Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 9

К девяти часам Эбби превзошла саму себя. Крис расслабилась, позволив делать с собой что угодно, в результате оказалась одета в красное платье, которое даже у мамы вызвало бы сильное слюновыделение, а Джека заставило спросить, куда повесить мишень. Крис поморщилась.

— Нарисуй ее на мне.

Платье обнажало больше тела, чем когда однажды отец фотографировал ее на пляже в жаркий летний день. Она тогда была в одних плавках. Правда, ей тогда было четыре года.

Взмахнув юбкой, Крис обнаружила, что ей нравится ощущение новой себя. Она понятия не имела, как Эбби умудрилась надеть на нее бюстгалтер, учитывая открытую спину. Наверняка не обошлось без клея. Крис не собиралась его снимать. Длинный кусок ткани поднимался от юбки вверх, огибал воротником шею и снова спускался вниз, прикрывая необходимое. Крис в этот момент гордилась своей маленькой грудью, она принадлежала лишь ей одной. От талии вниз спускалось несколько юбок, развевающихся в стороны, пока она двигается, а если двигаться чуть побыстрее, свету предстает обнаженная кожа. Большую же часть времени, в более-менее спокойном состоянии, между ней и остальным миром находился одинокий, тонкий слой ткани пылающего красного цвета. Самым существенным украшением во всей этой композиции был Орден Раненого Льва, пересекающий правую грудь и левое бедро

Единственное, что может быть интереснее завтрашней реакции полиции моды на такое платье — посмотреть на лицо Сандфайера сегодня вечером, когда он увидит, какую награду заработала Крис, расстроив его планы в системе Париж.

— И в завершении всего, — сказала Эбби, выуживая на божий свет купленную мамой золотую диадему.

Крис нахмурилась. Несколько тонких нитей обвивали ювелирную паутину диадемы повторяющимся рисунком. Еле заметный налет показывал на места, где поработали молотком… или так просто казалось. Увидев повторяющийся узор, Крис посмотрела на внутреннюю часть украшения. Да, вот он, крошечный порт ввода данных. Мало того, что нити сделаны из умного металла, так тот, кто сделал эту штуку, пожадничал, чтобы сделать хоть какую-то радиосвязь с персональным компьютером.

Эбби водрузила диадему на голову Крис, после чего вернулась к вооружению и Нелли.

— И мы их прикрепим вот сюда, — сказала она, прикрепляя оружие и компьютер к бедрам Крис. Тонкий проводок по цвет тела соединил Нелли и имплантат в голове.

— Если б знала, что меня регулярно начнут так одевать, попросила бы вставить дополнительный имплантат в пупок.

— Не очень хорошее место, — с пониманием сказала Эбби. — Один из моих работодателей как-то попробовал. У него потом очень часто урчало в животе. А когда он танцевал, или находился слишком близко к людям, особенно на приемах, все превращалось в сплошной ад.

— Один из твоих бывших работодателей, — сказала Крис.

— У глупцов я работаю недолго.

— Так, моя затея появиться прямо перед Сандфайером не настолько глупая?

Горничная перестала суетиться вокруг Крис, быстро посмотрела на нее и покачала головой.

— Не узнаем, пока не посмотрим. Кроме того, он уже держит вас там, где хочет и вы мало что можете сделать, — Эбби усмехнулась. — Мистер Сандфайер может пожалеть о том дне, когда заставил вас сидеть без дела.

— Он обязательно пожалеет, — кивнула Крис. Ей очень не нравилось оказаться в чьей угодно ловушке. Рано или поздно она отсюда вырвется. Крис сделала пару шагов, проверяя трехдюймовые каблуки, Эбби настояла, что они идеально подходят для этого образа. Многослойное платье вспыхнуло и замерцало, хотя Крис старалась двигаться осторожно.

Остановилась в дверях комнаты и посмотрела на друзей. Томми и Пенни уже переоделись в парадную форму, он в щегольскую, она в старомодную. Джек во фраке выглядел элегантно.

— Ну что, команда, давайте посмотрим, что нам может предложить ночная жизнь элиты Турантика.

— Да, — сказал Томми, предлагая Крис руку. — Дно мы видели прошедшей ночью.

За дверью номера Крис встретила четырех неулыбчивых мужчин во фраках, белых галстуках и коммуникаторами в ушах, и двух женщин в черных платьях.

— Шесть? — шепнула она через плечо Джеку.

— Это не все. Если б можно было, нанял бы больше.

Крис проглотила вопрос о том, кто платит. Этот вопрос должен быть наименьшей из ее беспокойств. Улыбнувшись и кивнув новым агентам безопасности, Крис переступила порог. Чуть дальше по коридору обнаружились еще два агента. Мистер Клаггат дежурил у просторной и богато-украшенной лифтовой кабинки.

— Все чисто, — доложился он Джеку.

— Неужели все это необходимо? — спросила Крис, входя в кабинку и пристраиваясь на диване.

— Принцесса, сейчас ваша задача — просто играть свою роль. Я позабочусь об остальном, — сказал Джек, усаживаясь напротив нее. Пятеро агентов заняли места рядом с ним. Пенни пристроилась рядом с Крис.

Как истинная принцесса, Крис устроилась поудобнее на диванчике в задней части кабины и приготовилась к долгой поездке на саму вершину Верхнего Турантика. Кабина тронулась с места, плавно и быстро набрала высокую скорость.

— За нами наблюдают, — сказала Нелли только для Крис. — В люстре я обнаружила несколько жучков.

— Думаю, мы всю ночь будем под наблюдением.

— Едем без остановок, — сказала Крис всем и пригласила Пенни присоединиться к ней на диване, ведь впереди ждет долгая поездка.

— Не совсем. Как нам сказали, к Верхнему Турантику ведут свои лифты. У нас будет экспресс от старой станции до самого верха.

Крис задумалась.

— Верфи Нуу делят лифты на Верхний Вардхейвен со всеми остальными.

— Ну, Верхний Турантик гордится тем, что у него свои собственные лифты, ведущие с планеты прямо на станцию, — сказала Пенни, явно цитируя какой-то рекламный проспект.

Крис позволила себе на мгновение заинтересоваться и, прежде, чем тот захватил целиком, задушила интерес. Вопросительно подняв бровь, посмотрела на Пенни. Женщина ответила лишь намеком на улыбку, как будто нашла эту информацию неожиданно интересной.

— Нелли, напомни потом посмотреть, почему космодоку нужен свой лифт.

— Да, Крис.

Намного раньше, чем Крис ожидала, лифтовой вагончик остановился, и она вышла в свое первое удивление в эту ночь. Она ожидала увидеть бальный зал, возможно, больше того, что часто посещала на Вардхейвене, но все же бальный зал. То, что увидела, оказалось не столько комнатой, сколько местом.

Вращающийся в тридцати тысячах километров над планетой цилиндр станции давал Крис ощущение, что пол падает вниз. Потолки выше обычного заставили ее ахнуть. Казалось, их тут не было вовсе. Над головой протянулась пустота. С одной стороны прозрачная стена, впускающая внутрь бескрайнюю темноту космоса и крошечные звезды. Напротив — огромное зеркало, отражающее и расширяющее имеющееся пространство. А в кольце между ними, уходя в обе стороны и встречаясь над головой, расположился зал.

Крис понадобилось совершенно новое значение для слова «экстравагантность». Мама иногда напоминала, что женщина не должна позволять себе вот так вот раскрывать рот. «Иначе можно проглотить муху». Здесь и сейчас держать рот закрытым Крис заставило опасение проглотить какое-нибудь следящее устройство, но вид просто захватывал дух.

Дверцы лифтового вагончика раскрылись, открыв взору мраморные ступени. Осторожно взяв Томми за руку, Крис повела его наружу, прямиком навстречу пугающему виду. Три широкие лестницы лениво изгибаясь, уводили людей метров на двадцать в разные места.

— Ничего себе, — наконец, прошептал Томми.

— Вот место, которое дедушка мог бы использовать под дворец, — сказала Крис.

— Похоже, с учетом подобного оно и было сделано, — сухо заметил Джек, заставив Пенни удивленно поднять бровь. — Похоже, «строительство империи» перестает быть метафорой.

— А вот и Император прибыл, — прошептал Томми.

Из только что прибывшего лифтового вагончика вывалилась толпа сверкающих, почти не одетых женщин. Одинокий мужчина, весь в черном, среди них выглядел потерянным. Черный галстук, черная рубашка, черный фрак и брюки. На поясе и шее золотом блестит пояс и какой-то значок, больше подходящий королевскому камергеру прошлого.

Крис нацелила на него Томми и пошла навстречу черному человеку так же, как улыбающийся матадор мог идти навстречу опасному рогатому быку в запрещенном уже столько времени виде развлечений.

— Интересный выбор украшений, — сказала Крис, останавливаясь недалеко от хозяина зала.

Видимо, слишком занятый разговором со своим гаремом, чтобы заметить Крис, он оглянулся. Может, он бы ее и сейчас проигнорировал, но моргнул, едва взгляд скользнул по украшению Крис. Еле заметная тень хмурого взгляда промелькнула по лицу, но через мгновение исчезла.

— Могу сказать тоже самое о вашем выборе, — тихо сказал он.

— Я его заработала, — сказала Крис, теребя медальон на талии.

Он же лениво провел рукой по золотому значку.

— У меня всего лишь небольшая безделушка. Мне сказали, она имеет какое-то историческое значение. Мне же просто нравится и девушек впечатляет, — сказал он, поглаживая одну из девушек своей коллекции по голой заднице. Крис даже не моргнула, удерживая его взгляд на себе. Она не упустила намека на небольшое волнение за спиной собеседника двух девушек. Одна из них осмотрела Томми, поддерживающего Крис за локоть, после чего взглядом и еле заметными кивками обратила на него внимание своих спутниц. Очень интересно.

Сандфайер оторвал от нее взгляд и неуверенно махнул рукой в сторону.

— Позвольте мне познакомить вас с местом, которое некоторые называют «Куполом удовольствия», — Сандфайер шагнул вперед и предложил Крис локоть. С небольшим поклоном Крис, Томми отступил, присоединяясь к Пенни и Джеку.

Две свиты переформировались в четверть круга около своих подопечных: охрана Крис справа от нее, стадо прекрасных телохранительниц Сандфайера слева от него.

Крис позволила взгляду устремиться к прозрачному куполу, за которым сверкали звезды, и восторженно произнесла:

— Несомненно, это прекрасный купол.

— Да, но, как и во многих других сферах жизни, все зависит от того, чем вы его наполните. Я так рад, что вы оказались в нашем мире и, скажем так, застряли между рейсами. Но я не ограничиваю довольствие этого места такими, как мы, — говорил Сандфайер, ведя Крис по кругу платформы. — Какими бы были миры Кольца, если бы все подобное было предназначено только для элиты?

Сандфайер не сделал ни одной паузы в монологе, чтобы Крис смогла упомянуть жителей Кэтивилля.

— Здесь у нас рестораны с кухнями, привезенными из каждого уголка пространства, занятого человеком.

Средняя лестница отправляла людей на рынок, заполненный уличными кафе, торговцами с тележками и небольшими беседками. Правая лестница вела к танцующему фонтану, рядом с которым расположились свои закусочные и торговцы.

— Вода не просто для галочки. У нас есть бассейн для всех видов водного спорта и развлечений, — говорил Сандфайер, указывая куда-то рукой поверх голов. — Мы собрали лучшие технологии управления звуком, поэтому люди, наслаждающиеся чем-нибудь в одной части вовсе не беспокоят окружающих.

У подножия левой лестницы расположился сад, полный клумб, живых изгородей и небольших столиков. Чуть выше десятки пар кружились в танце, в котором Крис угадала древний вальс, но она не слышала музыки.

За спиной открылись дверки очередного прибывшего лифтового вагона, и в зал ворвался восторженный визг. Дети от четырех до двенадцати лет выбегали из кабины под пристальным взглядом родителей и простенько одетых нянь. Они помчались вниз по первой лестнице, не обращая внимания на призывы: «Не бегай!», «Держись за поручень!», «Держи сестру за руку!»

Сандфайер улыбнулся, увидев детей. Улыбкой, какую может выдать змея птице прежде, чем ее схватит.

— Миры Кольца молоды. Как можно организовать место развлечения взрослых, не имея места для детей?

— Кажется, им давно уже пора спать, — с дрожью в голосе сказала Крис.

— Люди работают по разному. Население растет так быстро, что многие школы работают в две, а то и три смены. Так хорошо для родителей, работающих в вечернюю или ночную смену. У их детей схожий график. Подозреваю, наш молодежный парк развлечений работает круглосуточно. Он потрясающ. Если останетесь здесь подольше, советую заглянуть и насладиться им.

— Буду иметь в виду, — сказала Крис, по спине которой ползли мурашки. Так вот как себя чувствует птица.

— Думаю, на бал мы уже опоздали, — улыбнулся Сандфайер.

— Тогда позвольте мне вернуться к Томми, а я верну вам вашу леди, — сказала Крис, намеренно используя единственное число.

Сандфайер без промедления передал Крис Томми.

— Я вас знаю, молодой человек? — спросил он у человека, которого совсем недавно лично похитил.

— Не думаю, что нас официально представили, — сказал Томми, не сбившись с ритма… и не задохнувшись от обуревавших эмоций. — Лейтенант Томми Лиен, Космофлот Вардхейвена, — руку при этом он не протянул.

— Кельвин Сандфайер, предприниматель, более-менее удачливый. Если вам когда-нибудь понадобится работа, найдите меня.

— Сомневаюсь, что у меня когда-нибудь возникнет такая необходимость, — сказал Томми, беря Крис за руку и уводя ее к широкой лестнице, ведущей в сад с танцующими парами.

— О, чуть не забыл, — сказал Сандфайер им вслед. — У нас произошло небольшое заражение нанитами с неопределенными возможностями. Наши нано-технологи, разумеется, делают все возможное, чтобы их контролировать, но советую вам не говорить ничего такого, чего бы вы не хотели увидеть в завтрашних новостях. Знаете, как это бывает.

— Спасибо, — сказала Крис с некоторым изяществом. — Мы уже столкнулись с подобным у себя в номере. Моей охране, — небольшой поклон в сторону Джека, — пришлось побороться с небольшим нашествием этих маленьких зверюшек. Могу только предположить, что нет предела тому, на что способны некоторые новостные каналы, чтобы получить несколько неудобных фотографий принцессы.

— Отвратительное поведение, — согласился Сандфайер, вместе с толпой женщин отправляясь прочь от бального зала. — Цена, которую мы платим за демократию.

— Ненавидеть этого человека легко, — сказал Томми, ведя Крис по мраморной лестнице с ковровым покрытием.

— Никаких разговоров о секретных делах, — сквозь улыбку сказала Крис.

— Ну, он должен знать, что я его ненавижу до глубины души, — ответил Томми, все так же улыбаясь.

— Томми можно понять, — сказал сзади Джек.

— Да, можно, но давайте этот вечер сохраним прохладным и легким, — сказала Крис.

У подножия лестницы стоял мужчина в бриджах до колен и золотистом жилете. Он держал богато вырезанный деревянный посох, увенчанный серебряным шаром. Когда Крис спустилась с последней ступеньки, он стукнул посохом по полу, привлекая внимание присутствующих.

— Позвольте представить Ее Королевское Высочество, Принцессу Кристину из Вардхейвена и ее эскорт.

— Время веселиться, экипаж. Давайте убедимся в том, что те, кто платит, получают все за что заплатили, — бодро приказала Крис.

В следующий момент она утонула в светском обществе. Пришлось использовать лучшие навыки выживания, чтобы сохранить на лице улыбку и ладонь, пожимающую другие ладони. Как всегда, последнее оказалось немного сложнее, чем обычно, потому что некоторые мужчины рассматривали любое рукопожатие слабее медвежьей хватки ниже своей мужественности.

Нашлись и те, кто считал себя достаточно знакомым, чтобы поцеловать, клюнуть или обслюнявить всю щеку.

— Нелли, обрати внимание Эбби, нужно найти крем для лица, горьковатый на вкус, может, найдется что-нибудь из ядовитого плюща.

— Как скажешь, Крис.

— Так и говорю.

Кто-то из присутствующих, наверное, социально значимое лицо, обронил походя, что ее тут уже заждались, следили аж с момента, когда Крис вошла в лифтовой вагончик.

— Что вас так задержало?

Крис увернулась от перекрестного допроса, обратив внимание на другого желающего пообщаться и нырнула в пустые разговоры обо всем и ни о чем. «Вам здесь понравилось?» «У вас была возможность посетить наши охотничьи угодья на Северном континенте?» «Вам обязательно нужно побывать на пляжах, что расположились вдоль Южного побережья. На некоторых даже купальники не нужны». Замечания делались с улыбкой, а то и ухмылкой вне зависимости от пола говорящего. Крис ответила на все вопросы, потанцевала с несколькими молодыми людьми, которые, кажется, теперь начнут держаться подальше от нее. Пару раз ошиблась в своих догадках. Чего не хватало в пузыре вокруг нее, так это упоминаний о политике и карантине. Крис пропускала мимо ушей целые потоки разговоров, чувствуя себя лососем, плывущем вверх по течению. Молилась разве что, чтобы не начала нереститься до того, как найдет место, чтобы расслабиться.

Совершенно неожиданно, когда уже засомневалась, что у нее еще осталось что-то от бесконечных «Привет», «Рада вас видеть» и «Какой прекрасный вечер», она вдруг выплыла в тихий бассейн. Наступило затишье, Крис осталась в компании одной пары, что, благодаря какому-то милостивому богу, были либо немыми, либо из того редкого подвида человека, кто без страха встречал тишину.

Крис позволила улыбке увянуть.

— Никогда не думала, что быть принцессой может быть такой тяжелой работой, — чуть не рассмеялась она, обращаясь к худому лысеющему мужчине в белом пиджаке.

Женщина рядом с ним, блондинка в коротком голубом вечернем платье, тоже улыбнулась.

— Сомневаюсь, что мама согласилась бы с этим, особенно когда воевала плечом к плечу с вашим дедушкой Троублом.

— Она знала дедушку Троубла? — тут же загорелась Крис. Начался настоящий разговор.

— Во время войны за Объединение ее призвали рядовой.

— Ой. Мне говорили, что мне повезло, что он прожил достаточно долго, чтобы у него появились дети. Похоже, нам обоим повезло.

— Мама ей так тоже часто говорила, — сказал мужчина, дав жене улыбку, которую обычно делает мужчина, понимающий, как ему повезло.

Крис огляделась. В ближайшее время никакой дружелюбной атаки не намечалось, так что она подошла к столику, присела сама и пригласила пару присоединиться к ней.

— Как давно вы на Турантике? — спросила она.

— Родители переехали сюда, — ответила женщина. — Мела встретила в университете. Его семья ведет происхождение от людей первой посадки, и он настаивает, чтобы и я пустила здесь прочные корни, — она накрыла ладонью ладонь мужа.

— Жена застенчива, — улыбнулся мужчина. — Она сенатор, представляет Двенадцатый округ, а я простой бухгалтер «Хейвуд Индастрис». Турантик — хорошее место для воспитания ребенка. Сегодня дочь каталась на лыжах, а на выходных участвует в регате. Где еще может быть так много интересных мест всего в сотне миль от дома?

— Не везде. Надеюсь увидеть побольше интересных мест вашей планеты, поскольку никак не получается организовать поездку домой.

— О, да, эта чума, ужасная штука, — согласилась сенатор.

— У «Нуу фармасьютикл» есть вакцина. А разве у вас ее нет в наличии?

Муж с женой обменялись взглядами. Мужчина отвернулся, женщина глубоко вздохнула.

— Я не владею официальной информацией, но кое-кто из знакомых слышал кое-что по новостям. Сами знаете, половине того, что слышно через новостные агентства, доверять нельзя.

Крис кивнула, удивляясь, почему сенатор вдруг заплясала вокруг да около.

— Слышала, в Гейдельбурге есть отделение «Нуу», но вакцину не хотят выдавать, пока правительство не согласится заплатить пять тысяч вардхейвенских долларов за укол.

— Да, — согласилась Крис, — одна из налоговых афер дедушки Эла. Он установил такую цену за вакцину, а потом всегда жертвует эту же сумму на благотворительность ради списания налогов.

— На этот раз, ни о какой благотворительности речи не идет, — сказал мужчина. — Может, из-за отсутствия связи или что-то в этом роде.

— Благотворительность — стандартная политика, — сказала Крис. — Нелли, нужна связь с дистрибьютором «Нуу Фарм».

— Я уже позвонила по номеру, когда его упомянули в первый раз, — отозвался компьютер. Голос Нелли прозвучал гордо из-за того, что на этот раз удалось предвосхитить запрос хозяйки. — Никто не отвечает.

— Мне все равно, отвечает там кто или нет, — сказала Крис и поняла, что сейчас ее улыбка стала вряд ли приятной. — Активируй телефон и увеличь громкость, — Крис надеялась, что не нарушит слишком много законов о конфиденциальности Турантика.

Сенатор улыбнулась.

— Готово, мэм, — сказала Нелли.

— Говорит Крис Лонгнайф, одна из основных акционеров «Нуу Энтерпрайз». С кем я разговариваю?

— Гарольд Уинфорд, менеджер, — беззвучно вставила Нелли.

— Спасибо, Нелли, но я хочу, что он сам представился.

— Гарри Уинфорд, — раздался хмельной голос. — Как вы сказали, кто вы?

— Я Крис Лонгнайф, могу попросить компьютер выслать вам точные данные о своих активах в «Нуу Энтерпрайз», если это привлечет ваше внимание.

— Нет, я помню. Вы принцесса Лонгнайф. Слышал, сегодня вечером вы собирались посетить какой-то бал или что-то в этом роде.

— Я на балу. Если не верите, могу увеличить громкость, чтобы вы услышали музыку.

— Нет, нет, не нужно.

— Так что, Гарри, тут проходят светские беседы о том, о сем и, конечно же, должна была всплыть тема, что у кое-кого на Турантике есть вакцина дедушки Элла против лихорадки Эбола и не хочет ее выдать.

— Я не могу ее отпустить.

— Гарри, — Крис добавила в голос слащавости, — мы ни с кого не будем брать по пять тысяч за укол. Мы подарим сыворотку и получим за это налоговые льготы.

— Знаю, мэм. Я помню политику компании.

— Так почему же до сих пор пресса не заполнена статьями о том, что «Нуу Энерпрайз» не раздает сыворотку?

— Потому что нам нечего раздавать.

— Что! — сенатор с мужем следили за разговором. Мэл, кажется, даже наслаждался, представляя, какой сейчас жалкий вид у менеджера, находящегося далеко внизу, разговаривающего с боссом. Сенатор кивнула, уловив политическое потрескивание. И сейчас оба одновременно недоуменно нахмурились, повторяя состояние Крис.

— Мэм, утренние данные в компьютере говорили, что у меня на складе сто тысяч ампул с вакциной, этого хватило бы на пять миллионов прививок. Когда я решил проверить, на месте ли они, нашел большую дыру на полках. Ни одной ампулы. Ни одной.

— Когда в последний раз была проверка?

— Последняя полная инвентаризация была четыре месяца назад.

— Полиции говорили? — спросила Крис, бросая взгляд на инспектора Клаггата. Тот был занят разговором через коммуникатор на запястье.

— Я сообщил. Появились трое полицейских, провели обычную процедуру, заставили меня подписать много бумаг. Я пытался рассказать об этом прессе, но каждого, кому пытался рассказать об ограблении, интересовало только, на сколько меня ограбили.

Крис вздохнула. Она была не уверена, верить ему или нет.

— Извини, Гарри, можете продолжать спать.

— Спасибо, но теперь вряд ли смогу.

Крис посмотрела на сенатора. Притвориться чудотворцем не вышло. Он пожала плечами, что в таком наряде вышло весьма интересно.

— Теперь вы знаете столько же, сколько и я.

— Но кто ее украл? — спросил Мел.

— Инспектор Клаггат? — переадресовала вопрос Крис

— Простите, мэм, — сказал тот, делая шаг вперед. — Я лично этим делом не занимался. Мне обещали перезвонить, тогда я смогу что-нибудь сказать вам, но всего лишь передам информацию. Большего я не могу знать.

— Кража не попала в прессу, — сказала Крис, вспоминая о растущей катастрофе в сфере связи с общественностью.

— Если это была кража, — сказал инспектор.

На это Крис нечего было сказать. И краткая передышка должна была вот-вот закончиться, потому что в пределах видимости появилось светское стадо.

— Похоже, снова пришло время рукопожатий и улыбок, — вставая, сказала она.

— Ох, а мы даже не представились, Мел, — сказала сенатор и тоже поднялась. — Я Кей Криф, а это мой муж Мел. Нара, наша дочь, в эти выходные участвует в регате. Надеюсь, вы сможете ступить на ее лодку и пожелать удачи, — Кей протянула Крис визитную карточку.

— Буду рада, — сказала Крис, взяла карточку и передала ее Пенни. Крис понятия не имела, куда в таком наряде ее можно запихнуть.

— Нара будет в восторге, — сказал Мел.

— Я свяжусь с вами, — сказала Крис и повернулась к человеку, оказавшемуся на острие подошедшей толпы.

Посол Мидденмит улыбнулся и представил среднего роста и крупного телосложения человека :

— Иззик Иединка, президент Турантика.

Крис протянула руку, а президент, вместо того, чтобы пожать ее, поцеловал ладонь, проделав это с изяществом. Выпрямившись, он оказался всего на дюйм ниже Крис.

— Надеюсь, вам у нас понравится, — сказал он. — Вы приехали к нам по делам?

— Первоначально так и было, — сказала Крис, — но с делом я справилась быстро. Теперь же осталась ради удовольствия.

— Ах, да, карантин. Боюсь, с этим ничего нельзя поделать.

— Я только что узнала, что запасы вакцины против Эболы, которую на планете держала «Нуу Энтерпрайз» была украдена.

— Извините, для этой штуки есть вакцина? — удивился президент. Тут же рядом с ним появилась женщина и что-то ему прошептала. — Так она есть? Почему мне об этом не сказали? — с бледной улыбкой он снова посмотрел на Крис. — Похоже, кому-то вздумалось присвоить ее себе. Уверен, к утру полиции будет, что сказать нам. Я правильно говорю? — бросил он через плечо.

— Да, господин президент.

— Грустно, что ее украли, — с самой искренней улыбкой, какую могла изобразить, сказала Крис. — Дедушка придерживается политики, что на таких ужасных событиях нельзя зарабатывать деньги. Мой представитель на Турантике уже заверил меня, что пытался достать вакцину, чтобы пожертвовать ее для оказания помощи.

— Он так сказал? С его стороны это было мило, — сказал президент, — но простите уж старого торговца лошадьми, но могу сказать только, что не получится остаться в бизнесе, занимаясь такими делами.

— Не могу с вами согласиться, — улыбнулась Крис. — Мы считаем, что списание налогов на пожертвование довольно хорошо покрывает расходы.

— Ах, да, — сказал президент и, сделав из пальцев пистолет, нацелился на Крис. — Такой бизнес я понимаю.

Крис и ждала, что поймет.

— Я пыталась связаться с «Нуу Энтерпрайз», чтобы они прислали помощь. Корабль мог бы привезти вакцину. Я отправила сообщение рано утром, но пока уведомления, что оно ушло, не приходило.

— Сомневаюсь, что ваше сообщение быстро уйдет, — сказал президент. — Кажется, пожар в центре связи на станции нанес больше вреда, чем мы думали. Досталось даже тому, что продолжало работать. Все сломалось. Мне докладывают, что специалисты рыщут по всему Турантику в поисках запасных деталей, которые можно использовать для ремонта.

Крис поняла, что застряла здесь всерьез и надолго.

— Могу ли я купить корабль, чтобы улететь с планеты?

— Нет. Пока не удостоверимся, что мы чисты на счет здоровья, я приказал заблокировать все полеты. Если двигатели какого-нибудь корабля включатся, рядом быстро окажется отряд охранников, а если кому-то удастся отстыковаться от станции, наши станционные артиллеристы по приказу обстреляют любой корабль, направляющийся к точке прыжка. Я очень серьезно отношусь к ответственности перед остальным человечеством, — сказал президент, сунув пальцы в карман жилета под смокингом.

Пришла пора сменить тему.

— Мне сказали, у вас скоро выборы, — улыбнулась Крис.

— Да, до них остался один месяц, двадцать шесть дней. Но кто считает? — Иззик усмехнулся. — Эти выборы, наверное, самые важные, с которыми нам придется столкнуться с тех пор, как первый корабль приземлился на Турантике. Времена меняются. Человечество должно измениться и мы, вместе с ним, тоже, — президент заговорил так, словно репетировал речь. Но, прежде чем Крис его прервала, он остановился сам. — Сегодня, за ужином на двести пятьдесят тысяч долларов, я буду говорить речь. Вы там будете, не так ли?

— У меня сегодня удивительное расписание, — сказала Крис.

— Я вас найду, — сказал президент и, кажется, готов был идти дальше, как к нему подошел молодой человек и что-то прошептал на ухо. — Да? — президент посмотрел на него, а мужчина кивнул на талию Крис. На мгновение показалось, что он увидел Крис впервые. От того, что он увидел, аж ноздри раздулись. — Мне сказали, что то, что вы носите, называется Орден Раненого Льва

— Да, господин президент, — наконец-то, Крис смогла хоть чем-то насладиться.

— Чаще всего он выдается посмертно.

— Как видите, я пока жива.

— Я слышал несколько разных историй о том, что произошло в парижской системе между земным флотом и флотом Вардхейвена несколько месяцев назад.

— Я там была, — гордо сказала Крис, — и тоже слышала много разный историй о том, что там было. — И от меня вы не услышите ничего, господин президент.

— Очень запутанная ситуация, — пробормотал президент, оглядываясь через плечо на советника. — Очень запутанная.

— Уверена, вы слышали старую поговорку о тумане войны, господин президент, — ответила Крис, весьма гордая собой, тщательно подбирая слова, чтобы не сконфузиться. — Чем дальше находишься от кончика копья, тем оно туманнее, сэр, а в системе Париж я была от него далеко.

Томми, все это время тихо стоявший рядом, наклонился и прошептал ей в ухо:

— Главное, чтобы это проклятое копье не застряло у тебя в заднице.

Президент явно не уловил слов Томми. Покачав головой, он повторил: «Очень запутанно» еще раз и отправился к другой группе, пожимать руки и собирать пожертвования. Крис поймала за локоть посла.

— Сэр, у меня появилась проблема. Я служу в Космофлоте, взяла неделю отпуска. Половина уже прошла и, поскольку возвращение встало под вопрос, боюсь, не успею прибыть на службу вовремя. И я не могу сообщить командованию о сложившейся ситуации. У вашей миссии есть военный атташе, с которым я могла бы связаться?

— Даже не знаю, что сказать. Думаю, на моей шее есть парочка военных.

Пенни, стоявшая чуть позади Крис, кашлянула. Посол взглянул на нее так, словно только что увидел.

— Ах, да, я вас знаю. Вы работаете на меня, не так ли?

— Военные обмены и закупки, сэр.

— Ну, в таком случае, вы за ней и присмотрите, не так ли? Постарайтесь уберечь принцессу от неприятностей. Я слышал несколько историй об отпрыске премьер-министра, думаю, в них не все выдумка, — сказал посол, смягчив слова мудрой старческой улыбкой.

Если он возьмет меня за подбородок, я его ударю между ног, — пообещала себе Крис, но посол развернулся и устремился вслед за президентом в сторону кучки политической элиты, оставив Крис выбор: продолжать болтать со всеми ни о чем, либо последовать вслед за политической властью Турантика. Очевидно, объявление жителей Вардхейвена иностранцами не означает, что президент не хочет ее денег, пусть даже в виде королевских пожертвований. Крис покачала головой: дедушка Рэй позаботился о том, чтобы она больше слушала, нежели что-то еще. Присоединиться к политикам означало бы броситься с головой в глубокий омут чужого бассейна, туда, куда дедушка Рэй не хотел бы, чтобы она бросалась. Даже учитывая, что она пока не встретила ни одной акулы, которую не смогла бы перегрызть.

Крис снова окунулась в атмосферу вечеринки.

Следующие полчаса Крис проводила за разговорами о погоде, как прекрасен Туранитик, как приятно было находиться под большим пальцем Земли, и как велики были когда-то ее предки, причем примерно в половине случаев интересовались, что такого случилось с дедушкой Рэем, что он позволил себя короновать. Другой половине такая идея нравилась. И, конечно же, матери предлагали Крис своих холостяков-сыновей, чтобы та рассмотрела их кандидатуру в качестве супруга. К счастью, таких было мало. Те же, кто находился, варьировались от неуклюжих до хамоватых индивидов. Под конец Крис задумалась: не слишком поздно ли записаться в женский монастырь.

Не успела Крис объявить, что достаточно устала и заслужила право спрятаться в своем номере в отеле, как снова появилась сенатор Криф, на этот раз в сопровождении дюжины людей. Они довольно ловко выковырнули ее и толпы и загнали в тихий уголок со столами и стульями.

— Вы выглядели так, словно нуждались в спасении, — сказала Кей.

— Не помешало бы, — согласилась Крис.

— Выпить? — предложил Мел. Крис заказала что-нибудь легкое. Мужчина отошел в сторону, а женщина познакомила Крис с гостями.

— Я подумала, вы захотите встретиться с некоторыми людьми, кто не станет участвовать в сборе средств для президента. Сенатор Куи, — при этом маленький седовласый мужчина слегка поклонился Крис, — и его жена, — улыбнулась женщина в красном кимоно. — Сенатор Шоуковски, — кивнула крупная женщина в ярко-синем платье, — и ее муж, — еще более крупный мужчина во фраке и плохо завязанном галстуке ни кивнул, ни улыбнулся, только посмотрел на Крис как паук на жертву. — Сенатор ЛаКросс, — высокий, гибкий мужчина любезно поклонился, — и его супруг, — еще один мужчина, чуть ниже, такой же худой. Он изобразил такой же поклон, как и сенатор.

Вернулся Мел с напитками для всех. Крис сделала глоток и села на стул. Короткий взгляд показал, что Джек расставил свою команду полукругом, который не только не защитил бы ее от случайных пуль, но вряд ли даже сможет остановить какую-нибудь мамашу, решившую представить Крис своего сынка.

Остальные тоже расселись.

— Получается, — рыкнул мистер Шоуковски, — теперь вместо Земли под большим пальцем нас держит Вардхейвенская клика?

— Деннис, — нахмурилась жена-сенатор.

— Ну, это же все хотят знать. Политики! Ты просто боишься спросить. Так как, Лонгнайф, все теперь будет?

Наступило время шоу. Крис наклонилась вперед.

— Я не политик, так что прямого ответа дать не могу. Я его не знаю. Почему вы спрашиваете?

— Вы не знаете? — удивился сенатор ЛаКросс.

— Эй, народ, я офицер Космофлота, а ночи у меня полны подобных сегодняшнему мероприятий. У меня не так много времени отслеживать новости. Наверное, вы меня спутали с моим отцом или прадедушкой, — все еще улыбаясь, сказала Крис.

— Мы, вроде как, предполагали, что вы должны знать, что у них в рукаве, — сказала Кей Криф.

— Только не я, — Крис подняла руки. — На самом деле я думаю, что большинство политиков Вардхейвена, как и вы, думают о том, что теперь делать Союзу Разумных.

— Сложно в такое поверить, — сказал сенатор Куи.

— Разговор о восьмидесяти суверенных планетах, — заметила Крис. — У каждой есть право голоса в законодательном органе. Как я слышала последний раз, они даже не уверены, будет ли этот орган одно— двух— или трех-палатным.

— Но король Рэй… — начал Деннис Шоуковски.

— У него нет права вето, — прервала его Крис, — нет полномочий выдвигать законы. Кроме своих собственных слов он ничего не контролирует.

— Но я думал, что его превращение в короля должно означать, что вся политика, которую он отстаивал для Человеческого Сообщества будет перенесена и на Союз Мудрых.

— Разумных, — поправила Крис и покачала головой. — Единственная реальная причина того, что дедушку выбрали королем состоит в том, чтобы убрать мою семью и все финансы моей семьи из политики Союза. Разве папа подал в отставку с поста премьер-министра Вардхейвена? Нет. Кто-нибудь на Вардхейвене называет его принцем? И снова нет, — когда это было предложено, папа долго бушевал, так что дело бросили. Крис пыталась его уговорить, но безрезультатно. — Правда в том, что никто не знает, что это за штука. Платите деньги и отправляетесь в путешествие, — процитировала она одно из любимых высказываний отца. — И, если хотите высказать свое мнение, поднимайтесь на борт как можно скорее, прежде чем все устаканится и бюрократы станут напирать на то, что всегда так делали.

Конец речи вызвал у присутствующих улыбки.

— Значит, вы утверждаете, что король Рэй не собирается навязывать свой вардхейвенский договор всему этому Союзу, — уточнил Деннис.

Крис глубоко вздохнула. Она знала, о чем думает дедушка Рэй.

— Я слышала, что дедушка Рэй говорил, что нам пора браться за исследования. Война Итич возникла из-за множества проблем. Мы встретили инопланетян, когда пираты наткнулись на их окраинные планеты, пытались установить там свои порядки. Люди и Итич никогда не встречались лицом к лицу. Думаю, дедушка Рэй не против организованной, лицензированной разведки ближнего пространства. У нас шестьсот планет. Человечество должно идти вперед. Земля не права, пытаясь остановить нас.

— Вы уверены, что это его мнение? — спросила сенатор Криф.

— Да.

— Но, как вы сказали, он не имеет полномочий навязывать такую точку зрения, — мягко улыбаясь, сказал сенатор Куи.

— Вы знаете дедушку Рэя, — Крис пожала плечами.

— Да, — донеслось от нескольких сенаторов.

— Хорошо бы услышать эти слова от него лично.

— Свяжитесь ним, — сказала Крис. — Уверена, он со мной согласится.

— Не выйдет. Что-то куда-то передать сейчас не получится, — взорвался Деннис. — Мне нужно выполнять контракты, а я не могу отправить товар и не могу никому сказать, почему опаздываю. Не могу никому сказать, когда смогу отправить груз! Черт, полнейшее безобразие!

— Возникшая ситуация уже подрывает бизнес, — сказал сенатор ЛаКросс. — Мои источники говорят, что уже завтра начнутся увольнения. Как только это попадет в новости, начнется паника.

— И уже ходят слухи, что вспышка лихорадки Эбола, сопровождаемая пожаром, лишившим нас связи со всем остальным миром, слишком явное совпадение, — оглядев присутствующих, сказал Мел Криф. — Слишком явное.

Крис, безусловно, была с ним согласна, но не знала, стоит ли это обсуждать здесь.

— Что заставляет вас так говорить?

— Конкуренция между нашим соседом Гамильтоном и нами последнее время стала беспощадной. Уже год, а то и два ходят слухи о том, что можно назвать грязными уловками. Капитаны кораблей, которые должны доставлять сюда грузы, но за взятку делают длинные перерывы и прибывают позже. Определенные контейнеры, загруженные не у нас. Сами знаете, мелкие пакости, что делают ситуацию хуже, но из-за которых не подашь иск в суд. Затем их законодательные органы снижают налоги на определенные объекты недвижимости, чтобы их бизнес мог превзойти наш. А в прошлом месяце они установили тариф на экспорт нашего вина, — покачав головой, закончил Мэл. — Каждую неделю что-то новое. Только небеса знают, что они задумывают сейчас.

— Вот этого я и боюсь, — рыкнул Деннис.

— Получается, между вами завязалась какая-то вражда, — сказала Крис.

— Да, — кивнул Кей, — и с концом Сообщества не получится забыть, что в старые добрые времена подобные конфликты регулировались военными кораблями и армиями.

— Как можно забыть о «Флаге для Черной горы», хите этого лета? — сказал сенатор Куи.

— Держу пари, дедушка Троубл не знает, что стал кумиром половины детей Турантика, — сказал ЛаКросс.

— Зная дедушку Троубла, сомневаюсь, что ему это понравится.

— Значит, вы понимаете, — сказала Кей, — что нам нужны соглашения о торговле, центральный суд для быстрого разрешения споров, нормативные акты в области общественного здравоохранения и врачи, чтобы покончить с этим карантином.

— Почему бы вам не принять эти решения самим? — спросила Крис.

— Я не часто соглашаюсь с Тори, — сказал Кей, — но мы не можем просто объявить себя здоровыми. Все должны с этим согласиться, иначе ни один корабль, остановившийся у нас, не сможет остановиться где-либо еще. Для нас распад Сообщества произошел слишком быстро.

— Как по мне, недостаточно быстро, — фыркнул Деннис. — Ну, возможно, мы не продумали все до конца, но пришлось избавляться от влияния Земли.

— Да, от влияния Земли мы избавились, но во что встряли вместо этого? — спросил Куи.

На этот вопрос ни у кого ответа не было. А тем временем возле стражей носились по кругу три матроны, одна с высоким клочковатым, постоянно спотыкающимся сыном на буксире.

— Смотрю, мне пора возвращаться к социальным обязанностям.

— Я говорила о своем сыне? — спросила сенатор Шоуковски с полуулыбкой.

— Пришлите фото, — сказала Крис и посмотрела на Джека. — Чем раньше доберемся до лифта, тем меньше вероятность, что я кого-нибудь убью.

— Ваше желание — мое удовольствие, — ответил агент безопасности.

Улыбаясь и помахивая рукой, Крис проплыла мимо нескольких матерей. Она уже почти добралась до лифта, когда заморгал свет.

— На нас напали! Все средства безопасности отключены!

Доклад Нелли был подавлен тихим приказом Джека:

— Ложись!

Крис пригнулась, правая рука потянулась к пистолету, но у Пенни были другие планы. Она подсекла ей ноги и Крис рухнула на пол, не переставая тянуться к пистолету. А тут и Томми сделал то, о чем она так часто мечтала.

Молодой человек укрыл ее собой сверху. Он вытянул руки, чтобы не рухнуть на Крис со всей дури, на его лице появилась знакомая улыбка.

Потом он вздрогнул, когда в него воткнулся первый дротик. Улыбку сменила гримаса боли, а потом еще один удар дротиком полностью перекосил его лицо. После третьего лицо Томми выражало только смятение.

Крис перестала искать пистолет, схватила Томми, пытаясь остановить его падение, мягко опустив его рядом с собой. Следом на них обоих рухнула Пенни. Крикнул Джек, приказывая достать стрелка. Повсюду кричали.

Крис не слышала криков, пытаясь удержать Томми, облегчить его боль, а Пенни прикрывала их, мешая Крис.

— Черт возьми, женщина, разве не видишь, что Томми ранили?

— Но меня не ранили, — сказала Томми.

— Еще как, — крикнула Крис.

— Ну, попали пару раз, но, похоже, пиджак остановил дротики, — сказал Томми. — Но, если хочешь, можешь продолжать держать меня.

— Мы должны ее защитить, — прорычала Пенни.

— Что здесь происходит? — чуть не вскрикнула Крис.

— Пенни сказала, что пиджак может остановить что угодно, кроме тяжелой артиллерии, — сказал Томми. — Думаю, она не ошиблась.

— Вставать уже можно? — спросила Крис в никуда.

— Еще минутку, — сказал Джек, возвращаясь к Крис. Вокруг нее четверо агентов сформировали стену, ощетинившись оружием. Через частокол ног Крис увидела большой зал, вокруг которого толпилась куча народа. Два агента под началом инспектора Клаггата шли к Джеку с оружием в руках, всматриваясь в толпу.

— Стрелка не нашли, — сказал Клаггат.

— Центральная, — сказал Джек в коммуникатор, — есть видео с убийцей?

Ответа Крис не слышала, но редкие матюги Джека подсказали, что, скорее всего, такого видео нет.

— Можно вставать?

— Агенты, будьте начеку. Здесь может оказаться второй стрелок или вернуться первый, — приказал Джек.

Пока агенты Клаггата осматривали зал, Джек помог Крис подняться, потом помог Пенни и Томми.

— Давайте доберемся до лифта, — коротко сказал он.

Крис обнаружила, что ее колени дрожат сильнее, чем хотела признаться даже самой себе. Обняв одной рукой Томми, другой Пенни, она постаралась как можно быстрее добраться до выхода. Оказавшись в кабине лифта, рухнула на диван, потом потянула к себе Томми и Пенни. Обоих потрясывало. Воспользовавшись моментом, Крис вытащила трехмиллиметровые дротики из спины пиджака Томми.

— Они едва проникли в ткань, — сказала она, пытаясь посмеяться, но вышел лишь хрип.

— Униформа с гарантией, — прошептала Пенни.

— Напомни написать письмо с благодарностью производителю, — с обычной улыбкой на лице сказал Томми. Затем лицо приобрело зеленоватый оттенок.

Примерно в это же время Крис поняла, что в таком великолепном платье, которое заставило бы маму покраснеть от зависти, не было ни одного бронированного клочка. Внезапно желудок потребовал опустошиться. Крис пару раз сглотнула, на полную используя железную волю, дабы не испортить прекрасное произведение искусства, в которое ее одела Эбби.

Спуск вниз показался более длительным, чем подъем вверх.

Назад