Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 17

Засмеявшись, паренек тронул машину, и та скрылась в потоке других машин.

Крис накинула платок, прикрыла лицо. Опустила голову, как те, кто шел на ненавистную работу, терпеливо дождалась очереди, купила за наличные билет и слилась с толпой, отправляющейся наверх. На часах четыре, так что у Крис была какая-никакая компания, едущая на смену. Всю получасовую поездку она не сидела на месте. Раза три прошла через кафе, хвоста не заметила. Опознала транспортного полицейского, но тот был занят помощью сантехнику в починке слива в дамской комнате.

Она даже придумала план, благодаря которому смогла бы попасть в свой номер.

Вслед за толпой, сошедшей с парома, Крис на лифте поднялась на Первый Круг — огромный променад, самую большую палубу станции. Вагонетка доставила ее от Первой остановки до Двадцать Второй Остановки, как раз в трех минутах ходьбы от Хилтон. Крис попросила Нелли передать сообщение Джеку встретить ее в холле у двери номер три.

— Просто передай сообщение и все. Никаких разговоров. Никаких ответов.

— Сделано.

— Какая-нибудь еще деятельность в полицейском департаменте?

— Нет. Поправка, да. Повысилась активность. Дай мне десять минут, и я прочитаю, что у них происходит.

— Нужно знать через три или это будет уже не важно. Не волнуйся, просто дай мне знать, если полицейские вдруг активизируются близко к нам.

Крис шла с опущенной головой. Она не сбавила темпа движения даже когда прошла через первые двери Хилтона. Пока было чисто. Но долгая одиночная прогулка по холлу от входа к лифтам давала противнику кучу шансов заметить ее и перехватить. Крис продолжала идти.

У главного входа в вестибюль остановились трое запыхавшихся охранников, как раз когда мимо проходила Крис. Когда они, наконец, начали осматриваться, все, что смогли увидеть, так это только ее спину.

Широкая арка третьего входа вела прямиком к лифту. Два типа из «Надежной охраны» расположись у дверей, и чувствовали себя вполне себе комфортно, когда мимо них прорвались Джек, Клаггат и еще трое агентов отряда безопасности. Крис резко повернула им навстречу. Джек и агенты быстро развернулись, окружили Крис коробочкой, и двинули обратно мимо серых так быстро, что охранники едва успели открыть рот, прежде чем Крис миновала их. Крис выплюнула расширители для щек и вместе с платком сунула их в карман коричневого плаща. Джек тут же снял его с Крис, а Клаггат накинул на ее плечи ярко-синий плащ с большой бриллиантовой короной на правом лацкане.

Они уже почти добрались до лифта, прежде чем сзади послышались поспешные шаги.

— Нам нужно поговорить с этой горничной.

Крис обернулась. Джек и Клаггат тоже повернулись и встали между ней и серыми. Один из агентов вызвал лифт.

— Какой горничной? — спросила Крис, постаравшись изобразить самое раздраженное мамино выражение лица.

Оба серых словно на стену наскочили и отскочили назад. Растерянные взгляды заметались по коридору, один пробормотал что-то вроде: «Она похожа на ту брюнетку».

— Мы спешим на встречу. Если вам есть, что сказать, звоните в посольство, — сказала Крис и вошла в кабину лифта. Двери закрылись прежде чем кто-то из охранников в сером смог прийти в себя.

— Это было весело, — засмеялась Крис.

— Это было на грани, — проворчал Джек.

— Главное, что я смогла провернуть это дельце, — заметила Крис.

— И какое же дельце удалось провернуть? — поинтересовался Клаггат.

— Да никакое. Совсем никакое, — сказала Крис, скромно усевшись на диван, убедившись, что плащ скрыл коричневую форму горничной. Один из агентов хмуро посмотрел на Клаггата. Тот только головой покачал, и все дружно уставились на дверь лифта до конца поездки.

Не успела Крис оказаться в номере, как Эбби тут же вступила во владение ее телом, почти насильно затащив в ванную, дав ей время вылезти из платья, снять чулки, прежде, чем погрузить в воду.

— Вымойте лицо вот этим, — приказала она. Макияж легко смылся с лица.

Крис подождала, пока Нелли не объявила:

— Все чисто, но мне пришлось уничтожить четыре жучка в холле.

— Как Пенни? — спросила Крис.

— С ней все хорошо, как вы и ожидали, — сказала Эбби. — Джек, заходи. Принцесса хочет знать, что было в том сообщении, которое ты получил.

— Мы его получили, — все, что сказал Джек. Крис оглянулась, но не увидела его, значит, он ее тоже не видит.

— Смотрел, что там?

— С той секунды, как поймал посылку, только это и делаю. Большой и жутко плохой расклад. Оружия больше, чем нужно, хватит вооружить все корабли в доке и еще останется. Кто-то ожидает, что в ближайшее время придется вооружать гораздо больше торговых кораблей.

— Черт, — вздохнула Крис, наслаждаясь теплом ванны, но зная, что уже пора выбираться из нее. — Эбби, давай полотенце.

А там ее уже ждал пушистый халат. Джек оставался вне поля зрения, пока Крис не оделась более-менее прилично. Чертовски мило с его стороны.

— Сударыня, — сказала Эбби, — у вас около пятнадцати минут, прежде чем вам придется вернуться в ванну, чтобы я смогла вымыть ваши волосы и сделать из вас что-нибудь более-менее презентабельное на этот вечер. Вы не пойдете на бал с волосами, выглядящими как жирный, грязный, невесть где ваявшийся парик.

— Я сегодня полдня в таком проходила, — вздохнула Крис и попросила Нелли дозвониться до посла.

— Слушаю, — пришло мгновение спустя.

— Господин посол. Сегодня я получила очень странное сообщение о производстве нелицензированного оружия. Случайно, вы подобного сообщения не получали?

— Не уверен, — сказал тот. — Не так давно пришло большое сообщение, полное видео о растениях и все такое. Я передал его офицеру по торговым переговорам, но пока ответа никакого не получил. Крис, — добавил он шепотом, словно это могло уменьшить возможность цифрового перехвата, — я не уверен, что такой материал законен и отвечает интересам Вардхейвена. Если бы я не опасался уничтожить доказательства, необходимые для обоснования обвинений в совершении преступления, я бы посоветовал вам стереть это сообщение полностью.

— Интересный момент. Я его не учла, — сказала Крис, словно впервые столкнувшая с такой мыслью. — Дайте мне знать, что думает юридический отдел. Подозреваю, в моих руках копия такого же сообщения. Если они посчитают, что я должна его уничтожить, я хотела бы это знать.

— Я дам вам знать.

— А сейчас моя горничная намекает, что пора делать прическу. Я увижу вас на вечеринке?

— Естественно, — сказал он и отключился.

— Нелли, вызов сенатору Криф.

Через мгновение на экране появилась очень встревоженная женщина.

— Если можно, побыстрее, у меня вызовы еще на двух линиях.

— Вы получали днем большое сообщение?

— Я сейчас разговариваю с двумя людьми, кто может мне сказать, что с этим делать.

— Могу надеяться увидеть вас на сегодняшнем балу?

— О, да. Я бы ни за что его не пропустила. Там будет большинство людей, которые мне нужны.

— Тогда там и увидимся.

Спустя два часа Крис была почти готова отправляться на бал. За одним исключением.

— Думаю, нам придется обойтись космофлотской диадемой, — сказала Эбби, рассматривая скорее раздевающий, забавный наряд, в который мама наверняка влюбилась бы.

— Ну, я могу попросить Нелли использовать не очень умный металл, он у нас где-то тут лежит, чтобы попробовать воссоздать нечто похожее, — сказала Крис.

— Я могу это сделать, — с энтузиазмом откликнулась Нелли, решившая попробовать себя еще и в ювелирном деле.

— Только если подумать, то лучше взять космофлотскую диадему, — сказала Крис. — Материала у нас всего десять килограммов и использовать его можно только три раза и… — она решила не продолжать.

— Раз вы настаиваете, — сказала Эбби, поднеся к носу простое в отделке кольцо, сделанное по заказу Космофлота.

— Я могу добавить к нему несколько бриллиантов или рубинов, — предложила Нелли.

— Хватит и того, что есть. К тому же на мне будет Орден Раненого Льва. Для любого наряда этого вполне достаточно.

Вечернее платье было прекрасного зеленого цвета, так что синий пояс и золотой медальон прекрасно с ним сочетались.

Клаггат задействовал полную команду и немного волновался, пока кабина лифта поднималась наверх.

— Проблемы? — спросил Джек.

— Что-то происходит, правда не здесь. Формируются отряды и отправляются в новые отделы, о которых я даже не подозревал. И таких оказалось много. В основных отделах осталось мало наших.

— Как далеко отправляются?

— В Мидтаун. Рядом со станцией тихо.

— Бунт?

— Вряд ли. Принцесса Кристина, ваш компьютер что-нибудь перехватывает?

— Нелли?

— Ничего необычного. Несколько пожарных команд пытаются снять кошка с дерева. Все каналы, кроме двух новостных, освещают эту историю. Пока кошка побеждает.

— Глупое животное, — заявил один из агентов.

— А я люблю кошек, — сказал другой.

— Этим вечером с новостями слабовато, — заключил Клаггат.

Будет повеселее, если заговорим я и мои друзья, — улыбнулась Крис.

Когда кабина лифта проехала мимо главного, высокого выхода, ведущего на нижнюю станцию, Крис осталась на месте. Она хотела поберечь себя от долгой прогулки на каблуках и избежать момента, когда парень в бриджах до колен начнет выкрикивать ее имя. Она решила ехать до конца.

Добравшись до места, первыми из кабины выбрались охранники, растолкав в сторону таких же парней в черных пиджаках, чью-то охрану. Пока Клаггат и громила вдвое больше его, пытались взглядами выяснить, что к чему, Крис привстала на цыпочки, желая увидеть, с чьей охраной им пришлось столкнуться.

— Хэнк?

— Крис? Крис Лонгнайф, это ты?

— Что ты тут делаешь? — Крис пыталась уловить взгляд Хэнка через спины сразу трех охранников.

— В данный момент стою на месте, — засмеялся Хэнк Петервальд, по официальным документам Генри Смит-Петервальд Тринадцатый. Он был слишком красив, что стало результатом больших денег родителей, вылепивших его таким, каким хотели. Родители Крис на такой шаг не пошли. Еще он был наследником состояния, близкого, если не больше, чем у Крис, в зависимости от того, как реагировал рынок в тот или иной день. Ах, да, тетушка Тру была абсолютно уверена, что его отец несколько раз пытался убить Крис. Отец же самой Крис, будучи премьер-министром, всегда говорил, что для суда этих подозрений маловато. Тем не менее, чуть раньше, встретившись на одной планете, без родительского надзора, они хорошо пообщались друг с другом.

Крис помахала рукой и, расталкивая охрану, начала пробираться к Хэнку. Джек зарычал; однажды на Крис было совершено покушение, неудачное, потому что она в это время как раз обедала с Хэнком Петервальд. Крис до сих пор была уверена, что Хэнк не имеет к тому случаю никакого отношения. Ну, почти уверена. В любом случае, на мероприятиях вроде сегодняшнего, было приятно, когда он находился рядом. И он не сможет убить меня на глазах у всех.

Наконец, они оказались рядом друг с другом настолько, что могли коснуться друг друга и одновременно выпалили:

— Итак, что ты здесь делаешь?

— Парни первыми, — заявила Крис.

— У папы здесь огромная фармацевтическая фабрика. Кейли Сандфайер настоял, что фабрика — самая большая штука в моей жизни, как раз то, что нужно для моего последнего задания. Так или иначе, я прибыл сюда за пять минут до того, как закрыли порт. Мы пытались улететь, но полдюжины лазеров пришли на помощь дюже настойчивому чиновнику, кричавшему, что никто отсюда никуда не уйдет. Так что нам пришлось остаться здесь.

— Примерно через четыре часа я пыталась забронировать корабль, — сказала Крис. — Все еще пытаюсь.

— Еще у них нет фиксированной сети, — Хэнк покачал головой. — У ног моего старика уже валялись бы чьи-нибудь головы в ногах, случись это на Гринфельде.

Крис знала, что слова о головах были произнесены больше для образности. Дедушка Троубл наверняка посчитал бы их буквальными.

Крис рассмеялась, больше из вежливости.

— Наличие сети решило бы кучу моих проблем. Мне тогда удалось бы заказать вакцину против Эболы и, наконец, снять этот карантин. Эй, у тебя же здесь фармацевтическая компания. У них есть что-нибудь против Эболы?

— Думаешь, я первым делом не проверил? — сказал Хэнк и посмотрел на прозрачный потолок зала, за которым распростерлись звезды и вся остальная вселенная. — Мне сказали, что Эбола — такая зараза, что справиться с ней могут только три, то ли четыре растения. Эй, разве твой дедушка не говорил, что собирается на каждой планете разместить целый склад с этим добром?

— Он так и сделал, только еще до вспышки лихорадки кто-то украл все наши запасы.

— Как много интересных совпадений, — сказал Хэнк. — Но я должен сказать, что платье, которое ты надела сегодня вечером, просто великолепно.

Губы Крис расплылись в улыбке, она крутанулась на месте, показывая себя всю. Платье обнажало спину, было облегающим и имело разрез по правой стороне.

— Потанцевать в нем было бы интересно.

— Конечно, оно тебе идет больше, чем та зеленая вещь, в которой ты была в прошлый раз. Зеленая, мокрая и голодная. Кстати, мои пожертвования пригодились?

Крис застыла с улыбкой на лице и постаралась дать каждой мышце своего тела сделать то же самое. Спросил бы Хэнк, если б знал ответ? Крис сглотнула и заговорила обычным голосом.

— Большая часть очень даже пригодилась. Нам на самом деле нужны были грузовики.

— А лодки? — спросил он, и на его красивом лице не промелькнуло ни тика, ни дрожи.

— С ними возникли кое-какие проблемы, — опустив глаза и наблюдая за Хэнком сквозь ресницы, сказала Крис. — Умный металл дал сбой. Когда третий раз меняешь дизайн, он рассыпается.

— Господи, я никогда о таком не слышал. Надеюсь, этого не случилось как раз, когда ты ими пользовалась.

И что теперь? Сказать правду и пусть фишки упадут, как есть, или соврать что-нибудь и весь оставшийся вечер веселиться? Смокинг Хэнку подходил идеально. Что еще женщина может попросить на ночь, кроме локтя, на который можно опереться?

— Я была на бушующей реке, в узком каньоне, — сказала Крис. — Вода все прибывала и прибывала. Вот тогда я и узнала об этом.

— Боже. Это ужасно. Крис. Прости, — на мгновение его чрезмерно утонченное лицо выглядело так, словно он именно это и имел в виду. Потом Крис почти увидела, как что-то щелкнуло в его взгляде, и вспомнила папино предупреждение: «Никогда не говори ничего, за что нам впоследствии могут предъявить иск». — Твой рассказ звучит более захватывающе, чем мои дела, — сказал он. Появилась улыбка, но она не добралась до глаз. — Похоже, ты продолжаешь веселиться.

Он протянул руку, прикоснулся к поясу Раненого Льва, провел по нему пальцами. Случайно ли один из его ухоженных пальцев прошел между грудями Крис? Она не сумела подавить дрожь.

— Землянам, должно быть, понравилось то, что ты натворила на встрече в системе Париж, — сказал он.

Возможно, когда-нибудь она скажет ему правду, но не сейчас, не перед всеми.

— Сам знаешь, каково это, быть ребенком из нужной семьи. Старые дураки решили водрузить на голову моего деда корону, а парень из отдела хозяйственных товаров на Земле прислал наряд для новоиспеченной принцессы.

— Да. Папа гордится тем, что наши финансы уходят корнями в те времена, когда предки еще служили в армии. Думаю, если я загляну в заднюю часть гардероба, то обнаружу несколько подобных штучек, — сказал он, но теперь больше не рассматривал Крис как партнера по танцам. Нет. Больше похоже на изучение кобры.

Кем я сейчас для него выгляжу?

— Извините, — вмешался в разговор Джек, — но мы, похоже, блокируем проход из лифта и, думаю, мистер Сандфайер оглядывается вокруг в поисках Генри, но не хочет в этом признаваться.

Конечно же, главный кандидат на заклятого врага Крис на этой планете и стайка его сладких телохранительниц кружили неподалеку, не вызываясь на зрительный контакт, но и так, чтобы сложно было не заметить.

Хэнк нахмурился, но быстро исправился, нацепив на лицо улыбку.

— Он обеспечит меня на полночи встречей с людьми, которые просто хотят пожать мою руку, — сказал он.

— Меня тоже хотят увидеть некоторые люди, — призналась Крис. — Удивляюсь, как до сих пор посол Мидденмит не прибил меня.

— Долг зовет, — сказал Хэнк и, взяв ее правую руку, наклонился для поцелуя. Его большой палец надавил так, что у любой девушки тут же ослабли бы колени. Лейтенант, помни, у тебя куча дел.

— Сохрани для меня несколько танцев, — сказал Хэнк, не спеша выпрямляться, продолжая играть большим пальцем с ее рукой.

— Даже если придется придушить нескольких карьеристов, на пару танцев для тебя я свободна.

— Хорошо. Увидимся примерно через час, — сказа он и отвернулся.

— Веселишься? — поинтересовался Джек.

Крис пожала плечами, что в этом платье создало достаточно мерцания для безопасной навигации.

— Имеет ведь девушка право провести немного времени с душой, похожей на ее собственную.

Потому что танцевальный список Томми был забит только Пенни.

Прокашлявшись на манер средневековой дуэньи, Джек сказал:

— Я заметил нескольких твоих политических союзников. Может, ты захочешь с ними пообщаться.

С небольшой долей жалости к себе, Крис вернулась к исполнению обязанностей. Прежде, чем ей и сенатору Криф удалось занять одно из тихих местечек в этом потоке хорошо одетых и великолепных людей, ей пришлось некоторое время посвятить социальной болтовне.

— Президент перехитрил самого себя. Ну, может, не сам президент, а те идиоты, что говорят ему, когда и где устраивать вечеринки. Когда я рассказала сенатору Эрлику о том, что случилось с Нарой, мне даже не пришлось делать намеки, почему его дочку вдруг позвали на президентское барбекю. Он, может, и консерватор, но не слепой, а ведь это не первое странное совпадение. Когда картинка завершается внезапным призывом в Конгрессе голосовать за войну с Гамильтоном, многие люди начинают задаваться вопросом, а не водят ли нас за нос.

— Думаете, сможете победить? — спросила Крис.

— У него нет шансов. Полагаю, на сегодня статистика пока не готова. Но плохой ход для него, очень плохой.

— А материал, который вы сегодня получили?

— Не уверена, что я его получила, но я разговаривала кое с кем, у кого он оказался. Он говорит, там изображено достаточно лазеров для военных кораблей, чтобы оснастить флот раза в два больше того, что припаркован у нас на орбите. Это заставляет задуматься, почему кое-кто тратит на оружие денег больше, чем нужно, — сказала сенатор и задумалась.

— А насколько велик торговый флот у Гамильтона?

— Если хочешь, я отвечу, — подсуетилась Нелли.

— Нет.

— Точно не знаю, — сказала сенатор, — но, думаю, больше нашего. Гораздо больше, — ее бровь тревожно поднялась. — Намного больше, чем у нас.

— Думаю, мой компьютер может ответить на этот вопрос точнее. Нелли, в твоих базах есть приблизительный тоннаж флота Гамильтона?

— Флот Турантика по общему среднему тоннажу на треть меньше Торгового флота Гамильтона. Их корабли, в среднем, немного больше, чем на Турантике, поэтому количество кораблей примерно в два с половиной раза больше, чем у Турантика. Как, Крис, я все правильно сделала для человека? Не точно, в примерных количествах, которыми можно оперировать?

— Идеально, Нелли. Включи в отчет для тетушки Тру, что ты была молодцом.

— Всего лишь.

— Пока что, на сегодня. А сейчас тихо.

Сенатор подошла к столу, уселась на стул. Крис тоже присела. Охранники подошли ближе, обеспечивая им немного спокойного пространства. Кей медленно покачала головой.

— На орбите Гамильтона не так много патрульных катеров, по крайней мере, так было, когда я последний раз проверяла. Черт побери, и связь отключена.

— Когда включат, неизвестно? — поинтересовалась Крис.

— Знает только бог, но он не хочет делиться. Вчера объявили, что уничтожили всю систему, чтобы восстановить ее с нуля. Но будут использовать те же части. Как это может помочь? — спросила сенатор, взглянув на потолок и немигающие звезды за ним. — Хуже того, последние пару дней из локальной сети выбивались целые города. В первый раз, когда это случилось, новости повсюду трещали о том, что на тот городок обрушилась Эбола, а правительство хочет скрыть сей факт. Мы послали туда группу, в буквальном смысле, через горы, сквозь метель. В группе было несколько репортеров. Оказалось, что там все в порядке, просто местные были в ужасе от того, что происходило с целой планетой, пока не было связи.

— Рада слышать, что это длилось недолго.

— Ох, но было еще два подобных случая, и каждый раз кто-нибудь из репортеров начинал кричать о вспышке Эболы.

— Всегда найдутся такие, — заметила Крис.

— Или кто-то хочет держать планету в напряжении.

— Что с Бременом?

— Больше новостей о смертельных случаях оттуда не поступало. И Эрлик как-то услышал кое-что странное. Вроде как там не делали вскрытия умерших, просто сжигали.

— Я думала, умершего от Эболы трудно принять за что-то другое.

— Так и есть, только знания медиков Бремена не так полны. В любом случае, тела превратились в пепел, и никто не может найти взятые ими для анализа образцы крови.

— Раз объявили об Эболе, должны были взять образцы крови.

— В компьютерных базах есть отчеты о проделанных тестах, но никто не может найти образцы крови, чтобы провести повторный тест. Их потеряли.

— А они точно уверены, что это была Эбола? — спросила Крис.

— Без всяких сомнений. Было пятьдесят семь ранних случаев заражения.

— Ранних случаев?

— Да.

— Насколько ранних?

— Еще один интересный вопрос. Поскольку я знаю только то, что мне рассказал Эрлик из того, что услышал от своего хорошего друга, у которого, в свою очередь есть родственники в Бремене, сами понимаете, насколько сложно понять, где правда, а где выдумка.

— Другими словами — слухи, — Крис попыталась выдавить из улыбки сарказм, но он получился таким же горьким, как лимон.

— Ну и где тут порядок? Мы принимаем решения, влияющие на будущее моей дочери, моих будущих внуков. И делаем это исходя из догадок и слухов. Наши компьютеры не такие умные, как у вас, вряд ли будут тратить время на вычисление тоннажа кораблей до последней унции, но кое-что имеется. И при этом я не могу сказать, что происходит в пятистах милях к северу отсюда или в соседней звездной системе, — сенатор Крис горько усмехнулась. — Вы что-то знаете? Президент Единка может оказаться прав, и я никогда об этом не узнаю.

— Да, — кивнула Крис.

Заметив кого-то, сенатор помахала рукой, привлекая внимание, после чего проскользнула через кордон охраны Крис и начала оживленную дискуссию. Крис кивнула Джеку, тот выключил защиту. Подошел посол Мидденмит, представил ее трем владельцам виноградников. Крис мило улыбнулась, похвалила вина, что были в ее образце, попыталась дипломатично похвалить всех троих, не сказав ничего, что может попасть в завтрашнюю рекламу. Когда владельцы виноградников разошлись, посол задержался.

— Я с сожалением узнал о случившемся с моим помощником, работавшим с вами. Чертовски неприятная ситуация.

— Слышали что-нибудь о том, кто мог это сделать?

— Извините, но вынужден признаться, что сейчас я занят другими делами. Все эти истории циркулируют в атмосфере слухов, что Вардхейвен предпочитал многие годы сотрудничать больше с Гамильтоном. Я не знаю, откуда берутся такие слухи. Говорят, их даже документируют. В наших файлах нет ничего, что помогло бы их найти.

— Но в архивах СМИ есть «полное досье»?

— Ну, так говорят. Не могу сказать, что лично видел, сами знаете, с какой охотой СМИ делятся тем, что может раскрыть их источник. Но я знаю, что мы покупаем на Турантике и это хороший бизнес. Я продолжаю пытаться попасть на шоу, где смог бы рассказать людям, что мы сделали, но, похоже, это никому не нужно.

— Рассказывать людям о том, что они и так знают, вовсе не новости.

— Такой ответ я и получаю. Черт, хотелось бы мне иметь больше файлов с Вардхейвена. Думаю, если нам что-то нужно, мы могли бы заказать из дома. Не хотелось бы торговать конфиденциальными файлами в своей системе. Утверждают, что безопасность здесь на высоте, но слышали, наверное, о подростке, а то еще лучше, шестилетнем парнишке, влезшем в ту или иную сеть.

— Трудно понять, что такое добрый риск и когда стоит остановиться, — кивнула она, когда старик, покачивая головой, пошел дальше.

Следующие полчаса Крис провела, неспешно пожимая руки. Или сегодня на балу меньше людей, либо мало кому хотелось назавтра хвастаться, что жали руку настоящей принцессе из Вардхейвена. Крис подозревала, что последний вариант более реален.

Через час Крис понадеялась, что Хэнк наверняка приближается к окончанию командного выступления.

— Нелли, можешь дозвониться до компьютера Хэнка, узнать, где он?

— Мне не нравится этот скучающий взгляд на твоем лице, — сказал Джек. — Ты сейчас задумалась о том, что неплохо бы провести некоторое время с тем симпатичным триллионером, не так ли?

— А если и так? — фыркнула Крис.

Джек почесал за ухом, воткнул приемник на место и пожал плечами.

— Я подумывал о том, не рассказать ли Клаггату о вражде между твоей семьей и Петервальдами. Интересно, как он отнесется к тому, что ты проводишь время с…

— Что, неужели рискую безопасностью? Черт, Джек, о том, как вращается вселенная, Хэнк знает столько же, сколько и я.

— А что на счет серьезной угрозы для твоей жизни и здоровья? Крис, он появился на Олимпии, и тебя чуть было не убили.

— Офис взорвали как раз тогда, когда я обедала с Хэнком. Что спасло мне жизнь, между прочим.

— Крис, ты ведь знаешь, как их семья относится к вашей так же хорошо, как и я. Черт возьми, женщина, ты же уже большая девочка, и тебе стоит начать вести себя соответственно.

Проблема в том, что Джек прав, Крис стала большой девочкой. Настоящей взрослой женщиной. Она резко повернулась к Джеку с желанием спросить у того, где он предлагает ей искать мужчину, того самого. Томми присоединился к армии тех парней, накапливающихся еще со школы. Тех, кто тянулся к ней, подходил достаточно близко, хорошенько рассматривал, что к чему, после чего хватался за других девчонок. Если она станет подружкой невесты еще для одной лучшей подруги, ей придется… что?

Хэнка Крис увидела за спиной Джека. Когда тот заметил ее, его лицо озарилось улыбкой, которая охватила его всего. Он помахал, Крис фыркнула, пытаясь развеять появившиеся смешанные чувства, и помахала в ответ. Джек насильно улыбнулся, повернулся и две команды безопасности снова смешались, когда их подопечные бросились в объятья друг друга.

— Крис, у нас проблема, — сказала Нелли.

— Хэнк, ты что-то рано освободился.

— Сказал Кейли, что тот может пихать своих дружков, куда пожелает, а мне нужно заполнить танцевальную карту.

— Что значит, проблема?

— Пожар в Капитолии Турантика.

— Капитолии Турантика?

— В Капитолии находится законодательное собрание. Горит само здание.

Через две секунды, Крис поймала растерянный взгляд Хэнка, устремившийся куда-то вдаль. Их руки опустились.

— Похоже, на Турантике возникла небольшая проблема, — сказал Хэнк, но в голосе никакого напряжения не обнаружилось.

— На сегодня, то ли на завтра у них назначено голосование о войне с Гамильтоном. Надеюсь, пожар не сильный, — сказала Крис, но сама же в своем голосе услышала сомнение.

— Мне передают, что огонь охватил все здание, — сказал Хэнк.

Клаггат дал знак своему человеку, тот отошел на шаг в сторону, поднял руку ладонью вверх, и над ней появилось гелиографическое изображение Капитолия. Купол и оба крыла пылали пожаром.

— Это ведь каменное здание, — сказала Крис, — оно не может так гореть. Или может? — она растерянно огляделась.

Ответил ей один из агентов команды Хэнка:

— Есть сообщения, что в здании хранилось большое количество коммуникационного оборудования, химикатов, не все из которых имело разрешение на хранение, а так же о большем количестве бумаги, что можно было ожидать. И все же, пожар слишком быстро охватил здание.

— Как сказал бы мой папа, — покачал головой Хэнк, — подгнило что-то в датском королевстве.

Крис приказала внутренностям успокоиться.

— Никаких танцев, пока горит Рим. Помню, кто-то говорил, это плохо отражается на репутации.

— Смотрю, Кейли решил пойти по этому пути. У меня создалось такое впечатление, что он тебе не очень нравится.

— В списке людей, которые мне нравятся, он достаточно далеко, — согласилась Крис.

— Ну, ты идешь своим путем, а мне по пути с ним. Может, когда-нибудь мы окажемся в тихом местечке, наедине, когда нас не будет ничего тяготить.

— Похоже на мечту, — сказала Крис и увидела, как Джек кивает куда-то ей за плечо. К Крис приближалась сенатор Криф в сопровождении двух человек, выглядевших весьма важно. — Увидимся, как получится, — не оглядываясь, бросила она через плечо.

Крис, все же, оглянулась, когда сенатор демонстративно взглядом измерила расстояние от нее до группы Сандфайера. Тот железной хваткой держал Хэнка за локоть и быстро его куда-то тащил. Встретившись взглядом, Крис и Хэнк удивленно подняли брови прежде, чем сосредоточиться на главном, на том, что сейчас очень волнует окружающих.

— У нас проблемы, — сказала сенатор, схватив Крис за локоть и поворачивая ее лицом к сенаторам Шоуковски и ЛаКросс. ЛаКросс в светло-зеленом пиджаке. Высокая женщина выделалась из толпы из-за ярко-красного костюма, оранжевой блузки и голубом шарфе.

— Куи и Эрлика арестовали, — выпалила Шоуковски.

— Они не вправе, — сказал ЛаКрос. — У нас иммунитет.

Отец терпел жалкие выходки членов своей партии и оппозиции. Крис часто слышала, как он бурчал под нос, что он скорее перетерпит, нежели создаст прецедент, посадив в тюрьму конгрессмена, чем можно изменить ход голосования. «Сделаешь такое лишь раз, и между тобой и тиранией не останется ничего. Ничего!»

На Турантике кое-кто решил пойти по этому пути, причем с большой скоростью.

— В чем обвиняют? — тихо, чтобы услышали только сенаторы, спросила Крис. Ей пришлось три раза повторить вопрос прежде, чем они успокоились.

— Это произошло только что. Никаких обвинений пока не выдвинули.

— Нелли?

— Запустила поиск. Никаких обвинений не предъявлено. Об их задержании в средствах массовой информации пока не сообщалось.

Крис попросила Нелли повторить это громко, для сенаторов.

— Он не может так поступить, — одновременно выпалили все трое сенаторов.

— Кто? — спросила Крис.

— Должно быть, президент Иденка, — ответил Клаггат. — Без специальных указаний ни один полицейский не осмелится сделать подобное.

— Я как раз сейчас ему звоню, — сказала Криф и сосредоточенно уставилась в пол. Мгновение спустя, подняла голову с недоуменным взглядом. — Он недоступен. Иззик недоступен и никто из его сотрудников не может ничего сказать. Им всегда есть, что сказать сенатору!

Сегодняшний день становился похожим на день, когда происходят только необычные вещи. Крис огляделась. Она не увидела никого и ничего подозрительного, но не сомневалась, что все сказанное в этом зале отправляется прямиком к президенту или людям из службы безопасности, которые, не сомневаясь, арестовывают сенаторов. Пора поговорить без записи разговоров на протокол.

— Извините, — сказала Крис. — Я занимаю номер люкс в отеле Хилтон. Еще моя охрана может гарантировать, что все, что там будет сказано, никуда не попадет, — сказала Крис, а ее взгляд скользил поверх их голов.

— О, точно, — без особой убежденности донеслось от сенаторов.

— Почему бы нам не прерваться? Когда будем в номере, тогда и поговорим. Если кто-то решит кого-нибудь из вас арестовать, я могу объявить свой номер суверенной территорией Вардхейвена.

— В номере отеля?

— Ну, в делах принцесс я новичок. Даже если у меня не окажется достаточно нужных дипломатических полномочий, думаю, этот прием замедлит ход событий достаточно, чтобы мы могли поговорить.

Кажется, ни одного сенатора ей убедить не удалось, но Крис продолжала идти по скользкой дорожке. И, вслед за ней агенты службы безопасности. Сенаторы, застрявшие в пузыре личной безопасности Крис, неуверенно двинули вслед за ней.

Крис начала этот день в надежде достать парочку хороших фотографий. Их она достала, разослала и вот теперь получила реакцию. Реакция оказалась сильнее, чем она ожидала. Уже в кабине лифта Крис заинтересовалась, есть ли на этой планете хоть что-нибудь, не ускользающее из ее рук.

Назад