась Крис.

— И не моей. Что мне показалось интересным, так это связь между его спящим мозгом и опухолью в черепе. Ты хоть представляешь, как важен сон?

— Только когда мне его не хватает.

— Новорожденные младенцы поглощают столько нового и запутанного мира, сколько могут, а потом засыпают, чтобы усвоить все это. Учатся, спят, учатся, спят. Сколько раз я тебе говорила, что сон — лучшая подготовка к экзамену?

Крис усмехнулась, а потом выдала ответ, которым пользовалась, будучи еще подростком:

— Экзамен — это экзамен. Важно выучить его, а не просто сунуть учебник под подушку.

Тру нахмурилась, как всегда, потом покачала головой.

— Я предложила Альнабе поместить эту штуку в чей-нибудь персональный компьютер, с которым и во сне не расстаешься. Посмотреть, что может сделать компьютер в связке со спящим мозгом.

— Собираешься модернизировать Сэми с помощью самоорганизующейся схемы?

— К сожалению, не могу себе этого позволить.

Так почему же Тру так широко улыбается?

— Ты это придумала, когда я приносила Нелли на последнее обновление, так?

— Нет. Я пришла к этой идее вскоре после того, как ты первый раз увидела компьютер с самоорганизующимися цепями. Ты ведь никогда не откажешься от новейших компьютерных примочек, — тетушкина улыбка стала еще шире.

— И где же я подцепила эту дурную привычку?

— Да, — тетушка тут же надулась, — но мы, старики-пенсионеры, не можем идти в ногу с каждым кусочком всего, что случается. Мне пришлось научиться жить скромно.

Крис знала, что сейчас ее разыгрывает единственный человек во всем космическом пространстве, знающий все ее слабости.

— Тру, было бы интересно взломать любую технологию Троицы, но всего три часа назад я была в наносекундах от того, чтобы быть разорванной на кварки. И не могу допустить, чтобы Нелли зависла от технологий Троицы выдав мне трехчасовую головную боль.

— Никаких головных болей. Мы с Сэмми придумали подход с несколькими буферами, что будет сдерживать то, что происходит вокруг чипа, от проскальзывания в основное ядро.

— Будет или должен? — потребовала Крис.

— Девушка, тебе обязательно нужно поговорить со своим бывшим учителем. Ты слишком параноидальна в отношении современных технологий, чтобы выжить в этом современном мире.

— Именно с ним я сейчас и разговариваю. Вспоминаю некий ключевой экзамен, где у меня не было ничего, кроме десяти пальцев на руках, на которые можно было рассчитывать, когда мой компьютер попал в цикл, вычисляющий значение числа π.

— Согласись, это был незабываемый опыт обучения, — хихикнула тетушка.

— Ага, точно. И я его не собираюсь повторять.

— Почему бы тебе не попросить Нелли посмотреть буферы, которые разработали мы с Сэмом?

— Нелли? — тут же обратилась к своему компьютеру Крис.

— Это может быть интересно, — медленно произнесла Нелли, словно приглашая тетушку продолжать.

— Только смотри осторожней, — кивнула Крис.

Долгую минуту она чувствовала со стороны Нелли тишину, когда компьютер сконцентрировался на передаче данных и приспосабливался к новым системам.

— Вход плавный, — сказала Нелли, — включен новый интерфейс и три уровня буферов между мной и камнем. Я должна иметь возможность просматривать все, что происходит в каждом буфере и блокировать, если появится угроза причинения мне или тебе какого-либо вреда. Еще есть новый, умный режим восстановления, позволяющий мне быстро выводить большую часть мощностей в оперативный режим, если произойдет серьезный сбой системы и мне придется восстанавливаться.

— Хочешь попробовать? — спросила Крис прежде, чем вспомнила, что «желание» — не совсем то слово, которое можно использовать при общении с компьютером.

— Думаю, было бы интересно узнать, как строить новые точки прыжка между звездами, — ответила Нелли.

— Похоже, Нелли организовала сама для себя несколько интересных схем, — задумчиво протянула тетушка. — Спорю, Сэмми хотел бы посмотреть на их спецификации.

— Да, — тут же отозвался тетушкин компьютер.

— Достаточно, — сказала Крис. — Да, мне понравилось бы, если б мы смогли строить свои пути между звездами, а не только пользовались теми, что нам оставили, — сразу вспомнилась парижская система, чьи разбросанные прыжковые точки чуть было не втянули человечество в войну. И вряд ли следующий месяц они с Нелли будут заняты чем-то важным. Почему бы не занятья чем-нибудь экстремальным? Крис посмотрела на тетушку и вздохнула: — Будешь мне должна.

Тетушка расплылась в широкой улыбке.

— Так что нам нужно делать? — спросила Крис.

Тетушка щелкнула пальцем по фотографии, которую все еще держала в руках и запустила процесс имплантации камня в центральную зону обработки Нелли.

— Мы используем разнообразную порцию самоорганизующегося геля. Это должно позволить строить не только разъемы, но и конструировать любое преобразование питания, которое понадобится. Кроме того, если придется его соскребать с Нелли, цветовой маркер нам только поможет.

— Звучит интересно, — сказала Крис, а потом включилась в работу скептическая часть ее мозга. — Где ты взяла деньги на гель?

— Выиграла в небольшой лотерее, — не отрываясь от сортировки различных инструментов на столе, сказала тетушка.

— Выиграла или подстроила выигрыш?

— А разве твой отец не сказал прошлый раз, когда повторно санкционировал лотерею, что часть денег должна пойти на исследования?

— Да, — Крис пришлось согласиться, но она вовсе не была уверена, имел ли отец в виду именно такой подход, и вовсе не была уверена, что нет. Что тогда сказал Харви, когда Крис впервые засомневалась в лотерейной «удаче» тетушки? «Умная женщина знает, когда нужно остановиться». Без сомнений, тетушка Тру умная женщина. Крис расстегнула пуговицу на воротнике, чтобы снять с плеч Нелли.

— Поддерживай связь, — сказала тетушка. — Нам понадобится быстрая обратная связь с Нелли, когда начнем.

Провод между Нелли и затылком Крис был сделан из умного металла, так что он растянулся, когда Крис положила персональный компьютер на стол. Крис опустилась на колени, чтобы провод слишком не растягивался: чем длиннее провод, тем уже пропускная способность. Установка, как таковая, была закончена за одно мгновение. Интерфейсный гель легко скользнул дальше. Тру сказала Крис, насколько широким должен быть слой для камня и Нелли быстро все организовала. Потом тетушка Тру положила маленькую пластинку на место.

— Ну вот, теперь уже не больно, — улыбнулась старая тетушка.

— Разве не эти слова говорил осужденный прямо перед открытием люка? — сухо сказала Крис. — Нелли, запускай полную диагностику.

— Уже работает, — сказала Нелли. — Пока все выглядит нормально.

— А чип? — спросила тетушка.

— Никакой активности, — тихо ответила Нелли. — Извините, я запускаю интерфейс с новым гелем.

— О, точно, — сказала тетушка и прикусила ноготь. Крис еще ни разу не видела тетушку такой взволнованной.

— Разрабатываю план проекта, включающий в себя тройную проверку буферов на каждом этапе активации пластины, — сказала Нелли, — До завтрашнего дня я не рассчитываю начинать тестирование источников питания.

— Ты можешь продвигаться быстрее, — чуть не топнув ногой от нетерпения, сказала тетушка.

— А кто учил меня брать незнакомые вещи медленно и осторожно? — отшатнулась Крис.

— Да, но ты никогда на этот совет не обращала внимания.

— Сейчас я взрослая женщина, — сказала Крис и поднялась в полный рост. Над тетушкой она не возвышалась, но три лишних сантиметра иногда оказываются полезны. — И сегодня я должна быть на балу.

— Спокойно можешь пропустить. Скажи маме, что задерживаешься.

— Шкипер теперь отслеживает мой график общения.

— Твоя мать не…

— Нет, но, подозреваю, капитан очень хочет избежать маминого звонка. А если она, все же, позвонит, он хочет, чтобы звонок был как можно более невинным.

— Трусиха, — сказала тетушка, но прекратила эксперимент и вывела Крис из лаборатории.

— Странно, эти типы из Космофлота, такие львы перед вражеским лазерным огнем, но, как только им начинают угрожать светским обществом, они тут же дрейфят.

— Как одна молодая женщина, которую я знаю, — хихикнула тетушка. — Ладно, принеси Нелли завтра днем, я ее проверю. У нас с Сэмом есть идеи для самостоятельного тестирования. И ты должна приходить на осмотр ежедневно, — добавила она, когда Крис уже выскользнула за дверь.

Назад