Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 12

Крис медленно проснулась. Сердце колотилось от побега по болоту. Нет, от прыжков от звезды к звезде. Девчонка, нет, Эдди, брат, опасно свисал с ее плеча. Она медленно бежала по грязной воде, а за спиной улюлюкала толпа догоняющих то ли призраков, то ли людей в гидрокостюмах. Потом Эдди превратился в… нечто. Вот тут-то Крис вздрогнула и села.

— Все в порядке? — спросил Джек. Он стоял у выключателя, так далеко от нее, как только позволяла маленькая каюта. — Ты стонала во сне. И тихо кричала.

— Ненавижу похитителей, — сказала Крис, не спеша объясняться.

— Готова подняться на палубу? Там из воды вытащили парусник.

— Пловцов нашли? — спросила Крис, поморщившись, что до сих пор не переоделась. Шорты до сих пор мокрые, а теперь еще и холодные.

— Да.

— Наверное, нужно опознать тела. У тебя найдется, во что переодеться? Я вся немного мокрая.

Джек бросил ей серые спортивные штаны и майку.

— Благодарность от полиции Гейдельбурга, — Крис расправила серую майку с большим знаком городского полицейского департамента. — Клаггат передал, что ты это заслужила. Его работа стала немного легче с тех пор, как ты здесь появилась.

— Первый человек из безопасности, который говорит мне такое.

— Я сказал ему, что, если ты останешься здесь подольше, он может передумать.

— Позор тебе, раскрываешь государственные секреты Вардхейвена, — Крис поднялась.

— Подожду снаружи.

— Просто отвернись, пожалуйста. Даже не думала, насколько можно быть одинокой на глубине.

— Тебе пришлось забраться на большую глубину, чтобы догнать их, — сказал Джек, повернувшись к Крис спиной. — Это дело для одиночек.

— Тогда мне так не показалось, — сказал Крис, натягивая майку.

— И в зависимости от того, что показалось, мы должны делать то, что должны. И только потом выяснять, как жить с этим. Предполагая, что к тому времени выживем.

— Я выжила. А те двое — нет, — сказала Крис, подтягивая штаны. Бюстгальтер и трусики пока оставались мокрыми, но терпеть их было можно. — Можешь поворачиваться.

— Девчонка с родителями, ты среди друзей, а те двое убийц Сандфайера мертвые, — сказал Джек, как вынес приговор. — Неплохой денек вышел.

— Люди Сандфайера? Я думала, он предпочитает пользоваться услугами красивых женщин. В женщину я выстрелила, правда, толком не рассмотрела, а ножом порезала мужчину.

— Уверен, он нанял посторонних, причем даже не сам.

— До сих пор удивляюсь, что они охотились не за мной. Зачем ему девочка? Нет, даже зачем ему дочь сенатора?

Поднимаясь по трапу, она увидела Клаггата, Пенни и Томми за столиком в помещении, похожем на кают-компанию.

— В истории были времена, — сказала Пенни, — когда похищение людей считалось лишь частью политического компромисса.

— Но не сейчас, — Клаггат поднялся на ноги.

— В Сообществе такое практиковалось, когда все только начиналось, — сказала Крис.

— В Сообществе практиковались убийства, вымогательство и множество других мерзостей, о чем сейчас в приличных кругах не принято даже думать.

— Но мы живем во времена перемен, — попытавшись весело улыбнуться, сказала Крис. — Где Крифы?

— На корме. Нара спит, — сказал инспектор.

— А мы где?

— Там же. Хотите посмотреть на парусник?

— Вы его подняли?

— И два тела тоже. Готовы их опознать?

— Когда еще, как не сейчас, — глубоко вздохнула Крис.

Полицейский повел ее наверх, Джек и остальные пошли следом. Катер покачивался на якоре. Вдали, на фоне низко опустившегося солнца и серых облаков, продолжалась большая гонка. Участники и зрители уплыли уже далеко, оставив катер дрейфовать на воде почти в одиночку. Над ним все еще кружили два вертолета, один с надписью: «Пресса», другой — «Полиция». Круизная яхта болталась метрах в ста. Когда Крис выбралась на палубу, фотографы тут же напряглись, но увидев только серую полицейскую спортивную форму, снова перестали интересоваться катером. Как приятно, когда тебя игнорируют.

Рядом стояла баржа, привязанная к катеру веревкой. Немного длиннее катера, гораздо шире и квадратней. Небольшая рубка на корме нарушала его ровные линии. Сплошную черноту прерывала лишь ржавчина. Идеально для катафалка. На барже, как выброшенный на берег дельфин, килем к Крис, лежал на боку парусник. Мачта с раскрытыми парусами, свисала за борт.

— На киле мы нашли клиновидный воздушный мешок, — сказал Клаггат. — Он и стал причиной, опрокидывания лодки.

— Нара слишком хороший моряк, она бы не пропустила такую штуку, — заметила Крис.

— Мешок биоразлагаемый. Если бы мы потратили еще час на его поиски, он просто растворился бы в озере.

— И если все ринутся на поиски Нары, — сказала Крис, взглядом скользя по изменчивым, порывистым от ветра волнам, — кто будет возиться с лодкой?

— Именно.

Крис увидела подводный аппарат для двух человек, лежащий около рубки с одной стороны и два накрытых брезентом тела с другой.

— Это они? — кивнула она.

— Можете опознать их завтра по фотографиям, если хотите, — предложил полицейский.

— Давайте сделаем это сейчас, — Крис оглянулась на вертолет и яхту прессы. — Если только не хотите, чтобы меня увидели за этим занятием.

Клаггат проследил за ее взглядом.

— Думаю, справимся.

У парусника постояли немного дольше, пока вертолет с надписью «Пресса» не ушел на другую сторону катера и сразу, не спеша прошли на корму, где лежали два трупа под брезентом. Джек, Пенни и Томми встали между Крис и вертолетом, Клаггат присел и снял брезент с одного теля.

На лице мертвого мужчины отразилось удивление. Смерть нашла его или ее принесла Крис? На этот вопрос, наверное, никогда не будет ответа.

— Я ударила его ножом со спины.

— Довольно умело, — сказал Клаггат. — Я встречал немногих людей, кто мог бы так же ткнуть человека сразу в почку.

— Сержант учил, что нож в почке — самый быстрый способ убить человека. Думаю, он был прав. Извини, что потеряла твой нож, Джек.

— Там, где я его взял, еще много есть, — ответил Джек.

На лице женщины отразилась ярость.

— Одна пуля раздробила позвоночник, — сказал Клаггат. — После такого все, что ей оставалось, так только утонуть.

— Она пыталась заставить Нару вдохнуть воздух из баллона. Не знаю, девчонка боролась с ней.

— Значит, это было похищение, — кивнул инспектор, прикрыл тело и поднялся.

— В тот момент именно так и выглядело. И сейчас тоже. Может, они оставили что-то на берегу. Вы обыскали их дома?

— Мы проверили их по отпечаткам пальцев и сетчатке глаза через центральную базу. В нашей базе данных их нет. И нет, на Турантике нет таких отморозков, кто взялся бы за такой контракт. Похоже, они откуда-то еще.

— И вы не можете проверить их по базам других планет? — хмуро поинтересовался Джек.

— У нас есть копии, но им месяц давности, но этих двоих, — Клаггат ногой двинул по одному телу, — там нет.

Крис кивнула. Она еще ни разу не слышала, чтобы люди исчезали из баз. Политикам, преступникам, даже дедушке Эллу пришлось бы выложить немаленькую сумму, чтобы удалить из центральной базы Вардхейвена официальное удостоверение личности. Люди имеют право на личную жизнь. Тем не менее, деньги могут выпилить вас лишь из текущей базы.

— Что насчет резервных копий?

— Я ожидал, что вы так просто не отступитесь, — усмехнулся Клаггат. — Ведь вы одна из тех чертовых Лонгнайф. Мы провели контрольный прогон резервных копий. За последние два года ничего.

— Как далеко смотрели? — спросила Пенни.

— Два года, — ответили Клаггат и Нелли одновременно.

— Всего два года, — нахмурился Томми.

— Закон вышел всего два года назад, — сказал Клаггат, уставившись на грудь Крис, откуда донесся голос Нелли.

— Новостные архивы могут храниться сотню, а некоторые утверждают, что и добрую тысячу лет, — сказала Пенни. — Все, что нужно, покопаться в них.

— И умудриться их найти, — сухо сказал полицейский. — Старых газет слишком много, найти что-то вряд ли получится. По крайней мере, таким был главный аргумент, когда принимали закон, — все еще глядя на Крис, сказал Клаггат. — Ваше Высочество, есть ли шанс, что у вашего компьютера найдутся резервные копии других планет?

Это был первый раз, когда Клаггат коснулся ее королевского титула. Он сейчас просил об одолжении или тут что-то большее?

— Нелли, ответь на вопрос инспектора.

— Сожалею, но мои ресурсы не безграничны, и Крис заставляет меня концентрироваться в других областях, помимо судопроизводства, — сказала Нелли, скорее виновато и ее голос вовсе не походил на компьютерный.

— Так и думал, но должен был проверить.

— Итак, у нас двое похитителей, которых невозможно отследить до Турантика. Остается всего-навсего пятьсот девяносто девять планет на выбор, — жизнерадостно и бодро сказала Крис.

— Не сомневаюсь, наши СМИ и всякие болтуны воспользуются любыми возможностями, когда узнают, откуда взялись эти двое.

Как много вопросов. И ни одного ответа. Крис покачала головой. В небе на западе вспыхнула молния. Томми подпрыгнул, остальные восприняли все спокойней. Крис глубоко вдохнула воздух, пахнущий как озерной, так и дождевой водой.

— Похоже, будет шторм. Можно уже убраться с озера? Есть какой-нибудь шанс избежать репортеров?

— Посмотрю, что можно сделать, — сказал Клаггат.

— А увидеться с Крифами?

— Следуйте за мной.

Инспектор провел обратно на борт катера, потом в нижние каюты. Семья расположилась в кормовой каюте. Нара спала на диване, положив голову на колени отцу. Сенатор сидела напротив них. Оба смотрели на девочку так, будто она могла исчезнуть, если только на миг отвернутся. Крис тяжело сглотнула, вспомнив стену, которую мама с папой построили между собой и ней после похорон Эдди. Если бы его нашли живым, если бы он избежал похищения, неужели родители так же были бы в восторге от каждого его вздоха? Крис покачала головой: жизнь слишком насыщена, чтобы заполнять ее всякими «если». Когда Крис положила ладонь на плечо сенатора, та вздрогнула.

— Можем поговорить? — спросила Крис. Сенатор неохотно вышла из каюты и проследовала за Крис до кают-компании.

— Спасибо за то, что спасли жизнь моей дочери, — сказала она, присаживаясь рядом с Крис. — Я бы не смогла. И Мел тоже.

— Рада, что была там. Но зачем? Зачем кому-то похищать вашу дочь?

— Не имею представления, — покачала головой сенатор.

— Вам не показалось странным, — продолжила Крис, — что президент неожиданно призвал всех своих сторонников на ранчо, оставив президентскую яхту в полное распоряжение оппозиционеров?

Кей зыркнула на Крис и с сожалением покачала головой.

— Вы — Лонгнайф и находитесь здесь всего лишь неделю.

— Неполную, — вздохнула Крис.

— Мы с Мелом были не единственными оппозиционерами, кто смотрел за гонкой откуда-то еще. На яхте было много должностных лиц, но мало избранных представителей.

— Все становятся параноиками.

— Скажем чуть иначе — осторожность стала синонимом Турантика. Мы доверяем тому, что знаем. Тому, чего не знаем, учимся подходить с осторожностью.

— Что же знаете?

— Меньше, чем хотелось бы, — покачала головой сенатор. — Наказание за шпионаж, промышленный или какой другой, грозит пожизненным заключением как для исполнителя, так и для заказчика. Некоторые наши тюрьмы стали печально известны из-за очень коротких пожизненных сроков. Я права, инспектор?

— В новых контрактных тюрьмах насилия среди заключенных больше, чем в тюрьмах, которыми управляем мы, — кивнул инспектор. — Наши профсоюзы странным образом не в состоянии привлечь к этому факту внимание парламента.

— Но любой намек на неправомерные действия со стороны ваших коллег-офицеров попадает в заголовки в считанные секунды, — улыбнулась сенатор.

— Вы говорите, такое происходит последние два года, — заметила Крис.

— Два очень интересных года, — кивнула сенатор.

— На днях я встретила женщину. Она сказала, что бизнесом последнее время заниматься стало трудно. Чтобы получить контракт, начальнику предлагалось дать взятку.

— Не взятку, — поправила сенатор, — это было бы незаконно. Нет, не настолько грубо. Скорее, предоставление дополнительной услуги для «тестовых целей» или «рекламной компании».

— Уверена, дедушка Эл назвал бы это взяткой.

— Его нет на Турантике, — вздохнула сенатор.

— Нельзя управлять таким миром без последствий. Вчера я и моя команда пытались разобраться в том, что происходит на вашей планете. Использовали информацию с официальных сайтов, анализировали цифры. Данные никак не сходились. Мы нашли три источника прибыли, но только один из них показал рост, — сказала Крис, сейчас настолько же внучка промышленника, сколь и дочь премьер-министра.

— Ах, — усмехнулась Кей, — фондовый рынок уже шесть лет как идет в рост, не так ли, инспектор?

— От своих управляющих фондами я каждый год получаю блестящие отчеты, заявляющие о впечатляющем росте, — отозвался тот. — Как ни странно, последние три года денег у меня в кармане прибавилось не на много.

— Повысилась производительность? — поинтересовалась Крис.

— Судя по официальным отчетам, да.

— Куда же уходят деньги?

Сенатор пожала плечами.

— Они ведь куда-то уходят, — сказала Крис.

— Безусловно. Но, — женщина беспомощно развела руками, — я не могу вам этого сказать, а если начну слишком усердно копать, интересуясь этим вопросом, меня наверняка запрут в камере.

— Нелли, ты знаешь ответ?

— Я заметила несоответствия, когда впервые изучала Турантик. Могу поискать ответ получше, но мне придется выйти за рамки того, что находится в открытом доступе.

— Так что даже вашему компьютеру не под силу узнать, что происходит на самом деле. Если она выйдет за рамки того, что опубликовано официально, вам придется отвечать перед правительством за нарушение закона.

— Нелли, воздержись от дальнейших исследований, — сказала Крис, не желая рисковать тюрьмой из-за инициативы компьютера.

— Да, мэм.

Но Крис не собиралась сдаваться, не найдя ответа хотя бы на один интересующий ее вопрос.

— Нелли, гражданский флот Турантика был переведен на новые стандарты безопасности. К настоящему времени работы должны быть уже завершены?

— Да, мэм. По времени уже должны закончить.

— Но мы видели, что работы до сих пор ведутся круглосуточно. Оборудование поднимается на лифте и часть его довольно большая.

— Я тоже слышала, — пожала плечами сенатор, — что много людей осталось без работы из-за внешней торговли, но на верфи и заводы, которые от нее напрямую зависят, нанимают еще больше людей. Интересно, не так ли?

— Более чем. Вы что-нибудь знаете о том, что они делают?

— Ничего. Некоторые из моих сторонников делают ставки на эти контракты. Все они достались сторонникам Тори. Странно это.

Крис на мгновение задумалась.

— У кого-нибудь из ваших сторонников есть информаторы на той стороне?

— Вы больше похожи на деловую женщину, чем на флотскую, — усмехнулась сенатор. — На самом деле, нет. Последнее время у нас было мало движения. И в ходу драконовские законы, обеспечивающие соблюдение соглашений о неразглашении, подписанные несколькими компаниями. Не уверена, что какой-нибудь менеджер или ученый готов изменить своему работодателю и нарушить хоть один из этих законов.

— Драконовские законы, принятые за последние два года?

— Три, вроде.

— Нас вызывают, — сказал Джек.

Сенатор ушла обратно в каюту к мужу и спящей дочери, Крис, в сопровождении команды, отправилась на верхнюю палубу. Большие яхты уже стояли у причалов нового яхт-клуба. Оттуда раздавалась музыка, смех, ветер доносил громкие разговоры. Вечеринка продолжалась, не подверженная ни слиянию погоды, ни смерти.

— Я думала, гонка все еще идет, — сказала Крис.

— Продолжается, но некоторые воду переносят не лучше Томми, так что предпочитают не рисковать, особенно когда намечается дождь и ветер, — сказал Джек, дружески толкнув локтем Томми.

Клаггат просигнализировал, что его команда готова. Крис приготовилась уворачиваться от внимания репортеров, собравшихся на пирсе у подножия трапа.

— Это было очередное покушение на вашу жизнь, принцесса? — закричало сразу несколько человек.

— Вы считаете, что отказ «Нуу Энтерпрайз» от передачи вакцины явилось причиной такой ненависти?

— Разве вы не задумались, что подвергаете маленькую девочку опасности, отправляясь с ней в гонку? — этот вопрос вызвал раздражение, но следующий вопрос остановил ее:

— Вардхейвен собирается вторгнуться на Турантик?

Джек шагнул вперед, чтобы отгородить Крис от репортеров, обычное дело, но Крис остановила его. Приклеив искреннюю, яркую улыбку, она шагнула ближе к репортерам.

— Мне жаль. Полиция мне так и не рассказала, что там произошло, — и это было правдой. — Вам придется задать этот вопрос им. Тем не менее, могу заверить, что каждый сотрудник «Нуу Энтерпрайз» переворачивает небо и землю, чтобы выдать людям Турантика все возможные средства для победы над эпидемией. Помните, пока не отменен карантин, я не могу покинуть вашу прекрасную планету. И я в той же степени, что и любой из вас, подвержена риску, — Крис замолчала, увидела, что большинство репортеров согласно закивали.

Только один не был с ними согласен.

— Но разве флот Вардхейвена, часть которого оплачивается нашими налогами, не собирается вторгаться, если мы не примем членство в вашем новом Сообществе?

Крис даже не моргнула. Нелли быстро просканировала сети на предмет слухов, но ничего не нашла. Наверняка, это был обычный вброс.

— Последние восемьдесят мирных лет, — осторожно начала Крис, — Вардхейвен процветал. Я не знаю ни одного человека на Вардзейвене, кто хотел бы, чтобы это изменилось. Наши военные силы предназначены только для обороны.

— Но разве они не призывают всех подряд? Даже вас, принцесса?

— Господи, нет. В Космофлот я завербовалась добровольно, к большому разочарованию родителей, — ответила Крис, пытаясь скрыть в медленном и дружелюбном ритме гнев. Она изобразила одну из кривых усмешек Томми. — Я до сих пор помню, как они отреагировали в тот вечер. Мама встревожилась, папа разочаровался. В доме тогда было довольно шумно.

Это замечание вызвало среди репортеров понимание и смех.

— Но разве не правда, что в 2318 году Вардхейвен напал на Турантик и этим нападением руководил лично король Рэймонд? — не сдавался упрямый инквизитор. Взгляды остальных репортеров устремились к нему. Теперь он привлек их внимание.

Крис взяла небольшую паузу, словно ушла в глубокое раздумье. Почти все, что было напечатано о подвигах прабабушки и прадедушки, она читала, включая непонятное, до того, как они заполнили школьные учебники. То была незначительная часть ранней жизни дедушки Рэя, но Крис ее помнила.

— Думаю, вы ошиблись датой, — сказала она. — Это было больше ста лет назад. Тогда шли неважные дни перед созданием Сообщества. Еще до Единства. А что касается дедушки Рэя, руководящим атакой, вы, должно быть, шутите. В те времена он был зеленым младшим лейтенантом. Как недавний энсин, могу сказать, что мы ничем не руководим. Мы идем туда, куда скажут. И сейчас мне говорят, что и мне пора уходить, поэтому надеюсь на ваше прощение.

Одобрительные возгласы заглушили следующий вопрос неугомонного репортера, но Крис уже спешила скрыться в лимузине.

Одной женщине-репортеру удалось проскользнуть через кордон безопасности.

— Смотрю, вы одеты в тренировочный костюм полицейского департамента. Это будет последний писк в мире моды?

— Полицейский, который мне его дал, сказал, что я его заработала, — сказала Крис.

— Нужно сделать что-то выдающееся, чтобы заработать их уважение.

— Вам придется задать этот вопрос им, — сказала Крис, усаживаясь на заднее сиденье лимузина. Джек захлопнул дверь.

— Кто это? — спросила Крис, когда Клаггат занял свое место. Он легонько стукнул по переборке, и машина тронулась с места.

— Ее старушка — полицейский в отставке, — сказала Клаггат. — Она принесла Эми в участок, когда той не было и недели. Я тогда был уверен, что она последует по стопам матери, завербуется в армию, но ее укусил писательский жук и с тех пор она испортилась. Но истории, которые она пишет, шибко хороши. Она умеет докапываться до сути и не соглашается на всякое легкое дерьмо. У ее редактора хватает смелости публиковать то, что она приносит. Надеюсь, завтрашняя ее история будет не мене интересной.

Начался проливной дождь, из-за чего водителю лимузина пришлось сбросить скорость. Крис смотрела в окно, любуясь простирающимся видом, сначала богатой сельской местности, потом ухоженным пригородом. Сейчас она знала ровно столько, сколько хотела знать… не нарушая закона. Еще сидя на папиных коленях, она уяснила, что информация — сила. Кто-то на Турантике хотел обладать всей этой силой. Если Крис нужно делать что-то, кроме того как только реагировать на эту силу, ей нужно гораздо больше информации, чем сейчас есть. Она попала в интересную петлю.

Крис вышла подышать свежим воздухом ровно настолько, чтобы переговорить с Пенни, когда та попросила высадить ее в нескольких кварталах от дома.

— Мы можем подвезти тебя.

— Эй, принцесса, дождя уже нет. Вечер замечательный. И мне не помешает размять ноги. Возможно, ты не заметила, но сегодняшняя погоня за тобой требовала от меня в основном, чтобы я просиживала задницу. Я хочу пройтись.

Крис не сопротивлялась.

 

Глава 13

 

Клаггат открыл дверь лимузина и Крис, прежде чем вылезти, на мгновение остановила взгляд на погрузочной платформе напротив парковки перед лифтовым терминалом общественного лифта на космическую станцию. Она увидела названия полудюжины компаний на стоявших там грузовиках.

— Нелли, запомни названия.

— Да, мэм.

— Спасибо, инспектор. Это был долгий день. Готова сказать, что как только я войду в кабину лифта, он закончится. Ваша команда может избежать подъема и спуска по бобовому стеблю?

— Конечно, Ваше Высочество.

— Тогда позвольте сделать вам приятное и отпустить вас к вашим семьям.

— Не хотите, чтобы мы были рядом с вами?

Крис сглотнула. Неужели я настолько прозрачна?

— Вы сегодня хорошо потрудились, и я ожидаю такого же в ближайшие дни. Так зачем же забирать больше из ограниченного ресурса?

— Тогда мы последуем совету. Однако я хочу видеть, что на пароме с вами все будет в порядке и кто-нибудь будет вас ждать наверху.

— Это было бы замечательно.

Как только кабина начала подниматься, Джек приблизился к Крис.

— Что все это значит?

— Ты мне скажи, Джек, ты же мой охранник. Что бы ты сделал, услышь, что я планирую преступление?

— Сомневаюсь, что сделаю что-то другое, нежели обычно, когда ты такое вытворяешь: постараюсь уберечь тебя от опасности и чтобы ты не влипла в неприятности.

— Мило с твоей стороны. Думаешь, Клаггату тоже это понравится?

— У него есть чувство юмора. Почему нет?

— Тогда скажу так: я не хочу втягивать его в это дело, договорились?

— Зануда. Что ты задумала?

— Почему бы тебе не оставить это между мной и Нелли?

— Ладно, девочки, веселитесь, — сказал Джек и, откинувшись на спинку кресла, занялся обычным делом — смотрел одновременно в 360 направлениях.

— Что у тебя на уме? — вставила Нелли.

— Ту диадему купила мне мама. Как думаешь, сколько в ней умного металла?

— Четыреста двенадцать грамм.

— Сколько жучков сможешь сделать?

— Зависит от характеристик, которые ты в них хочешь видеть.

— Моментальное видео, перехват сообщений по всему спектру. И способность защищаться, если нападут другие жучки, с которыми мы столкнемся.

— Внутренняя защита или внешняя?

— Внешняя.

— Я получила доступ к прогнозу на завтра. Ветер обещают от пяти до десяти метров в секунду. Ветер западный. Борьба с ветром может увеличить расход топлива. Что, в свою очередь увеличит основную структуру.

— Что, если их запускать с подветренной стороны и разрешить передвигаться на своих целях?

— Это позволит сократить часть требований. Предположительно, я смогу сделать от двух до ста жучков. Какова будет наша цель?

— Фирмы-производители, чьи машины мы видели перед тем большим лифтом. Особенно интересуют фирмы, присылающие сюда огромные грузы.

— Все они находятся в тридцати кликах от лифта.

— Что-то ты притихла, — сказал Томми. — Что, кошка укусила за язык?

— Иногда, после долгого и трудного дня девушке просто хочется тишины и покоя, — сказала Крис, пока Нелли выстраивала маршрут, охватывающий все основные цели.

— Должно сработать, — сказала она Нелли и вздохнула. Завтрашний день обещал быть не менее напряженным, чем сегодняшний.

Не успела Крис войти в номер, как на нее сразу накинулась Эбби. Ей хватило такта не снимать с Крис мокрое нижнее белье до того, как она окажется вне поля зрения остальных. Крис совсем не сопротивлялась, когда Эбби затащила ее в теплую ванну, наоборот, оказавшись в пене, под струями воды, Крис удовлетворенно вздохнула. К счастью, Эбби не стала расспрашивать ее о прошедшем дне, молча суетилась вокруг, зажигая свечи и выкладывая сухую одежду. Ароматерапия, так она это назвала.

Крис понравилось. Она позволила теплу воды проникнуть во все свои холодные места, а пульсирующим струям массировать напряженные мышцы. Плохой день, но какое хорошее его окончание.

Когда Нелли объявила, что все незнакомые жучки в комнатах либо уничтожены, либо подчинены, Крис выбралась из ванной. Сухая и завернутая в пушистый халат, она разыскала Джека.

— Дорогой, мне нужна услуга.

Джек устало поднял взгляд со столика, на котором вместе с Томми испытывал навыки игры в шахматы.

— Раз меня повысили до дорогого, думаю, у меня большие проблемы. Хорошо, дорогая, что тебе нужно?

Крис поморщилась от такой фамильярности. «Дорогой» был излюбленным словечком родителей и таким же пустым, как пространство между ними.

— Думаю, Клаггат оставил одну или двух женщин на этом этаже под видом горничных. Можешь договориться с ними? Мне нужно платье горничной.

— Для чего?

— Для невидимости. Или Пенни, или я завтра выйдем в город и не хотим, чтобы нас заметили, — Крис намеревалась быть той, кто выйдет в город, но Джек показал, что был бы более счастлив, если бы этот вопрос оставили бы на потом.

Джек поднялся, переходя в режим «Я тебя знаю лучше», но Томми успел оторваться от игры и спросил первым:

— Что ты задумала?

— Информации у нас можно сказать, что нет. Теперь я знаю, почему. И все же, нам надо знать больше. Пока мы поднимались, я обсудила с Нелли несколько идей. Она уверена, что сможет превратить ту нелепую диадему в несколько сотен микро-шпионов. Маленькие жучки с небольшим радиусом действия, но все же очень эффективные. Полагаю, этим завтра возле пары промышленных предприятий, должна заняться либо я, либо Пенни. Если повезет, завтра, к этому же времени о том, что здесь происходит, мы будем знать много больше.

— И подвергнуться целому ряду обвинений в промышленном шпионаже, — сухо сказал Джек.

— Как несколько раз говорил мой дорогой папа, — Крис улыбнулась так, словно сказанное Джеком неважно, — чтобы предъявить кому-то обвинение, его нужно поймать.

— Плохая идея.

— Джек, ты так говоришь обо всех моих задумках.

— Не удивительно, Крис, они обычно такие и есть, — заметил Томми.

Крис поставила перед собой стул, отгородившись от Джека.

— Не глупите. Нам нужна информация. Если есть идея получше, я слушаю.

Джек кинул на Крис угрюмый взгляд.

— Проблема в том, Томми, что в ее логике нет ничего плохого.

А вот это уже неожиданно.

— Вот уж нет, Джек. Просто она предлагает самые логичные способы покончить с собой и с кем-нибудь, кто подобрался к ней слишком близко.

Крис развернула стул, села.

— Мы в ловушке. Никакого видимого выхода. Мы ведь не будем искать выход, ничего не делая. Информация, это сила. Так давайте получим немного этой силы.

— Ненавижу, когда ты так делаешь, — сказал Томми. — Ты права, но не думаю, что она будет стоить настолько дорого. Джек, ты достанешь ей форму?

— Ему не придется, — крикнула из спальни Эбби. — Вчера я подобрала кое-что подходящее.

— Не желаешь объяснить, почему в твоих руках оказалось краденое имущество? — спросил Джек.

— Я честная женщина при деле, господа, — Эбби вышла из комнаты, держа в руках коричневую униформу. — У меня есть право на свободное время. Где я нахожусь в свое свободное время — мое личное дело. Я сумела подружиться с одной из местных горничных. Мы горничные, понимаем друг друга.

— Не нравится мне все это, — сказал Джек.

— Входящий звонок, — сказала Нелли

— На экран, — сказала Крис.

— Томми Лиен доступен по этому номеру? — спросил мужчина, в больничном халате.

— Да, — Томми тут же вскочил и вмиг оказался перед экраном.

— Мисс Пенелопа Пасли попросила меня связаться с вами и передать, что на нее напали и завтра она не сможет исполнять свои обязанности.

— Что значит, напали? — воскликнули Томми и Крис одновременно.

— Полчаса назад ее доставили в Гейдельбургскую центральную больницу с множественными рваными ранами, ушибами и возможным сотрясением мозга. Мы еще не все обследовали, возможны другие патологии. Полиция снимает показания. Ей нужно будет несколько дней отдыха.

— Передайте Пенни, я уже иду, — сказал Томми.

Крис тоже пришла в движение.

— Нелли, поднимай Клаггата. Скажи ему, что день еще не закончился. Он нужен в центральной больнице.

* * *

На первый взгляд, обнаружить какую-то часть тела Пенни не синего или черного оттенка было трудно. И все же первой ее реакцией, когда Крис со всей командой ворвалась в больничную палату, было натянуть на себя простыню по самую голову.

— Кто это сделал? — требовательно спросила Крис, в то время как Томми с криком: «Святая Богородица» устремился к койке. Он протянул к ней руку и быстро отдернул ее, решив, что любое прикосновение причинит Пенни боль. Пенни отпустила простыню и протянула к Томми перевязанную бинтами руку.

— Скорее всего, я натолкнулась на хулиганов, — едва шевеля губами, сказала Пенни. Порез на губе тут же закровоточил. Крис взяла с прикроватного столика ватный шарик и промокла кровь. Гнев заставил ее руку дрожать.

— Эй Томми, не стоит так бледнеть. Я себя чувствую не так плохо, как выгляжу, — прозвучало неплохо, но Пенни поморщилась от боли, что свело на нет попытку утешить присутствующих.

— Ничего говори, дорогая, — прошептал Томми. — Тебе не нужно ничего говорить. Мы здесь ради тебя, так что просто отдыхай.

Когда лейтенант выполнил приказ младшего лейтенанта, и расслабилась на подушках, халат на ней распахнулся, обнажив покрытую синяками, в некоторых местах с зашитыми ранами грудь. Крис натянула на нее простыню, потом посмотрела на плотно сжавшего губы Джека. В этот момент в палату вошел Клаггат.

— Кто это сделал? — тут же накинулась на инспектора Крис.

— Давайте поговорим в коридоре, — отозвался тот.

Оставив Томми нежно держать Пенни за руку, Крис с Джеком вышли в коридор. Дверь еще не успела закрыться до конца, как Крис потребовала:

— Рассказывайте.

— На нее напали пятеро или шестеро, примерно в квартале от ее дома. Заволокли в переулок. Свидетелей никаких. Ее нашел мужчина, когда выносил мусор. Судя по промежутку, когда мы высадили ее и когда ее обнаружили, подозреваю, без сознания она была около часа.

— Насколько все плохо? — спросил Джек.

— Главное беспокойство — сотрясение. Череп не поврежден, но мы не знаем, насколько сильно там все перемешано. Ее били преимущественно по телу.

— Что она рассказала о нападавших? — спросил Джек.

— Они кричали: «Уродка, мразь» и подобное. Похоже на нападение как на представителя правительства.

— Но не как часть моей команды?

— Не могу сказать, — ответил полицейский.

— Она слишком близко подобралась к проклятым Лонгнайф, — прошептала Крис.

— Пока об этом рано говорить, — сказал инспектор.

— Зато безопасно, — Крис проглотила смешок. — Инспектор, вытащите ее отсюда. Я хочу, чтобы она была в безопасности, лучше всего наверху, в моем номере.

— Здесь она тоже в безопасности, — с твердым профессионализмом сказал инспектор.

— Хотите поспорить, что завтра не произойдет ничего такого, что лишит ее организованной вами защиты?

Клаггат прикусил нижнюю губу.

— Утром я думал, что вы все защищены, — вздохнул он. — Я поговорю с доктором.

— А я поговорю с Пенни, — сказала Крис.

Томми сидел рядом с Пенни и поглаживал ее волосы.

— Пенни, не будешь возражать, если мы перевезем тебя отсюда? Я хочу, чтобы вся моя команда была вместе.

— Если не трудно, Ваше Высочество, я хотела бы быть рядом с Томми.

— Думаю, это можно устроить, — кивнула Крис и выдала друзьям ободряющую улыбку, которую они ждали от нее, и снова вышла в коридор, где обнаружила двух женщин в белых халатах, спорящих с Клаггатом.

— Ее нужно держать под наблюдением, — сказала одна.

— Ей очень не повезло этой ночью, — добавила другая.

— Это и так понятно, — сухо сказала Крис. — Клаггат, сможете организовать медсестру на неполный рабочий день?

— Уже. Она встретит нас у лифта.

Крис посмотрела на двух докторов и изобразила свою лучшую королевскую улыбку.

— Лейтенант Пасли согласна. Она будет выздоравливать в номере отеля Хилтон на Верхнем Турантике.

— Ей нужен постоянный уход, — нерешительно поджала губы докторша постарше.

— Обеспечим.

— Ее жестоко избили, — заметила другая.

— Космофлот заботится о своих людях, — решительно сказала Крис.

— Не всегда, как показал сегодняшний вечер, — сказала та, что помоложе.

— И дважды одну и ту же ошибку мы не совершаем, — взглянув на Клаггата, сказала Крис. Инспектор кивнул.

— Если она хочет уйти, заставить ее остаться мы не можем, — наконец, согласилась старшая. — Дадим лекарства на несколько дней и инструкции по уходу. Если произойдут какие-либо изменения в худшую сторону, вам придется немедленно доставить ее к доктору.

— Так мы и сделаем, — кивнула Крис.

Час спустя Пенни устроили в инвалидном кресле, Томми толкал его и очень остро реагировал на любой чих. Казалось, ему было вдвое больнее, чем самой Пенни. Клаггат привлек к работе не только свою обычную команду, но и обычные полицейские патрули, те проверяли любой закоулок по пути.

В Хилтон вернулись без происшествий, приняли только один звонок. Посол Мидденмит сожалел, что Крис не было тем днем на президентской яхте, и просил по возможности компенсировать каждую не пожатую ладонь, каждую не чмокнутую щеку завтра на балу. Парень совсем бестолковый.

— Да, я там буду, — отрезала Крис, заканчивая разговор.

Оказавшись в номере, нанятая медсестра тут же взяла всю заботу о Пенни на себя, хотя Эбби выглядела куда лучше подготовленной и лучше снабженной для этого дела, благодаря неисчерпаемым запасам из чемоданов, чем медсестра с ее небольшим медицинским саквояжем. Пенни уложили в комнате Томми, и медсестра приступила к осмотру. Взгляд Томми ни на миг не отходил от Пенни, та держалась за его руку. И Крис знала, что сейчас дала им то, что они все время так жаждали: близость, образующую связь с вечностью.

Похоже, в скором будущем понадобится еще одно платье подружки невесты. Крис вздохнула. Нужно ему что-то сказать? Что? Что я его люблю? Я? Люблю ли? И какое это сейчас имеет значение?

Крис скрылась в своей комнате, изображая лучшую подругу, выключила свет. Дала задание Нелли включить будильник на пять утра, легла на спину и попыталась забыть о сегодняшнем дне.

Назад