Майк Шеферд. Непокорная

Глава 1

Лейтенант Крис Лонгнайф расплылась в широкой, от уха до уха, улыбке — немаловажное достижении при ускорении в два с половиной g. Короткие волосы на затылке встали дыбом. По стойке смирно. И салютовали. Она была напугана до смерти, и никогда в жизни ей не было так весело.

В этот вторник, по придуманной коммодором Мандатти системе ротации она командовала третьим дивизионом, состоящим из четырех изящных, быстрых патрульных катеров, атакую цель размером с линкор. И, если верить этим самым волоскам на затылке, коммодор с артиллеристами сейчас держали PF-109, самый первый корабль, которым посчастливилось командовать Крис, и другие катера третьего дивизиона, в перекрестье оборонительных лазеров.

Пора уже переходить на другую схему уклонений, иначе удачи не видать и придется дрейфовать в космосе, как тем восьми катерам первых двух дивизионов, потерпевших неудачу в атаке всего за несколько минут до нее.

И, как остальным одиннадцати шкиперам быстрых патрульных катеров, придется покупать пиво артиллеристам коммодора.

А потом выдадут отчет, в котором напишут, что PF — маленькие, простенькие и быстрые в строительстве, сделанные из полуумного металла катера — оказались неудачной идеей, неспособными защитить планету от нападения. Если это окажется так, каждой планете недавно образованного Союза Разумных понадобится полновесный тяжелый флот на орбите, чтобы оставить хоть какой-то след в быстро изменяющемся, тревожном мире.

О политических последствиях Крис Лонгнайф, дочь премьер-министра и правнучка короля Раймонда I, Альянса девяноста планет Союза Разумных, не хотела думать. Гораздо лучше каждой планете заботиться о своей защите с помощью крошечного, москитного флота, наподобие ее катера, и позволить большим кораблям решать проблемы всего Альянса целиком.

Снова много думаешь, Лонгнайф. Прочь из головы, лучше надери задницу линкору.

Большим пальцем Крис нажала кнопку связи. Приказ был короткими и зашифрованным. В нем говорилось: «Третьему дивизиону, приготовиться перейти на пятую схему маневров по моему сигналу».

Крис ждала. Ждала, пока ее рулевой перейдет на новую схему, ждала, пока другие катера сделают то же самое.

— Готова, — доложила Финч с поста, находящегося рядом с Крис на крошечном мостике. Голос маленькой брюнетки при резком ускорении сделался хриплым. Крис передала остальным катерам команду отсчета, начиная с трех.

— Они должны уже быть готовы к выполнению, — сказала Нелли напрямую в мозг Крис. Назвать этот крошечный компьютер, удобно расположившийся на шее Крис суперкомпьютером, наверняка, оскорбить растущее у Нелли чувство собственной важности. На сумму, которую Крис потратила на последнее обновление Нелли, можно было бы купить один из линкоров, что Крис с командой сейчас учились убивать.

— Отправь метку, — приказала Крис, и компьютер не только отправил требуемое на все четыре катера, но и за одну секунду изменил схему уклонений. Простой человек такого проделать никак не смог бы. Подобное компьютерное вмешательство не было стандартной процедурой Космофлота, но именно оно и было основой плана нападения, разработанной Крис и другими шкиперами ее дивизии на прошлой неделе в клубе «О» — с энергичной помощью Нелли.

— Выполняю пятую схему уклонений, — сообщила Финч.

Из-за небольшого изменения, голова Крис сильно ударилась о подголовник кресла. То, что только что было мягким поворотом влево, превратилось в резкий поворот вправо и нырок.

Крис сглотнула, напряглась. Снова.

Подразделение начало бешенную атаку со ста пятидесяти тысяч кликов, что намного превышало расстояние действия даже восемнадцатидюймового лазера. Катер ускорился до полутора g, потом до двух и до двух с половиной g, смешивая растущую скорость с беспорядочными поворотами вправо и влево, вверх и вниз. Иногда сложными, иногда легкими, иногда серединка напополам. Всегда непредсказуемо. Маленькие, быстрые патрульные катера рядом с линкором, который пытались уничтожить, казались маленькими, как жуки. А сейчас вовсе танцевали, напоминая июньских жуков.

Если танец будет правильным, они выживут. А линкор погибнет.

Потому что быстрые патрульные катера хоть и крохотные, но смертоносные. Каждый PF вооружен восемнадцатидюймовым импульсным лазером. Даже один удачный выстрел может выпотрошить крейсер или пробить огромную дыру в ледяной броне линкора. Может даже выжечь оружейный массив, технику и экипаж.

Поэтому на крейсерах и линкорах были установлены дополнительные орудия, стреляющие быстро и часто, пытаясь подстрелись такие мелкие предметы, как PF. И большие корабли вращались вокруг своей оси, убирая от вражеских лазеров поврежденную ледяную броню, ставя под удар новые слои толстого, неповрежденного льда прежде, чем прожог наделает бед с корпусом корабля.

Мера, контрмера, контр-контрмера, многослойная, толстая и тяжелая. Так было с незапамятных времен, когда первый человек вознамерился убить своего брата. Недостаточно иметь быстрый корабль, хорошее вооружение и сплоченную команду. Нужен еще план, умение… и удача.

По крайней мере, так всем сказал Фил, когда пригласил шкиперов на ужин в клуб «О».

* * *

Расположившийся в двух кварталах от штаба Космофлота клуб «О» был уже древним, когда великий дедушка Крис Рэй только-только получил чин младшего офицера. Его залы с ковровым покрытием и толстыми занавесками идеально подходили для изысканных трапез между войнами. На стенах висели боевые трофеи из первых стычек Вардхейвена с другими мирами Кольца. Богатые картины маслом, посвященные победам, восходящим к тусклому, кровавому прошлому матушки-Земли до того, как четыреста лет назад человечество начало расселяться по космосу.

Выпивать в этом месте Крис не хотелось. Она получала кайф от одной атмосферы. Но официант в белой куртке провел двенадцать младших офицеров прямиком через главный зал к другому, поменьше, расположившемуся чуть в стороне, пахнувшему свежей краской и новым недорогим ковром.

— Что мы сделали, чтобы заслужить такое? — нахмурилась Крис.

— Не мы, — сказал Фил Тауссиг. Его вечная улыбка слегка потускнела от ядовитого выброса, вызванного недавним ремонтом зала. — Поскольку мы всего лишь младшие офицеры и для хозяина сего августейшего заведения несколько менее уважаемы, чем свиньи, нас изгнали на сегодняшний ужин сюда.

— Слишком толсто, — сказала Бэбс Томпсон, изобразив гримасу, которая на лице отпрыска одной из богатых семейств Хертфорда все еще оставалась красивой.

— Наверное, потому, что им пришлось отстраиваться заново после того, как здесь порезвилось последнее стадо младших офицеров, — сказала Хизер Александр, отпрыск еще одной богатой семейки, отправленной в восьмую эскадрилью быстрого патрулирования за преступления, ее личную вину в которых еще не доказали. Из-за страха перед войной многие юноши и девушки вербовались во флот, чтобы исполнить свой патриотический долг. Некоторые из них вызывали у генерала Мака, то есть МакМориссона, председателя Генштаба, сильную головную боль, когда те с большим или меньшим успехом пытались всунуть головы в форменные шляпы.

Никто из них не подбирался так близко к открытому бунту, как Крис. К тому же Крис не было предъявлено никаких официальных обвинений, так что ее официально мятежницей не признали. Сейчас все соглашались — за закрытыми дверями — что тогда она была права, когда освободила капитана от командования, не дав тем самым разразиться настоящей войне.

Конечно, Маку это не облегчило поиск второго, а теперь уже и третьего командира для нее. Восьмая эскадрилья с кучкой избалованных, отчаянных орбитальных хулиганов, участвующих в гонках на скифах, по крайней мере, с виду, казалась более менее безопасным местом, чтобы бросить Крис туда. Наверное, Мак думал, что проблемные младшие офицеры посбивают друг с друга спесь, преподадут необходимые уроки смирения, правильного социального поведения, воинских манер и все такое. Флот рискнул несколькими крошечными игрушками, которые половина Космофлота и без того считала бесполезными. И последними несколькими прядями волос на блестящей макушке коммодора Мандатти.

Крис часто слышала, как отец, премьер-министр, бормотал о том, что стоит собрать все свои проблемы в маленькой комнате и позволить им решить сами себя. Крис наслаждалась удовольствием быть одной из слишком многих чьих-то проблем, когда смотрела на товарищей-шкиперов и задавалась вопросов, найдут ли они способ доказать Маку и всем остальным начальникам, что те не правы… или наоборот, слишком правы.

Заказали и съели ужин, перезнакомились друг с другом. Большинство друг друга знало или слышало друг о друге по чемпионатам гонок на яликах. Перемещение маленького кораблика с корпусом, сравнимым с яичной скорлупой, с орбиты к цели площадью в один квадратный метр, расположенный на поверхности планеты, используя наименьшее количество топлива, научило их чувствовать костями баллистику полета. Но у гоночного ялика не было экипажа из пятнадцати человек и он не работал в составе эскадрильи из двенадцати таких же кораблей.

Крис продолжала шутить, сидя за столом, не забывая благодарить бюрократического бога за то, что ей досталась команда, которую она хотела. Старпомом был Томми Лиен, выходец с астероидных рудников Санта-Марии. Друг со времен школы кандидатов в офицеры, поддерживающий ее во всех трудностях и все такое. Из всех экипажей только они с Томми участвовали в перестрелках, когда разъяренный враг выпускал в них море смертоносных пуль. И не все эти пули были выпущены обычным врагом, были и выпущенные убийцами, охотящимися персонально за Крис.

Шеф «Стэн» Станислаус был единственным членом ее экипажа, получившим хоть какой-то значок на парадную форму. Десять лет на флоте, еще немного и скоро в отставку. До тех пор она рассчитывала, что он увидит, что эскадрилья PF-109 настоящий боевой флот, а не игрушечная флотилия богатых плейбоев и девиц, как их называли в прессе.

Остальные члены экипажа PF-109 были проблемой. Новенькие и зеленые. Крис с Томми большую часть времени пытались придумать способы вывести их из «зеленого» режима и перейти к чему-то близкому к нормальной практике. Посадили за штурвал Финч. Она была знатоком баллистики, проверялась на предмет способностей Космофлота… правда только по компьютерным играм, сидя на твердой земле. На самом деле она никогда ничем не управляла, кроме мотоцикла. И никогда в жизни не покидала планету.

С Финч было, на самом деле, легко. Крис привезла ее в космический яхт-клуб, арендовала двухместный гоночный ялик, села на заднее сиденье. На полпути передала управление Финч.

— Ты приземлишься. Или разобьешься. Твой ход.

— Да, мэм, — сказала Финч, не обращая внимания на рычаг управления. Ей удалось посадить ялик. Чуть более мили от цели. Рядом с третьим полем престижного загородного клуба Вардхейвена. По крайней мере, не попортили траву.

— Простите, мэм. В следующий раз у меня получится лучше, мэм, — сказала Финч, пока тащили ялик к цели, куда должны были попасть.

— Пусть это будет нашим маленьким секретом, — сказала Крис.

Так и было. До пятичасовых новостей.

Во второй раз Финч добилась лучшего результата и Крис оплатила ей членство в клубе на целый год, после чего убралась с ее пути.

Если б было хоть вполовину так же легко придумать способ сделать таким же увлекательным обслуживание и калибровку корабельных лазеров, электроники, двигателей, датчиков и всей прочей рутины, что требовалось для превращения одного маленького кусочка космоса в один смертоносный маленький военный корабль.

Десерт принесли, когда Фил Таусснг постучал вилкой по хрустальному стакану с водой. Большинство присутствующих молчало, хотя у Теда Рокфеллера и Энди Гейтса были проблемы с тем, за кем должно остаться последнее слово и заткнулись только когда поняли, что остальные десять сверстников молчат, уставившись на них.

— От вашего внимания не могло ускользнуть, — сказал Фил, — что если когда-нибудь в космосе над Вардхейвеном начнутся военные действия, мы будем последней линией защиты.

— И это хуже всего, — вставила Бэбс.

— Говори за себя, — сказала Энди.

— Что ж, ребята, — сказал Фил, стараясь избавиться от обычного подшучивания. — Я, например, хотел бы, чтобы мы смогли уничтожить один, а то и парочку линкоров. Надеясь при этом не быть уничтоженным как эскадрилья на Торпедо-8 два столетия назад, о чем я уже рассказывал пару раз.

— Скорее, сорок раз, — вздохнула Бэбс.

Фил Тауссиг — одно из двух исключений из правил избалованных детей богатых родителей среди командиров катеров. Его семья служила в Космофлоте, а до того, во времена, когда корабли еще ходили по мокрой воде, в морском флоте. Крис подозревала, что Мак добавил Фила в эту смесь, чтобы уменьшить фактор хулиганства. Он как-то раскопал историю, произошедшую на Торпедо-8, о летающей эскадрильи, так похожей на их. Мелкие корабли тогда напали на океанские линкоры и были уничтожены почти до последнего человека. Хоть Бэбс и возвела взгляд к потолку, веселый Энди Гейтс со всей серьезностью слушал рассказ Фила.

— На мой взгляд, — продолжал Фил, — наша задача разбивается на несколько простых этапов, — он начал загибать пальцы. — Найти врага, подойти к врагу, уничтожить врага и выйти из боя целым. Вот и все.

— С поиском линкоров не должно быть никаких проблем, — сказал Энди Гейтс. — Поскольку наши PF звездных прыжков не совершают, мы просто будем бездельничать на орбите, а большие мальчики к нам сами подойдут.

Никто не засмеялся.

— Я бы предположила, что наше приближение к линии фронта заслуживает еще одного твоего загнутого пальчика, Фил, — слегка певучим голосом сказала Чандра Сингх. — Если мы не выживем, чтобы стрелять из лазеров, это будет печалька.

Темноглазая Чандра была вторым исключением из правил. Она была старше других шкиперов… и имела уже двоих детей, остающихся на пирсе вместе с мужем, провожающих ее, когда эскадрилья отправляется на задание. Она была уже старослужащей, прошла призывной курс еще до того, как нынешняя ситуация заставила Космофлот прочесать ряды в поисках командиров, чтобы разбавить ряды зеленых школьников, таких как Крис и ее коллеги-шкиперы.

— Мы — могущественные маленькие цели, — заметил Тед Рокфеллер из Питтс Хоуп. Его трастовый фонд был не настолько хорошо обеспечен, как у Крис. Он был симпатичен, но не очень умен, что регулярно показывал своими ошибочными выводами. — Старому линкору будет очень трудно поймать в прицел такую крошечную цель вроде нашего катера.

— Вроде как стрельба по тарелочкам, — кивнул Энди Гейтс, ткнув Теда локтем.

— Если у них такие же системы управления огнем, о который я не одну отвертку сломала, они тебя поймают, — сказала Сингх.

— Так что мы будем маневрировать, — сказал Гейтс. — Так говорит коммодор Мандатти. Уворачиваться. Не лететь по прямой дольше пяти секунд.

— И если ты последуешь его совету, — вмешался Таусигг, не сводя глаз с Крис, — умрешь через три. Верно, Крис?

— Скорее, через две, — сказала та. В зале стало очень тихо, когда она поставила стакан с водой. — Коммодор хороший человек, — продолжила она, — но его отправили на пенсию пятнадцать лет назад, только потом вернули, чтобы он присматривал за нами, малолетними преступниками, — это было самоназванием командиров катеров PF, о котором никто не должен был знать. Крис сомневалась, что для коммодора это было секретом. — За последние пятьдесят-шестьдесят лет на военных кораблях мало что изменилось, по сравнению с тем что появилось в результате Войн Итич. Не было нужды. Человеческое Сообщество сохраняло мир везде, где обитает человек. А сейчас человеческое общество расколото и… Ну, вы читаете новости.

Присутствующие закивали. В последнее время новости были заполнены слухами о грядущих войнах.

— Технологии, разработанные за долгое мирное время, находят применение на боевых кораблях. Последние лет десять все изменилось. Сингх, ты уже давно служишь, наверное, заметила.

Сингх, только недавно произведенная из старшин в лейтенанты, кивнула.

— Чистая дедушкина прибыль от продажи нового материала составила несколько терабаксов. Сомневаюсь, что он такой один, — сухо сказала Крис, одарив присутствующих циничной улыбкой.

Те покивали в ответ. Технический рост привел к длительному экономическому росту. И это в мирное время. Сейчас же орала перековываются в мечи, а деньги, что семьи копили в хорошие времена, вполне могли сработать на весьма скорое убийство их наследников. Отличная мысль для следующего рождественского ужина.

— Нам придется делать много резких маневров, — сказала Хизер, возвращаясь к делу.

— Как мне сказали, джинкс — это военный термин, — сказала Крис и Фил, соглашаясь, кивнул. — И проделывать его нужно быстрее, чем может осмыслить любой человек и настолько случайным образом, чтобы ни один вражеский компьютер, ответственный за управлением огнем, не смог проанализировать такие маневры. Если не торопиться, станешь предсказуемым, а значит, станешь мертвым сам, и команду вместе с кораблем утянешь.

Наступила тишина. Появились официанты, они расставили тарелки с кусочками пирога, торта и кубки с мороженым. Судя по удивленным взглядам, которыми обменивались официанты, они еще ни разу не обслуживали группу настолько подавленных младших офицеров, как эта. Наконец, официанты ушли, младшие офицеры остались одни и, похоже, у всех пропал аппетит.

— Сейчас то самое время, когда я вхожу в игру? — прозвучал голос с шеи Крис.

Та расстегнула верхнюю пуговицу кителя. Строгость формы потерялась, но с удручающе маленьким размером груди вряд ли можно отвлечь внимание мужской части общества от нужного дела.

— Никто не возражает, если Нелли, мой компьютер, присоединится к обсуждению?

— Я надеялась на это, — сказала Сингх.

— Итак, Нелли, — начал Фил, — Можешь выработать достаточно неравномерный курс сближения с линкором?

— Я уже задумывалась над этим вопросом, поскольку не сомневалась, что вы обратитесь ко мне за экспертным мнением, — сказала Нелли.

Крис закатила глаза. Смирение — это то, чему десять отпрысков богатых семей могут научить друг друга. Но как возможно научить компьютер добродетели? Особенно тот, за который заплатил огромные деньги, чтобы он работал как можно лучше и который очень хорошо об этом знает. Как говорила тогда Сингх? Некоторые вещи в жизни нужно просто терпеть.

Естественно, выдав подобное команде, старая рабочая лошадка имела обыкновение брать ящик с инструментами и отправляться чинить то, что, как думала команда, исправить невозможно.

— Что у тебя есть для нас? — спросила Крис.

Нелли немедленно вывесила над столом голографию линкора на одном конце и крошечную копию PF на другом. PF начал наступление, с максимальной скоростью и максимальными виражами вправо, влево, вверх, вниз, то быстрее, то медленнее. Его курс представлял собой множество вращений и поворотов, от которых у парочки капитанов за столом лиц аж позеленели.

— Начинать нужно на небольшом ускорении, — заметила Сингх. — Наши двигатели небольшие. Если разложить радиаторы, мы станем более крупной целью. Если не разложить, рискуем перегреться, если злоупотреблять этим достаточно долго. Нужно начинать заход на ускорении в одну целую и пять десятых, а потом увеличивать.

— Не знаю, — сказал Гейтс, — похоже на мячи об стену. По мне так звучит неплохо.

Крис мысленно отметила, что нужно взять на вооружение метод Сингх.

— Так что каждый из нас использует свою схему уклонения и атаки, — сказал Рокфеллер.

— Я бы не советовала, — сказала Крис.

— Почему? Ты ведь не хочешь предложить, чтобы все мы делали одинаковые маневры уклонения. Что произошло с непредсказуемостью? — сказала Александр.

Крис оглядела сидящих за столом и все, что получила в ответ — пустые взгляды. На этот раз ей удалось даже опередить Фила. Большая часть присутствующих была умна, но ни в одного из них по настоящему не стреляли. Они не получали того пинка, который случается, когда твой лучший план летит в тартарары, несмотря на все усилия. Им еще предстояло стоять или лежать, или бежать, или гадать, что можно было сделать лучше… по-другому. Крис глубоко вздохнула и поклялась, что сделает все медленно и обстоятельно, чтобы заслужить всеобщую поддержку.

Один за всех и все за одного.

— Если я сделаю зиг с той точки, где была, а в это время ты сделаешь заг и попадешь в точку, где только что была я, — Крис руками показала, как это должно произойти, — выстрел, предназначенный мне, попадет в тебя.

— Шансы миллион к одному, — выплюнул Гейтс.

— Да, только ты все равно умрешь, — сказал Фил. На секунду он прикусил нижнюю губу. — Мы тренируемся, чтобы в нужный момент сделать все правильно и с первого раза. Но нельзя ожидать, что невезение останется за пределами поля боя. Нелли, можешь придумать схемы маневрирования для всех двенадцати катеров? Такие, что позволят нам вертеться случайным образом, но при этом не попадать на линию, если там маневрирует другой катер?

На этот раз последовала более долгая пауза, чем ожидала Крис. С некоторых пор длинные паузы делались регулярно, поскольку Нелли начинала лучше понимать всю степень и размер проблем, с которыми людям приходится сталкиваться постоянно. Нелли сколько угодно могла оставаться суперкомпьютером, но ветвистость ее решений становились все крупнее и крупнее.

— Да, могу. Каждому катеру нужно будет начать атаку с определенной позиции. Коммодор обычно держит вас очередью за флагманом. Для маневров же потребуется больше места.

— Хорошее наблюдение, Нелли, — сказала Крис. Да, Нелли нравилось, когда ее хвалили. Что именно Крис купила с этим последним обновлением и с кусочком камня с Санта-Марии в самоорганизующейся матрице, куда она долгое время приказывала Нелли даже не смотреть, но… Что ж, на катерах PF сейчас на одного избалованного подростка больше, чем назначил Космофлот.

— Я слышал рассказы о твоей Нелли, — на ухо Крис сказал Фил. — Первый раз увидел ее в действии. Мило.

— Ты подловил ее в один из хороших моментов.

— Я и про это слышал.

— Хорошо, потому что нам нужно пять разных планов маневра уклонения для всех двенадцати лодок, — отрезала Крис. Не имеет смысла держать всю такую огромную вычислительную мощность и не использовать ее. Да и держать в праздности Нелли следует избегать любой ценой. — Невозможно сказать, когда нужно переключиться на новый план уклонений. Нелли, тебе стоит признать, что у противника тоже есть компьютеры. И если они вычислят один из твоих случайных наборов, будет нужен запасной набор и еще один, и еще один. Понятно?

— Да, ваше рабовладельческое высочество, — сказала Нелли.

Народ, все, как один, прикрыли ладонями плохо скрываемые ухмылки. Никто не обращался к Крис иначе как по званию. И на корабле, и на берегу она для всех была лейтенантом, а не принцессой.

Но то, что сейчас проделал ее собственный компьютер… Что ж, еще одна подначка.

— Есть кое-что еще, — сказала Крис. — У нас восемнадцатидюймовые лазеры. По цели они выпускают быстрый, мощный энергетический луч. Но никакой перезарядки. У нас двигатели и ни одного реактора, который мог бы пополнять конденсаторы. У каждого из нас один выстрел, после чего мы вне игры.

Головы закивали. Руководство читали все.

— Нужно убедиться, что наши выстрелы наносят как можно больший урон. Если будем координировать подход к линкору, может, сможем сделать что-то еще.

Фил и Сингх приготовились слушать. Остальные скрестили руки — убедить их будет сложно. Крис проигнорировала тающее мороженое и перешла в режим торговца, пытающегося правдами и неправдами всучить товар.

* * *

— До цели тридцать тысяч километров, — сообщил Томми с оружейного поста, расположившегося под локтем Крис. — Ближайшая дистанция для пуска вторичного оружия.

И на таком близком расстоянии дальнобойные и поисковые системы линкора, вместе с радарами, лазерами, магнитными и гравитационными датчиками получат ясную сигнатуру патрульного катера, как бы ни был он быстр. Пора дать их огневым точкам задачки посложнее.

— Увеличить ускорение до трех g. Запустить первую маневровую схему по моей команде, — приказала Крис. — Приготовиться, — она сделала паузу, чтобы остальные лодки от нее не отстали. — Запуск.

Первая маневровая схема была ничем иным, как более интенсивным маневрированием. И теперь, когда каждый PF менял направление чаще и чуть непредсказуемей, из катера выпускались так называемы «лисьи приманки». При каждой смене курса из катера тут же вылетало облако железных игл, алюминиевых лент и взрывающихся фосфорных гранул. Различный мусор вылетал по старому курсу, когда PF разворачивался к линкору новым курсом. На ту долю секунды, пока сам катер находился к линкору бортом, «лисья приманка» выдавала на вражеские радары, лазеры, инфракрасные и магнитные датчики данные старого курса катера.

Обычно этого времени хватало как раз на то, чтобы вторичные лазеры линкора пальнули в белый свет, как в копеечку.

Облака «лисьей приманки» ко всему прочему придавали лучам лазера цвет, когда те прорезали пространство, где уже не было корабля.

В отличие от танцев и причудливых планетарных фейерверков, лазеры боевого корабля не должны быть видны никому. Битва дюжины боевых кораблей в космическом пространстве — тихое, мрачное действо, в котором не видно ничего, кроме кружащих вокруг станции кораблей. По крайней мере, сначала. Какое-то время.

Потом лазер превращает ледяную броню в пар, который мгновенно взрывается, а всплеск воды тут же застывает причудливыми образами. Вновь застывшие кристаллики воды улавливают лазерный свет, преломляют, отражают его, чем превращают убийство и бойню в нечто невыразимо прекрасное, о чем поэты слагают стихи. Если выживут. Художники всю оставшуюся жизнь пытаются запечатлеть эту красоту в картинах, стали и графике. Если доживут до старости.

Но у PF льда не было. Игру красок лазеров им создавало облако мусора, позволявшее выжить еще немного.

— Ух ты! Видели? — Финч на мгновение уставилась на главный экран, когда промахи линкора осветились в приманках.

— Передай остальным, — сказала Крис.

Пока мчались навстречу своей симулированной смерти или гибели линкора, делать было почти нечего. Уже все было сделано, стоило надеяться, что правильно, так что все, что оставалось делать экипажу — следить за тем, чтобы датчики оставались в зеленом поле. Если же сделанное было плохо, катера выйдут из строя так же жестко, как два предыдущих дивизиона.

— Двадцать тысяч километров, — сказал Томми. — Все четыре лазера заряжены полностью и разогреты.

— Дивизион, переходим к схеме шесть. Приготовьтесь выполнить маневры и атаковать по моей команде, — сказала Крис.

— Да! Вперед, девочки, — воскликнула Нелли, нарушая приказ молчать.

Крис подождала немного, отсчитывая секунды, чтобы остальные катера дивизиона успели приготовиться.

— Начинай, Нелли.

Дивизион рассеялся, приступив к танцу, который то рассеивал катера, то сближал, не давая орудиям линкора прицелиться. Потом, после серии маневров, в результате которых Крис то и дело билась головой о подголовник, наступило время.

— Огонь, — приказала Крис.

Для Нелли приказ был излишним, свою работу компьютер делал правильно, но сейчас командовала Крис, поэтому ей нужно было отдавать приказы даже самой себе. Всем спасибо.

— Лазеры сработали, — крикнул Томми. — Все четыре, на расстоянии шестнадцать тысяч километров. Все выстрелили по таймеру.

— Начинаем маневр уклонения при отходе, — приказала Крис. И затаила дыхание.

Неужели линкор все еще на месте? Или взорвался? Или всего лишь поврежден и способен сражаться дальше?

— Ну и что вы, мелкие негодники, думаете, только что наделали? — прозвучало по командному каналу. Ну, коммодор Мандатти хотя бы обозвал их негодниками, а не хулиганами.

— Это была скоординированная атака, сэр, — ответила Крис. Сегодня был вторник, так что отдуваться пришлось ей, объясняя, что именно они придумали. Она, Фил и Чандра. Хизер, хоть и сомневалась, но тоже к ним присоединилась. Высокую рыжую девицу удалось убедить, что все подразделение должно делать то, что придумали, если это вообще могло сработать.

— Ну-ка, прекратите прыгать, сбросьте скорость и объясните старику, который, к тому же, ваш командир, что вы называете скоординированной атакой, лейтенант.

— Да, сэр, прекращаем маневры уклонения. Повернуть корабль, начать торможение на отметке пять g. Двигатель, охладить радиаторы, — получив подтверждение, Крис глубоко вздохнула и приступила к объяснению, к которому успела подготовиться.

— Сэр, восемнадцатидюймовый импульсный лазер звучит мощно, когда о нем читаешь книгу, но даже у самого маленького линкора много ледяной брони и он вращается достаточно, чтобы предотвратить мгновенное прожигание лазером толщи льда вражеским лазером.

— Это всего лишь часть печальной реалии службы шкипером небольшого катера в огромном Космофлоте.

— Да, сэр, но что, если мы поразим одно и то же место в броне линкора двумя импульсными лазерами одновременно?

— Вот ты снова используешь это слово — «мы». С кем я сейчас разговариваю? С принцессой или лейтенантом Космофлота?

Крис стиснула зубы: коммодор уже два или три раза уколол ее этой «принцессой». Крис собралась, было, ответить, но, оказалось, в этом не было необходимости.

— Это «мы» включает меня, сэр, — сказал Фил.

— И меня, — сказала Чандра.

— Мы тут подумали, — продолжил Фил, — что не так много смысла подвергать риску наши молодые шеи…

— И старые тоже, — вклинилась Чандра.

—… если не подобьем парочку линкоров прежде, чем закончим. Как вы могли видеть, сэр, скоординировав наши маневры уклонения, нам удалось не встать на пути друг друга и заставить ваших артиллеристов промахиваться. Как бы там ни было, Крис предположила, что если мы скоординируем подход, сможем добиться несколько двойных ударов по линкору, способных пробраться через броню до нежных внутренностей корабля.

Крис осталась довольна тем, что разговор на себя взял Фил. Кажется, «Путь Космофлота» включает в себя способ спокойно говорить об убийствах и хаосе. Дети, выросшие в Космофлоте, учатся разговаривать со старшими. Крис не была уверена, что английский, на котором она разговаривает, может справиться с этой задачей.

Хорошо, что рядом были Фил и Чандра, которые могли все это перевести.

— Хм, — последовал ответ. — Что ж. Я хотел отдать вам должное за тринадцать попаданий из шестнадцати по старому дрону-мишени, но, поскольку вы сами подняли ставки, давайте посмотрим, сколько выстрелов можно классифицировать как надежные двойные попадания.

— Черт, — прошептал Томми. — Спорю, если бы старик нашел подарки под рождественской елкой, он сначала проверил бы, не занес ли Святой Ник еще и оленьего навоза.

— Естественно, мистер Лиен, — откликнулся старшина Станислаус по корабельной сети. — «Путь Космофлота» не включает в себя никакого оленьего дерьма, особенно когда к тебе могут заявиться гости.

По крайней мере, команда развеселилась. Не передавая происходящее по командной сети. Между собой.

— Ну, вы, ребята, проделали неплохую работу, даже при тех целях, которые поставили перед собой, — сказал коммодор поле долгой минутной паузы. — Пятый дрон не совсем приспособлен для измерения того, что вы пытались делать, но, похоже, десять ваших выстрелов были весьма близки как во времени, так и в пространстве. Допустим, вы сделали пять двойных попаданий. Будем считать, что этого достаточно, чтобы прожечь борт линкора класса «Президент». Определенно, сегодня вечером я куплю вам пива. А вы, дамы и господа, возглавляющие, согласно постановлению Парламента катера Первого и Второго дивизионов, которые, без сомнения, посещали конспиративное логово, где Третий дивизион вынашивал свой план, почему не попробовали то же самое вместо того, чтобы позволить пятому дрону и моим отличным артиллеристам подстрелись вас, как нежных бабочек, приколотых к куску дешевого картона?

Крис попыталась подавить ухмылку, которая заразила всю ее команду. Прежде, чем тишина в сети стала чересчур длинной, коммодор снова заговорил.

— Ничего. Все это вы объясните сегодня вечером за пивом. Всем дивизиям установить курс и скорость, соответствующую моему флагману в течение следующих трех часов. К семнадцати ноль-ноль мы должны быть у пристани. Вечеринка назначается на двадцать один ноль-ноль.

Связь выключилась. Томми отключил центральную коммуникацию, выбивая сеть PF109 от основной боевой сети, и Крис тут же радостно закричала.

— Вы хорошо поработали. Все, — сказала Крис, когда шум немного поутих. — Тонони, не знаю как ты умудрился охладить двигатели во время работы, но ты это сделал.

— Я вылил на них козью мочу, когда они стали слишком горячими, мэм, — откликнулся тот, имея в виду именно козу, животное, которое, по слухам, держал у себя в машинном отделении.

— До тех пор, как ты станешь командовать своим собственным кораблем, — сказала Крис, — мне все равно, как ты их охлаждаешь.

Шеф Станислаус, подстраховывающий Томми на своем боевом посту, нахмурился, но в этот момент триумфа репутация старого шефа оказалась в серьезной опасности, потому что его хмурый взгляд того и гляди грозился стать не таким грозным.

— Все слышали коммодора. У нас четыре часа, чтобы добраться до пристани, до того как устроят вечеринку, так что давайте отправим корабль к бристольской пристани сейчас, а не когда-нибудь.

Когда кресло из сильно раздутого, для высоких перегрузок, превратилось к нормальному виду, Крис поднялась размять ноги.

— Курс к флагману проложили? — спросила она у штурмана.

— Компьютер проложил курс. Мы подлетим к кормовой линии флагмана через три часа, мэм, — отрапортовала Финч.

— Нелли? — спросила Крис мысленно, обращаясь к персональному компьютеру через специальный провод. Рискованно иметь настолько легкую связь, но, когда к голове приставлен пистолет, Крис не хотелось двигать челюстью даже еле заметно, чтобы разговаривать с Нелли.

— Космофлотский компьютер — тупой пень, тут даже однорукая обезьяна с счетами запросто решит эту баллистическую задачу.

— Я рада, что ты не высказалась об этом громко.

— Я не лишена светских манер, принцесса. Просто все эти попытки решить проблемы с минимальным ущербом для того, что вы, люди, называете чувствами, отнимает так много времени.

— Думай об этом, как об искусстве. А сейчас можешь проверить корабль и составить список повреждений. Спорю, твой список не будет вдвое больше того, что составит экипаж.

— Идет. Что, если я выиграю?

— Поговорим позже.

— Мне бы очень хотелось потратить некоторое время на исследование той части камня с Санта-Марии, что все еще находится в моей матрице. Я способна изучать его инопланетное содержание и не выключиться.

— Этой ставки на столе нет. И не будет. А сейчас, мисс Нелли, если не возражаешь, мне нужно командовать кораблем. Наслаждайся.

— Есть. Так точно, ваше шкиперство.

По данным Космофлота, штатная численность экипажа PF-109 — четырнадцать человек. Крис насчитывала пятнадцать. И этот пятнадцатый член экипажа нес в себе всевозможные преимущества… и боль в заднице.

— Не знаю, как у вас, — сказала Крис, обращаясь к Томми и шефу, — но у меня ужасно кружилась голова. Даже не знаю, это у меня голова такая специальная или настройки установки корректировки высокой гравитации нуждаются в исправлении?

— Проблема в установке, мэм, — покачал головой шеф. — Может, и стоит оборудовать тут всех этими мозговитыми штуковинами, но не думаю, что это наша самая большая проблема. Я наблюдал за лазерным огнем со старого корыта. Я знаю, что по официальной версии Космофлота, у дрона имеется такой же защитный набор, что и у линкора, но не верю, что сейчас мы провели полноценную тренировку. Даже с учетом всего у нас было чертовски много промахов, — тридцатилетний старослужащий пожал плечами. — Если бы это была настоящая драка, нам пришлось бы действовать намного лучше.

— Ой, мужик, лучше б я этого не слышал, — сказал Томми и в словах явственно проскочил акцент предков.

— Шеф, вам нужно подобрать нам шлемы, а я попрошу Нелли настроить каждую станцию на высокие перегрузки, чтобы они соответствовали каждому члену экипажа, — Крис покачала головой. — Знаете, даже после вот такого, единственного, тренировочного выхода, идея о том, что придется сражаться с линкорами на этих щепках, не так страшна, как она звучала в тот день, когда эскадрилья вводилась в строй.

— Маловероятно, что придется защищать Вардхейвен от линкоров, — сказал Лиен. — Посмотри на размер флота, что курсирует вокруг станции. Удивляюсь, как это нас не сбили и не превратили в бушприт какого-нибудь линкора.

— Искусное управление, — одновременно ответили Крис и шеф.

— С вашего позволения, мэм, — сказал шеф, — я покину мостик, хочу посмотреть, что происходит в остальной части этого ржавого корыта. Надеюсь, вы здесь справитесь сами, как любой капитан.

На пару секунд Крис крутила сказанное в голове… и решила, что оно настолько близко к комплименту, насколько шеф мог сделать младшему офицеру.

— Проверьте, шеф.

Она проследила, как шеф покидает мостик, и ее взгляд остановился на пустом пульте, расположившемся как раз за ней.

— Смотрю, поставил боевой разведывательный пульт.

— Я же обещал, — сказал Лиен, поднимаясь со своего стрелкового поста и усаживаясь на новое место. — Посадить Пенни за тот разведывательный пульт яхты, которую ты, э-э, одолжила у Турантика, было находкой. Один такой пульт я установил здесь, как только нашел никому не нужный, валявшийся в доке. Никто даже внимания не обратил, что он поменял своего владельца, — добавил он со своей кривой, на левый борт, усмешкой.

— Ты его попросту украл.

— Не у всех в кармане валяется столько мелочи, как у тебя, Крис, — улыбка превратила серьезные слова в шутку. Если бы не она, было бы больно.

Правда в том, что Крис может выкупить всю эскадрилью только на одни прошлогодние доходы и не потратить ни цента из основного капитала своего доверительного фонда. В том, чтобы быть «одной из тех проклятых Лонгнайф», были свои преимущества.

— Пенни завтра на завтрак придет? — поинтересовалась Крис.

Ухмылка Томми стала еще шире, доросла до ушей, пошла дальше и, наверное, встретилась где-то на затылке. Ну, так парень и должен реагировать, когда его спрашивают о будущей невесте. По крайней мере, Крис всегда видела именно такую реакцию. Все парни, с которыми когда-либо встречалась Крис, в конечном итоге начинали увиваться за девчонками, которых Крис хорошо знала. И которые становились невестами и всегда просили Крис стать их подружкой на свадьбе.

Крис давно отказалась от попыток понять, что в ее бурной деятельности служит катализатором другим людям, вдруг начинающим встречаться друг с другом и влюбляться. По крайней мере, она решила больше никогда не пытаться в этом разобраться. Чтобы сдаться к следующему четвергу.

— Пенни радуется, что ты дала нам возможность провести церемонию в саду дома Нуу. Ее мама сейчас живет на Камбрии со своим нынешним мужем. Вся моя семья на Санта-Марии. Ни у одного из нас нет места, которое можно было бы назвать домом. Но пожениться в саду, где женились король Раймонд и Рита. Крис, ты замечательная.

Крис могла бы ответить по разному, но остановилась на:

— Рада предложить вашим семьям тихое место, где можно собраться вместе.

— Ну, думаю, с моей стороны это будут ребята из эскадрильи, если только на билеты с Санта-Марии досюда не сделают огромную скидку для моей семьи. Три дня назад Пенни разослала письма во все места, где может быть ее папа, — Томми пожал плечами. — Она не знает, где он. Скорее всего, у нас будет тихая свадьба среди своих, космофлотских.

— Скрещенные сабли?

— Думаю, ей понравится. Знаешь, не уверен, захочет ли она надеть белое платье или вовсе платье с чем-то белым.

— Радуйся, что нам удается удержать все это дело в секрете от моей мамы. Если она узнает… — Крис вздрогнула при одной мысли о том, что мама начнет планировать свадьбу.

Наверное, это достаточная причина, чтобы оставаться холостячкой.

— Так, — Крис кивнула на разведывательный пульт, — есть идеи, кто будет им управлять?

— Как насчет Пенни? — почти серьезно сказал Томми. — Она знает почти все, что нужно знать о боевых кораблях, с которыми может столкнуться флот Вардхейвена. Обладает полным спектром навыков разведки. И уже пора заканчивать считать, что у нее остались обязанности допрашивать нас как «мятежников».

— Даже в качестве шутки такое больше не упоминай, — побледнела Крис.

— Тогда тебе придется найти хорошую пиар-фирму, чтобы за короткий срок придумать что-нибудь, что мы делали на «Тайфуне», — сказал Томми. — В любом случае, нам нужен кто-то со всеми навыками Пенни, так почему бы не взять саму Пенни? Она уже соскучилась за письменным столом. Ей стоит немного поработать и на корабле.

Томми хочет, чтобы жена стояла рядом с ним. И тот незначительный факт, что Пенни отслужила в звании лейтенанта на год дольше Крис, не должен вызвать никаких проблем в цепочке командования такого крошечного корабля, как PF-109.

Ага. Точно.

Но Пенни отлично поработала на Турантике, когда Крис нужна была хорошая работа, чтобы остаться в живых. Она бы все сделала значительно хуже, если бы ее там не поддержал кто-то вроде Пенни. Шеф прав: любые настоящие цели, с которыми они могут столкнуться, вполне могут стрелять штуками гораздо отвратительнее, чем антиквариат, на котором их тренирует коммодор.

Но катера защищают Вардхейвен! Впрочем, кого обманывать? Если повезет, их всех отправят на какую-нибудь захолустную планетку. Прикажут защищать некое место, которое никто никогда не считал нужным защищать, когда все внезапно изменилось и…

Хм, может даже, иметь офицера разведки не такая плохая идея, где бы ни пришлось доказывать, что эти малюсенькие игрушки могут сражаться.

* * *

Три часа спустя они, как крошечные утята за уткой, следовали за «Кушингом», флагманом, антикварным кораблем, последним представителем класса «Дестроер», до сих пор не отправленным в переплавку только чтобы пропихнуть безумную идею, что маленькие катера могут справиться с огромными боевыми кораблями.

Стэн передал Крис список повреждений. Он оказался длинным. Список Нелли оказался длиннее вдвое.

— Нелли, передай шефу свой список.

Посмотрев на список длиннее своего, Стэн поджал губы и отправился его проверять.

— Жаль, что нельзя посмотреть на осколок с Санта-Марии, — грустно, насколько только мог компьютер, сказала Нелли. — Тетушка Тру была бы счастлива, если бы я обнаружила секреты Троицы, построивших прыжковые точки. Оттуда наверняка можно что-то вытянуть. Наверняка тетушка угостила бы тебя свежим шоколадным печеньем.

— И ты не поднимаешь эту тему ближайший месяц, — сказала Крис, сделав вид, что не обратила внимания на уговоры.

— Неделю, — возразила Нелли. — Когда мы спорили, ты не указала сроков.

— Две недели, — сказала Крис. Нелли замолчала. И впрямь странно, когда прямо в голове ощущаешь, как твой персональный компьютер дуется.

— Так вот как это работает, — сказал Томми.

— Что именно?

— Держать Нелли под контролем.

— Она никогда не бывает под контролем.

— Все правильно, ваше шкиперство.

— Извини, не хотел поднимать тему, — сказал Томми, пытаясь спрятать ухмылку.

— Нелли, займись изучением шлемов для экипажа. Нужно уменьшить риск повреждения головы и шеи, когда корабль меняет курс на большом ускорении. После этого перепрограммируй боевые посты, нужно надежно закрепить опоры для головы в шлеме и шеи, чтобы они не подвергались таким сильным ударам, как сегодня.

— Если бы ты позволила мне управлять кораблем, вы могли бы вовсе остаться дома, — сказала Нелли.

Финч, сидящая за штурвалом, задумалась.

— Нет, Нелли, — сказала Крис, — позиция Космофлота в этом вопросе старомодна. Так что делай, что я говорю, и мы прекрасно поладим.

Оставшаяся часть полета прошла почти в тишине, потому что все были заняты починкой корабля по списку шефа. Чинили все, что можно было починить без помощи дока. Когда корабль причалил к пирсу, список стал значительно короче.

Крис наблюдала из-за плеча Финч, как та ловко подводила катер к пирсу. Финч удалось с первого раза поймать носовой замок и последовать за ним, когда тот плавно потянул катер к пирсу.

— Молодец, — сказала Крис, одобрительно похлопав Финч по плечу.

— Подключили энергетическую линию, — сообщил шеф со своего поста с кормовой части катера. — Воздух, связь и вода тоже подключены. Люк открыт.

Давление скакнуло на сотую долю. Ни одному кораблю никогда не удавалось поддерживать точно такую же атмосферу, что и на станции.

— Капитан, у нас… — и тишина.

— Шеф, какие-то проблемы? — спросила Крис, глядя на свой пульт. Все горело зеленым, значит, с катером все было в порядке. Никаких неполадок не видно.

— Нелли?

— Меня глушат, — сказал компьютер, и в голосе проскользнуло удивление. — Я пытаюсь…

Крис резко развернулась в капитанском кресле, когда на мостик вторглись пять армейских полицейских во главе с майором.

— Вы лейтенант Кристин Энн Лонгнайф, иногда называющая себя принцессой? — спросил тот.

В жизни бывают моменты, когда точно знаешь: судьба за тобой явится в любом случае. Моменты, о которых знаешь еще будучи ребенком, что случатся до того, как ты умрешь. Наверное, у каждого ребенка это индивидуально. Если ты родился в семье фермера, это, скорее всего, будет нашествие саранчи во время уборки урожая или тот самый великий урожай, которому не будет равных. А если ты армейский засранец, то знаешь, что где-то там идет битва, битва твоей жизни, которая в любом случае найдет тебя.

Крис была дочерью политика и откуда-то знала, что однажды за ней придут. Когда ей было девять, она посмотрела видео о Марии-Антуанетте, и ей стало интересно, каково это, столкнуться с арестом, пройти последние шаги к гильотине.

Всю жизнь Крис гадала, как она сама справится с этим моментом, но произошло все столь внезапно…

Она поднялась, посмотрела на майора и ответила:

— Я Крис Лонгнайф.

Странно, но в этот момент все титулы и звания куда-то запропастились.

— У меня приказ освободить вас от командования и арестовать. Сержант, наденьте на нее наручники.

Мысли Крис заметались. Что дальше? Она посмотрела на Томми.

— Принимайте командование, — сказала она. Командование необходимо передать четко. Потому что это Космофлот. Потом она снова посмотрела на вторгнувшуюся армию.

— Могу поинтересоваться, в чем меня обвиняют? — спросила Крис, прижав руки к бокам. Сопротивляться бесполезно… хуже… недостойно. Но будь она проклята, если станет помогать.

Армейский сержант, в глаза ни разу не видевший ни космического пехотинца, ни моряка, выхватил наручники и отодвинул Томми в сторону. Лейтенант Космофлота набычился и приготовился дать отпор.

— Отставить, — приказала Крис.

Томми с неохотой подчинился, хотя маленькая Финч успела загородить дорогу второму сержанту, подходящего к Крис с другой стороны.

Майор вытащил из кобуры пистолет, как и двое армейских полицейских за его спиной.

— Отставить! — повысив голос, приказала Крис. — Никто из моей команды не вооружен. Мы не сможем и не станем оказывать никакого сопротивления. Финч, никакого сопротивления этим людям, несмотря на то, что они находятся здесь без вашего разрешения.

Крис слишком много раз видела эту сцену как во сне, так и представляла наяву. Иногда все заканчивалось мирно, иногда нет. Она знала, как ей хочется, чтобы закончилась подобная сцена на самом деле.

Армейские полицейские были вооружены, они нервно наблюдали за командой на мостике.

— Майор, на мостике вооружены только ваши люди. Никто не станет сопротивляться, так что расслабьтесь, — Крис попыталась, чтобы ее слова прозвучали, как очевидное приглашение. — Можете сказать, в чем меня обвиняют?

— Леди, я получил приказ. В нем написано, чтобы я вас арестовал, но не написано, почему. Многие из нас делают то, что приказано, поймите. А сейчас либо вы пойдете с нами сами, либо мы вас понесем.

Мак предупреждал, что не всем нравится, как Крис в последнее время останавливает войны. Судя по всему, на эту вечеринку явились явно не ее поклонники.

Ладно, штука в том, чтобы пережить этот день, девочка. Судя по взглядам полицейских, они очень хотят вынести ее. И как только она попадет в их руки, они найдут любой маломальский повод, чтобы применить силу по максимуму, разрешенному в таких случаях законом.

— Хоть я и офицер Космофлота, но ходить пока не разучилась, майор.

Сержант завел ее руки за спину и защелкнул на них наручники. Крис тут же почувствовала себя уязвимой. Ужасно уязвимой. Тем не менее, способной передвигаться.

Она сделала шаг. Двое полицейских пристроились за ее спиной, двое спереди. Развернулись к выходу, и майор тут же стукнулся головой о потолок. PF не рассчитывались на высоких людей.

— Осторожнее, майор, — сказала Крис. — Томми, позвони Харви.

— Да, Ваше Высочество, — ответил старпом. Они знают. Все это политический театр, в котором у каждого своя роль. Если сыграть правильно, все доживут до того, чтобы рассказать об этом забавном случае внукам и вместе посмеяться.

Спуститься на нижнюю палубу оказалось непросто, но Крис успела до того, как задрожали колени. Одно дело — перестрелка с врагом, когда у тебя в руках винтовка. Другое дело, когда руки скованы за спиной, а полицейские то и дело подталкивают в спину. У люка стоял Стэн с подчиненными. Под глазом Стэна наливался синевой свежий фингал.

— Извините, мэм.

— Не стоит, шеф. Извинитесь перед коммодором за то, что приходиться пропустить сегодняшнюю пивную вечеринку.

— Да, мэм.

— Могу одолжить куртку, — предложил шеф.

Крис холодно не было, но потом она услышала стрекот фотоаппаратов и увидела вспышки. Недалеко от катера ждали несколько съемочных групп. Шеф предлагал куртку не для согрева, а капюшон, чтобы скрыть лицо.

— Спасибо, шеф, не стоит, это все часть учений, — сказала Крис. Высоко подняв голову, не сбившись с шага, она перешагнула борт катера.

Это было важно. Не выглядеть арестованной. Нужно создать нужное впечатление. Именно так, как планировала с давних пор.

Полицейские двинулись вперед, Крис между ними. Пусть репортеры говорят, что она их пленница. Пусть на видео и фото будет изображена принцесса Лонгнайф, идущая навстречу людям с почетным караулом. Крис не улыбалась и не хмурилась. Никаких эмоций перед камерами репортеров. Пусть подумают, под каким соусом публиковать такие картинки.

Только, пожалуйста, Боже, не дай коленям подогнуться.

Она сделала только одно исключение из политики отсутствия реакции на происходящее. Слева, за толпой репортеров, стоял мистер Сингх с двумя детьми, мальчиком и девочкой. Они уставились на Крис широко раскрытыми глазами. Испуганными? Вопросительными? Какой в этой ситуации должны быть взгляды трех и пятилетнего детей? Крис расслабила лицо и улыбнулась, еле кивнула, смотря на них. Дети с энтузиазмом замахали руками, обрадовавшись, что их заметили и обратили внимание. Горан Сингх поднял вверх большой палец.

Мгновение спустя она оказалась у дверей ожидавшей ее крытой тележки. Устроилась внутри, после чего повернулась к следящим за ней камерам и выдала требуемую улыбку принцессы. Очередной день, когда нужно заниматься королевскими делами. Сержант с ненужной силой захлопнул дверь, оставив ее наедине с охраной. Электрическая тележка тихо тронулась.

Вот теперь, когда за ней не наблюдают камеры, пришло время узнать, каковы ее шансы дожить до утра.