Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 7

В Кэтивилле шел дождь. Большие капли обрушивались на тротуар и разлетались вдребезги. От потрескавшегося, еще не успевшего остыть от долгого дня бетона шло испарение. Дождь, вместо того, чтобы очистить воздух от зловонного запаха реки, открытых сточных канав и мусора, кажется, сам сдался всему этому.

Они побросали плащи в мусорные баки недалеко от космического лифта. Целый час Крис не находила себе места, но уважаемые люди ее подчеркнуто игнорировали. Ей и раньше было неловко. Любой, кто два года не переставая пил, сталкивался с тем моментом, когда уже достаточно протрезвел, чтобы понять, насколько все это время был плох. Сегодня Крис обнаружила, что способна покраснеть до самого пупка.

А потом стало еще хуже. Поднялся холодный ветерок, задувая под крошечную юбку. Броня может остановить пулю, но не дает тепла. По коже пробежали мурашки в таких местах, где их никогда до сих пор не было. Как только они двинулись в неосвещенную часть города, начался проливной дождь. Ручейки воды стекали с волос, пробегали по глазам, размывая макияж. Из пустых витрин на нее смотрело лицо клоуна. Мокрое красное платье промокло и облегало как тонкий слой краски. Мужчины на ее лицо не смотрели, их больше привлекали другие активы.

Крис давно привыкла к незнакомым людям в незнакомых местах. Время от времени отец отправлял ее в разные места Вардхейвена, чтобы собрать побольше голосов избирателей. Управляя кампанией брата, она проводила большую часть времени там, где не было его. Но везде она была Лонгкнайф, уважаемой и почитаемой. Только не этой ночью.

Космофлот отправлял ее против вооруженных похитителей, освобождать ребенка. Она вела запуганных новобранцев против матерых повстанцев в запланированных и незапланированных боях. В системе Париж она, в конце концов, командовала целой эскадрой. Так почему же сейчас, когда она ввязалась в эту схватку, у нее коленки подгибаются и узлом закручивает живот?

Уставшие мужчины, проходя мимо, осматривали ее, многие оборачивались вслед. Крис еще долго после этих взглядов чувствовала пальцы, ползущие по ней, а то и примеряющие ее саму на матрасе. Крис тяжело сглотнула. В теплом номере отеля такая маскировка казалась логичной. Я одна из тех самых Лонгкнайф, офицер Космофлота, принцесса с приданным на триллион с лишним, и у меня, в придачу, есть бронированные трусы. И все же, в таком вот виде, она чувствовала себя хуже нищенки.

Каково женщинам, у которых нет ничего, кроме собственной шкуры, крыши на вечер и еды на один раз? Она видела тких, они стояли по углам домов или шли в цепких объятиях мужчин. Их взгляды встречались с ней и скользили мимо, как вода, стекающая по их лицам.

Крис крепко держала Джека за руку, притворно смеялась над шуткой, которую тот прошептал ей на ухо, и надеялась, что ни один из одиноких мужчин или группы мужчин не станет оспаривать право Джека на нее этим вечером.

— Здание напротив, первое из арендованных, — сказала Нелли.

Крис передала это Джеку, тот тут же развернул ее в полупьяном крене.

— Нам нужно найти хату, спрятаться от этого проклятого дождя, Котенок, — сказал он.

— У нас проблема, — сказала Пенни, проходя мимо. — Там лифты работают только от ключа.

— Нелли, можешь что-нибудь сделать?

— Не уверена. Здание отключено от сети. Должно быть, лифт автономный либо низкотехнологичный.

— Похоже, придется снять комнату, — прошептала Крис. Она зашла так далеко, не возвращаться же теперь с пустыми руками. — Можем снять комнату на час, — громко, погрузившись в изображаемый характер, сказала она. — Может даже на полчаса, если проделаешь все быстро.

Джек споткнулся, выпрямился и одарил ее затуманенной улыбкой.

— Еще бы, сладкая.

Пока Крис уворачивалась и перепрыгивала растущие озера в выбоинах на пустом перекрестке, старалась выглядеть соответственно образу, она разглядела четыре квартала Кэтивилля. И не нашла там ничего хорошего.

Кое-где стояли почерневшие, а то и разрушенные здания. Разбитые окна говорили, что уцелевшие дома просто заброшены. В нескольких окошках виднелось слабое освещение. Неужели кто-то настолько отчаялся, что даже такое укрытие посчитал лучшим спасением от ночного холода? Показалось, что эти незанятые здания болеют какой-то формой рака. То, что раньше было то ли передним, то ли задним крыльцом, сейчас заколочено досками и грубо переделано в комнату. Часто к нему жался навес, и слабый свет давал понять, что там тоже занято. Будь такое на Вардхейвене, нашелся бы хоть один строительный инспектор, кто пропустил бы подобное издевательство над строительными нормами?

И поразилась еще одной мысли. Есть ли девушки, одетые, как она сейчас, гуляющие по закоулкам Вардхейвена? Кристин Энн Лонгнайф, менеджер политических кампаний и владелец огромного количества недвижимости, на этот вопрос ответить не могла. Внезапно от этого стало больнее, чем от дождя, стыда и риска, на который она пошла. Крис стиснула зубы. Когда Томми благополучно вернется в ряды Космофлота, принцесса Кристина обязательно попустит подряд несколько балов, пока не найдет правильный, правдивый и полный ответ на сегодняшний вопрос.

Наверное, когда-то давно здесь находился вестибюль «Оружия Сандерсона», но сейчас нижний этаж разделили на несколько отдельных помещений. Унылый клочок ковра занимал крошечное пространство двумя сломанными стульями напротив стола и клерка, видевших гораздо лучшие дни, недели и годы. Может даже, века.

— Есть комната? — невнятно буркнул Джек.

— Все заняты, — портье даже глаз не поднял.

— И что тогда ты тут расселся, раз не можешь достать мне комнату? — возмутился Джек.

— Босс сказал, чтобы я оставался тут до конца смены или он мне не заплатит.

— Нам очень нужна комната, — Крис попробовала изобразить нечто между скромностью и сексуальностью, что видела в кино.

— А что не так с твоей? — спросил клерк.

— Хозяйка выгнала. Потребовала, чтобы я платила ей вдвое против обычного. А откуда у меня столько денег? Как я ей должна платить вдвое больше?

Портье поднял взгляд, посмотрел на Крис и снова уставился на то, на что смотрел до этого.

— Выглядишь так, что и мертвеца на ноги поднимешь.

Крис изо всех сил постаралась сохранить на лице скучающую улыбку. Неужто придется делать что-то и для этого человека? С виду у него и полудюжины зубов во рту нет. Даже на таком расстоянии ее чуть не стошнило от его вонючего запаха.

Джек вытащил купюру в пятьдесят долларов и кинул на стол.

— Мне нужна комната только на час.

Парень взглянул на деньги.

— Сотня.

— Пятьдесят, — нахмурился Джек, — и мы займем ее только на полчаса.

— В каком месте написано, что я идиот? Мы сдаем комнаты только на час. А это сотня или можешь перепихнуться в любом углу.

Крис огляделась. Сейчас, когда запах от клерка стал уже привычным, она почувствовала слабый запах зала. Добрый артиллерийский залп моментально сделает это место безопасным и здоровым. Только для этого нужно много снарядов. Джек вытащил еще полтинник.

— Я хочу чистые простыни.

— Лично менял их десять минут назад, — клерк потянулся за деньгами. — Это будет еще пятьдесят.

— Двадцать пять, — рыкнул Джек и прихлопнул ладонь клерка прежде, чем тот заставил деньги исчезнуть.

Старик оглядел крошечное фойе.

— Надеюсь, босс никогда не узнает. Хорошо, пусть будет двадцать пять.

— С видом, — настаивал Джек, положил на стол еще четвертак.

— Вид понравится, — пообещал клерк, спрятав деньги и вручив Джеку ключ. — Следуй указателям до лифта.

Лифты были сзади и только один работал. Нелли сообщила, что обе видеокамеры мертвы. Крис нашла заднюю дверь и впустила Эбби с Пенни. В кабине лифта обнаружилась еще одна камера. Женщины постарались занять угол в мертвой зоне, а Джек и Крис встали напротив нее. Крис исполнила лучший танец рядом со стоящим мужчиной, который только знала.

— Ты ведь наслаждаешься, — прошептала она на ухо Джеку.

— Хочешь сказать, что должна?

В следующий раз, когда колено Крис двигалось мимо его промежности, она надавила на нее сильнее. Вместо слащавых пустяков, которые он шептал ей на ухо, послышался сдавленный стон.

— Еще немного и ты разрушишь наше прикрытие.

— Тогда начинай думать о холодном душе, который обязательно примешь, когда все это закончится.

— Не знаю. Эбби, похоже, наслаждается приключением. Наверное…

На самом деле Крис не собиралась давить на агента так, чтобы тот упал на колени. Но колено вдруг с силой воткнулось ему в пах и… В любом случае, Джек стоически проглотил стон и, стиснув зубы, остался стоять.

Лифт добрался до пятого этажа, остановился. Этаж не их, но здесь мог быть Томми.

Женщины быстро вышли, шепча что-то неприятное в адрес людей, которые не могут потерпеть до комнаты. Джек и Крис медленно двинулись по коридору, держась вплотную. Крис старалась подражать парочкам, которых помнила еще со средней школы.

Эбби нависла над дверкой, словно борясь с неподатливым ключом, а в это время творила чудеса, орудуя отмычкой. Джек остановился от нее в нескольких футах, кажется, полностью погруженный прелюдией к предстоящему. Взяв Крис за зад, он приподнял ее, чтобы та могла видеть все, что происходит, через его плечо.

— Пока никого, — прошептал она ему на ухо. — Наслаждаешься мягкостью моей задницы?

— Женщина, между ладонями и твоей задницей эквивалент пятнадцатимиллиметровой брони. Харри получает больше насаждения, полируя лимузин, чем я сейчас.

— Ощущается по кинжалу спереди под штанами, — шепнула она.

На это Джек отвечать не стал.

— Заходим, — прошептала Эбби.

Крис сорвалась с места, спеша войти комнату.

— Томми здесь? — спросила она.

— Кто бы здесь ни был, — сказала Пенни, — уходили в спешке. Посмотри на кухню.

Крис посмотрела… и ее чуть не вырвало. На столе стояли раскрытые коробки с китайской едой, по которой ползали десятки тараканов. Две крысы дрались за куриные кости.

— Я бы сказала, их тут нет уже дня два, максимум три. И уходили быстро, — сказала Эбби.

— Кто-то был привязан к кровати, — сказала Пенни из другой комнаты, где стояли два дивана и развлекательный центр. Остальные присоединились к ней. С железной кровати свисали веревки. Пенни потрогала их и выдала вердикт: — Крепкие, выдержат любого бугая. Как раз подойдет, чтобы не отвлекаться каждый раз с проверкой и достаточно, чтобы подавить любого.

— Пять шприцев, — Эбби пнула что-то, лежащее на полу. — Не скажу, что в них было, но тут можно держать кого угодно и сколь угодно долго, вкалывая любое дерьмо, которое можно достать на улицах.

— Завтра пришли сюда кого-нибудь из твоих копов, — сказала Крис. — Нам надо проверить еще два адреса, — приятно на мгновение вернуться к образу лейтенанта и принцессы. Группа подчинилась, все направившись к выходу.

— За нами наблюдали? — спросила Крис.

— Нет, — мысленно сказала Нелли. — В этом месте вряд ли найдется хоть одна работающая лампочка.

— Прежде, чем мы вошли, я проверила помещение на предмет жучков, — сказала Эбби.

— Когда все закончится, напомни отправить записку в то место, откуда тебя наняла моя мама, — сказала Крис. — Они серьезному учат своих людей выходить из дома полностью экипированными.

Джек только бровь поднял.

— Обязательно напомню, — пожала плечами Эбби.

Путь к следующему арендованному неизвестными помещению через четыре квартала оказался захватывающим.

Где-то на полпути им преградили дорогу трое промокших, вдрабадан пьяных и вонючих мужиков.

— Эй, снаружи так паршиво, что все приличные телки попрятались кто где, — сказал толстый.

— Да, вы тут самая приличная компашка, что я видел за последние несколько часов, — добавил второй.

Крис, почему-то в этом засомневалась.

— Почему бы тебе не поделиться с нами? — сказал высокий, худой мужчина, наклонившись вперед. — Мы подождем снаружи, пока закончишь, но не против, если и сразу все вместе, знаешь ли.

Крис только начала поднимать руку к спрятанному на груди оружию, как Джек увел дело совсем в другом направлении.

— О, парни, это моя сестра. Мать стояла на коленях и молилась денно и нощно, только чтобы Мейбл увидела, насколько греховны ее поступки. Я месяцами охотился за ней по всему городу и нашел ее рыдающей в канаве.

— Хозяйка, сука, — взвизгнула Крис, — выгнала меня, потому что я не смогла заплатить за комнату. Она удвоила плату. Удвоила! А я никак не могу уговорить босса удвоить мне зарплату.

— Вот видите, — продолжил Джек, ни на секунду не упуская громил из виду. — Везу бедную сестренку домой к маме.

Высокий кивнул.

— Нужно уважать брата, заботящегося о бедной, заблудившейся сестренке, — сказал он, обращаясь к своим товарищам. Они только ухмыльнулись, когда в его ладони появился нож.

Крис приготовилась к драке, но пришлось сосредоточиться на том, чтобы устоять и не упасть, когда Джека, на которого она опиралась, вдруг не оказалось рядом. Было темно и почти ничего не видно, но, похоже, Джек вошел в штопор, закончившийся ударом ногой в пах высокого парня. Прежде, чем тот согнулся, Джек развернулся и треснул его ладонью по шее. Высокий парень упал быстрее, чем ранец космопехов падает на палубу, когда сержант объявляет перерыв.

Крис шагнула вперед, но тут оба приятеля высокого развернулись и быстро побежали прочь, уверяя, что вовсе не хотели беспокоить парней, заботящихся о своих сестрах.

— Давайте уже уйдем отсюда, — приказала Крис, и женщины подчинились. — Не знаю, было ли это простым невезением.

— Или часть большего невезения, — закончила Эбби. — Кто-нибудь, напомните, зачем я здесь.

— У меня не спрашивай, — сказал Джек и подхватил Крис под локоть, неспешно, как сутенер сопротивляющуюся девственницу. — Я думал, ты офисный работник.

— Разве так разговаривают с девушками, вроде меня, кто любит проводить время на свежем воздухе?

— Вот наша следующая цель, — сказала Пенни, указывая на здание, освещенное так, словно электричество в этом мире такое же бесплатное, как и дождь, заливающий улицы города.

— Нелли, расскажи нам что-нибудь.

— «Апартаменты Тарк’ел» были недавно отремонтированы. Каждая комната имеет отдельный выход в сеть, — начала Нелли, имитируя рекламу. — Есть пункт безопасности, там круглосуточно дежурит вооруженная группа быстрого реагирования.

— Звучит не очень хорошо, — сказала Пенни.

— Наоборот, — гордо объявила Нелли. — Ремонт был произведен по самым низким ценам, что привело к регулярным и частым вызовам ремонтников. Я просто поэтапно выключу систему безопасности, имитируя немного худший случай, чем они привыкли.

— Я так понимаю, вооруженные охранники не слишком быстро реагируют на вызовы, — сказала Эбби.

— Ни один из двух сегодняшних дежурных не проходил необходимого физического обследования уже несколько лет, — сказала Нелли.

— Почему они до сих пор работают? — спросила Пенни.

Возникла небольшая пауза.

— В документах нет ничего по этому вопросу, — сказала Нелли, и ее голос показался немного озадаченным.

— Нелли, люди обычно не документируют взятки и откаты, — сказала Крис. — Такие вещи обычно делаются напрямую, часто с устной договоренностью.

— Буду иметь это в виду, — сказала Нелли.

— За вами черный ход, — сказала Крис женщинам, — мы с Джеком пойдем через центральный.

Джек прошел мимо стойки портье, кивнув и подмигнув, словно он каждую ночь приводил к себе в номер мокрых от дождя баб. Женщина у стойки даже взгляда не подняла от экрана планшета, откуда доносился звук какой-то мыльной оперы.

Эбби и Пенни добрались до лифтов примерно в то же время, что и Джек с Крис, но поднимались наверх в другой кабинке. Джек и Крис начали прогулку по коридору за несколько секунд до того, как Эбби и Пенни вышли в коридор, жалуясь на прошедший день и делясь мечтами о горячей ванне и чистых простынях. Крис и Джек проделали ту же процедуру, что в прошлый раз, разве что не подшучивали друг над другом.

Ждать пришлось дольше, потому что Эбби пришлось дольше повозиться с замком. Наконец, она отшагнула в сторону.

— Этот замок меня победил.

Крис оторвалась от Джека. Она уже устала изображать игрушку для мальчиков, да и вообще игрушку для кого-либо вообще.

— Взорви его.

Пенни достала баллончик, быстро нанесла густую белую пену на петли и замок. Добавила крохотные электрические взрыватели, достала из кармана маленькую коробку с кнопками.

— Взрываю на счет три. Раз, два…

Дверь открылась.

В коридор выглянул Томми. Несколько раз моргнув, он осмотрел всех четверых, прежде чем встретился взглядом с Крис.

— О, дерьмо, теперь у меня настоящие проблемы. Лонгнайф, — моргнул замутненным взглядом. — Крис, что ты делаешь в этом наряде? — и захлопнул дверь.

— Отойдите подальше, взрываю, — объявила Пенни.

— Томми, — Крис постучала в дверь, — открой, это Крис.

— О нет, только не Лонгнайф. Никогда.

— Это я, Томми, — крикнула Пенни. — Открывай.

Дверь приоткрылась на несколько сантиметров.

— Что ты здесь делаешь, Пенни? И как ты умудрилась спутаться с Лонгнайф?

— Длинная история, — сказала Крис, наваливаясь на дверь. Томми рухнул на пол, как сбитая мишень. Через секунду в комнату ворвался Джек. Он подхватил Томми и отволок в гостиную. Пенни и Крис отправились вслед за ним. Эбби вошла последней, убедившись, что в коридоре все еще пусто. Дверь плотно закрылась.

Пока Крис с Пенни заботились, чтобы Томми продолжал дышать и другие жизненно важные органы тоже были, в некотором роде, невредимы, Джек с Эбби обыскали комнату.

— Любитель китайской еды убежал отсюда достаточно быстро, почти не прикоснулся ни к чему, — сказал Джек. — Крыс и тараканов в поле зрения тоже не видно.

Эбби обследовала спальню. Вернулась с веревкой.

— Он вырвался на свободу сам, — сказала она, — после того, как кто-то немного подпилил веревку.

Джек быстро оказался рядом с ней. Осмотрев улики, кивнул.

— Они хотели, чтобы он вырвался на свободу.

— В нем все еще полно наркотиков, — задумчиво произнесла Эбби.

Крис поднялась. Человек, из-за которого она пересекла несколько световых лет, успел не только сам освободиться, но и оскорбить ее. Не обычный финал для дерзкого, героического поступка.

— Наверное, они получили от него, что хотели, — сказала она. — Или от меня. Поэтому и освободили, чтобы он самостоятельно нашел дорогу в посольство.

— Или чтобы его ограбили, перерезали горло и бросили в сточной канаве, — с веселой улыбкой добавила Эбби.

— Тут достаточно плохой район, — согласилась Пенни, все еще сидя на коленях рядом с Томми. Молодой человек вяло шевелился, что-то тихо и невнятно бормотал. Пенни обшарила его карманы, нашла пару монет и пятьдесят земных долларов. — В Кэтивилле и за меньшее убивают.

— А еще это цена звонка в посольство и стоимость проезда на такси, — добавил Джек.

— Данные подтверждают обе теории, — сказала Эбби. — Предлагаю закончить спор за попкорном в теплом, удобном номере «Хилтон» и уже начинаю удивляться, почему мы до сих пор здесь.

— Уходим, — приказала Крис. — Выйдем через черный ход. Нелли, тревогу никто не поднимал?

— Нет, охранники продолжают играть в шахматы и ни на что не обращают внимание.

Эбби и Пенни поддерживали Томми, пока спускались вниз. Крис с Джеком охраняли тыл, все еще обнимаясь друг с другом, изображая страстное желание.

Команда не отошла от выхода и десяти футов, как мимо медленно проехало такси. Водитель опустил стекло.

— Похоже, ему не мешает прокатиться. А мне не помешала бы плата за проезд.

Джек помахал рукой, а Эбби сказала:

— Просто немного перебрал. Нам недалеко.

Такси умчалось прочь.

Даже под проливным дождем улицы Кэтивилла никогда не пустовали. Небольшие группы людей пробирались туда-сюда по улицам, надвинув шапки на лоб и подняв воротники. Многие прятались от дождя, прижимаясь к стенам домов. Если Крис не показалось, сейчас на улицах оказалось больше народа. Четверо мужчин, до того стоявших под навесом, вдруг направились прямиком к Крис. Сзади спотыкающегося Томми догоняли трое с кусками труб и палками в руках.

— У нас компания, — сказала Крис.

— Бежим или деремся? — спросил Джек.

— Деремся. Единственное, что остается, — сказала Крис и развернулась, встречая тех троих. В четыре больших шага Крис сократила расстояние. У сержанта, преподававшего рукопашный бой, не было предрассудков на счет «честного боя» и он преподавал так, чтобы и кадеты тоже пересмотрели свои правила. Когда риходилось драться, ей никогда не говорили, что есть вещи, выходящие за рамки дозволенного. Она привыкла к грязным дракам, как младенец к молоку.

Троица со спины не ожидала, что их добыча ринется в драку. Заблокировав слабый удар дубинкой, Крис ударила прямо в пах первого мужчины. Тот свернулся калачиком, а Крис отобрала у него дубинку и ударила его же по почкам. Развернувшись, чтобы атаковать оставшихся двоих и помочь Джеку, она обнаружила, что эта парочка уже барахтается в разных лужах.

Крики и издевки неподалеку заставили их вернуться к Томми. Джек схватил Крис за руку и быстрой трусцой отправился на выручку. Они врезались в бандитов прежде, чем те их увидели. Двое упали, но противника стало больше. Семеро мужиков нападали на Эбби, Пенни и Томми. Крис взмахнула дубинкой, врезала по чьей-то голове, крутанувшись вслед, заехала ногой в еще одного парня, вовремя обернувшегося и попытавшегося напасть на нее. Она продолжала двигаться, спасать свою жизнь и жизнь друзей.

Женщина была вся в красном. Красные блестящие сапоги с шипастыми каблуками, красные леггинсы и красный, облегающий лиф с длинными рукавами. Красная шапка спускалась вниз, образуя полумаску. Только нижняя часть лица была открыта, губы скривились в нехорошей усмешке. В руке, затянутой в красную перчатку, она держала нож, лезвие которого мерцало в тусклом свете неисправного уличного фонаря. Лезвие ножа нацелено на Томми, но круговые движения приблизило Крис достаточно близко, чтобы заблокировать удар. Или принять его вместо Томми.

Женщина полоснула ножом по Крис, схватила ее за правую руку и усмешка превратилась в ликующий возглас.

Крис почувствовала удар, но паучий шелк не дал лезвию проникнуть глубже. Завершая вращение, Крис со всего маху ударила женщину дубинкой в живот. Тяжелый удар выбил из женщины дух и отбросил ее назад. Эбби, в этот момент освободившаяся от противников, схватила ее локтем за горло и прижала к себе.

Крис осмотрелась в поисках очередной цели. Несколько мужчин, все еще стоящих на ногах, испуганно развернулись и умчались прочь. Большинство напавших были грязными оборванцами. Только женщина выбивалась из этого ряда.

Крис подошла к захваченной женщине в красном, залепила ей оплеуху, приводя в чувство.

— Что здесь происходит? — требовательно спросила она, срывая с пленницы маску, из-под которой вывалились черные, как вороново крыло, волосы.

Женщина пришла в себя быстро, ее глаза заметались по сторонам, оценивая неудавшуюся атаку.

— Ты снова выиграла, Лонгнайф. Но ты не вырвешься из ловушки, — прорычала она и захлопнула рот.

— Не позволяй ей это сделать, — закричала Эбби, но глаза пленницы уже закатились, голова упала на бок. Горничная осторожно открыла рот женщины. — Так и есть, сломала фальшивый зуб. Яд.

Крис уставилась на уже мертвое тело, все еще дергающееся в судорогах. Она знала Крис. Знала Крис и последний вздох потратила на сообщение, что Крис попала в ловушку.

— Давайте убираться отсюда, — сказала она, оглядывая пустые улицы.

Провели Томми еще квартал, когда Крис заметила на перекрестке такси, и чуть было не позвала его. Еще через полквартала такси само подкатило к ним. Тот же таксист.

— Вы уже прошли гораздо дальше, — сказал он.

Эбби кинула взгляд на Крис, потом кивнула на Томми. Его шаги становились все более неуверенными, и он начал дрожать от холода. Крис быстро осмотрелась. На улицах снова начали собираться кучки людей.

— Проверь его, — сказала она.

— Ну и что ты делаешь в таком месте в такое время? — спросила Эбби.

— Я уже получил часть денег за то, привез сюда одного клиента, — сказал, словно оправдываясь, мужчина с оливковой кожей. — Если уеду пустым, потеряю половину того, что могу за эту поездку. А вы выглядите так, что вряд ли откажетесь от помощи. Довезу по минимальному тарифу, вам только за время заплатить придется.

— Такси зарегистрировано на мистера Абу Картума. Фото совпадает с лицом водителя в ста сорока точках идентификации лица. Вероятность того, что это Абу Картум, составляет девяносто девять и восемь десятых процента. Полицейского досье на него нет. По сообщениям СМИ, активист исламской общины, занимается благотворительностью и социальной деятельностью. Воспитывает шестерых детей, из которых четверо свои и двое племянников. Его брат умер от легочной болезни, вероятно, приобретенной на химическом заводе.

— Хватит, — остановила Крис Нелли и вслух сказала Эбби: — Проверь заднее сиденье.

Эбби открыла заднюю пассажирскую дверь, заглянула внутрь. Чуть выше по улице несколько человек, до этого подпиравшие стену ветхого здания, наконец, собрались с духом, и пошли в направлении команды Крис.

— С тех пор, как Томми купил билеты на «Беллорофон», у таксиста не было особой работы. Ему определенно нужно заменить вторую и четвертую свечи зажигания.

Крис подтолкнула Джека к такси. Тот неспешно сделал пару шагов, наблюдая за внезапно ожившими парами и тройками мужчин в округе.

Эбби выбралась из кабины, держа в руках портфель.

— Это оставил ваш последний пассажир?

Таксист моргнул.

— Что-то вроде того, — моргнул таксист. — Дайте, я передам портфель диспетчеру и мы вернем его владельцу, если она позвонит.

— Она не позвонит, — сказала Эбби, рванув к ближайшему переулку. Вернулась уже с пустыми руками. — По мне, в кабине чисто. Мусора много, разве что.

Эбби и Пенни помогли Томми залезть в кабину. Когда на заднее сиденье втиснулась Крис, таксист нахмурился.

— Я не увлекаюсь подобными вещами.

Не успел Джек скользнуть на переднее сиденье, из переулка раздался небольшой взрыв. Вот тебе и портфель.

— Хорошо. Мы тоже. Настоятельно рекомендую трогаться в путь, иначе могут произойти и другие увлекательные вещи.

Глаза бедняги расширились, когда он увидел, как изменилась улица, пока он торговался о поездке. Он нахмурился, увидев автоматы в руках Эбби и Пенни. Пробормотав что-то смахивающее на молитву, нажал на педаль газа. Машина подпрыгивала на выбоинах, дергалась то вправо, то влево, объезжая ямы, заезжала на обочину, а таксист только ворчал:

— Моя Мириам всегда говорит, чтобы я не брался никого подвозить ни в Кэтивилл, ни из него. Она говорит мне это каждый день, когда я ухожу работать. Разве я ее слушаю? Я слушаю? Завтра я ее послушаюсь.

Он не сбрасывал скорости, пока машина не спустилась с холма и не выехала на улицы с сияющими огнями.

— Вы что, банда какая-то? — спросил таксист, стрельнув взглядом в зеркало заднего вида. — Потому что я не хочу иметь никаких дел с бандами. Можете выйти прямо сейчас. Я и денег не возьму. Не нужны мне ваши деньги.

— Мы не бандиты, — сказал Джек, повернувшись так, словно сидел на сиденье лимузина рядом с Харви.

— У бандитов был наш человек, — сказала Эбби. — Мы его вернули. Мы те самые хорошие парни, — Эбби осмотрела сидящих на заднем сиденье рядом с ней и добавила: — По крайней мере, сегодня так и есть. Так что можете спокойно брать наши деньги.

Таксиста, похоже, это не убедило, но он спросил:

— Куда хотите, чтобы я вас отвез?

— К лифту, мистер Картум, — сказала Крис.

Таксист повернул налево. Через мгновение они выскочили на скоростную дорогу и через пять минут оказались на станции. Сложно поверить, что всего в пяти минутах от блестящего, нового и процветающего мира находится такой ад. Крис решила кое-что проверить, когда окажется дома.

Пока женщины распутывали руки и ноги, и медленно вытаскивали Томми наружу, таксист назвал сумму. Ровно столько, сколько показал счетчик.

— Выдай ему щедрые чаевые, — сказала Крис Джеку, и тот достал большую пачку вардхейвенских банкнот.

— Сдачу оставь себе, — сказал Джек.

Абу взял деньги, мгновение смотрел на них, потом посмотрел на Крис.

— Я тебя знаю. Лицо знакомое. Где я тебя видел?

— Тебе лучше забыть мое лицо, — сказала Крис, принимая от Эбби куртку. Горничная чем-то щелкнула, и куртка удлинилась чуть не до земли. — И даже Мириам о нас ни слова. Придет утро, и все будет хорошо. А, да, и еще замени вторую и четвертую свечу зажигания.

— То-то я смотрю, жрет топлива больше, чем голодный верблюд, — вздохнул таксист. — Да пребудет с вами Аллах, ибо он милостив, — сказал он и исчез под дождем.

— Томми лучше отвезти к врачу, — сказала Пенни, надевая куртку.

— Позвольте сначала мне осмотреть его, — сказала Эбби. — В багаже Крис была аптечка.

Полчаса спустя они вернулись в номер «Хилтона». Эбби достала аптечку, которая занимала половину сундука, тот самый, на полтона отличающийся цветом от других. Квалифицированный хирург, возможно, смог бы выполнить экстренную операцию на головном мозге с таким оборудованием. Крис же была не уверена, что позволит Эбби делать операцию на мозге Томми. Но, опять же, не уверена, что не позволит.

Но Томми хирург был не нужен, всего лишь лечение от шока, переохлаждения, передозировки наркотиков и неистовой инфекции.

— Ублюдки даже не кипятили иглы, — прорычала Эбби. — Но у Томми нет ничего, с чем бы мы ни справились, — закончила она, поставив капельницу.

— Положим Томми в моей комнате? — сказала Крис сквозь зевок. Черт, это был долгий день.

— Нет. Моя комната для этого подготовлена лучше, — ответила Эбби. — Мы с Пенни сможем заботиться о нем всю ночь и сможем обе поспать.

Появился Джек, неся в ладони три оставшихся жучка.

— Новых жучков нет. Не вижу причин сообщать кому бы то ни было, что мы вернулись и что прихватили с собой Томми.

— Пусть покипят в разочаровании. Давайте уже поспим, — приказала Крис. У нее еще оставались обещания, которые надо было выполнить, но сейчас она ничего не могла с ними поделать.

И поэтому уснула, не сняв ни косметики, ни бронежилета.

Назад