Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 20

— Шесть часов, Крис.

Крис не раскрыла глаз. Она даже не пошевельнулась.

— Не беспокой меня еще два часа.

О чем она думала? Хэнку в такой безбожный час звонить нельзя.

— Томми и Эбби тоже можно разрешить спать?

— Нет, Нелли, им нужно делать свою работу. А сейчас оставь меня в покое, — хоть Крис и сомневалась, что ей позволят остаться в одиночестве, но попробовать стоило.

Удивительно, но чуть позже восхитительный запах бекона и кофе вытащил Крис из украденного сна. Повернувшись, она увидела Эбби с подносом.

— Завтрак в постель?

— Почему мы, бедные работяги, часами вкалывающие на полях, должны тратить время на вас, ленивых членов праздного класса? — сказала горничная и поставила поднос на узкий столик с короткими ножками так, что загремели тарелки, звякнуло серебро, а кофе чуть не выплеснулось из фарфоровой чашки.

— Ну и дела. Где же мама нашла такой пережиток классовой борьбы? Неужели на Земле такие еще остались? — без тени раскаянья сказала Крис, и откусила кусочек восхитительного слоеного печенья, уже намазанного маслом и клубничным джемом.

— Везде, где в девять часов утра обладатели сказочных богатств бездельничают, в рабочем классе неизбежно начинаются волнения, — Эбби засуетилась, взбила подушки, потом осмотрела гардероб и, наконец, разложила деловой костюм: красную юбку и пиджак. — Предпочитаете королевскую синюю блузку или согласимся на консервативную белую с королевской монограммой?

— Все, что угодно, главное, чтобы я была трудной мишенью, — пробормотала Крис. — Когда вернемся домой, я каждый день к семи должна быть на борту «Молнии». В Кольце деньги не достаются ленивым. Для этого нужно работать очень усердно, примерно, как я, — Крис огляделась. — Нелли занимается контролем заражения насекомыми?

— Нет, глупышка. Я не собираюсь устраивать шоу для незнакомцев. Вы платите мне за обслуживание, а не за то, что я думаю. И еще вы зачем-то посылаете меня раздавать молоко с печеньем ночному дозору.

— Кстати, как там наши бесстрашные, настороженные защитники?

— Скучные, не очень бдительные и я не скажу, насколько они будут бесстрашны в перестрелке, и точно не скажу, удивлюсь ли, если облажаются и сбегут.

— Спасибо, — усмехнулась Крис. — Сколько брони надеть, чтобы она была незаметной?

— Вы все еще хотите сегодня вечером заняться работой водопроводчика?

— Да.

— Я хотела предложить нагрудные бомбы, но нательное трико будет слишком давить и не слишком подходит для близких контактов. Как близко вы собираетесь подходить к этому парню, Хэнку?

— Обед, возможно, танцы. Он не должен подобраться слишком близко.

— Вы, люди Кольца, такие неприступные. Будь я дома, в первое же свидание я бы… ну, это неважно.

— Эбби, ты самая лучшая врунья, которую я только встречала.

— Кто говорит, что я вру? — фыркнула Эбби. — Вы собираетесь валяться весь день или, может, хотите позвонить своему парню прямо из постели? Обычно это приглашение закончить вечер свидания именно там.

— Все, я встала, — сказала Крис. — Пусть под этот костюм будет полная броня. Окончательно решим позже, ближе к вечеру.

Через полчаса Крис была одета и накрашена настолько, чтобы Эбби одобрила звонок.

— Мистер Смит-Петервальд в данный момент недоступен, — сообщил стандартный компьютерный голос.

— Пожалуйста, передайте ему, что принцесса Кристин Энн Лонгнайф с Вардхейвена хотела бы обсудить с ним встречу.

— Он будет проинформирован.

— Придержи это ведро с запчастями на линии немного подольше, — попросила Нелли.

— Можете сказать, когда он сможет ответить на мой звонок? У меня напряженный график, — сказала Крис, выполняя просьбу Нелли.

— Извините, но не могу дать какую-либо оценку. Мистер Смит-Петервальд занятой бизнесмен и часто должен реагировать на незапланированные проблемы.

Крис ненавидела разговаривать с компьютерными секретарями. Еще больше ненавидела тех, кто вставлял в такие компьютеры программы такта, они могли отнять кучу времени.

— Хотелось бы, чтобы он перезвонил где-то до полудня. Если задержится, может… — Крис перешла на мысленное общение со своим компьютером: — Нелли, скоро?

— Готово.

Крис закончила разговор с компьютерным секретарем, отключила связь и огляделась.

— Ладно, Нелли, что это было?

— Тот кусок дерева был запрограммирован, чтобы остановить тебя. Я исправила эту незначительную ошибку. В следующий раз, когда Хэнк будет прослушивать сообщения, твои окажутся в первых рядах.

— Еще одно доказательство, что ты нравишься Сандфайеру больше там, где он тебя держит? — спросил Джек.

— Если бы они были нам нужны. Где Томми?

— Убежал еще в шесть пятнадцать, — сказал Джек. — Охранники к такому отнеслись без особого энтузиазма, но Эбби их успокоила кофе и пончиками. То, что могло длиться вечно, решилось на удивление быстро, когда у командира рот оказался занят пончиком. Еще я им организовал стулья.

— Стулья?

— Почему нет? Эти дети никогда не будут хороши в бою. А так, хотя бы, не будут капризничать.

— Когда должен вернуться Томми?

— Обещал отсутствовать так долго, как только сможет. Может, до трех, если получится. Он обещал зайти в посольство, напомнить офицеру, ответственному за такие дела, что он и вы, заодно, пока еще здесь, при каких обстоятельствах, и что не намеренно пропускаете срок возврата, не говоря уже о дезертирстве.

— Господи, я уже об этом забыла. Нужно же время от времени отмечаться, правда?

— Не могу представить, чтобы Космофлот выгнал бы вас за такую мелочь, — сказала Пенни, стоя в дверях своей комнаты, надев одну из ночнушек Крис и халат. Обе вещи были ей немного великоваты.

— Ты не знаешь генерала МакМоррисона. Он только и ждет предлога, чтобы избавиться от меня.

Пенни подняла бровь, словно удивляясь, что так могут поступить с принцессой, то ли от того, что Крис знакома с начальником штаба вооруженных сил Вардхейвена. Крис даже не потрудилась уточнить. Если они не выберутся отсюда, это не будет иметь никакого значения. И если найдут способ уничтожить зарождающийся боевой флот, много изменится, причем радикально.

Сейчас же Крис абсолютно нечего было делать. Как ни парадоксально, а ее посадили под домашний арест. То, что она могла сделать, уже сделала. Мысленно просмотрела список дел, который нужно сделать, и нашла длинный список пунктов с пометкой «недостаточно информации».

Пенни предложила сыграть в шахматы.

— Только не с Нелли. С вами.

К середине второй партии стало ясно, что она гораздо опытнее в этой игре. Она даже не возражала, когда Эбби принялась угадывать следующие ходы, показывая порой на четыре, а то и пять возможных вариантов.

Возразила Крис. Встав, она предложила Эбби занять свое место, причем не так любезно, как хотела.

— Присаживайся, партия твоя.

— Вы ведь уже проиграли, — заметила Эбби.

— Можем начать новую партию, — предложила Пенни.

— Вперед, — сказала Крис и тихо подошла к коммуникационному экрану. — Когда же он позвонит?

— Земные девушки никогда не ждут, когда им перезвонят, — заметила Эбби, усаживаясь напротив Пенни за стол с шахматами, взяла две разномастных фигурки, зажала в кулаках и предложила Пенни выбрать. Той достались белые, Эбби развернула доску.

— Идея была в том, чтобы я играла с ней, чем помогала сохранять спокойствие, — сказала Пенни, расставляя фигурки.

— Женщина ждет, когда ей перезвонит мужчина, — сухо сказала Эбби. — Поверь, нет в мире способа успокоить такую женщину. Это особенность Х-хромосомы.

— Я не жду, когда мне позвонит мужчина. Я жду, когда позвонит хоть кто-нибудь, чтобы я смогла установить бомбы, — огрызнулась Крис.

— А с виду влюбленный теленок, — сказала Эбби и передвинула шахматную фигурку в ответ на ход Пенни. — Что думаешь, Джек?

— Тоже интересно, позвонит ли. Подозреваю, для него Крис сейчас находится как раз там, где он хочет, как хочет Сандфайер и его отец. Запертая, как птица в клетке. Можно достать, когда заблагорассудится.

Крис показала Джеку язык, но сердце лежало не там. Если Хэнк выполнял отцовское поручение, тогда Джек прав.

— Не думаю, что Хэнк участвует в отцовских планах, — упрямо сказала она. — Он ведь не знал о проблеме с лодками из умного металла, которые привез на Олимпию.

— Я заметила, как он немного притих, когда вы заговорили об этом, — сказала Эбби, делая мгновенный ответ на ход Пенни. В отличие от Крис, Пенни и Эбби передвигали фигурки намного быстрее.

— Когда вырастаешь в моем мире, — Крис решительно подошла к Эбби и посмотрела ей прямо в глаза, — очень быстро учишься не произносить ни звука, который противник может использовать в новостях или в суде против твоего отца.

— Как бы то ни было, — сказал Джек, устраиваясь на диване, вытянув ноги и вытащив ридер, — не имеет значения, участвует он в каких-либо заговорах или нет. И не имеет значения, съедут набекрень мозги у нашей юной принцессы или нет. Если он не позвонит, ничего не произойдет.

— Если он не позвонит, нужно придумать другой способ модернизировать канализацию, — сказала Крис.

Джек пожал плечами.

Нелли вдруг зажужжала, отчего Крис испуганно подпрыгнула.

— Входящий звонок.

— Кто? — спросила Крис, пытаясь спрятать улыбку. Эбби, в это время переставляющая с одной клетки в другую рыцаря, замерла. Пенни тоже застыла с рукой на весу. Джек продолжил читать.

— Звонящий без идентификатора.

— Э-э, ну, прими звонок, — сказала Крис.

— Пожалуйста, подождите, — сказал компьютерный голос, — через минуту вы услышите Генри Смит-Петервальда Тринадцатого.

На коммуникационном экране появился герб.

— Это был трубный звук?

— Мне придется повторить и проанализировать его, — сказала Нелли.

— Кто тут у нас королевская особа?

— Ты, — сказала Нелли так, что Крис удивилась, как это компьютер сумел фыркнуть.

— Привет, Крис, извини, я не слышал твоего звонка, — Хэнк выглядел извиняющимся, губы слегка опущены, плечи поникли. Зловеще красивый, с оттенком сожаления.

— Они тебя тоже заняли? — ответила Крис, пытаясь угадать, где находится Хэнк, пока не поняла, что картинка позади него сгенерировала компьютером.

— Кэл по уши в делах. Думаю, он хочет произвести на меня впечатление исполнительным блеском. Даже интересно стало, почему он не поручит хотя бы половину всего своим подчиненным. Но потом, — он пожал плечами, — я вспомнил, каким становится отец, когда в ярости. Надеюсь, я таким не стану, когда доживу до его возраста. Ты что-то задумала?

— Да так, ничего особенного. Скучаю понемногу. Мой социальный график с прошлой ночи внезапно очистился. У тебя есть планы на вечер?

— Эти планы такие же мои, как и твои. Ты задумала ускользнуть от охраны, чтобы украсть пару-тройку часов только для себя?

— Думаешь, нас за такое обвинят в измене и повесят?

Хэнк изобразил заговорщика из плохого кино.

— Сначала они должны будут нас поймать, — прошептал он.

— Забери меня, скажем, в семь, — предложила Крис.

— Отлично.

— Как мне одеться? Просто обед, танцы или кино?

— Сидеть рядом два часа, пока на голосцене беседуют между собой призраки? Это не совсем то, что я от тебя хочу, — улыбнулся Хэнк. Улыбка от губ поднялась к глазам и, не остановившись, дошла до бровей. Милая улыбка.

— Я надену что-нибудь для танцев, — кивнула Крис.

— Увидимся в семь.

— Позвони, если не сможешь.

— Единственное, из-за чего я не смогу, так разве что кто-то взорвет лифт, и я останусь на планете.

— Хэнк, даже не думай об этом. То, как все разворачивается в этом мире… — Крис замолчала, пытаясь успокоиться.

— Не волнуйся. По-моему, Кэлу надоела неуклюжесть местных. Сейчас не происходит ничего из того, чего бы он не хотел. Ладно, мне тут звонят. К семи я либо буду у тебя, либо буду связан бантиком.

Как только экран погас, Крис победно повернулась к остальным.

— Он позвонил, — широко улыбнувшись, сказала она.

— Он работает с Сандфайером, — заметил Джек.

— Он всего лишь наблюдатель, — возразила Крис.

— Может, у вас получится разговорить его о парочке своих наблюдений, — медленно произнесла Эбби.

— Не совсем то, что я хочу от этого вечера.

Эбби и Пенни вернулись к игре в блиц-шахматы.

День тянулся. Эбби еще раз вынесла, на этот раз новой смене караула, печенья с молоком и вернулась с назначенным свиданием от сержанта.

— Кажется, Купидон тратит стрелы в угрожающем темпе, — сказал Джек.

— Ты просто завидуешь, потому что на свидание пригласили меня, а не тебя, — сказала Эбби.

— Сержант не в моем вкусе, — отмахнулся Джек.

Ближе к трем Крис задала очевидный вопрос:

— Когда вернется Томми?

Пенни, только-только протянувшая руку к епископу, замерла, пожала плечами, и сделала ход.

Джек отвел Крис подальше от игроков.

— Я рассчитывал, что он вернется к трем. В посольстве должен был справиться быстро, а потом уже в квартиру Пенни.

— Задержали в посольстве?

— Все может быть, — покачал головой Джек.

Около четырех Эбби поднялась из-за стола.

— Восемь на восемь. Как насчет ничьей? Продолжим завтра.

— Еще одну партию, — вздохнула Пенни.

— Крис нужно принять ванну.

— Ладно, — в голосе Пенни не было ничего, кроме смирения.

— Я бы не прочь с тобой сыграть, — сказал Джек, — но опасаюсь. Никогда не видел, чтобы так играли.

— Игра спасает меня от дурных мыслей, — сказала Пенни и хлопнула ладонями по столику: — Где бродит этот человек?

— Он позвонит, — сказала Крис прежде, чем подумала.

— Я не хочу, чтобы он звонил. Я хочу, чтобы он протиснул свое тонкокожее тело через эту дверь, желательно без черно-синих отметин.

Крис вошла в ванну, разделась и залезла в воду, но не расслабилась. Как только дверь закрылась, Эбби тут же начала показывать, как превращаются подкладки бюстгальтера в бомбы.

— Поверни их, иначе они полностью заблокируются и вряд ли доберутся до места, где должны быть.

Крис кивнула и спросила:

— Насколько опасно таскать их на себе?

— Слышала, как-то у одной дамы, пока та болтала без умолку, такие бомбочки улетели до нужного срока, — сказала Эбби, изобразив злобную улыбку.

— Клянусь, буду молчать, когда надену их, — сказала Крис, обеими руками подняла бомбу, положила в воду. Бомбочка, замаскированная под бюстгальтер едва держалась на плаву.

— Чтобы активировать бомбу, нужно надавить на сосок, — невозмутимо сказала Эбби, — повернуть на триста шестьдесят градусов и снова надавить. После этого твоя грудь становится смертельно опасной.

— Это тревожит, — покачала головой Крис.

— Вы слишком буквальны, — сказала Эбби и достала бомбочку из воды.

Крис, наконец, расслабилась. Закружилась голова. Она задумала атаку на суверенную планету. Есть ли у нее такое право? Адские колокола, если ли хоть какой-то шанс остановить этот безумный рывок планеты к войне, особенно после такого безумного трюка? И где Томми? Где информация с доков? Сколько девушек, отправляющихся на свидание с парнями, думают о подобных вещах? Крис только головой покачала.

Настоящей загадкой был Хэнк. Чего он хочет? Убить, похитить или как-то иначе связать свою жизнь с ее? А ведь большинство девушек в такие моменты волнуются за прически и макияж.

— Было бы неплохо когда-нибудь стать обычной девушкой, — пробормотала Крис, позволяя мускулам расслабиться под струями воды. Но вот что может расслабить мышцу, расположенную между ушами?

Через полчаса Эбби вытащила ее из ванной, вытерла волосы и принялась расчесывать. Когда Крис разволновалась уже по серьезному, в дверь сунул голову Джек.

— Томми звонит из вестибюля. Говорит, чтобы мы пока держались в стороне. Если понадобится помощь, он закричит.

Эбби все это время молча продолжала работать с волосами Крис.

Через пять минут с края гардеробной ожила Нелли:

— Томми у двери. Новый сержант не хочет впускать его.

Эбби отступила в сторону, чтобы дать дорогу Крис в холл. Натянув халат, Крис босиком отправилась к дверям. Джек уже стоял в дверях, Пенни рядом с ним. С полдюжины охранников стояли между ними и Томми, не давая тому пройти. Вооруженный только своей кривой улыбкой, парень с Санта-Марии открыто смотрел на охранников в серых костюмах. Крис остановилась рядом с Джеком.

— Какие-то проблемы? Агент? Сержант? — спросила она, изобразив на лице то выражение, которым дедушка Троубл использовал, чтобы заморозить лазер. Удивительно, но волосы при этом в сосульки не превратились.

— Кажется, да, — сказал Джек.

— Нет, мэм, — откликнулся сержант, опустив взгляд к полу.

— Если наш агент безопасности говорит, что есть, значит, есть, — сказала Крис, снова уходя на множественное императорское местоимение.

Это произвело желаемый эффект. Сержант побледнел, тяжело сглотнул. Охранники стали больше заинтересованы в Крис, чем в Томми. Тот стал протискиваться между них, когда Крис рявкнула:

— Мы отправили молодого человека на поверхность вашей планеты, потому что одному из членов нашего окружения потребовались определенные вещи из ее дома, из-за того, что попала она сюда прямо из больницы, где ее лечили от жестокого избиения, что она получила, находясь, предположительно, под защитой турантийской безопасности. Почему вы его задерживаете?

Адамово яблоко сержанта дергалось так, словно дервиш исполнял какой-то дикий танец.

— Извините, ваше высочество, мы всего лишь пытались вас защитить.

— Мы ценим вашу защиту, — сказала Крис, прервав его, заметив, однако, как из «мэм» быстро превратилась в «высочество». — Считаем, что дело улажено и давайте на этом остановимся.

Томми пробрался сквозь охранников с достоинством, приличествующим придворному принцессы. Охрана из блокпоста быстро превратилась в почетный караул, не сдвинувшись ни на шаг. Как только Томми прошел мимо них, он наградил охранников королевским кивком не хуже, чем одаривал дедушка Рэй любого, мимо проходящего.

Не успела дверь закрыться, Джек вздохнул, да так, что вздоху наверняка позавидовали бы все его ирландские бабушки.

— Пресвятая Богородица, я думал, они меня арестуют, — сказал он, развалившись на диване.

— Рано или поздно мы бы тебя вытащили, — заверила его Крис.

— Хотелось бы раньше. Нелли сможет обезвредить номер от жучков?

— Уже работаю, уже работаю, — сказала Нелли только для Крис.

— Минуту, — сказала Крис остальным.

Чуть погодя воздух засверкал отдельными вспышками.

— Есть и наши жучки. Томми принес обратно несколько разведчиков.

— Исследуешь их позже. Нам нужно начать разговаривать без опаски.

— Я знаю твои приоритеты, Крис. Мне нужно немного больше времени, пожалуйста.

Крис села на колени рядом с Томми и стала барабанить пальцами по столу. Пенни обосновалась рядом с Томми, обняла его за плечи. Эбби встала позади Крис. Джек встал так, что смог запросто видеть Томми и… входную дверь.

— Все чисто, — сказала Нелли. — Томми, ты вернул несколько моих разведчиков.

— Я так и рассчитывал. Позаимствовал у Эбби второй компьютер, он сообщил, что наши жучки благополучно ушли по адресу. Можешь вернуть его, Эбби. В посольстве я подобрал для себя и Пенни новые.

— Из-за этого ты так сильно задержался? — с нетерпением подпрыгивая на диване, спросила Пенни.

— Видишь, ты сама все прекрасно понимаешь. Посол лично захотел передать Крис, чтобы она не делала ничего «непристойного». Это его слово. «Мы со всем этим разберемся. Нам не нужно, чтобы юная поросль привела к какой-либо непристойной демонстрации».

— Постараюсь не быть непристойной, — сказала Крис и поправила халат, чтобы он закрывал коленки.

— Босс Пенни отвел меня в сторонку для небольшого разговора.

— О, дорогой, — прошептала Пенни.

— Крис, он не хочет, чтобы ты делала хоть что-то.

— Пенни, такое впечатление, что у твоего босса кишка тонка. Похоже, что он только и знает, что увиваться за длинными юбками.

— С ним обычно по-другому. Томми, он объяснил причину, почему Крис должна держаться ниже травы, тише воды? Он что-то задумал сам?

— Разве он выглядит так, что способен что-то задумать? Он ничего не говорил, разве что вопросы задавал, чтобы удостовериться, что я тот, кем себя назвал, и получить больше информации о том, чем Крис занималась последние дни.

— Что ты ему сказал? — чуть было не крикнула Крис.

— Только то, что он может узнать, читая газеты, — чопорно отряхивая брюки, сказал Томми.

— Значит, он не сказал тебе, почему хочет, чтобы мы изображали маленьких детей и махали платочками, пока здешняя армия отправляется на войну? — спросила Крис, позволив сарказму вырваться на свободу.

— Сказал, — кивнул Томми, и на его лице появилось беспокойство. — Даже не знаю, как тебе сказать, Крис. Он не говорил, откуда он все это узнал, но говорит, что у Сандфайера против тебя что-то личное. Я сказал, что знаю несколько веских причин. Он вроде как встревожился из-за того, что я много знаю о том, что привело к инциденту в системе Париж. В любом случае, по его словам, Сандфайер желает видеть лично тебя в цепях, когда все это закончится. Сандфайер, кажется, решил, что отец Хэнка Смит-Петервальда будет рад увидеть тебя перед собой еще и голой. Ну а дальше в ход идут ножи, и все заканчивается твоей не очень легкой смертью, — трудом сглотнув, закончил Томми.

Крис отшатнулась. Уселась, скрестив ноги. Она и раньше боялась, бывало даже до ужаса. Обычно это было до того, как начинали стрелять. Когда пули свистели над головой, и она была слишком занята, пытаясь остаться в живых, бояться было уже поздно. На лбу выступила испарина, Крис ладонью вытерла ее. Эбби достала полотенце, и умело обернула его вокруг головы Крис. Та уселась в позу лотоса, попытавшись успокоить внутреннюю дрожь.

Сандфайер хочет меня взять в плен, замучить и убить, — сказала она сама себе, пробуя слова на вкус. Пытаясь их прочувствовать.

Никакого сюрприза: она и так знала, что уходила от убийц Сандфайера, по крайней мере, когда была на Олимпии. А похищение и убийство Эдди, это тоже его рук дело? Он хотел захватить и убить нас обоих? Неужели Эдди, потребовав тогда мороженного, спас меня?

Сандфайер, я тебя ненавижу.

Крис медленно поднялась.

— Сандфайер хочет начать войну. Я хочу ее прекратить. Сандфайер хочет, чтобы я умерла. Мне нравиться быть живой. Ничего не изменилось. Нелли, дай знать, когда будет какая-нибудь информация о доках.

— Нелли, — сказал Джек, — у тебя есть доступ к лазерам этой станции?

— В смысле? — вскинулась Крис.

— Нелли, есть какой-нибудь способ выключить лазеры, нацеленные на корабли, улетающие к прыжковой точке?

— Нелли, игнорируй запрос. Сконцентрируйся на плане доков.

— Крис, Джек, я могу делать и то, и другое, — сказала Нелли.

— Поговори со мной о лазерах, — потребовал Джек.

— Покажи, что у тебя уже есть по докам, — сказала Крис. — И ни слова Джеку.

— Крис, я могу выполнить оба запроса. И, наверное, было бы неплохо, если мы выберемся отсюда.

— Я не хочу выбираться отсюда.

— Я хочу! — отлично, теперь ее компьютер хочет жить вечно.

— Нелли, поговори со мной, — повторил Джек.

— Не вздумай. Покажи доки.

— У меня пока часть плана доков, — начала Нелли. Одновременно с ней экран, занимающий всю стену и демонстрирующий прекрасные снежные горы, начал показывать схему станции. — Пока наши разведчики не обнаружили другого входа в доки, кроме лифтов.

— Покажи лазеры, — тихо сказал Джек.

Замигала красным дюжина лазерных батарей.

— Где электростанция? — потребовала Крис.

В центре дока мелькнул большой желтый блок.

— Реактор термоядерного синтеза здесь, — сказала Нелли. — Магнитогидродинамическая плазменная дорожка походит вокруг реактора.

— Не-бе-зо-пас-но, — по слогам сказал Томми.

— Как я уже говорила, эту станцию делали в спешке, — вставила Пенни.

— То, что создано в спешке, можно за секунду потерять, — сказал Томми.

— Нелли, можешь влезть и управлять любым из лазеров? — спросил Джек.

— Восемьдесят пять процентов вероятности проникновения в батареи на уровнях А и С, — сказала Нелли и несколько лазерных установок в старом, и несколько в верхнем отсеках стали немного светлее остальных. — К установкам в самих доках у меня нет доступа.

— Когда взорвем доки, о них можно будет не беспокоиться, — сказала Крис. — После этого сможем украсть корабль и убраться отсюда довольно легко.

— Не думаю, что у вас с Томми возникнут проблемы с уклонением от двух-трех установок, оставшихся активными, — сказал Джек. — Томми, насколько ты хорош в защите?

— Похуже Крис. Какое-то непонятное чувство говорит ей, когда нужно уворачиваться от лазерного удара.

— Сегодня мы никуда уходить не будем, — твердо сказала Крис.

— Моя работа — держать тебя в безопасности, — медленно сказал Джек, словно разговаривал с очень упрямым четырехлетним ребенком. — Тут тебе не какое-то шоу Космофлота. Цель всего происходящего — ты. Твоя личная, персональная смерть. Моя задача сохранить тебя живой, если понадобится, наперекор твоим желаниям. Ты знала с самого первого момента, что тут нечто большее, чем просто похищение Томми. Ты знала с первой минуты, как посол передал приглашение Сандфайера на бал, что некто проявляет к тебе огромный интерес. Сейчас мы точно знаем что ты — цель. С этого момента я беру управление всем на себя, а ты, с этого момента, начинаешь подчиняться мне.

— Ты разве не заметил, что кое-кто затевает войну, которая уничтожит чертовски много людей, а не только маленькую меня? — сказала Крис. Она попятилась от Джека… и уперлась в Эбби. — Пенни, ты со мной.

Лейтенант покачала головой.

— Крис, меня избили люди Сандфайера, в этом нет сомнений. Выбирая между ними и шансом пятьдесят на пятьдесят попасть под выстрел лазера, думаю, пятьдесят на пятьдесят — хорошие шансы. И вы слышали Томми? Меня всего лишь избили. А для вас Сандфайер приготовил не самую простую смерть.

— Слышала. Он давно хочет, чтобы я умерла, но я до сих пор дышу. А вот он долго не протянет.

— Лонгнайф до конца, — фыркнул Томми. — Знаешь, тебя ведь могут убить. Эдди умер. Твоим нескольким бабушкам и дедушкам тоже не так сильно повезло, как генералу Троублу.

— У Эдди не было шансов. Ему было шесть. Мне сейчас точно не шесть, — злобно и тихо сказала Крис.

— Я. Хочу. Тебя. Вывезти. Отсюда, — выделяя каждое слово сказал Джек.

— А я уйду отсюда только когда взорву доки.

— И убьешь Сандфайера. Теперь это между вами двоими личное.

— Если возьму Сандфайера на мушку, он умрет, — кивнула Крис. — Но первоочередная задача — взорвать доки и уничтожить проклятый флот. Джек, ты же знаешь, что умрет чертовски много людей, если Сандфайер получит то, что хочет. Клаггат готов бороться с этим безумным стремленьем к войне. Клаггат и пара сенаторов. У них нет шансов.

— Что заставляет тебя думать, что они есть у тебя? — спросил в ответ Джек.

Крис открыла рот, чтобы ответить короткой репликой, потом закрыла. Никто не мог утверждать, что она в этой игре представляет из себя джокера. Сандфайер раскрыл ее с самого начала и… она позволила этой карте сыграть. Крис вспомнила все, что произошло за последнюю неделю. Как она реагировала на дела Сандфайера? Как сильно она ему попортила его задумку? Похищение Нары пошло не по его плану. Что еще?

— Джек, Сандфайер управляет станцией так, словно она его домашний пудель. Да, мной тоже пытается. Он поймал Томми, и я попала в его ловушку. Но назови хоть одного человека, который мог бы произвести такую же разведку, какую я совершила вчера. Один набор фотографий, и все, над чем работал Сандфайер, пошло коту под хвост.

— Поэтому он и заставил своего любимого президента объявить военное положение, и теперь снова руководит всем шоу, — сказал Джек.

— Точно, — сказала Крис и через небольшую паузу продолжила: — Джек, ты же знаешь, что я не получила бы всего того материала, если бы таксист не решился рискнуть. Я бы не вернулась, если бы многие мужчины и женщины не рискнули бы ради меня своими жизнями.

— Хочешь сказать, я им должен? — хмыкнул Джек.

— Хотела, — вздохнула Крис. — Но, наверное, нужно оставить все, как есть. Внизу много людей, заслуживающих лучшего. Они этого хотят. Они это заслужили. Я думаю, мы можем дать им то, что они хотят. Почему не попробовать? Что такого интересного в том, если мы сегодня уйдем? Почему не завтра, к примеру? Почему бы не нарушить хоть кусочек плана Сандфайера?

— Потому что ты обязательно его разозлишь. Даже если он не сможет напрямую указать на тебя пальцем, обвинив в том или ином беспорядке, он все равно что-нибудь придумает и затянет петлю на твоей шее.

Крис кивнула: у Джека всегда есть готовый ответ на все, что она скажет. Она сложила руки на груди.

— Все сводится именно к этому. Тогда нам остается, чтобы он разозлился заслуженно.

На Вардхейвене были ледники, выглядящих теплыми курортами, если сравнивать с тем, как похолодало в холле номера. Ледяной холод. Без альтернатив. Без компромиссов.

— Я могу связать тебя за пять секунд, — прошептал Джек.

— Эбби, даже не думай торчать за моей спиной, — сказала Крис и отступила чуть дальше от горничной, правда при этом став ближе к Джеку. — Если кто-то попытается схватить меня, я закричу. Охрана будет здесь прежде, чем меня удастся заткнуть.

— Это на самом деле все испортит, — безумно разумно заметил Томми.

— Никаких сомнений, — кивнула Крис. — Мы сделаем все по своему, Джек, но так или иначе, по твоему не будет.

— Соплячка.

— Сертифицированная, уровня принцессы, — кивнула Крис.

Джек поймал взгляд Крис. Та даже не моргнула. Наконец, он пожал плечами.

— Как только вернемся домой, я попрошу другое назначение.

Вот так дело и дошло, что каждый из них разыграл свою последнюю карту. Крис могла закричать и запереть их всех в самом глубочайшем подземелье Турантика, откуда невозможно ни сбежать, ни нарушить планы Сандфайера. А Джек может повернуться к Крис спиной. Знает ли он, насколько она от него зависит? Как сильно ей нравится, когда он рядом? Крис тяжело сглотнула.

— Когда вернемся, тогда и решим.

— Если вернемся, — огрызнулся Джек. — Эбби, тебе нужно что-нибудь сделать с ее волосами, иначе подумают, что я причинил серьезный ущерб своей основной работе.

Он нахмурился и отвернулся.

— Давайте вернемся к раковине, сударыня. Может, у вас и найдется сила выдержать разные адские муки в мире боли, но я все еще отвечаю за то, чтобы все это выглядело презентабельно.

Крис отправилась туда, куда приказали… для разнообразия. Взгляды Томми и Пенни следили за ней. Были ли в их взглядах отчаяние или обычное ожидание, что она каким-то образом вытащит их всех из всего этого бардака, в который сама же и втянула?

Назад