Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 22

— Зайдем в номер, — сказал Джек.

Крис последовала за ним. Пока Нелли занималась очисткой номера от жучков, все молчали. Мысли Крис неслись, как паровоз: первый шаг плана они исполнили. Как быстро нужно приступить к следующему? Завтра, а может, и позже. А может рискнуть и не торопить события? Даст ли ей Сандфайер столько времени?

— Все чисто, — объявила Нелли. — Никаких новых типов жучков я не обнаружила.

— Что-то мне подсказывает, проследить след до нашего номера Сандфайеру много времени не понадобится, — тут же сказала Крис.

— Мы ведь не оставили следов, — заверила Эбби.

— Чтобы преследовать Крис, Сандфайеру причина не нужна, — сказал Джек. — Если мы хотим что-то сделать, я голосую за то, чтобы начать это сейчас.

— Нелли. Можешь подать сигнал жучкам, наблюдающим за доками?

— Такая возможность есть. Крис, должна отметить, что…

— Останется след до нашей двери. Да, Нелли, знаю, но я не собираюсь быть здесь, когда сюда постучатся.

— В смысле? — спросил Джек, и на его официально хмуром лице появился намек на улыбку.

— Бей быстро, бей сильно и убегай. Разве не так нас учат атаковать на катерах, Томми?

— Постоянно, — ответил тот.

— Пенни, как дела?

Из своей комнаты вышла Пенни, в спортивных штанах и майке с надписью «Иди в Космофлот».

— Думаю, я от вас не отстану. Слышала, каждой оперативной группе нужен арьергард.

Томми тут же подошел к ней, обнял. На этот раз от его прикосновения она не вздрогнула.

— Мы справимся, — сказал он.

Крис перестала обращать внимание на их бормотание.

— Нелли, покажи, что мы узнали о доках.

Появилась схема, заполненная больше, чем в прошлый раз. Крис провела пальцами по контуру. Всего в пятистах футах от номера стена, гарантирующая, что ничто с уровня отеля не попадет в доки. На самом деле, рекламировалось все диаметрально противоположно: ни один из химикатов и другой какой дряни, используемой в доках, не испортит приятность воздуха денежным клиентам. В любом случае, для Крис сегодняшним вечером эта стена станет проблемой.

— Используем двухступенчатую цепь. Первый взрыв отправит всех на землю. Потом, когда все здравомыслящие уберутся, используем второй взрыв, уже для убийства. Нелли, подсчитай время эвакуации из доков.

— Двадцать восемь минут и несколько секунд, — ответила Нелли. Если компьютер и мог говорить неохотно, Нелли сейчас именно это и демонстрировала. — Крис, Джек, возможно, прав. Наверное, нам нужно действовать быстрее.

Крис опустила взгляд, туда, где на бедрах висела Нелли, и подняла брови. Будет, что рассказать тетушке Тру, если они выберутся отсюда живыми.

— Джек, если взорвем доки без предупреждения, убьем от четырех до шести тысяч рабочих. Так поступают только террористы. Я форму надевала не для того, чтобы заниматься подобным дерьмом. Я офицер Космофлота. Когда мы деремся, делаем это честно. Предлагаю вот что: делаем первый удар и готовимся бежать. Если за нами начинают охоту, мы будем на шаг впереди, опережая местную службу безопасности. Через полчаса делаем большой взрыв и тогда бежим отсюда, как из ада. Есть какие возражения? — Крис осмотрела команду.

— Скажем так… — пожал плечами Джек. — Наверное, нет.

— Ненавижу бегать за вами, Лонгнайфами, — сказал Томми и ненадолго замолчал. — У вас такие хорошие оправдания, чтобы убивать всех вокруг, — при этом его улыбка оставалась кривой, шириной примерно в клик.

— Думаю, знаю теперь, как вы заставили экипаж корабля снять капитана и следовать за вами, — сказала Пенни. — Не думаю, что мое начальство поверит, прочитав мой отчет… если я, конечно, выживу, чтобы составить его, — но она тоже ухмылялась, словно отказалась от всяких претензий на здравый смысл. Вот сейчас она идеально подходила для космофлотской разведки.

— Вам нужно переодеться для этой роли, — фыркнула Эбби и отправилась в комнату Крис.

— Через десять минут начнется эвакуация Верхнего Турантика. Давайте дадим им час, чтобы эвакуировать детей. Есть риск, что Сандфайер среагирует, но даже ему придется сначала разгрести то, что мы натворим, прежде чем заняться нами. Давайте переоденемся, как и предложила Эбби. Всем нам предстоит играть новые роли.

Раздался звонок в дверь. Джек глянул на запястье.

— Десять минут. Неплохо, учитывая всю эту неразбериху.

— Ты с ними справишься, а я приму ванную, нужно расслабиться после стресса от близости к бомбе, — сказала Крис.

Закрыв дверь в комнату, Крис спросила у Эбби:

— Как одеваются бомберы?

— Я подумала, что вот этот скромный костюм может пригодиться, — сказала Эбби, поворачиваясь к Крис с темно-синим шелковым платьем с водяными знаками, держа его расправленным и прижатым к себе. Узкая талия отмечена серебристой филигранью, заканчивалась короткой юбкой. Ноги оставались обнаженными, отвлекая мужские взгляды. Правда, если они оторвутся от небольшого лифа. От него даже Крис тяжело сглотнула.

— Мне нужно это надеть?

— Дорогая, это платье облегчит доступ к взрывчатке.

— У тебя какой-то пунктик по поводу бомб.

— Сударыня, как можно ожидать от Голливуда экранизации вашей жизни, если в ней будет мало взрывов?

— И сисек.

— Как человек, которого природа не сумела ими наделить должным образом, я выбрала жизненную миссию в исправлении этого недостатка.

Крис разделась, не переставая спорить. Спор отвлекал ее от того, во что она собиралась ввязаться.

— Каким образом я смогу это носить, находясь в полной броне? До твоих мини-бомб еще добраться как-то нужно будет.

— Они липкие, их можно прицепить снаружи.

— А почему ты так не сделала сегодня, когда мы отправлялись в ресторан?

— Потому что понятия не имела, как близко вы позволите этому Хэнку Петервальду подобраться к себе.

— Это был всего лишь ужин, Эбби. Ну, может, ужин и танцы. Оказалось, что даже не ужин.

— Ох, эта уверенность молодых. Вы искренне верите в то, что знаете, что будете делать в ту или иную минуту, не так ли?

— Естественно, — сказала Крис и принялась натягивать комбинезон. Как и все, что сделано из паучьего супер-шелка, дело шло туговато. Эбби делала присыпку, что делало боль почти терпимой.

— Ну, дорогая, однажды ты обнаружишь, что страсть, гормоны или просто бушующая судьба могут сорвать твои планы. Когда это произойдет, помните, мама Эбби вас предупреждала. О, и не забывайте наслаждаться.

— А здесь мы разве не из-за бушующей судьбы? — спросила Крис.

— Нет, дорогая, мы здесь из-за того, что вы все еще питаете иллюзию, что можете просто щелкнуть пальцами и заставить все вокруг быть по-вашему.

— Неужели все настолько плохо? — спросила Крис, чувствуя давление всех этих людей, которых она заставила сблизиться с собой. Вдруг стало трудно дышать.

Эбби подняла взгляд, вздохнула и позволила проступить на лице намеку на улыбку.

— Если вы вдруг не заметили, тут происходит много чего. Вы часть всего этого. Я тоже, пусть боги и богини помилуют меня за мою безрассудную молодость, часть всего этого. Даже у этого бедного ребенка, Хэнка, есть своя роль. Думаю, вы пытаетесь сделать многим людям, как лучше, для тех, кто участвует во всем этом, но не может контролировать. Однако, сударыня, вы думаете, что можете контролировать процесс и, думая так, вполне можете получить этот самый контроль.

Крис скривила кислую рожицу и покачала головой.

— Думаешь, Сандфайер тут все контролирует?

— У Сандфайера, как и вас, иллюзия контроля. Точно так же, как у вашего капитана на «Тайфуне». Тогда вы так захватили воображение остальных членов экипажа, что втянули их в свою иллюзию. Посмотрите теперь, что из этого получилось. Не дождусь посмотреть, чья иллюзия сильнее здесь.

Крис сунула руки в рукава комбинезона. Эбби только что показала, что знает о жизни Крис намного больше, чем должна. Еще одно обстоятельство, чтобы поджарить ее попозже пятки. Сейчас же Эбби разбудила любопытство.

— Если у нас с Сандфайером всего лишь иллюзия контроля, кто здесь всем заправляет? Скажи мне, о, внезапно древний и мудрый монах, спустившийся с горы.

Эбби засмеялась всем телом.

— И почему вы так уверены, что кто-то контролирует ситуацию? Оставьте одного человека в комнате и, возможно, он будет контролировать себя. Возможно, если у него нет связи с родителями, и он не допускает, чтобы его контролировал кто-то, кого нет в комнате. Но поместите в эту комнату двух, трех, дюжину, миллион человек, и сама Великая Гера не скажет, кто там всем заправляет. Ваш отец управляет Вардхейвеном?

— Небеса, нет. Вардхейвен — это демократия. Отец только…

— Готово, надели. Давайте посмотрим, как смотрится платье.

Эбби поднесла платье, Крис подняла руки, и позволила ему упасть на себя. Тугая талия. Крис нашла восхитительным, как шелестела юбка, а лиф мог вызвать скандал, если бы груди Крис могли его заполнить. Эбби быстро исправила этот недостаток парочкой бомбочек, в результате получился вид, способный свести с ума любого мужчину с повышенным тестостероном.

— И никакого бюстгальтера?

— Зачем портить вид? Отвлечь взгляд мужчины может статься половиной успеха. А теперь, давайте укомплектуем вас до конца.

Десять килограммов не очень умного металла поместились в пояс на талии. Короткая, волнистая юбка прикрыла его от ненужных взглядов. Эбби достала лазер.

— Откуда это?

— Милашка Джек пронес мимо охраны. Вы ведь планировали использовать этот кусок металла, чтобы сделать дырку в стене, но почему бы нам не использовать его, превратив сначала в одну штуковину, а потом во что-то другое?

— Согласна, — сказала Крис и у нее появился животик.

— Вы хорошо смотритесь, — сказала Эбби. — Вам нужно набрать вес. Все эти кости и угловатости только отпугивают парней.

— Я всегда думала, что их сглаживают возможности моего кошелька, — сказала Крис.

— Нельзя сказать, пока не попробуешь, не так ли?

— Почему бы нам сначала не выбраться из этого бардака, а потом уже обсуждать мою диету?

— Хорошая идея, — кивнула Эбби и уложила космофлотскую диадему на взъерошенные волосы Крис и протянула шнур к Нелли, расположившейся на талии Крис. — Я подключила антенны на диадеме.

— Жаль, у меня нет чего получше.

— В следующий раз, когда мы отправимся в очередное приключение, я захвачу запасные диадемы, — сказала Эбби и повернулась к Крис с четырьмя небольшими цилиндрами в руках. — А вот и более приятные бомбочки. Их мы разложим по карманам в юбке, чуть ниже талии. Эти милые крошки гарантированно заставят любого, кто окажется рядом, потерять ко всему интерес на минуту, может, на две, если нужно оторваться от преследования.

Крис взяла небольшие цилиндрики, заметив на них зеленые полоски. При внимательном рассмотрении она увидела на юбке дюжину кармашков. Эбби тем временем передала ей еще четыре цилиндрика.

— Это сонные бомбы. Дайте нам знать, когда надумаете использовать, чтобы мы не уснули вместе с плохими парнями. Извините, но никаких масок не будет. Небольшой недосмотр с моей стороны.

— Предупрежу обязательно. У меня тут осталось еще четыре кармана.

— Вот эти бомбочки уже смертельные. Фрагментарные. Используйте их, когда захотите, чтобы много людей перестало вас беспокоить.

Крис отнеслась к цилиндрикам с красными полосками с особым уважением и сделала особую пометку в голове, в какие кармашки она их положила. Наконец Эбби протянула маленький автомат и три запасных магазина.

— Используйте экономно. Это все, что у вас есть.

Крис проверила оружие и магазины. Один уже вставлен в автомат. Щелкнула переключателем, автомат переключился на сонные дротики, щелкнула еще раз, главными стали боевые, смертельные заряды. Крис переключилась обратно, чтобы автомат стрелял сонными дротиками.

Пусть будет, как будет. Сегодня либо она кого-нибудь убьет, либо убьют ее. Крис позволила этой мысли провернуться в голове. Сразу затошнило, заболело сердце. Никогда раньше она не попадала в ситуацию «либо он, либо я». Сандфайер хочет, чтобы она умерла самым худшим образом. Крис нравилось дышать. Когда-нибудь захочется даже обзавестись семьей. Если сделать все правильно, эта опция останется открытой. Если Сандфайер победит, я умру.

Крис прикрепила автомат на правом бедре, поправила юбку и выпрямилась во весь рост.

— Можно отправляться.

— Позвольте, я кое-что уберу. Я быстро.

Крис открыла дверь из комнаты и увидела снаружи Томми, так и не избавившегося от парадной формы. Улыбнувшись, он выудил откуда-то два автомата. Рядом с ним Пенни, как на учениях. Вместо длинной юбки она надела белые брюки. Покрой мундира был достаточно свободным, чтобы под ними скрыть пистолет. Джек стоял неподалеку от них, выглядел, как обычно, достаточно дружелюбно и смертельно опасно.

— Мы готовы? — спросила Крис.

— Похоже на то.

— Готовы, как никогда.

— Да, — от Джека пришел лаконичный ответ.

— Что там с нашими охранниками?

— Я сказал сержанту, что мы останемся тут на ночь. Он оставил только половину своих людей.

— Верхняя часть станции эвакуирована. Нелли, прикажи нанос в доках, пусть подключают и замыкают трансформаторы.

— Можем уничтожить только четыре, и, когда появится облако пыли, у нас останутся передающие наносы и несколько защитников.

— Начинай, Нелли, и зови сюда своих охранников. Не нужно оставлять за собой никого и ничего. Они нам еще пригодятся.

— Пять минут? — спросил Джек, глядя на наручное устройство.

— Наверное, раньше, — сказала Крис. — Сандфайер среагирует быстрее.

Из комнаты вышла Эбби и вслед за ней выехали все двенадцать чемоданов.

— Нам это нужно? — удивился Джек.

— Если мы их потеряем, я плакать не буду, но зачем отказываться? — пожала плечами Эбби.

Поползла томительная минута. Крис уселась в кресло. Остальные тоже не стали стоять. Пошла следующая минута. Где-то на станции замигала световая сигнализация, сообщая всем, что основной поток сообщений в доки идет из номера Крис. Раздумывать задуманное поздно. Либо она получит сегодняшней ночью то, что хочет, либо Сандфайер. Никакого политического компромисса. Именно из-за этого Крис выбрала Космофлот, а не отца с его политикой. Ясность, жива ты или мертва, всегда казалась ей лучше, чем довольствоваться половиной булки. Половиной того, чего хочешь.

Может, в отцовской позиции есть какой-то смысл.

Если я выберусь отсюда, нам нужно будет поговорить, — пообещала себе Крис.

— Крис, в сети безопасности началось оживление.

Крис поднялась с кресла.

— Джек, пожалуйста, пригласи нашу охрану сюда.

Джек быстро подошел к двери и остановился.

— Хорошо бы, чтоб у нас был настоящий пожар, — сказал он.

— Точно, — кивнула Крис. — Эбби, убери чемоданы с глаз долой.

Пока горничная выполняла приказ, Крис отошла к своей комнате вытащила из кармана один из цилиндриков. С красной полоской. Большой бабах. Попробуй вот это.

— Пожар в помещении! — крикнула она, бросила бомбочку в ванну и прислонилась к стене.

Ванна взорвалась спустя три очень долгих секунды.

Джек подождал еще секунду, затем рывком распахнул дверь.

В коридоре обнаружились всего двое парней в серых костюмах. Они сидели на стульях, а один даже похрапывал.

— Пожар! — закричал Джек.

Оба охранника вздрогнули. Один даже упал со стула. У номера появился протирающий со сна глаза сержант. Он промчался мимо Джека, вслед за ним еще трое. Крис указала на ванную:

— Пожар! Там! — крикнула она, еле перекрикивая пульсирующие сигналы тревоги.

Охранники ворвались в ее комнату и там остановились, уставившись на разрушения… и, наверное, наконец, сообразив, что им нечем бороться с огнем.

Крис махнула рукой Томми, тот вытащил автомат.

— Не насмерть, — прошептала ему на ухо Крис между двумя пронзительными сигналами тревоги.

Томми даже не подумал поменять магазин с боеприпасами. Четыре выстрела — четыре серых упали на пол. Крис осмотрела ванну. Бомба оставила от нее одни воспоминания. Брызгающая из разбитых труб вода потушила большую часть огня.

— Оставь их, — приказала она.

Пенни и Томми пошли к выходу первыми. Эбби уже прошла полкоридора, за ней катились чемоданы. Дойдя до лифтов, она нажала на кнопку вызова, а тут раскрылись дверцы соседнего лифта.

За ними обнаружилась неприятность.

В кабинке находились восемь девушек Сандфайера, все в красных, облегающих костюмах. Некоторые из них держали в руках пистолет-пулеметы, готовые к применению, одна из девушек держала в руках длинный черный шест, другая — арбалет.

Мгновение две враждебные друг другу группы глазели друг на друга. Эбби тем временем, словно ничего особенного не происходило, завела чемоданы в другую кабинку. Она отдала Крис не все миниатюрные, но опасные посылки. Переступая порог лифта, она небрежно бросила в соседнюю кабинку небольшой цилиндр.

Тот негромко хлопнул, на долю секунды выбив красавиц в красном из боевого ритма, давая возможность команде Крис выхватить оружие и упасть на пол.

Кабинка лифта заполнилась клубами дыма, озаряемая ослепляющими вспышками света. Если уж зрение не слепило от них, то уши разрывало от пронзительного визга.

Из-за спины Крис, от двери, загремели выстрелы из пистолета Пенни, едва заметные среди общего шума. Пули пробили пластик обшивки стенки лифта. Следом к ней присоединился Джек, разрядив полную обойму. На мгновение Крис стало жаль девушек в красном, пока одна из пуль противниц не впилась в стену рядом с ней.

Крис была не единственной, кто носил бронежилеты.

Она перевернулась на живот и поползла к выходу, когда из заполненного дымом лифта появилась пригнувшаяся серая фигура, держащая в руках оружие. Поток выстрелов пролетел над головой Крис, прежде чем женщину от ответных выстрелов не развернуло и не отбросило назад. Единственный выстрел, попавший в голову, убил ее.

Крис потянулась, дотягиваясь до ручки двери, открывая путь на лестничную клетку, и нырнула туда. Уже тут она встала на колени и стала выпускать пулю за пулей в заполненную дымом кабинку лифта, целясь во все, что было похоже на лицо или обнаженную плоть.

Удачных выстрелов было не так много, но она тратила по пуле в несколько секунд из ограниченного запаса, достаточно, чтобы заставить противника поменьше высовываться из укрытия.

Подполз Томми с оружием в обеих руках.

— Их красные наряды в дыму становятся серыми, — сказал он, заняв позицию над Крис и оправив очередь в задымленную лифтовую кабинку.

— Их красные костюмы пуленепробиваемы. Нелли, что у нас?

— Я получила сообщения от трех жучков, прямо перед их самоуничтожением, что на всех уровнях станции сработала сигнализация и повторяется устное сообщение о немедленной эвакуации, — отрапортовал компьютер. — Полагаю, то же самое происходит и в доках.

— Отлично. Томми, мальчик мой, шоу продолжается.

— Ни на секунду не засомневался, — сквозь зубы отозвался тот. — Как же, черт возьми, нам выбраться отсюда?

Кабинку лифта продолжал заполнять дым. При нормальной работе он давно бы рассосался по воздуховодам. Но не сегодня.

— Кто-то перекрыл циркуляцию воздуха.

— Единственный способ потушить пожар, — заметил уроженец космоса.

Пенни на животе медленно подползала к укрытию Крис. Джек продолжал отстреливаться, даже когда отползал назад. Из лифта выбралась очередная серая фигура, но тут же ее лицо превратилось в грязную кашицу, фигура упала и замерла.

Когда Пенни добралась до выхода, стреляли уже не так интенсивно. Томми то и дело нажимал на курок, посылая в дымную лифтовую кабинку пулю за пулей. Ответный огонь был таким же вялым.

Джек вкатился на лестничную площадку как раз в тот момент, когда что-то пролетело мимо, обдав лицо Крис ветерком, и взорвалось в дальнем конце коридора. Крис поспешно захлопнула дверь, когда по ней ударила взрывная волна.

— Что это было? — задохнувшись, спросил Томми.

— Не думаю, что тот арбалет предназначен для дружеской игры в дартс, — приоткрыв дверь, сказала Крис. Из дыма показались две серые фигуры, разбежались в стороны, присели на корточки и приготовили к стрельбе автоматы. — Беру ту, что справа.

— Тогда я левую, — кивнул Томми.

— На три. Раз, два, три, — сказала Крис и выпустила очередь, целясь в голову своей цели. Та рухнула и через мгновение на нее свалилась цель Томми. В дыму больше движения не было.

— Пойдем наверх, — сказала Крис.

— Там службы технического обслуживания, — заметил Томми.

— Место, где нас не ждут, — сказала Крис и стала подниматься по длинному лестничному пролету. Каблуки громко цокали по стальным ступенькам. Прямо за ней шел Джек, чуть дальше Пенни и Томми.

— Нелли, расскажи, что происходит.

— Станция эвакуируется. Доки тоже. Сеть безопасности выходит из-под контроля.

— Поблизости от нас есть какое-нибудь движение?

— Нет, Крис, и я не заметила никаких сигналов от группы в лифте. Совершенно тихо.

— Я бы предположил, что они пользуются другой системой связи, — сказала Джек. — Поищи что-нибудь в других диапазонах. Захвати и диапазоны гражданской сети. Этих людей не беспокоят такие мелочи, как распределение частот.

— Нужно разделиться, — остановилась на лестнице Крис. — Томми, ты с Пенни не угонишься за мной и Джеком.

— Запросто.

— Я с вами, — одновременно прозвучали ответы.

— А еще я хочу усложнить Сандфайеру охоту на нас. Если мы останемся вместе, у него будет только одна проблема. Если будет несколько групп, он будет не уверен, кто из нас ставит ему палки в колеса. Давайте поиграем, — Крис достала несколько цилиндров из карманов платья. — У нас тридцать минут до того, как я взорву доки. Мне нужно все это время оставаться свободной.

— Сделаем жизнь Сандфайеру несчастной, — ухмыльнулся Томми. — Я это сделаю.

Крис отдала Пенни половину бомбочек, объяснив, какого они типа.

— Ну все, отправляйтесь в деловой центр, хотите, пешком, хотите, на лифте. Через двадцать минут встречаемся в одиннадцатом доке. Там припаркованы личные корабли. Угоним один, направимся к прыжковым воротам прежде, чем взорвется станция. Здесь я поставлю ловушку, так что последите как следует.

Томми и Пенни проверили холл, обнаружили, что он пуст, вышли.

— Что остается для нас? — спросил Джек.

— Следующий уровень — сервисный, — сказа Крис, принимаясь выполнять нужные манипуляции с бюстгальтером, создавая ловушку.

— Настоящая мина-ловушка.

— Приподними меня, — попросила Крис, и Джек выполнил просьбу, приподняв ее ровно настолько, чтобы та приклеила взрывчатку к металлической лестнице над головой. — Нелли, оставь одного нанита. Пусть взорвет бомбу, если заметит людей в серых костюмах «Надежной охраны» или красно-серых костюмах ниндзя.

— Готово.

— Давай оставим следы.

Поднялись еще на один пролет и обнаружили небольшую дверь, ведущую в пространство между этажами, заполненную воздуховодами, кабелями и всяческими другими необходимыми вещами современной жизни, на которые люди не обращают внимания. Нелли спроецировала голографическую карту. Этот межэтажный уровень целиком опоясывал космическую станцию и поддерживал всего 0,75 g. Путь был свободен, так что Крис с Джеком могли добраться до доков, но Крис хотела добраться поближе к ступице станции. Если уж взрывать доки, лучше делать это из центра.

— Нелли, камеры есть? — на карте появились красные точки. — Проложи курс так, чтобы как можно меньше попадать под них, — Крис оглядела серые стены, пол и механизмы. — Не думаю, что на этом уровне моя маскировка под принцессу к месту.

— Нелли, раздевалка на карте есть? — спросил Джек.

Небольшой блок окрасился желтым. В раздевалке не оказалось ни души. Хоть она и охранялась, кто-то закрепил перед объективом камеры фотографию обнаженного парня, смотрящего точно в глазок камеры. Джек взломал всего три шкафчика, прежде, чем стал обладателем двух оранжевых комбинезонов и синих бейсболок. Набор инструментов, обнаружившийся в последнем шкафчике, стал последним штрихом в их маскировке. Это и юбка, сгрудившаяся вокруг талии она подарила Крис пивное брюшко.

— Тебе нужно больше тренироваться, Бад, — сказала Джек, пхнув локтем в новую часть тела Крис.

— Дело не в пиве, — парировала та. — Я таким родился.

— Это будет для тебя смертью.

— Повтори, что ты сказал, — продолжила развивать тему Крис.

Джек передал Крис набор инструментов, подхватил бесхозный планшет и пошел, словно знал, что делает. Крис последовала за ним, Нелли же направляла. Через пять минут Крис начала думать, что у них все получится. Потом в сером, пыльном пространстве между этажами зазвучала сирена. После трех длинных гудков компьютерный голос сообщил, что весь персонал должен немедленно покинуть станцию.

— Проводится изоляция. Оставшиеся будут немедленно арестованы. При сопротивлении охрана имеет право стрелять на поражение. Все работы должны прекратиться. Проходите к ближайшей станции спуска, покиньте станцию.

Снова завыла сирена, после чего сообщение повторилось.

— Ничего удивительного. Сандфайер испугался.

— Если бы я был твоим противником, — сказал Джек, — я бы тоже испугался.

— Может, пора переходить к плану Б? Поскорее вывести в доки нанитов и позволить им побезобразничать там, пока сами будем сматываться.

— Лучшая твоя идея за весь день. Месяц, чего уж там. Наверное, за всю жизнь.

— Не нравится мне идея подставлять нанитов в месте, где их могут атаковать, — сказала Крис, рысью продвигавшаяся к ближайшему выходу, как дисциплинированный рабочий.

— Лучше их, чем себя.

— Попробуем выбраться из следующего выхода. Посмотрим, может, повезет.

— Почему мне не хочется говорить, что все зависит от тебя? — нахмурился Джек, но поспешил вслед за Крис, когда та свернула направо. У Крис получилось промчаться мимо трех выходов: двух лифтовых кабинок и двери, ведущей на лестничную клетку.

Она пробиралась все выше и выше, ближе к стене доков, когда сирена замолкла и раздался пронзительный женский голос:

— Рабочая группа 26-Б, что, черт побери, вы вытворяете?

— Я забыл пакет с завтраком, — крикнул Джек. — Там совсем новый термос, я не хочу его терять.

— Забудь про чертов кофе, идиот. Эта куча дешевого дерьма разваливается, и повсюду снуют головорезы. Они только и ищут, кого объявить саботажником и пристрелить, лишь бы добраться до того идиота, который устроил весь этот беспорядок. Не будьте глупыми, убирайтесь отсюда к черту. Я ухожу через две минуты.

— Мы уже уходим, уходим, — крикнула Крис. — Я же говорила, твой проклятый кофе будет стоить мне шеи.

— Правильно, дорогуша, — крикнула женщина. — Дай ему понять это.

— Женщины, — прорычал Джек и направился к ближайшему выходу.

— А вы дураки, которые хотят жить с нами.

— Только не с…

Крис больно ткнула Джека под ребра.

— Дорогуша, брось этого дурака, пусть идет, куда идет, мы найдем тебе другого напарника, получше.

— Я к этому привыкла, он на все руки мастер. Я его не брошу. Болтал бы только поменьше, — ответила Крис.

— Ну, ладно, только поторопитесь. Я ухожу. Головорезы в сером уже заняли наблюдательную станцию. Наверное, им дают хорошие сверхурочные. Хотя, вряд ли. Так что поспешите.

Последнему совету Крис последовала. Секунд тридцать примерно, потом развернулась и снова взяла курс выше по станции.

— Как скоро появятся серые? — просил Джек.

— Я знаю столько же, сколько и ты. Серые могут не так хорошо разбираться в планировке, как эта милая женщина.

— В смысле, Большеротая.

— Ты злишься, потому что она отказала тебе в свидании.

— Уверяю, сударыня, когда я предлагаю женщине свидание, я делаю это настолько любезно, что мне никогда не отказывают.

— Слышал, что она сказала? «Вы дураки, которые хотят с нами жить».

— С ней я не хочу.

— А с кем хочешь?

— Ни с кем. Все равно меня никогда дома не бывает.

— Значит, живешь со мной.

Они прошли несколько шагов, а ответа от Джека так и не было, тот только рот открывал, не зная, что сказать.

— Ни с места! — за спиной прорычал грозный голос.

Назад