Назад
Майк Шеферд. Дезертир

Глава 26

Крис стояла на верхней ступеньке лестницы в доме Нуу. Внизу черно-белая спираль закручивалась в точку в центре фойе. Эдди всегда догонял ее, следуя поворотам узора. Он всегда выбирал черную дорожку, Крис всегда бежала по белой. Что маленького мальчика могло привлекать в черном цвете?

Вопрос, на который она никогда не ответит.

Странно, что ответ на один вопрос не дает ответа на другие вопросы.

Но сегодня не она будет спрашивать, ей будут задавать вопросы. Ее вызвали в офис генерала МакМоррисона, чтобы она ответила за все свои дела.

В прошлый раз, когда ей чуть не поджарили задницу, в фойе ожидали дедушки Троубл и Рэй, предлагая если не поддержку, то молчаливое согласие в том, что она все проделала в лучших традициях Лонгнайф.

Сейчас дедушка Троубл занимался какими-то важными делами. Дедушка Рэй так и не перезвонил в ответ на вчерашний звонок. Короли — занятые люди. И, может, лучше решить все вопросы с Космофлотом, прежде чем она столкнется с семьей.

Тетушка Тру позвонила через несколько секунд после звонка Мака. Несмотря на возражения Нелли, тетушка заняла третье место в списке улаживания дел.

— Машина на месте, — у подножия лестницы появился Джек.

Крис разгладила белую униформу. Для этого варианта предполагались кое-какие украшения, но Крис решила не надевать их. Каким бы ни было намерение командного спектакля, она выйдет с доблестью или падет, но сама, а не благодаря связям. Стукнув каблуками по кафельному полу, она позволила Джеку открыть для нее входную дверь. Потом он открыл дверь скромного седана, стоит заметить, не лимузина, подождал, пока она устроится на заднем сидении, после чего уселся на переднее место, рядом с Харви.

Старый шофер знал утренний маршрут. Он ввел в автопилот адрес штаба Космофлота и тронул машину. Молчание длилось долго, как на похоронах. Тем не менее, Крис ощущала себя среди друзей, как никогда близких.

Она смотрела на знакомые улицы Вардхейвена, наблюдая, как стены новых построек поднимаются из глубоких ям. Они могли ответить на некоторые из ее вопросов.

От Томми, Пенни и Джека ее отделяла стена денег.

Более глубокая яма отделяла ее от Хэнка. Крис надоело быть одной-из-тех-Лонгнайф задолго до того, как она сбежала и завербовалась в Космофлот. Она насытилась папиной политикой и общением с мамы общесвом. Она была готова к поиску того, где заканчиваются блестящие пресс-релизы и начинается правда.

Хэнка еще не было. Может, не будет никогда. Хэнк Смит-Петервальд Тринадцатый по-прежнему оставался любимым и доверенным сыном Генри Смит-Петервальда Двенадцатого. Может, когда Хэнк присмотрится к мелкому шрифту в своем свидетельстве о рождении, начнет вникать поглубже в семейный бизнес, увидит нечто большее, чем сообщается в официальных отчетах, может тогда Крис будет с кем поговорить.

Сейчас же он был обычным воздушным шариком, наполненным горячим отцовским воздухом.

Автомобиль остановился перед старым бетонным фасадом штаба Космофлота. Когда Джек открыл дверь, с брусчатки взлетели голуби. Крис быстро прошла пост охраны, направилась по полированному кафельному полу к кабинету начальника штаба. Встреча назначена ровно на восемь. Неплохо, учитывая, что она покинула борт «Барбароссы» вчера веером в девять тридцать. Либо Пенни умудрилась быстро сочинить отчет, либо у Мака были свои птички, шпионящие за ней.

Секретарша без колебаний пропустила ее в кабинет. Джек упал на стул, открыл журнал и принялся привычно изображать увлеченность чтением. По факту, Крис беспокоиться было не о чем. Единственной угрозой смерти этим утром была ее собственная душа.

Срезав углы достаточно остро, чтобы согреть сердце любого сержанта-инструктора, Крис привлекла к себе пристальное внимание. Идеальный салют. Мак махнул рукой, изобразив что-то вроде небрежного ответного салюта, не отрывая взгляда от трех бумажек, которые пытался читать одновременно.

Он также не выпускал ее из поля зрения.

Крис стояла прямо, по спине струился пот.

— Ну и бардак ты оставила за собой, — не поднимая взгляда, сказал генерал МакМоррисон.

— Если бы ничего не сделала, было бы еще хуже.

Генеральское «хм» ничего ей не сказало.

— На Турантике произошла революция, или восстание, или что-то в этом роде. Там настоящий переполох.

— Да, сэр, — через два дня после того, как Крис покинула пространство, контролируемое Турантиком, на орбиту беспокойной планеты вышла большая группа из Вардхейвена. Космофлот привез вакцину против нескольких видов лихорадки Эбола и новый коммуникатор. Флот был встречен с распростертыми руками всех фракций, но официально остался в стороне, выдавая вакцину и восстанавливая связь между Турантиком и остальными мирами. Последнее, что слышала Крис — президент Иденка то ли пострадал в результате несчастного случая, то ли умер естественной смертью, то ли был убит. Все слухи сходились в одном: его больше нет среди живых. Сейчас жители Турантика изо всех сил пытались навести порядок в его администрации.

— Ты имеешь хоть какое-то отношение к смерти президента? — спросил Мак, впервые прямо взглянув на нее.

— Насколько мне известно, нет, сэр. Подозреваю, мне пришлось столкнуться с несколькими крупными игроками на Турантике, но я не поощряла их делать что-либо подобное и ничего от имени Вардхейвена не обещала.

— Приятно знать, принцесса Кристина.

Значит, беседа будет проходить с «принцессой». Возможности обжаловать такое решение у Крис не было. Она ничего не сделала.

— Вы просрочили отпуск. Вы также пропустили отправление корабля.

— Насколько я поняла, «Молния» должна была стоять в доках четыре недели, сэр, поскольку доки «Нуу Энтерпрайз» работали над уни-плексом.

— Нет. Инженер «Молнии» развел весьма бурную деятельность. К тому же, кажется, на этом не очень умном металле можно заработать немало денег и «Нуу Энтерпрайз» продвинулась в исследованиях вперед быстрее, чем думали.

Дедушка Эл, похоже, нашел где-то денег, чтобы продвинуть исследования так быстро.

— На прошлой неделе «Молния» отправилась на испытания. Они прошли с честью.

— Не думала, что инженер рискнет запустить испытания без моего персонального компьютера, сэр.

— Кажется, для теста были приобретены новые компьютеры, профинансированные из другого фонда, принцесса. Вы не незаменимы.

— Нет, сэр. Я так и не думала, сэр. Но, сэр, оказавшись на Турантике, я попала в планетарный карантин. Я связалась с военным представительством в посольстве. От них должно было поступить сообщение о необычных обстоятельствах моей задержки.

Генерал пролистал тонкие исписанные листики.

— Нет, тут ничего такого нет, принцесса. Ни слова. Ой, извините, вот рапорт из посольства. Похоже, там вы слишком настойчиво разыгрывали карту принцессы. Привязали к себе несколько человек. Мешали им делать нормальные отчеты. Поставили некоторых из них в опасные для жизни ситуации. При первом прочтении звучит как чертово нормальное поведение Лонгнайф.

— Но они и не говорят, что я приехала к ним проверять их.

— Ни слова, принцесса.

Крис могла бы многое сказать. Кто-то хочет меня подставить. Но вслух она не сказала ничего.

Это заставило адмирала выдавить еще одно «Хм».

— Насколько я понимаю, адмирал Кроссеншилд предложил вам работать на него. Сбор и анализ разведданных.

— Да, сэр, предлагал.

— Вы ему отказали.

— Да, сэр.

— Спокойней, лейтенант. Не хотите объяснить, почему? Присядьте, не стоит так утруждать ноги, — сказал адмирал, показав рукой на стул возле своего стола.

Крис расслабилась… примерно на одну десятую. Она осторожно присела на предложенный стул, пытаясь успокоить бурю, бушующую внутри нее, в крови, в голове. Это «консультирование» неправильное. Неправильное. Но лейтенанты не говорят подобное четырехзвездным генералам, даже если ты дочь премьер-министра и принцесса. Особенно с таким семейным багажом.

— Знаете, лейтенант, этот ваш последний… э-э… опыт указывает на то, что мы с Кросси кое в чем друг с другом согласны. У вас есть голова на плечах, работающая в нестандартных ситуациях. Черт, вы умудрились придумать нестандартное решение для чертовски нестандартной ситуации.

— Да, сэр. Я сделала то, что должна была сделать. Но это не значит, что мне понравилось и что я хочу проделывать подобное регулярно.

— Почему нет?

Крис глубоко вздохнула. Способен ли хоть кто-то понять, что она собирается сказать?

— Сэр, в моей семье завелась традиция, что нужно что-то делать, когда ситуация становится по-настоящему паршивой.

— Можно и так сказать, — сказала генерал и морщинки, появившиеся в уголках его рта, можно было даже принять за улыбку.

— Никто из них, никогда, не стремился добровольно попасть в подобную переделку.

Она изложила мысль просто и ясно. Если Мак понял, что она хотела сказать, ей больше не понадобится ничего объяснять. Если нет, то больше слов вряд ли принесет ей больше пользы.

Он откинулся на спинку кресла, медленно кивнул.

— В этом есть смысл. Иногда я задаюсь вопросом, не получают ли люди Кросси слишком много удовольствия от того, что они делают.

— Сэр, я не хочу становиться той, кому нравятся такие вещи. Не думаю, что для Вардхейвена будет полезно, если один из проклятых Лонгнайф начнет заниматься подобным на регулярной основе.

— Страшная картина. Больше ни слова. Я поговорю с Кроссеншильдом. Он больше вас не побеспокоит, — Мак порвал одну из бумажек. — Но вам уже давно пора выходить из отпуска, — сказал он, глядя на нее, как стервятник на просроченный обед. — Я могу предъявить вам обвинение, но не думаю, что ваш папа обрадуется, если вы попадете на первые полосы газет. Возможно, вы пропустили последние новости, но премьер-министр проиграл последние выборы и оппозиция буквально дышит ему в затылок. Вы можете просто уйти в отставку, скажем, по состоянию здоровья, и сосредоточиться на своих королевских обязательствах.

— Сэр, — Крис даже задумываться о таком предложении не хотелось, — я не уйду в отставку и предупреждаю… — младшие лейтенанты никогда не предупреждают четырехзвездных генералов. Это — правило. Этим утром Крис уже нарушило одно из этих проклятых правил. Почему бы не нарушить еще одно. — Если вы предъявите мне обвинение, вам будет сложно доказать, что я не зарегистрировалась в посольстве, как того требует закон. Я нигде не хожу так, чтобы меня не видела куча людей.

Мак взглянул еще на один тонкий лист, вздохнул и разорвал его.

— Я говорил Кросси, что это не сработает. Итак, принцесса, что же мне с вами делать?

— Сэр, я всего лишь действующий лейтенант, младший офицерский состав. Должно найтись много мест, куда вы можете меня безопасно приткнуть, — рискнув улыбнуться, сказала Крис.

— Я отправляю тебя во влажные, жаркие джунгли, худшее место, где может оказаться моряк или космический пехотинец, а ты реабилитируешь чертову команду… включая одного из лучших офицеров, от которого мне когда-либо приходилось требовать прошения об отставке, — сказал он, качая головой. — Я отправляю новичка энсина под командование отличного шкипера… а ты освобождаешь его от обязанностей и выигрываешь войну, в которой я не хочу участвовать. Я даю тебе лучшее место на корабле, где ты не можешь ничего натворить, но ты сбегаешь, влезаешь в дипломатический кризис и выдаешь на блюдечке ситуацию, где целый мир идет по пути полной нормализации отношений. Сударыня, я не могу придумать ни одного места, куда осмелюсь послать вас, где смогу получить хоть что-то близкое к тому, к чему, как мне кажется, я стремлюсь.

— Где-то должно найтись такое место, — пискнула Крис прежде, чем вспомнила, что младшие офицеры не умоляют генералов.

Мак взял еще одну тонкую бумажку.

— Вы управляли весьма интересным кораблем, пробивая себе дорогу против целого крейсера.

— У Сандфайера не было обученной команды, — заметила Крис. — И, хотя у меня был маленький корабль, у него тоже был небольшой.

— Но у вас был корабль со структурными проблемами. Кто умудрился поставить на лодку лазеры и забыл о системе охлаждения? Пусть даже на изящную яхту. И эта система управления огнем. Кусок дерьма.

— Да, сэр.

— Вы довольно быстро избавили его от проблем с прорезыванием зубов.

— Нет ничего лучшего, чем крейсер, мчащийся на вас, чтобы дать сильный стимул к концентрированию внимания, сэр.

— Могу представить, — пробормотал генерал, глядя на последнюю тонкую бумажку. — Двадцать лет назад мы пытались создать быстрый патрульный катер, предназначенный для защиты планеты. Чтобы политики были счастливы, мы потратили небольшое состояние на флот из сотни лодок. В конце концов, стали использовать их на таможне, — он бросил Крис фотографию. Та взглянула, но не распознала корабль.

— Этот материал, не очень умный металл, заставил наших дизайнеров подумать, что они могут снова попробовать соорудить нечто подобное. Маленький, быстрый, юркий. Надо быть молодым, чтобы выдержать перегрузку. Четыре восемнадцатидюймовых импульсных лазера оставят вмятину на борту любого линкора, если обращаться с ними правильно. Достойное управление огнем, хотя у вас может быть другое мнение. Заинтересованы в управлении собственной лодкой?

— Да, сэр, — вылетело изо рта Крис прежде, чем она открыла его.

— Почему я не удивлен? — он откинулся на спинку кресла. — В этом случае ты все равно не выходишь из подчинения командования. Без сомнения, какой-нибудь бедный лейтенант-коммандер застрянет в компании примадонн, вроде вас. Может, если я соберу всех вас, дерзких щенков, в одном месте, вы будете заняты гонкой за хвостами друг друга.

Это не требовало ответа. Крис только еще шире улыбнулась.

— Я не могу дать командование кораблем младшему лейтенанту. Место шкипера должен занимать полный лейтенант. Так что, — сказала он, и поднялся, — похоже, мне снова придется продвинуть вас по службе.

— Я вижу, как вам больно, сэр, — сказала она.

Из верхнего ящика стола генерал вытащил лейтенантские погоны, с двумя полосками потолще, в отличие от тех, что сейчас красовались на плечах Крис, где была только одна анемически тонкая полоска. — Я попросил секретаршу утром принести мне их. В них нет ничего особенного. Такие можно купить в магазине внизу.

— Вы знали, что вручите их мне, — подняв бровь, сказала Крис.

— В прошлый наш подобный разговор, вы не ушли. Помните, почему?

Крис слишком хорошо помнила. Когда ты, наконец, находишь слова, в которых заключена твоя душа, ты их никогда не забываешь..

— Я офицер Космофлота, сэр.

— Я тоже начинаю так думать.

Крис встала, приняла погоны, отсалютовала и покинула кабинет. Может, у нее сейчас немного закружилась голова. Может, она не так ровно срезала углы, когда выходила. А может, у нее просто был мечтательный взгляд.

В приемной секретарша одарила ее нежной улыбкой, которую Крис мечтала получить от мамы. Джек вскочил, посмотрел на новенькие лейтенантские погоны и приподнял бровь.

— Я получу собственный корабль, — ликующе крикнула Крис.

— О, господи, — выдохнул Джек. — Теперь достанется и Космофлоту.

 

Конец второй книги

Следующая книга — Непокорная

Назад