Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 21

Эбби только-только нанесла последние штрихи в прическу Крис, когда в дверь постучали.

— Я открою, — сказал Джек тем же чугунным голосом, каким разговаривал с тех пор, как Крис забраковала его план ухода с планеты.

— Я хорошо выгляжу? — спросила у Эбби Крис.

Горничная кивнула и Крис бросила на себя последний взгляд. Эбби завила ей волосы, уложила и закрепила бриллиантовыми заколками, арендованными в ювелирном магазинчике отеля. Платье ниже талии раздувалось в обе стороны, заверяя, что юбка будет качаться с каждым шагом. Лиф поднят так, что не столько показывает, сколько обещает. Бомбочки под ним еле спрятались. И как только она от них избавится, никто ничего не заподозрит.

Ну, разве что Хэнк, но все будет зависеть от того, как близко они будут танцевать.

Бросив последний взгляд на себя через зеркало, и убедившись, что нос меньше не стал — магия Эбби тоже имеет пределы — Крис отправилась посмотреть, как развиваются события.

В гостиной сюрпризов не обнаружилось. Три разных команды безопасности приценивались друг к другу, проходя только им понятные процедуры выяснения, кто тут главный. Слева от двери стояли люди Хэнка, справа — серые пиджаки. Джек с Томми, облаченный в полную парадную форму Космофлота, держали и тех и других на расстоянии, пока те объявляли о своих намерениях.

— Мы справимся с задачей самостоятельно, — сказал глава отряда безопасности Хэнка, как будто это могло все решить. — Нам не говорили, что кто-то еще куда-то собрался.

Сержант серых аж побледнел, чувствуя, как теряет контроль над ситуацией.

— Крис шагу не сделает без своих сотрудников безопасности, — заявил Джек, что, кажется, немного скрасило трудный день серых, пока те не поняли, что Джек вовсе не их имеет в виду.

Из комнаты Крис вышла Эбби в строгом темно-сером костюме и встала по другую руку Джека.

— Мы готовы? — спросила она, ни к кому не обращаясь.

Хэнк подмигнул Крис.

— Сегодня ты прекрасно выглядишь, — сказал он так, словно они были нормальными людьми, и вокруг больше никого не было.

Крис слегка шевельнулась, из-за чего зашуршал весь надетый на нее ансамбль, и вернула комплимент:

— Ты и сам неплохо выглядишь, — что, безусловно, было преуменьшением. Светло-коричневый смокинг оттенялся красным поясом, а на рубашке верхняя пуговица хулигански растегнута и никакого галстука.

Хэнк предложил Крис руку, доказав что рыцарство до сих пор не мертво, и провел ее мимо все еще выясняющих отношения служб безопасности, как будто их тут не было вовсе. Крис потребовалась секунда для решения, что сегодня именно так и стоило поступить. А может, и не только сегодня. И посмотреть, как такое понравится Джеку.

Агенты Хэнка зарезервировали отдельную кабину лифта. Хэнк чуть было не пропустил сигнал одного из агентов, что заставило бы их ждать следующую кабинку. Крис, не обратив внимания на возню агентов, уселась на диванчик. Хэнк сел рядом.

— Сегодня был довольно длинный день, — сказал он. — Была занята?

— Ты, наверное, заметил, что Вардхейвен несколько последних дней стал не самой любимой планетой Турантика, — Хэнк кивнул. — Я сегодня, вроде как, под домашним арестом. После довольно плотного графика в предыдущие дни, такое сильно расслабляет.

Хэнк засмеялся.

— Наверное, нужно попробовать такой подход. Но у Турантика мало связей с Гринфельдом, поэтому никто не знает, что со мной делать.

— Я думала, твой мистер Сандфайер… — начала Крис, но не договорила.

— Он не мой мистер Сандфайер. Не уверен, что Кэл вообще чей-то человек, — Хэнк вздохнул, и Крис почти увидела, как он мысленно делает заметку для своего отца. — Кажется, у него горит сразу в нескольких местах, но многие были удивлены, видя меня рядом с ним последние несколько дней. Подозреваю, я часть какой-то вечеринки. Не уверен, что понимаю, как меня используют.

— Нас всегда кто-то хочет использовать, — вздохнула Крис.

— У тебя, хотя бы есть титул принцессы, — мрачно улыбнулся Хэнк. — Так тебя легко спасать. Я же просто еще один обычный бизнесмен.

— Готова поменяться, — откликнулась Крис. — Можешь забрать и корону, и все остальное.

— Чуть меньше бриллиантов мне бы подошло, — сказал Хэнк, уставившись на ее украшения. — Не думаю, что весь этот блеск будет хорошо смотреться на мужчине.

— Эй, если кто-нибудь из нас сделает какое-то заявление в мире моды, все его примут, — заверила его Крис. — Но эти украшения всего лишь одолжены на сегодня. Не хотела на публике носить корону, особенно учитывая все эти политические течения, омывающие меня со всех сторон.

А ведь большую часть короны обменяла на интересные фотографии, которые должны были решить всю эту проблему. Надеюсь, никто не заскучает, когда сработает наш трюк.

Двери лифта открылись, первыми наружу выскочили охранники, осмотрели периметр. Чтобы собраться всей компанией, потребовалось время: Эбби с двумя охранниками из серых приехали в другой кабинке, а потом все ждали, когда в третьей кабинке прибудут остальные.

— Я видела беспорядки намного лучше организованные, — буркнула Эбби, подходя ближе к Крис.

— Не сомневаюсь, их организацией занималась ты, — сказал Джек, на секунду опередив Крис.

Хэнк, заметив такое складное взаимодействие, засмеялся.

— Предсказываю, сегодняшний вечер будет весьма приятным.

— Ты, как обычно, произвел полный поиск доступных закусочных, чтобы найти лучшую и… наверняка, самую дорогую.

— Конечно, ведь плачу я.

— Эй, это ведь я пригласила тебя. Плачу я, — зарычала, было, Крис, но быстро заткнулась. Не все морщинки на ее лице были морщинками от смеха.

— Видишь ли, я старомодный парень. Я бы никогда не позволил даме платить за ужин.

— Да, но мой трастовый фонд больше твоего.

— Когда последний раз ты это проверяла? — вопрос вызвал смех у обоих. — Ненавижу сидеть без связи, — закончил Хэнк.

— Я тоже. У меня вторая неделя недельного отпуска пошла. Когда вернусь, капитан меня убьет.

— Не могу представить, что кто-то посмеет подписать тебе розовую увольнительную.

— О, могу назвать нескольких генералов и одного адмирала, кто будет рад избавиться от меня.

— Для них это будет означать конец карьеры.

— Может, для тебя так оно и звучит, да еще для нескольких папиных оппозиционеров, желающих видеть мою семью в подобном медийном цирке.

Ресторан расположился чуть в стороне. Освещение в нем было таким тусклым, что Джеку пришлось надеть очки, чтобы лучше видеть. Он сел за столик вместе с Томми и Эбби, между входом и столиком, за который Крис и Хэнка провела официантка в мерцающем желтом саронге, который при хорошем освещении вполне мог оказаться полупрозрачным. Хэнк, вроде бы, нашел такой наряд соблазнительным.

— Собираешься танцевать с девушкой, которую привел на ужин или с прислугой? — улыбнувшись, спросила Крис.

— С вами, Лонгнайфами, никогда не знаешь, улечу я отсюда с тобой или меня вышвырнут с планеты. Я подумал, стоит присмотреть альтернативные варианты.

— Ладно, дай мне хорошенько рассмотреть официантку и я тебя отпущу.

— Да кому мы нужны? — сказал Хэнк и, внезапно став серьезным, наклонился, так что следующие его слова не достигли ушей охранников, занявших соседние столики.

— Мы можем купить эту планету со всем, что на ней есть. Наверняка, после такой покупки у тебя даже мелочь останется на обновление компьютера. Мы можем купить кого угодно, но сможем ли заполучить этого кого угодно?

— Возможно, нужно это заслужить? — сказала Крис.

— Как можно заслужить, если все наше богатство наследственное?

— Ты так говоришь, словно кто-то создал нам эту проблему, — сказала Крис, осознавая, что ее замечание больше риторическое, чем какое-либо еще.

— Тоже ходишь к психологам?

— Космофлоту не нравятся эмоционально нестабильные офицеры.

— Моему старику тоже. Но мне удалось найти парочку друзей, о которых он знает не так много, как думает.

Крис обратила внимание на то, как двигаются ладони и как моргают глаза. Его слова были пронизаны не столько искренностью, сколько надеждой.

— Твой отец почувствовал подъем сил?

— Думаю, он начинает чувствовать, что стареет. Все эти системы омоложения, мужчины после них думают, что остаются в рассвете сил.

— Ну, твой дедушка еще жив.

— И прадед, наверняка, был бы, если б не та авария, — сказал Хэнк. Крис читала отчет об этом «несчастном случае», предложенный дедушкой Элом, написанный его личной деловой разведкой. В окончательном заключении так и не было окончательно выяснено, порешили его взбунтовавшиеся акционеры или отец Хэнка.

Интересная семейка.

Но Хэнк влюблен в свою семью не больше, чем Крис в свою. Есть ли хоть малейший шанс втянуть его в ту историю, в которую влипла сама Крис.

У локтя Хэнка появился официант в голубом саронге. В тусклом свете свечей мерцание играло в прятки с глазами Крис. Натренированные груди, пресс. Возможно даже лучше, чем у Джека. Пока Крис наслаждалась видом, Хэнк делал заказ на языке, который Крис не распознала.

— Нелли?

— Возможно, баллийский, или что-то, связанное с Юго-Восточной Азией на старой Земле, но не классический. Измененный в космосе.

А что в космосе не поменялось? Крис наблюдала, как парень прокладывает путь между охраной, потом поднялась сама.

— Если ты пойдет за ним, мне придется отправиться охотиться за официанткой, — многозначительно сказал Хэнк.

— Думаю, вон тот знак говорит, что там находится дамская комната, — сказала Крис, кивнув в нужную сторону. — Хоть я большую часть дня и просидела в ванной, моя горничная не считает нужным тратить время на старомодное использование этого места. Обещаю, настроение у меня после посещения той комнаты немного улучшится.

— Скажи это быстро пять раз, — снова засмеялся Хэнк. — Но, клянусь, если ты там задержишься слишком долго, найдешь меня в подсобке с официанткой.

— Буду иметь в виду, — сказала Крис и отправилась к дамской комнате. По пути к ней присоединилась Эбби.

— Знай я, что вы будете наговаривать на меня подобные нехорошие вещи, я бы потребовала более высокое жалование.

— Я думала, твое жалование из-за всех твоих талантов и без того высокое.

По другую руку Крис появился Джек, тут же со своих мест повскакивали серые, намереваясь преградить им дорогу.

— Парни, если вы встанете между мной и вон той дверью, будете всю жизнь туалеты драить, — угрожающе произнесла Крис и серые охранники расступились перед ней, как Красное море перед Моисеем.

— Нелли, нано-защита все еще при нас?

— Мы не потеряли ни одного бриллианта.

— Запускай их сразу же, как войдем в дамскую комнату. Дай знать, если у них будет компания. Приготовься.

— Приготовилась, — сказала Нелли, когда Эбби открыла дверь. Джек встал у двери, что убедило серых в том, что Крис необходимо уединение.

— Наблюдение?

— Две камеры направлены вдоль кабинок, видно как в них входят и выходят. Сами кабинки без наблюдения. Пять летающих нано-шпионов.

— Попробуй с ними справиться не убивая.

— Работаю.

Эбби проверила все четыре кабинки, там никого не было. На мгновение отошла, с сомнением продолжая их разглядывать, потом пробормотала:

— Самая чистая уборная из тех, что я видела.

Потом вытащила из сумочки флакончик с распылителем и пару раз пшикнула. Не говоря ни слова, отошла в сторону, дав возможность Крис занять одну из кабинок.

Идея состояла в том, чтобы изобразить патологическую боязнь микробов, что дало повод смывать унитаз раз за разом.

— Как у нас дела, Нелли?

— Захватила еще одного.

— Знаешь, где мы?

— Я нашла на схеме этот ресторан. Поток отсюда до потенциально большой метановой ловушки должен быть около десяти минут. Я могу запрограммировать бомбы.

Черт возьми, ужин пойдет коту под хвост, а про танцы теперь не может быть и речи. Правда, местная служба безопасности может и не отреагировать на небольшие проблемы в очистных сооружениях. Моя удача должна пересмотреть свою позицию до того, как я превращусь в старую деву тридцати лет от роду, — засмеялась про себя Крис.

— Все готово, — отрапортовала Нелли.

Крис осмотрелась, осторожно оттопырила платье на груди, активировала левую бомбу, позволила Нелли запрограммировать ее, сняла, растянула на добрых двадцать сантиметров и осторожно опустила в воду. Покраснела. Через минуту в путь отправилась вторая бомба. Воспользовавшись моментом, Крис использовала кабинку по прямому назначению — ничто не сравниться с испугом до смерти — еще раз покраснела и поправила платье. Эбби, ждущая снаружи, как только Крис вышла из кабинки, поправила платье по своему, помогла Крис вымыть руки, не замочив платья. Когда все было готово, кивнула и сказала:

— Я чертовски хорошо работаю.

— И что, ни слова о том, как легко сделать из такой, как я, красавицу?

— Вам на самом деле необходимы заверения от кого-то, вроде меня, о том, что вы красивы? — удивленно уставилась на Крис Эбби.

— Эбби, я знаю, что нет, — вздохнула Крис.

— Где были ваши мама с папой, девочка, когда они были вам так нужны?

— Занимались агитацией или просто были заняты, — сказала Крис. — Дверь откроешь? — Эбби тут же сделала это.

Крис вернулась к столику, где уже подсуетился Хэнк, подвинув стул Крис.

— Ты такой джентльмен, — улыбнулась Крис.

— Какой такой? Я просто уже намеревался отправиться за официанткой. Думал, ты сбежала с тем официантом.

Крис щелкнула ногтем по краю хрустального бокала с водой, которого не было, когда она уходила.

— Пока меня не было, кто-то работал.

— Приходила одна симпатичная штучка, не утруждающая себя ношением саронга. Устранила все вопросы.

— Знаешь, не знай я тебя лучше, подумала бы, что ты какой-то богатый избалованный, избегающий обязательств, ребенок.

Хэнк долго молчал.

— А разве это не правда? — вздохнул он, после чего оглянулся, поймал взгляд командира отряда безопасности, махнул ему, чтобы подошел ближе: — Слушай, сегодня вечером меня никто убивать не собирается. Ее тоже. Мне нужно пространство. Постойте на выходе. Проверьте тут все на предмет жучков и не высовывайтесь.

— Что насчет серых задниц?

— Если не сможешь справиться с ними, завтра у меня будет другой глава службы безопасности.

— Без проблем, Хэнк.

Командир отряда подал короткий сигнал и одетые в черное агенты поднялись со своих мест, подошли к серым. Кто-то из последних заспорил, но, получив в руки немного денег, тут же затухал.

— Джек, — обернулась к своим Крис.

— Мне это не нравится, — сказал тот.

— Я не прошу. Думаю, если составишь компанию парням Хэнка, а Томми прикроет с другой стороны, у Эбби получится немного вздремнуть за столиком рядом с дамской комнатой.

— Крис, я серьезно. Я не могу стараться изо всех сил пытаясь сохранить тебе жизнь и кусать ногти каждый раз, когда ты вот так весело меня игнорируешь. Я не хочу держать тебя в своих руках, пока ты умираешь, — он говорил так, словно она прямо сейчас истекала кровью.

Крис почти увидела его стоящего на коленях и держащую ее, истекающую кровью, в руках. Почувствовала, как кровь отлила от лица. Но не вздрогнула и не передумала. Оставшаяся часть вечера должна остаться только для нее и Хэнка.

— Иди с людьми Хэнка.

Джек с каменным выражением на лице подчинился. Томми нашел местечко за столом, где расположились люди Хэнка. Они заблокировали все три выхода, которые Крис заметила, не успев войти в ресторан.

— Ты так часто делаешь? — весело спросила она.

Хэнк откинулся на спинку кресла, сбросив, кажется, целую гору беспокойства с плеч и покачал головой.

— Когда Берти назначили моим главным телохранителем, я сказал ему, что хочу проделывать подобное раза два за год. Он сказал, что позволит только один раз за год. Это было три года назад. Сегодня я этим правом воспользовался впервые.

— Ура тебе! — зааплодировала Крис.

— Да, вдохновляет. Эгоистично и рискованно. Думаешь, кто-нибудь попытается тебя сегодня вечером убить? Кажется, с тобой такое случается чаще, чем кто другой простуду подхватывает.

— Ты ошибаешься, — криво усмехнулась Крис. — Последняя шумиха поднялась из-за того, что кто-то попытался похитить дочку сенатора.

— Кто-то оказался настолько глупым, чтоб из-под твоего носа выкрасть ребенка?

— Ну, думаю, они не ожидали, что я там окажусь, — пожала плечами Крис. — Я старалась держаться подальше от тех, кто мог за мной охотиться.

— И влипла в другое. Папа прав, вы, Лонгнайф, живете как-то не так, не как нормальные люди.

Замечание заставило Крис задуматься, какие досье на Лонгнайф хранятся у Петервальд и что в них говорится о причине смерти некоторых предков Крис. Она даже сомневалась, что когда-либо хоть что-то читала их этих досье.

— А вы, Петервальд, ведете такую непринужденную жизнь, — сказала Крис.

Хэнк протер глаза. Его красивое лицо выражало усталость.

— Не на этой неделе. Кэл желает, чтобы я находился рядом с ним каждую минуту, когда он бодрствует. Не то, чтобы его интересовало мое мнение о чем-либо. Просто хочет, чтобы я был рядом. Думаю, ему нравится воспринимать меня в качестве зрителя.

— Зачем ему это? — спросила Крис. Может, позже посплетничает об этом с Эбби.

— Если бы я не знал его лучше, сказал бы, что хочет произвести на меня впечатление. Или запугать. «Взгляни, сколько ниточек в моих руках, за которые я могу дергать. Посмотри на все, что я могу сделать».

— «Ты на самом деле хочешь, чтобы я заправлял всем твоим шоу», — подхватила Крис.

— И это тоже. Не уверен, что все, что он делает, может впечатлить.

— Например?..

Хэнк откинулся на спинку стула, некоторое время смотрел на Крис, потом покачал головой.

— У твоего отца есть вещи, которыми он никогда не станет делиться даже с друзьями. Да и ты не будешь говорить о некоторых его вещах, о которых он не хочет говорить, если не надавить. Так что и ты на меня не дави.

— Ты прав, о папе я знаю кое-что, чего не хотела бы видеть в газетах, но он никогда не делал ничего, о чем мне было бы стыдно в них прочитать.

— Ничего, о чем ты знаешь.

Настала очередь Крис пожать плечами.

— Мы говорим о том, о чем знаем, разве нет?

— Да, но все ли от имени твоего отца делается так, как он хочет? И как задавать старику такие вопросы? Я не могу. Черт, — выругался Хэнк и умоляющим взглядом уставился в покрытую звездами ночь, словно звезды могли ответить на гложущие его вопросы.

Станет ли Хэнк ее союзником? Сможет помочь ей покинуть эту планету? Посмеет ли она задать ему такой вопрос? Крис чуть не улыбнулась на последний вопрос. Девочка встречается с мальчиком, девочка приглашает мальчика в заговор, способный потрясти целый мир. Что из этого следует?

Под руками Крис задрожал стол.

— Что это было? — спросил Хэнк ни у кого.

Как же быстро летит время, когда хочется просто повеселиться. Крис вздохнула.

— Не ощущала ничего подобного с тех пор, как попала сюда. Думаешь, возникли проблемы в системе стабилизации вращения? Кто-то из сотрудников посольства говорил, что станцию слишком быстро достроили. Может, что-то пропустили?

— Чтобы это ни было, это не есть хорошо. А вот и Берти с Джеком. Почему я вдруг уверен, что твоя танцевальная карточка снова заполнилась?

— Если ты скажешь «нет», — сказала Крис и улыбнулась, надеясь, что вышло застенчиво.

— В принципе, я могу пойти против телохранителей, но ведь тогда они призовут папу.

— Сегодняшним вечером Берти нелегко будет дозвониться, — теперь улыбка Крис стала чисто бесовской.

— Вы опасны, мисс Лонгнайф.

— Иногда помогает, особенно с тех пор, как меня превратили в принцессу Кристин.

— Ждешь, что я в это поверю? Что это было, Берти? Неугомонные туземцы? На барабаны из джунглей было не похоже.

— Нет, сэр. Кажется, на заводе по переработке отходов произошел взрыв метана. Степень ущерба не ясна, но я обязан предложить вам уйти на корабль.

— Ты ведь не собираешься улетать? — спросила Крис.

— Вряд ли, — ответил Хэнк, — но когда возникает вопрос целостности корпуса, папа хочет, чтобы я был в безопасности на «Барбароссе». Не желаешь присоединиться? Может пройти много времени, пока не скажут, что все нормально.

— Уверена, у Джека случится эпилептический припадок, если я соглашусь, — глядя на Джека, сказала Крис. Тот тихо кашлянул в кулак.

— Точно. Твой человек доверяет моим людям не больше, чем… Скажи, Крис, когда-нибудь смотрела древний спектакль о двух влюбленных, чьи семьи ненавидели друг друга?

— «Ромео и Джульетта»?

— Наверное.

— Там, кажется, все закончилось тем, что они оба умерли.

— Может, мы не такие, как они, — сказал Хэнк. Но тут кашлянул Берти. — Точно. Крис, позвони завтра утром. Может, у нас получится повторить, если местным удастся все привести в норму.

— Им придется долго там возится, — сказал подошедший Томми. — У них там водяной гейзер образовался. И адски вонючий.

У другого локтя Крис появилась Эбби.

— Надеюсь, вам больше не нужно посещать дамскую комнату, — сказала она. — Там царит такой беспорядок…

Тут запах достиг и носа Крис.

— Постараюсь продержаться, пока не попадем в номер, — заверила ее Крис.

Снаружи ее окружила стая в серых костюмах, наверное, они пока еще не подозревали о возникших проблемах. На променаде, если взглянуть вверх, на правой стене Верхнего Турантика можно было увидеть потрескавшиеся зеркала. Кто-то уже спешил к лифтовым кабинкам, в то же время другие не спеша прогуливались, разговаривали друг с другом, не осознавая масштабов катастрофы.

— Сэр, если мы не поспешим, можем здесь застрять, — сказал Берти.

Пока люди Хэнка расчищали дорогу, Крис держалась за его локоть. Добравшись до лифтовых площадок, осталось только подождать ближайшую кабинку и быстро ее заполнить. Сержант, командующий серыми, очень расстроился, когда для них в кабине не осталось места.

— Если повезет, мы их некоторое время не увидим, — казала Крис. — Эбби, не желаешь провести вечер вне дома? Томми, как на счет тебя?

— Я бы предпочел, чтобы мы все были в номере, на случай, если серые задумают покопаться в постелях.

— Неужели все настолько плохо? — удивился Хэнк.

— Кажется, местные медиа и серые уверены, что к Вардхейвену нужно относиться так, словно он союзник Гамильтона, — с кривой усмешкой сказала Крис.

— Ох, и впрямь, — сказал Хэнк так, словно это не было для него новостью. Наверное, он подобное уже слышал, пока находился рядом с Сандфайером. Наблюдал, как деловой магнат устраивает первые прибыльные ходы. Базовый и продвинутый уровни в одном простом уроке. Конечно, Сандфайер избавит Хэнка от наблюдения грязи и крови, которые Крис знает под названием война. Нужно ли ему сказать, что его обманывают? Одного взгляда на Берти было достаточно, чтобы отказаться от этой идеи. Холодное, вежливое лицо может скрывать гору зла. Она засомневалась, что выдавит из себя три нужных слова.

Хэнк, возможно, и не знает, что Сандфайер хочет ее смерти. Берти — другое дело.

Кабинка лифта начала замедляться. Крис поднялась и со всей своей командой встала у створок.

— Не желаешь с нами? — предложила Крис Хэнку.

— Нам нужно доставить вас на корабль, сэр, — сказал Берти так, словно отдал приказ.

— Полагаю, придется отказаться, — не скрывая тоски, сказал Хэнк.

— Нам стоит попробовать снова как-нибудь поужинать вместе. Когда-нибудь, когда сможем поговорить наедине.

— Надеюсь. Кому взбрело в голову взрывать канализацию? — Хэнк покачал головой.

— Был взрыв? — спросил Томми. — На каждом мусороперерабатывающем заводе есть проблемы с накоплением метана. Если не относиться с уважением даже к такому вонючему шлаку, оно возвращается к тебе сторицей. Я слышал, станцию достраивали в спешке. Может, какой подрядчик срезал не тот угол, — рожденный в космосе замолчал, дав Хэнку пищу для размышлений помимо того, что наговорит ему Сандфайер.

— Увидимся завтра? — спросил Хэнк, когда створки лифтовой кабинки открылись.

— Почему-то я сомневаюсь, что буду сильно занята, — улыбнулась Крис, позволяя Джеку и Томми вывести ее наружу. Эбби мягко подталкивала ее сзади, неохотно желая всем спокойной ночи, пока дверь не закрылась.

Назад