Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 13

Крис куда-то опаздывала, то ли на занятия, то ли на какой-то митинг, то ли на дежурство. Она пыталась открыть каждую встречающуюся по пути дверь. Некоторые оказывались закрыты. Другие открывались. Крис видела Эдди, маму, папу, дедушку Троубла, каждый раз на нее сердились за то, что она прерывала их, а не за то, что должна была сделать. Она бежала дальше, пытаясь открывать каждую дверь на своем пути. Она должна найти Нелли. Нелли была важна. Нелли и…

— Уже пять, будешь просыпаться? — тихо спросила Нелли.

Вспотевшая, Крис лежала на кровати, сердце замерло от простого стука.

— Нелли, ты снова это сделала?

— Сделала что?

— Заставила меня видеть такие сны?

— Не думаю.

В этом ответе Крис услышала некую двусмысленность.

— Нелли, ты кое-что перепутала… нет, по-другому, ты снова проверяла чип, который тебе дала тетушка Тру?

— Да.

— Я же говорила, чтобы ты этого не делала.

— Ты сказала, что не можешь рисковать тем, чтобы я тебя подвела. Я тебя поняла и с исследованием была очень осторожна.

— Нелли, когда не отключаю тебя от себя во время сна, я вижу плохие сны. Это похоже на какой-то обратный вид связи от чипа.

— Это невозможно, Крис. Я изучала данные из первого буфера, спроектированного Сэмом. Второй и третий буфер я не трогала. Утечки быть не могло.

— Мои сны говорят об обратном.

— Крис, это невозможно. Ты не права.

— Интересное слово для компьютера, — в который раз задумчиво сказала Крис. Нелли вела себя… интересно. Крис решила, что это из-за последнего обновления. Пришла пора посмотреть на этот самый чип, но Нелли отказалась его обсуждать.

— Нелли, у меня странные сны, совсем как те, про которые рассказывал дедушка Рэй, когда у него появились проблемы на Санта-Марии. Я не знаю, как чип это делает. Это же передовые технологии. А я сейчас завишу от тебя. У нас реальные проблемы. Пожалуйста, прекрати им заниматься.

— Крис, чип полностью защищен.

— Знаю, Нелли. Но как ты объяснишь мои сны?

— Никогда не понимала сновДа и каково это — спать, тоже.

— Нелли, поверь, твои эксперименты не дают мне нормально спать.

— Тебе необязательно спать, подключившись ко мне.

— Верно, но ты нужна мне в остальное время.

— Могу ли я заниматься опытами ночью?

— Мне бы очень этого не хотелось.

— Раз ты так говоришь, Крис, я перестану заниматься чипом до тех пор, пока не сможем обсудить этот вопрос с Тру или Сэмом.

— Спасибо, Нелли.

Пришла пора поволноваться тем, что чип уже сумел сделать с ее компьютером. Какое прекрасное начало дня.

Крис выскользнула из кровати, облачилась в тренировочный костюм, на цыпочках прошла в комнату Эбби. Униформа горничной аккуратно уложена на одном из чемоданов, тут же обнаружился коричневый плащ и дамская сумочка. Может, сегодня выдастся тихий денек для задуманного. Хотя все может обернуться погоней за ее жизнью. Вернувшись в комнату, она достала из нижнего ящика шкафа чулки, осторожно натянула их, потом приступила к белью из теперь уже давней прогулки по Кэтивиллю и обувь. Коричневая униформа хорошо к ним подошла. Надела берет, без труда соединила его с Нелли. Плащ укрыл все, а в сумочке спрятался макияжный шпионский набор.

— Где нано-жучки?

— Я поместила их под эполетами плаща.

— Отлично. Думаю, я готова отправляться.

— Согласна.

Не зная, как реагировать на одобрение компьютера, Крис вышла из комнаты и закрыла дверь. Не успела дверь захлопнуться, как в гостиной зажегся свет. Скрестив ноги, на диване с мрачным лицом сидел Джек. Он молча кивнул, чтобы Крис селя рядом с ним.

Крис села, куда предложили. Долгую минуту с бессловесным вызовом они смотрели друг на друга.

— Там опасно, — наконец, прошептал Джек.

— Я буду осторожна.

— Сегодня вечером бал.

— Я вернусь вовремя.

Джек ненадолго задумался.

— Я могу вызвать охрану.

— И мы больше никогда не узнаем о той партии, в которую ввязались или о том, какой колодой играет Сандфайер. Если мы ничего не будем знать, мы проиграем.

— Я могу пойти.

Такое предложение заставило Крис на мгновение задуматься.

— Только Нелли может контролировать нано-жучки. Тебе придется почти без умолку болтать вслух. Мне — нет.

— Тогда я пойду с тобой.

— Джек, это только удвоит вероятность провала. Если ты будешь открывать дверь здесь, наш противник какое-то время будет думать, что и я тоже здесь. Если мы пойдем оба…

— Если с тобой что-то случится, — нахмурился Джек, — мне больше никогда не разрешат работать с тобой.

Такое откровение чуть было не остановило Крис. Она никогда не задумывалась, что Джека могут наказать за то, что делает она. А в результате кого накажут на самом деле? Джека или ее? Она никогда бы не призналась, как ей нравится, когда Джек рядом. Нужно об этом подумать, только не сейчас.

— Я буду осторожна, — сказала она, поднимаясь.

Джей поймал ее ладонь. Она попыталась вырвать ее, но Джек вложил в ладонь пачку банкнот.

— Тебе они пригодятся.

Крис положила деньги в карман и пошла к выходу из номера. Дверь в комнату Томми закрыта и нет никакого способа узнать, как дела у Пенни. Крис приоткрыла дверь настолько, чтобы только выскользнуть наружу и… чуть не наткнулась на охранника. Тот нахмурился. Крис натянула плащ поверх униформы, подавила зевок и пробормотала:

— Длинная ночь.

Хмурый взгляд охранника на секунду стал еще хмурее, потом расслабился, и Крис едва услышала, как он велел себе забыть, что видел выходящую рано утром из номера горничную. Такая вот привилегия у людей, проживающих в подобных апартаментах. Они заставляют простых людей в коричневых униформах горничной исчезать из поля зрения других людей. Когда все это закончится, Крис предстоит о многом подумать.

Натянув берет пониже, Крис поспешила к грузовому лифту. С его помощью оказалась в подвале, в зоне обслуживания. Справа комнаты для отдыха и переодевания, слева — задворки кухни, оттуда доносятся совершенно иные ароматы, нежели из столовой. Новая смена только что приступила к работе, так что Крис, пригнув голову, сумела проскользнуть мимо. Наверное, текучесть кадров тут высокая, на нее никто не обратил внимания. Она быстро вышла через заднюю дверь в служебный коридор. Тут воняло только что вынесенным мусором. Прошла по серому переулку, мимо надписей с цветовой кодировкой для служащих. В конце концов, вышла к первой остановке — лифтовой площадке. За билет Крис заплатила наличными, нашла свободное место на главной палубе парома.

— Деньги, — прошептала она.

В кармане лежит кредитка, но она оставит золотой след, по которой ее без труда отследят. Как она могла забыть про такую простую вещь, как деньги? Полегче, детка. Ты никогда не испытывала в них недостатка, — обругала она саму себя. По пути вниз, зашла в дамскую комнату, нанесла на лицо макияж. Карандаш добавил на лоб и рот линии беспокойства. Тушь расширила глаза, а контактные линзы сделали их коричневыми. Пухлый нос, родинка справа на лбу и левой щеке должны не дать программе распознавания лиц угадать ее, особенно если не забывать поджимать полные губы. Опустив плечи, слегка согнувшись, Крис вышла из дамской комнаты и поднялась на смотровую площадку. Как и на вардхейвенском пароме, в такую рань тут было пустовато. Крис устроилась в углу, раскрыла забытую кем-то вчерашнюю газету и попыталась понаблюдать за пятерыми пассажирами, чтобы это было не особенно заметно.

Особенно беспокоиться тут было не о чем: все пятеро, растянувшись на сиденьях, временно отсутствовали в этом мире. Через мгновение Крис потянулась и присоединилась к их небольшому обществу. Когда прозвучали посадочные колокольчики, пассажиры, зевая поднялись и потянулись к выходу. Берет пониже, пальто прижато к груди и, тяжело ступая, Крис прошла через терминал и вышла на улицы Гейдельбурга.

— Нелли, нам нужно такси.

— Я ожидала, что сегодня тебе понадобится транспорт. Иди направо, с минуты на минуту туда подъедет такси.

Крис последовала инструкции Нелли. Через полминуты, как она оказалась на Секонд Стрит, мимо проехало оранжевое такси, остановилось у бордюра. Наружу выбрался Абу Картум, прислонился к машине, начал насвистывать что-то ирландское.

— Сег одня он будет нас возить, — сказала Нелли.

— Нелли, я не хочу, чтобы этот бедняга снова попал в нашу переделку.

— Поспорим позже, когда окажемся в такси. Предлагаю сказать ему, чтобы он отвез тебя домой.

— Как только вернемся, тетушка Тру обязательно узнает о твоем поведении, — сказала Крис компьютеру, но на лице у нее появилась жалобная улыбка, когда она подошла к такси. — Мне нужно домой. Я немного устала.

— Плюетесь кровью? — отшатнулся Абу.

Черт, совсем забыла про Эболу.

— Нет-нет, что вы. Наверное, что-то съела, — сказала Крис, потирая живот.

Кажется, ответ удовлетворил его. Абу открыл пассажирскую дверь.

— Куда?

Нелли!

— Два, девять, шесть, четыре, — повторила Крис вслед за Нелли. — Северо-запад, 173-я стрит.

— Далеко забрались, чтобы работать на бобовом стебле.

— Я… обычно добираюсь на троллейбусе, — сказала Крис, когда Нелли проинструктировала ее на предмет общественного транспорта.

— Будет немного утомительно. Попробую выполнить заказ. Сползите чуть ниже, иначе нас поймают такси-копы, — мужчина переключил передачу и даже не подумал включить счетчик.

— Спасибо, — сказала Крис и попыталась сделаться меньше.

— Я вас знаю? — сказал таксист, глянув на нее через зеркало заднего обзора.

— Не думаю. Я не часто пользуюсь такси.

— На прошлой неделе пользовались.

— Не думаю.

— Я не забываю шапки. Особенно с такими чудными помпонами.

— Я только что купила ее в магазине подержанных товаров.

— Ага, а я вчера по почте получил повестку.

— Повестку? — Крис об этом слышала впервые. С другой стороны, сколько времени прошло, как она последний раз спрашивала Нелли о новостях?

— Да, в случае объявления правительством на планете чрезвычайной ситуации, я должен буду явиться на призывной пункт, и начать обучаться владению оружием. Хотят, чтобы я, у кого на шее шестеро детей, перестал водить машину и учился стрелять из винтовки. Знаете, сколько мне за это заплатят?

— Нет.

— Вот и я тоже не знаю. В новостях ничего. В повестке, которую мне прислали, тоже ничего. Старший сын ничего не нашел в сети. Оно теперь просто есть, но все делают вид, что никто ни о чем не знает.

— Я тоже, — сказала Крис и тут же дала команду компьютеру: — Нелли, поиск.

— Уже ищу. Он прав, в сети ничего.

— Останови поиск. Не нужно привлекать внимание, не надо делать ничего, что поможет противнику обнаружить нас.

— Я так и собиралась, но ты попросила кое-что поискать и я это сделала. Мне нужно было с тобой поспорить.

— Да, нужно было. А теперь помолчи.

— На самом деле я знаю не больше вашего, — сказала Крис водителю.

— Я думал, принцесса должна знать больше, чем простой таксист.

— Принцесса? — Крис постаралась, чтобы восклицание больше походило на вопрос.

— Да, принцесса Кристина. Я видел, как вчера вы вытаскивали девочку из озера. Думаю, знаю, кем вы притворялись на той неделе. Почему вы сейчас в салоне моего автомобиля?

— Я вас наняла, чтобы вы отвезли меня домой. На мне униформа горничной отеля Хилтон. Это все, что вам нужно знать. Если вас кто-нибудь об этом спросит, вы ответите именно так и будете в такой же безопасности, как и я.

Такси пристроилось за автобусом. Абу повернулся и посмотрел на Крис.

— Думаете, такой ответ меня обезопасит? Люди исчезают. Вы же не думаете, что человек вроде меня, скромного таксиста, знает о чем-то таком. Что-то происходит. Что-то такое, что мне не нравится.

— Знаю. Не хотела вовлекать вас, но когда заказывала такси, не думала, что мой компьютер выберет именно вас. Извините. Я могу отпустить вас и поймать другое такси.

Тут же Крис услышала щелчок закрывающихся на замок дверей.

— Почему вы решили, что я не хочу участвовать в том, что вы задумали?

— Никто не хочет. По крайней мере, никто из моих друзей.

— Ваши друзья живут на Турантике?

— Нет, — пришлось признать Крис.

— Ну а живу. И начинаю подозревать, что если не встряну в то, о чем пока не знаю, то встряну в то, в чем не хочу участвовать. Мне не нравятся разговоры о войне, — водитель снова взялся за руль и обогнал автобус. — Мне не нравится идея, которая призывает меня на чужую войну.

— Я уже не первый раз слышу разговоры о войне, — сказала Крис, — но не понимаю, как Турантик может воевать. У планеты не флота, нет армии, нет ничего.

— Скоро я попаду в армию, которой, как вы говорите, у нас нет.

— Похоже, что так. Но, послушайте, я… — Крис прикусила язык. — Очень скоро я могу нарушить какие-нибудь законы Турантика. Я не могу допустить, чтобы вы при этом присутствовали и рисковали тюрьмой. Вы нужны детям и племянникам.

— Так я и не позволю вовлечь себя в такие преступления, — улыбнувшись в зеркало, сказал таксист. — Не желаете поменять адрес, по которому вас доставить?

— Нелли?

— Пока без изменений.

— Ничего не поменялось. Хотя это может быть не то место и тогда мне нужно будет попасть куда-нибудь еще.

— Без проблем. Я сегодня повожу вас, куда захотите.

Взошло солнце, красные блики быстро исчезли в свинцовых облаках, оставив воздух тяжелым, а день — серым и тусклым.

— Нелли, как работают твои нано в дождь?

— Не очень хорошо.

— Мистер Картум, на Турантике есть передачи с прогнозом погоды?

— Можете звать меня просто Абу, Ваше Высочество. Так меня зовут все мои друзья, — сказал таксист и принялся за поиск нужной передачи во встроенном в приборную доску радио.

— Мои друзья зовут меня просто Крис.

— Крис. Нож и длинный нож. Вы должны быть весьма остры.

— Извиняюсь? — сказа Крис, прослушав, как диктор говорил, что сегодня вероятность принять душ составляет процентов сорок.

— Крис — очень острый нож, им пользуются священные воины исламской веры. Так повелось еще с давних времен на Земле.

— Помню, что-то читала об этом, — когда ей было лет тринадцать или четырнадцать, она натыкалась на необычное значение своего имени, но быстро забыла о нем. Девушка, быстро превращающаяся в женщину, не хотела останавливаться на том, что она может стать смертельным оружием. Достаточно оставаться Лонгнайф, не манипулируя острыми предметами.

— Может, сегодня имя поможет вам быть настолько острой, насколько это вам нужно, — сказал таксист, взглянув на Крис через зеркало заднего вида.

Поездка привела их из приятной суеты домов и небольших предприятий в серьезный индустриальный парк. Серые громадины фабрик, несколько изрыгающих дым труб, растянулись вдаль друг за другом. Разделенные лишь стоянками и небольшими скоплениями жилых домов и баров. Абу свернул за угол, остановился там, где дорога отделяла темно-серый четырехэтажный жилой комплекс от грязно-коричневого промышленного комплекса с огромными квадратными конструкциями.

— Мы подъехали точно по адресу, который вы мне дали.

— Не думаю, что это нужное место, — сказала Крис и открыла дверь. — Но пока не осмотрюсь, не узнаю. Я хочу пройти несколько кварталов, посмотреть, найду ли нужное место, — она вышла, осмотрела дом и пригнулась, посмотрев в кабину такси. — Если я ошиблась, мне понадобится такси в трех-четырех кварталах дальше по улице.

— Если присмотритесь достаточно пристально, сможете обнаружить одно такое.

Крис медленно побрела вдоль потрескавшегося тротуара. Мужчины и женщины в грязной рабочей одежде, шли мимо, обходили машины, проходили через пару хорошо охраняемых ворот в высоком заборе, увенчанном серьезным валом из колючей проволоки. Ни один незваный гость не сможет проникнуть на ту сторону.

Нелли отдала команду нано-шпионам сниматься с места и отправляться делать дело. Крис же старательно избегала смотреть в сторону завода. Через час она узнает все, что нужно, пока же не знала ничего. Одним из решений, принятых вчера вечером, был отказ от телеметрии. Риск быть замеченной в этом случае слишком велик, так что подобно древней Мата Хари, она принимала информацию от шпионов только лично.

Крис прошла пять кварталов и дошла до конца завода, когда заметила такси. Машина стояла у обочины на той стороне улицы и… внутри нее было пусто.

Нервно посмотрев на запрещающий свет светофора, Крис всмотрелась. Никаких полицейских, никаких признаков ареста водителя. Наконец, светофор дал разрешение переходить улицу, и Крис, оказавшись на той стороне, с облегчением вздохнула.

Абу стоял на коленях, на коврике, расстеленном прямо на тротуаре, кланялся в направлении востока. Крис прошла было мимо, когда водитель закончил молиться.

— Леди выглядит так, словно не прочь прокатиться.

— Конечно, не против, — кивнула Крис.

— Обязательство перед делом и детьми не дали мне помолиться на рассвете, но Аллах милостив. Сейчас, когда я произнес утренние молитвы, позвольте продолжить выполнение обязательств перед вами.

Крис попыталась сесть сзади, но Абу, слегка коснувшись ее локтя, показал на переднее сиденье.

— Раз я собираюсь возить вас с выключенным счетчиком, вы должны выглядеть дочерью моей сестры, — сказал он, кивнув на пару огоньков на фишке, закрепленной на крыше машины. Крис заняла положенное место, Абу занял свое, водительское. Въехав в поток машин, он добавил: — Если Абу заметят, что он едет с привлекательной, молодой неверной, найдутся те, кто удивиться и заведет разговоры. Однако если вы накинете на голову платок, вопросов будет меньше.

— У меня нет платка, — сказала Крис. У нее даже диадемы не осталось. После того, как Нелли использовала весь умный металл и золото на изготовление жучков-шпионов, от диадемы мало что осталось.

— Возьмите в бардачке. Моя жена оставила там. Иногда ей приходится ходить по городским улицам, где с подозрением смотрят на женщин в платках. Аллах милостив, в отличие от некоторых людей.

— Сложно следовать вере?

— Сложно ли быть Лонгнайф и оставаться, как все?

— Да, — согласилась Крис.

— Тогда, возможно, Аллах показал вам немного того, что посылает своим последователям.

— Поверните вот здесь, пожалуйста.

Абу перестроился на другую полосу и повернул налево. Они оказались в квартале от фабрики, в районе закусочных, баров и небольших домов.

— Хотите вылезти здесь?

— Да. Мне нужно около получаса, может, дольше.

Абу нахмурился, но остановился.

— Здесь нехорошее место. Мне придется уехать.

— Нелли вас позовет, — сказала Крис и вышла из машины.

— Оставьте платок в машине. Здесь нет места правоверным женщинам.

— Я смогу о себе позаботиться, — заверила его Крис.

— Если того пожелает Аллах, — сказал он и уехал.

Крис проводила взглядом уезжающее такси, потом огляделась. Мир рабочего класса. Проблема в том, что она не принадлежит этому миру. Наверное, она не все так хорошо продумала, как казалось. В животе заурчало; Крис не успела позавтракать. Стало ясно, что делать дальше. Помпон на берете передавал сигналы самонаведения для нано-шпионов, так что нужно всегда оставаться на улице. Что и решило вопрос, где подкрепиться.

На грязной стоянке через полквартала отсюда стоял грузовик, претендующий на звание Маминого Местечка, продавая выходящим со смены людям завтраки быстрого приготовления. Крис подошла, встала в очередь. Мужчины и женщины, пока ждали, подавляли зевки, протирали усталые глаза. У некоторых еще оставалось немного энергии на жалобы.

— Клянусь богом, они ускоряют линию.

— Ты просто медленней работаешь.

— Нет, это они ускоряют линию. Я хочу поговорить с профсоюзным жирдяем; они не имеют права этого делать.

— Я уже разговаривал с представителем профсоюза. Они готовы и могут, а тебе лучше радоваться, что нашел работу.

— Разве они не всегда именно так и говорят?

— Ну, может, эта работа означает, что нам не придется беспокоиться о повестках, что я вчера получил.

— Почему нет?

— Потому что людей, производящих оружие, в армию не призывают.

— Кто сказал, что мы делаем оружие?

— А ты думаешь, та коробка, что ты собираешь, баклажан?

— Это не оружие.

— Если это не прицельная система, я ее съем.

— А если продолжишь болтать языком, станешь умолять призвать себя в армию. Окажешься в тюряге, жизнь медом не покажется.

Оказавшись первой в очереди, Крис заказала буррито из риса и бобов, добавила картошку фри и в качестве бонуса получила стакан сока. Когда начала доставать деньги, до нее дошло, что расплачиваться деньгами Вардхейвена не самая яркая идея дня. Сунула руку в карман, держа деньги подальше от посторонних глаз, за что и получила:

— А деньги-то у тебя есть, милашка? — от старика-продавца.

Наконец, Крис решилась, достала бумажку в пять долларов, Турантика, и получила несколько монет на сдачу.

Большинство людей рассеялись по домам, кто-то остался на улице, на другой стороне грузовика. Там были небольшие стойки, куда можно положить еду. Крис примостилась у угла машины. Разговаривали тихо на тему грядущей войны. Половина, кажется, думала, что Гамильтон сделал все возможное, чтобы за последние полгода тут все пошло не так и, возможно, так оно останется навсегда. Другие думали, что в корне всех проблем стоит Вардхейвен или, как минимум, он поддерживает Гамильтон.

— Если будем сражаться с Вардхейвеном, нам понадобится помощь.

— Слышал, Гринфельд может противостоять этим шутникам с Вардхейвена.

— Ага, Гринфельд может драться разве что до последней капли турантской крови.

— Тебе нравятся эти снобы с Вардхейвена?

— Мне не нравится Гринфельд. Как ни тасуй, расклад хреновый.

— Они наши друзья, если дойдет до войны.

— Я не говорю, что нам не нужны друзья, просто нам нужно меньше врагов.

— Я слыхал, бандиты с Гамильтона этой ночью избили какую-то женщину.

— Ты их спутал с вардхейвенскими паршивцами, которые пытались похитить девчонку с парусника.

— В новостях рассказывали, что было и то, и другое.

— Ты просто не так все понял.

Крис отступила подальше прежде, чем завязалась драка. Прогуливаясь дальше по улице, она пересмотрела то, что услышала. Оружие… наверняка это был какой-то оружейный завод. Они с Нелли вчера так усердно трудились, чтобы собрать нано-шпионов из куска драгоценного металла, чтобы узнать, что хотела, просто постояв у уличной раздаточной, поедая буррито.

— Когда вернутся нанос, у нас будет больше деталей, — с некоторым защитным оттенком, неслышно для окружающих сказала Нелли.

— Да, — согласилась Крис.

Вот только информация с нанос не покажет путаницу, кипящую в умах людей. Кто настоящий враг? Гамильтон, Вардхейвен или Гринфельд? Много разных мнений. Факты постоянно перекручивались. Без связи с другими планетами и незнания того, что происходит на своей же планете, люди оставались в темноте и думали всяк во что горазд. Крис хотелось знать больше о Турантике, больше о людях, прежде чем страх начал грызть их, сводя с ума.

Крис брела под серым небом, когда, наконец, начала приходить информация от наносов.

— Вернулись первые пять нано-шпионов, — сообщила Нелли. — Они передали о том, что не встретили враждебную нано-охрану.

— Что они нашли?

— Я сопоставляю данные.

Крис вытащила из кармана очки. Нелли сбросила на линзы схемы. Похоже, на этом заводе сбирали тринадцатимиллиметровые лазеры. Они хороши для защиты небольших наземных групп, но не то, что она искала. Подлетели еще нано-шпионы, принесших информацию о производственной линии, производящей четырехдюймовые вторичные батареи для крейсеров и основных лазеров для небольших эсминцев.

— Вокруг нас кружит странный нано, — объявила Нелли.

— Захвати его или убей.

— Именно этим я и занимаюсь.

Крис остановилась на полушаге, повернулась спиной к заводу и стала изучать здание, в котором предлагались однокомнатные квартиры. Краем глаза она заметила такси Абу. Машина остановилась у знака «Стоп», потом повернула направо и стала удаляться. Крис попробовала напеть песенку, но показалось, во рту пересохло так, что осталось только дышать. Треск над головой сказал, что Нелли пошла по пути уничтожения.

— Пришлось уничтожить, — сказал компьютер. — Жучок уже начал передачу данных.

Крис пошла в сторону, где скрылся Абу. Через две минуты рядом с ней остановилась машина. Крис быстро забралась в кабину.

— Езжай так быстро, как только позволит скорость и меняй направление случайным образом.

— У вас проблемы? — спросил таксист, выполняя просьбу Крис.

— Не думаю, но зачем облегчать жизнь плохим ребятам?

— Накиньте платок. Здесь попадаются знакомые лица.

Через три минуты они уже то въезжали в поток машин на очередной улице, то выезжали из него где-то еще, по маршруту, наверняка нарисованному пьяной коровой. Крис оставила водителя делать свою работу, сама же стала изучать то, что у нее было, и чем хотела обладать. Стрелковое оружие для армии и даже вторичные лазеры для кораблей, конечно же, ее интересовали, но ей нужно производство главных батарей для флота. Армия может быть как оборонительной, так и наступательной. Флот же, особенно большой, совсем не оборонительная штука. А чтобы вооружить корабли, нужны очень большие лазеры и конденсаторы. Это значит, должны быть огромные заводы. Крис прошлась по списку Нелли, выискивая самый большой.

Такой обнаружился на самой далекой стороне города, насколько это вообще возможно.

— Я планировала навестить его последним, — сказала Нелли, — чтобы сразу после отправиться домой.

— Вчера это звучало замечательно, но раз у них даже на таких маленьких производствах водятся нано-охранники, думаю, лучше заняться сразу самой интересной мишенью. Другого шанса у нас может и не быть.

— Предчувствие, — сказала Нелли. — Интересная концепция. Однако ваш маршрут не поддается шаблонному анализу. И он не самый быстрый путь к цели. Не экономично.

— Зато может удивить противника и сохранить нам жизнь.

— Начинаю понимать значение слова «сюрприз».

Крис сказала Абу адрес следующей цели. Тот только угрюмо кивнул.

— Знаю, это немного не по нашей части, — сказала она.

— Не вопрос, — сказал водитель и достал карту. — На тот завод есть только одна дорога. Вот, посмотрите на вот эту общину. Она сейчас закрыта. Я не смогу ехать по тем дорогам.

— Закрытая община, расположенная недалеко от крупного промышленного предприятия. Что-то тут не так.

— Все случилось в прошлом году. Завод находится за большим уступом. Вид и грохот оттуда вовсе не оскорбляют общину.

— Судя по моим картам, община не должна быть закрыта, — сказала Нелли.

— Одно из преимуществ найма человека, знающего местность, — казала Крис, изо всех сил пытаясь преуменьшить размер проблемы. Идти туда, означает сунуть голову в пасть льву. Может, она слишком остро отреагировала на то, что Нелли уничтожила маленького охранника на маленьком заводе, но догадывалась, что в пасти льва намного больше зубов, чем у предыдущего. Закрыть целое, причем немаленькое, поселение. Явно не хотят, чтобы в округе бродили разные незнакомцы.

— Я хочу посмотреть на это место, — ткнув пальцем в карту, сказала Крис. — Знаете тихое местечко, где можно остановиться и поговорить?

Через пару минут они остановились на пустой стоянке у маленькой церквушке с надписью над входом: «Слово Божье».

— Вечерами по воскресеньям и средам тут полно народа, но сегодня не тот день, — сказал Абу. — Наверное, вам пора прекратить защищать меня. Я не могу вам помогать, блуждая в темноте.

Крис изучала мужчину. Оливковая кожа сморщилась за годы работы на солнце, но взгляд чистый и открытый. Предложение было честным. Крис опечалило, что все, что она может ему предложить, так только статус соучастника. Мужчина заслуживает большего. Она тут же начала вводить его в курс дела.

— Над бобовым стеблем находятся космические доки, к ним пристыкованы торговые корабли, которые внезапно и массово понадобились для некоего технического обслуживания, которое не требует большого количества негабаритных дополнений. Тем не менее, я видела как раз такие негабаритные и огромные грузы, поднимаемые наверх грузовыми лифтами. Не знаю, что находится в тех ящиках, но очень хочу узнать.

— Утром я застрял в пробке, стоял как раз за таким грузом, — кивнул Абу. — Его везли к лифту у основания стебля.

— Нужно учиться не задавать вопросов, — вздохнула Крис. — До сих пор я не хотела привлекать вас ни к чему, кроме разговоров. Если скажу больше, вас могут обвинить в преступлении.

— Промышленный шпионаж. Да, знаю, что тут делают с людьми, нарушающими этот закон Турантика, — нахмурился таксист. — Что, по-вашему, у нас происходит?

— Когда прадедушка Рэй был всего лишь командиром бригады, сражаясь за Единство, Человеческое Сообщество только играло в догонялки. Они создавали космический флот, добавляя реакторы и накопители энергии, лазеры и ледяную броню на многие торговые суда.

— И вам интересно, не делает ли Турантик то же самое?

— У этого мира уже три года нет никакой прибыли. Деньги куда-то должны уходить.

— И чем я мог бы вам помочь на этом заводе?

— У прошлого завода я выпустила нано-разведчиков, они пролетели через завод и запечатлели производство противоракетных лазеров для использования в армии.

— На следующей неделе я могу таскать одну из этих штуковин. Хм. И какой диапазон у этих ваших нано-шпионов?

Так много усилий, чтобы не произносить это слово.

— Нелли?

— Около двух километров, — сказал компьютер.

— Так близко подобраться не сможем. Есть другие варианты?

— Могу увеличить расстояние до десяти километров, но при этом количеств уменьшится на треть, — сказала Нелли.

— Аллах Акбар, — пробормотал таксист. — Ваш компьютер сможет сделать это за тот час, пока мы будем ехать через город?

— Если Нелли говорит, что сможет, значит, сможет.

— Нелли. У компьютера есть имя.

— Безусловно, есть, — отозвалась Нелли. — Я не потерплю, чтобы меня звали «Эй, ты»!

— Точь-в-точь моя жена. Будьте осторожны, сударыня, иначе превратитесь в подкаблучницу, как я.

— Думаю, я уже превратилась, — вздохнула Крис. — Нелли, еще нужно внедрить устройство самонаведения. Время ожидания у предыдущего завода вышло слишком рискованным. Давай попробуем обнаружить какого-нибудь голубя, чтобы наносы им прикрылись.

— Сделаю.

— Как предлагаете обойти охрану завода, мудрый водитель?

— Есть одна дорога, сейчас как раз против ветра. Думаю, на ней у меня могут появиться проблемы с машиной на парочку минут. Потом, примерно в семи километрах по ветру от завода находится шикарнейший ресторан. Для меня слишком дорогой, но владельцы утверждают, что подают еду прямиком из Леванта, что на старой Земле. В самые плохие дни моя Мириам подает лучшую еду. В любом случае, это хорошее место, где горничная из хорошего отеля может подать заявку на работу с хорошей оплатой. Они нанимают людей, а я могу скачать заявление о приеме на работу. Может, вам нужна работенка получше?

— Нужна ли? — усмехнулась Крис. — Знаете, вся эта история с принцессой — далеко не то, чем кажется.

— У всех нас должны быть свои проблемы, — сухо сказал Абу. По крайней мере, он был честен. Крис могла бы пересчитать по пальцам людей, которых она встречала, и кто мог бы сказать ей такое в лицо.

— Пусть Аллах подарит нам поменьше проблем, — сказала Крис.

— Неплохая молитва для неверной. Накиньте платок.

Крис последовала совету, но, наверное, сделала что-то немного не так, потому что Абу поправил платок у нее на голове и только после этого тронулся в путь.

Облака не показывали энтузиазма ни расходиться, ни проливаться дождем, так что день тянулся ни ясным, ни мокрым, просто серой тяжестью. Таксист молчал, и Крис приняла его молчание. Нелли тоже была занята, в глубине сознания Крис то и дело возникал тихий гул, пока компьютер перебирал умные молекулы. Крис изучала карту, пыталась предугадать проблемы, которые могут возникнуть на пути, и пришла к выводу, что шпионская работа немного сложнее, чем показывают в фильмах. Ни в коем случае нельзя волноваться из-за любой сколь угодно захватывающей или сексуальной проблемы. Кто станет тратить деньги, чтобы его убили по настоящему, утопили или бросили в тюрьму? Без сомнения, волнение было чем-то ужасным, происходящим с кем-то еще, настолько далеко от твоей тонкой, нежной шкурки, насколько это вообще возможно.

— Наверное, следовало попросить Кроссеншилда немного меня потренировать, — пробормотала Крис, вспомнив о его предложении поработать на главного шпиона Вардхейвена.

— Вы что-то сказали?

— Это я сама с собой, — сказала Крис. — Не обращайте внимания.

— Я, было, подумал, вы общаетесь с этим вашим изумительным компьютером. Как вы ее называете, Нилли?

— Я Нелли, — отрезал компьютер. — Нелл. Нелл. Нелл.

— Извиняюсь, если причинил боль вашим электрическим чувствам, — сказал таксист.

— После последнего обновления она немного обидчива, — прошептала Крис.

— Я усердно работаю. Не отвлекайте меня.

— Ну, Нелли, — сказала Крис, — можешь поменьше отвлекаться и не слушать, о чем мы, простые смертные, разговариваем.

— Тогда это уничтожит мою ситуативную осведомленность.

— В чем дело? Ты не доверяешь мне свою безопасность?

— Нет, — сказала Нелли.

Таксист поднял брови и широко улыбнулся.

— Теперь понимаете, почему я не беспокою Нелли по мелочам.

— Кажется, вам скоро понадобиться компьютер потупее.

— Не нужно, чтобы Нелли это слышала, — улыбнулась Крис, но знала, что Нелли слышала все и с ее странным поведением могла только догадываться, что она будет с этим делать.

Назад