Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 2

— Ты прин-сесса Лонга-найф? — спросил охранник.

От усталости Крис моргнула, осмотрела камеру размером три на четыре. Холодно, серо, бетонный пол, стены, койка без матраца, толчок без седушки. Пахнет старой рвотой, но никого, кроме нее, в камере больше не было.

Она подтянула колени к подбородку для тепла и ощущения чего-нибудь человеческого. Позволила себе немного потянуться после небольшой дремоты. По синей униформе в ней можно узнать лейтенанта Космофлота. На правой груди нашивка, на которой выведено: «Лонгнайф». Крис проглотила несколько резких ответов, вряд ли у охранника обнаружится чувство юмора.

— Я Крис Лонгнайф.

— Наконец, появился некто, кто хочет за тебя поручиться, — хихикнул охранник и подал сигнал в сторону камеры наблюдения. Дверь камеры загудела и открылась.

Крис напомнила самой себе, что все, что записывает эта камера, вполне возможно, попадет в средства массовой информации, что не лучшим образом отразится на ней, на отце, по совместительству премьер-министре и, что более важно, на дедушке Рэе, короле. Голодная, усталая, чуть безумней, чем когда-либо раньше, Крис встала с грацией, на которую только были способны ноющие мышцы, и осторожно направилась к выходу.

— Спасибо, — сказала она охраннику, словно тот только что оказал ее королевской особе большую услугу.

— Не за что, — откликнулся тот, потом взглянул на камеры и скривился, словно хотел забрать вылетевшие вдруг слова обратно. Крис пришлось напомнить самой себе, что такие люди знают много способов мести.

И впрямь, охранник, словно исправляя ошибку, схватил ее за локоть и попытался потащить за собой. Крис слишком устала, у нее слишком болели мышцы, и была еще куча разных проблем, чтобы все закончилось хорошо.

— Можем идти чуть медленнее? — спросила она. — У меня отобрали шнурки, если я пойду быстро, останусь босой.

— Ой, — охранник глянул вниз. — Извините.

Крис сомневалась, что начальство ждало от охранника именно такого поведения, но часто обнаруживала, что немного человеческой доброты в плохой ситуации часто обращается добротой в ответ. Сейчас этот прием сработал. Если завтра не прокатит, она не станет принимать неудачу близко к сердцу.

Тюремный лабиринт, который она прошла накануне ночью, теперь отматывался в обратном порядке. Дошли до дежурки, в которой незнакомый сержант упорно пялился на мониторы, старательно игнорируя проходящую мимо Крис.

— Нелли, запомнила номера значков?

— Еще как.

Крис была офицером Космофлота, но воспитывалась дочкой политика. За эту ночь кому-то придется заплатить.

С хлипких пластиковых стульев напротив дежурки поднялись две знакомые фигуры. Джек вовсе не выглядел удивленным.

Специальный агент Джек Монтойя, начальник службы безопасности Крис, должен был организовать ее освобождение только махнув перед носом тюремщиков своим значком. Вот только никакого значка у него сейчас не было.

Рядом с Джеком стоял прадедушка Троубл. Вообще, у него другое имя, но за всю свою военную карьеру он для стольких людей был именно Троублом, настоящей бедой, и не всегда только для врагов. Для мамы Крис он тоже был бедой. И по имени, и по факту. Бывший председатель нескольких планетарных штабов, сейчас прадедушка находился на пенсии. Сюда пришел в обычных брюках и рубашке, застегнутой на три пуговицы. И если вдруг кто-то принял его за обычного отставного офицера, этот кто-то мог заслужить то, что в результате получит.

У Крис возникло миллион вопросов, но взгляды Джека и дедушки сказали, что под бдительным взором камер видеонаблюдения, расставленным на каждом углу и перед каждой дверью, они говорить ничего не собираются.

— Нелли, какие новости?

— Крис, я до сих пор не могу получить доступ к сети. Почты нет, новостей нет, нет даже радиоволн. Есть блокировка всечастотных шумов, что преследует нас с той минуты, как тебя арестовали. Я не могу пробиться. У меня нет сил для этого. Хочешь, чтобы я попробовала? Если проиграю, жизни во мне останется лишь на капельку.

— Нет. Мы скоро выберемся отсюда и тогда обо всем узнаем, — Крис держала язык за зубами, пока сержант пропускал дедушкину идентификационную карту через свою машину, смотрел на результат… и бледнел. Он передал все дела улыбающейся женщине, а сам поспешно перебрался на другую сторону дежурки. Отдавая вещи Крис, она искренне улыбалась.

— Мне очень жаль. Мы получили четкие указания от начальника штаба о том, как вести ваше дело.

— От Мака? — Крис знала, что вызывает у генерала МакМоррисона некоторую изжогу, но чтобы он так поступил…

— Нет, мэм. От нового начальника штаба, адмирала Пеннипэкера.

Крис думала, что знает всех старших офицеров по именам, но об адмирале Пеннипэкере слышала впервые. Посмотрела на дедушку Троубла.

— Пожалуйста, заканчивайте побыстрее с лейтенантом, — приказал он. — У нас с мистером Монтойей слишком мало времени.

— Да, сэр.

Мистер Монтойя! Не агент, а мистер!

Улыбающаяся женщина открыла бумажник Крис.

— Вам приказано в течении суток сдать дипломатический паспорт.

— Я никуда не лечу, — отрезала Крис. — Вы забрали мой корабль.

— Мэм, я только выполняю приказ. Через неделю будет досудебное слушанье. Вас уведомят о времени и месте, когда мы направим вам обвинение. Если не сможете позволить себе адвоката, Космический флот назначит его вам, — сказала женщина, потом посмотрела на дело и добавила: — Ах, да, вы же одна из тех Лонгнайф.

— Передайте Космофлоту, чтобы они назначили мне адвоката, — Крис способна нанять адвоката, но адвокат, предоставленный Космофлотом, не только будет держать ее в курсе о ходе дела, но и поведает об окончательном вердикте военного суда.

Еще пять минут агонии, и вот Джек открыл дверь для Крис, пропуская ту первой и… Крис нос к носу столкнулась с последним человеком в этом мире, которого она хотела бы видеть. Прелестная Дора, ведущая «Настоящих городских разговоров в два ночи». Она стояла, преграждая Крис дорогу.

Хирурги успели исправить идеальный нос Доры с тех пор, как его сломали последний раз. Двое мужчин по бокам, каждый с несколькими маленькими, беспрерывно снимающими фотоаппаратами, поддерживали Дору. Крис не хотелось с ней связываться, слишком она устала. Ей хотелось просто вернуться домой, найти тихий уголок, где можно выкопать дырку поглубже и укрыться в ней на пару часиков.

Но если эта женщина останется между Крис и той тихой дырой, можно и пересмотреть приоритеты.

— Что вы думаете о том, что ваш отец продал фермеров?

— Понятия не имею, о чем вы, — улыбаясь, как учили, сказала Крис и шагнула влево. Дедушка Троубл тут же оказался между ней и Дорой. Крис сделала пару шагов и только тут обнаружила, что не знает, куда идти. На стоянке не было ни лимузина, ни бронированного городского автомобиля, обычно приписанного к дому Нуу.

— Вон та, прокатная, наша. — сказал Джек, обгоняя Крис, блокируя второго мужчину с камерами, указывая на подержанную голубую легковушку. Крис тут же быстро отправилась к ней. Но Дора была не так проста.

— Как вы относитесь к обвинениям бывшего командира о присвоении вами государственных средств?

Крис споткнулась, что дало Доре и ее двум операторам шанс обогнать их. Крис вздохнула, посмотрела на Джека, тот закатил глаза, и рискнула спросить:

— У этого бывшего командира есть имя?

Дело в том, что бывших командиров было несколько. Некоторые до сих пор живы. Некоторые даже до сих пор достойно служат.

— Ваш командир на Олимпии, лейтенант Пирсон. Она утверждает, что вы положили в свой карман большие суммы денег из средств чрезвычайной помощи, предназначенных для того, чтобы накормить голодающих фермеров и горожан.

И снова Крис споткнулась. Это позволило Джеку наверстать упущенное, оттеснив одного из операторов от машины. Дедушка открыл дверь. Крис приготовилась закончить интервью и исчезнуть в машине. Сделав глубокий вдох, Крис собрала разрозненные мысли в кучу.

— Я служила с Пирсон, но она не была моим командиром. Ее больше интересовало сочинение правил. Не думаю, что она закончила их сочинять. Я следила за тем, чтобы у людей была еда. Люди ее получили, — и нырнула в салон автомобиля.

Дора не посчитала это завершением интервью.

— Она утверждает, что у нее есть доказательства что деньги пропадали со многих счетов.

Крис замерла.

— Естественно, деньги исчезали из ее подразделения. Она сидела у себя в офисе целыми днями, не покидая его, не желая интересоваться, что происходит вокруг. Ей нравилось сочинять правила. Мне пришлось пожертвовать деньги из своего кармана, чтобы люди поднялись из грязи, встали на ноги и вернулись к работе. Можете проверить мои налоговые декларации. Они часть официального отчета. А сейчас, извините, но я устала. Интервью окончено.

— Как думаете, ваш отец выиграет выборы?

Вот этот вопрос требовал обдумывания.

— Конечно. Его партия лучше всего отражает надежды и чаяния жителей Вардхейвена, — сказала Крис и захлопнула дверь.

— Извини за машину, — сказал Джек, усаживаясь на водительское кресло. — Единственное доступное, что мы смогли достать быстро, с броней и нужной защитой. Твой папа и брат взяли новые машины.

— Если мне немедленно не расскажут, что происходит, — сквозь зубы процедила Крис, — я нарушу обещание брату никого в этом месяце не убивать.

— Подожди минутку, — сказал Джек и достал прибор, обнаруживающий и уничтожающий жучков.

— Я отслеживаю три жучка, — сказала Нелли. — Два — стандартные новостные, но третий подороже. Крис, я загрузила из сети все имеющиеся новости. Хочешь, чтобы я проинформировала тебя?

В воздухе промелькнули две искры. Джек уничтожил два жучка, а один пока остался. Крис стиснула зубы и ждала. Нелли была хороша в новостях, но Джек знал что интересует Крис и расскажет ей все, что она хочет знать прежде, чем она спросит.

Третий нанит, наконец, сгорел, оставив за собой тонкую струйку дыма, ниспадающего к полу.

— Джек, дедушка что происходит? — спросила Крис, как ей показалось, удивительно сдержанным голосом.

— Вчера, в десять тридцать, — быстро сказал Джек, — стало известно, что правительство Билли Лонгнайфа потеряло вотум доверия из-за сокращения программы субсидирования фермерских хозяйств в связи с увеличением расходов на оборону.

— Это невозможно. У папы и фермерского крыла его партии было твердое взаимопонимание, чтобы поддержать это сокращение, — Крис могла проводить во флоте очень много времени, но не могла не заниматься социальным календарем принцессы и ей нужно было быть в курсе политических дел, особенно таких горячих, как бюджетный и фермерский вопросы.

— Судя по всему, карманные фермеры оказались не так надежны, как утверждали, — сказал дедушка. — Как бы то ни было, для твоего отца это стало большим сюрпризом.

— Поэтому оппозиция до выборов формирует временное правительство, — кивнула Крис и откинулась на спинку. Она знала, как все происходит. «Сто одна ключевая идея политики». Она научилась всему этому вместе с употреблением каши еще до того, как на нее перестали надевать подгузники, хотя всю ее жизнь вначале дед, а потом отец были премьер-министрами, а оппозиция ничем больше плачущего голоса где-то за задними скамейками.

Крис провернула в голове все, что знала.

— Но временное правительство не должно менять политику… тем более назначать нового начальника генерального штаба вроде Пеннипекера…

— Наше временное правительство, — тут же вступил в игру Джек, — получило солидное большинство голосов, чтобы проголосовать за его полные полномочия, учитывая процессы, происходящие в человеческом пространстве. Они вынудили короля Рэя одобрить голосование.

— Как папа воспринял это?

— Скорее, неважно, — сказал Джек.

— Я скажу, — усмехнулся дедушка. — Мой старый мальчик извергал такой яд. Неплохое было зрелище. Классика, можно в учебниках писать, как в будущем терять вотум доверия.

— Ну, мы, Лонгнайф, не так уж хорошо умеем проигрывать, — сухо заметила Крис.

Джек проигнорировал ее замечание и продолжил:

— У оппозиции нашелся хороший аргумент. Со всеми этими войнами и слухами о войне, сейчас не самое подходящее время, чтобы правительство Вардхейвена топталось на месте. На их сторону стали многие сторонники твоего отца. Они обещали проголосовать за твоего старика, если и когда он получит возможность сформировать новое правительство, но сейчас чувствуют, что должны поддержать временное правительство. Думаю, именно поэтому король Реймонд поддержал их требование, должен назначить кабинет министров и взять на себя бразды правления. В любом случае, что сделано, то сделано.

— А что сделано, мистер Монтойя? — спросила Крис, выделив слово «мистер».

— А, это, — смутился Джек. — Поскольку ты уже не дочь премьер-министра, защита тебе больше не нужна. Поэтому меня отозвали и назначили телохранителем младшей дочери нового премьер-министра.

Крис глянула на часы. Так быстрее, чем спрашивать у Нелли сколько времени.

— И когда у тебя следующая смена?

— Я отказался от назначения и ушел в отставку, — бодро отрапортовал Джек. — Когда твоего отца изберут снова, принцесса, я отменю отставку, но Тилли Пандори — настоящая соплячка, и будь я проклят, если приму за нее пулю.

Проведя много времени выслушивая бурчание дочери лидера оппозиции на вечеринках, Крис не возражала против вкусов Джека. Но это было первым доказательством, что его профессионализм имеет пределы.

А еще заставило задуматься о том, был ли Джек рядом с ней только из-за того, что ему так приказали.

Пора сменить тему.

— Меня и впрямь обвиняют в незаконном присвоении гражданской собственности? — Крис изо всех сил пыталась сохранить спокойствие… и ей это почти удалось. — Миссия на то болото стоила мне небольшого состояния, — не говоря уже о жизни… почти… дважды.

— Да, — кивнул Джек. — Пирсон говорит об этом на всех ток-шоу. У нее есть какие-то распечатки, подтверждающие это. Она ими размахивала, хотя не позволяла взглянуть на них повнимательнее.

Все, что Крис смогла, так это только покачать головой.

— Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Да, я получила солидный налоговый вычет за пожертвованные деньги, но мысль, что я опустилась до кражи риса, бобов и печенья, которое мы возили голодающим фермерам… Пока в меня не начали стрелять за эту привилегию… Нелли, как дела у Фонда Рут Эдрис? Мы все еще перечисляем туда деньги?

— Нет, Крис. Сейчас в Фонд поступает больше местных пожертвований. Я просила совет директоров рассмотреть вопрос о закрытии Фонда и выдвижении предложений об инвестировании средств под низкие проценты, чтобы помочь жителям Олимпии открывать малый бизнес или разбивать огороды на заброшенных сельскохозяйственных угодьях. Им понравилась эта идея и они обещали связаться с тобой, выдвинув коммерческое предложение, которое может включать переоформление Фонда в кредитный союз.

— Что ж, если Пирсон хочет попробовать в суде озвучить результаты общественного мнения, пока папа находится в бегах, сохраняя свою политическую жизнь, Нелли, отправь записку Эстер или Джебу, попроси их организовать несколько интервью с местными жителями на местном телевидении. Может с кем-то из священников и раввинов, с которыми мы работали, тоже.

— Сударыня, — покачал головой дедушка Троубл, — красивое местечковое интервью где-то за пятьдесят световых лет от нас вряд ли будет иметь какое-то значение, когда на другой стороне, прямо здесь и сейчас люди переключаются с одного ток-шоу на другое.

— Подожди, Нелли, — сказала Крис, поняв, что дедушка прав. Если бы она не была такой уставшей, вряд ли ей пришлось бы об этом напоминать. — Отправь чек на четыре или даже пять билетов. Попроси Эстер организовать нескольких добровольцев, пусть прилетят сюда.

— Не очень хорошо будет выглядеть, если ты им заплатишь, — сказал Джек.

— Это что же получается, если я этого не сделаю, все будет выглядеть плохо. Если сделаю, то будет выглядеть еще паршивей. Хочу перерыв. Завтрак, сон, душ — не обязательно в таком порядке. Сегодня самое худшее утро, которое у меня когда-либо было.

— Если эта женщина, Пирсон, не была бы твоим боссом на той промокшей от дождя планете, может, тебе и удалось заполучить кого-нибудь, кто высказался в твою пользу, — сказал дедушка.

— Полковник Хэнкок был моим командиром, я подчинялась непосредственно ему. Там было мало людей, кто отчитывался непосредственно ему.

— Похож на умного человека, — кивнул дедушка.

— Полковник Хэнкок, — медленно произнес Джек.

— Да, — кивнула Крис. — Лейтенант-полковник Джеймс Т. Хэнкок.

— А, этот, — дедушка Троубл покачал головой. — Ведущие ток-шоу с пеной у рта станут добиваться, чтобы он стал твоим главным свидетелем.

— Я что-то упустил? — спросил Джек, удивленно посмотрев на дедушку Троубла. — По мне так полковник Космофлота и есть идеальный свидетель.

— Ни одного полковника не признали виновным, но и не признали невиновным в использовании пулеметов для сдерживания толпы гражданских, — сказал Троубл.

— О, так это тот самый полковник Хэнкок, — сказал Джек. — Может, организовать так, чтобы он похвалил Пирсон?

Молчание дедушки Троубла сказало Крис все, что она хотела услышать.

— Думаю, это самая веская причина, почему он до сих пор на Олимпии и, наверняка, останется там, пока не утонет в этом болоте. Есть и другие люди, которые были со мной на Олимпии. Есть Томми. Он был со мной на складах. Он видел, что происходит.

— Томми ведь скоро женится в доме Нуу? — спросил Джек. — Бригада поваров волнуется, принимаясь печь свадебный торт.

Хм, Томми в этот момент выглядит не настолько непредвзятым.

— Что ж, у нас есть неделя, — в конце концов, сказала Крис.

— Может, и нет, — откликнулась Нелли. — Я изучаю новости, Крис, думаю, средства массовой информации вовлекли в нечто, что называется ажиотажем. Не желаешь ознакомиться с некоторыми новостями?

Настала очередь Крис посмотреть на дедушку с вопросительно поднятой бровью.

— Все настолько плохо?

— Я думаю, оппозиция намерена засудить тебя в средствах массовой информации и повесить твоего отца на самой высокой рее. Или на ее эквиваленте.

Крис произнесла слово, которое принцессам знать не полагается, и снова откинулась на спинку сиденья.

* * *

Дедушку Троубла высадили около его квартиры в городе и получилось даже к лучшему, потому что у входа в дом Нуу творился настоящий медиа-цирк. Машины с репортерами и камерами блокировали въезд на территорию комплекса. Только запертые ворота, кирпичная стена восьми футов высотой и не совсем видимые системы безопасности удерживали репортеров снаружи. Пока автомобиль преодолевал это препятствие, Крис смотрела прямо вперед и наделась, что броня машины остановит что угодно по настоящему опасное.

И только когда они оказались недалеко от главного входа в особняк, вспомнила, что утром сюда должны были прийти Томми с Пенни обсудить планы на свадебный день. Бедной парочке пришлось самостоятельно пробираться через эту чернь. Крис надеялась, что они не плюнули на все и не убежали. Еще очень хотелось узнать, как эскадрилья перенесла ее арест.

Как только Крис подошла к дому, двери тут же автоматически открылись, оставив ее лицом к лицу с последним человеком во всем мире, с которым ей хотелось бы встретиться именно сейчас.

Папа.

Уильям Лонгнайф., для миллионов друзей просто Билли, ринулся к Крис, словно ураган. Его лицо было краснее, чем помнила Крис, когда отправлялась на учения. Неужто заглянул в винный шкафчик?

За спиной отца, на спиралевидном черно-белом полу тянулась его политическая тень — Хонови. Крис стало жалко брата за то, что он избрал себе такую судьбу, хотя он, кажется, неплохо преуспевает.

Сама Крис предпочла сбежать в космос, чтобы избежать семейного дела. Если бы могла, сбежала бы еще дальше, потому что на этот момент ей казалось, что она убежала недостаточно далеко.

— Ну что ты вытворяешь, сударыня? — закричал отец, остановившись прямо перед Крис, требуя ответа немигающими глазами. Он придвинулся к ней так, что носом дотронулся до ее носа, нарушая личное пространство. Точно, успел выпить. Дела пошли от плохого к худшему.

Крис устояла на месте. Лет пять назад она отошла бы на пару шагов назад. Год назад тоже. Но не сегодня. Ей уже пришлось столкнуться с линкорами и убийцами. Обычный злой политик по сравнению с ними просто ничто. Но драки не хотелось. Не сейчас. Крис взвесила все варианты и выбрала мирный подход.

— Я хочу позавтракать, — со всей возможной бодростью сказала Крис. — Меня посадили вчера после ужина, а выгнали еще до завтрака. И, пап, тебе нужно пересмотреть температуру в твоей тюрьме. Я чуть не замерзла.

— Я посмотрю, сестренка, как только окажемся в офисе, — пообещал Хонови.

— Не позволяй ей менять тему, Хонови. Крис, что ты делаешь с моей избирательной компанией?

— Ничего, пап. Не забыл? — Крис показала на погоны. — Я офицер Космофлота. А Космофлот вне политики.

— Черта с два. Обвинения, выдвинутые против тебя…

— С ними я разберусь.

— Нет, сестренка.

— Почему нет? — все внимание Крис сосредоточилось на брате. Ну, почти. Из открытой двери в Салон Роз слева Крис уловила обрывки разговора. Слово «свадьба» звучало то и дело. В основном говорила мама, но Крис показалось, что она слышит и голоса Томми и Пенни, которые иногда пытались что-то вставить.

— Тебе пришло сообщение, — сказал брат, — от генерального прокурора Космофлота, в котором перечислены все обвинения и в нем говорится, что предварительное слушанье отложено на две недели.

— Да ладно! — уставшая, голодная, слегка безумная Крис едва сдержала крик. Потому что не знала, на кого кричать: на брата за то, что вскрыл ее почту, или на Космофлот за то, что увеличил срок ее невзгод.

Или на маму, которая настаивает, чтобы у Пенни было восемь подружек.

— Меньше никуда не годится, — говорила она с таким артистическим талантом, который мог бы стереть с доски мел.

— Извини, — сказал Хонови. — Письмо пришло сюда, и я подумал, что лучше открыть его.

— Видишь, — сказал папа и кивнул в сторону Хонови, — они вовлекли тебя в цикл новостей о выборах. Они будут полоскать тебя день за днем и в хвост и в гриву, только чтобы через тебя убрать меня. Тебе ничего не остается, как уйти из Космофлота и начать работать на меня.

— Нет! — на этот раз Крис крикнула тем самым командным голосом, которому ее научили в школе кандидатов в офицеры. Ее «нет» пронеслось по всему дому, эхом отразившись от стен, в которых до сих пор отражается многолетняя история.

Потом она сделала два шага к Салону Роз и повторила:

— Нет. Мама, ты не станешь заниматься свадьбой Томми и Пенни. — Потом снова повернулась к отцу. — И, пап, я не из толпы твоих политических прихвостней, которым ты можешь приказывать. У меня своя карьера, и я сделаю все возможное, чтобы сохранить ее.

Объяснив позицию, Крис долго выслушивала, пока мама с папой объясняли ей, как она ошибается. Крис почти не спорила с отцом. Без сомнения, сейчас у него проходили самые важные выборы с тех пор, как Вардхейвен освободился от ига головорезов Единства восемьдесят лет назад, когда дедушка Рэй сумел убрать президента Урма.

О, да, снова это вранье.

Однако она не понимала, какую роль играет в этом огромном политическом театре. Что же до мамы, даже когда она попыталась связать крупную весеннюю свадьбу «в саду, где поженились король Рэй и Рита» с выборами, стоившими ста тысяч голосов, Крис все равно отказалась сдвинуться с места. Потом мама выкинула то, что считала своим самым крупным козырем.

— Неужели ты ожидала, что я буду сидеть без дела, пока в моем доме готовятся к свадьбе?

— В твоем? Доме? — сказала, как плюнула Крис. Сама она обитала в Доме Нуу с тех пор, как переехала из официальной резиденции премьер-министра, чтобы поступить в колледж. Папа тут же переделал ее спальню в офис для пары новых помощников. Мама, кажется, даже не заметила ничего.

— Да, сестренка, — сказал Хонови, — прошлой ночью нам пришлось спешно покинуть резиденцию. Пандори настоял на переезде уже сегодня утром. Твою комнату не заняли, но мы вернулись.

Крис понятия не имела, как будет жить под одной крышей с мамой, папой и, благослови его Господь, с бедным братом и его женой.

— Я уезжаю.

— Нет! — одновременно запротестовали мама с папой.

— Куда? — спросила Эбби, работавшая горничной Крис уже как четыре месяца. Крис и не заметила высокую, строго одетую женщину, стоявшую у подножия лестницы. Джек, с готовностью согласный принять пулю вместо Крис, не решился встать между Крис и ее родителями, так что стоял рядом с горничной.

— Могу. И уеду. Я взрослая женщина и офицер Космофлота к тому же. Я могу позволить себе отдельную квартиру.

Отец только фыркнул. Мама задрала нос.

— Ну и где же ты найдешь что-нибудь подходящее для твоего положения так быстро?

Неправильный вопрос, — подумала Крис.

Она кое-чему научилась, когда спасала Томми, попавшего в руки нехороших людей на Турантике. В той истории никакой вины Томми не было, его взяли в качестве приманки, чтобы заманить Крис в ловушку. Но для того, чтобы его освободить, пришлось познакомиться с изнаночной стороной Турантика, оставив кучу вопросов вроде: есть ли на Вардхейвене подобные места… такие же безнадежные, как там? Такие места она отыскала. Это было легко, Стоило только заглянуть туда, куда не заглядывала раньше.

Да, на Вардхейвене были свои трущобы, а Нелли тщательно изучала записи, кто чем владеет, а там, в свою сторону, кто еще чем владеет и кто… В любом случае, несколько уровней субаренды выводили на дедушку Эла и ее собственный трастовый фонд. Она отправила дедушке Элу письмо с множеством вложений, в котором просила его разобраться во всем этом безобразии. И ответа до сих пор не получила.

Что может быть лучше вот этого момента, чтобы с этим что-то сделать.

— Уверена, в Эджертауне найдется несколько свободных квартир, которые я уже сегодня сниму.

— Эджертаун, — фыркнула мама.

— Зачем тебе там что-то снимать? — спросил папа и его брови сошлись у переносицы, как две шерстяные гусеницы, не знающих, спариваться им или драться.

— Потому что они принадлежат нам, пап. Вернее, ими владеет твой отец через кучу посредников, чтобы избежать неловких вопросов.

— Крис, сейчас не время для подобного, — заметил брат.

— Неужели? Как только вызову такси, я исчезну отсюда.

— Я отвезу тебя, Крис. — Вперед шагнул Джек.

— Молодой человек, я запрещаю вам, — сказал папа.

— Я больше не работаю на вас, сэр. Даже когда вы были премьер-министром, я подчинялся правилам государственной службы.

Крис не стала бы спорить карьерой на то, что такие правила будут соблюдаться, когда на них обрушится полноценный циклон отцовского гнева.

— Кроме того, — сказал агент в отставке, — ваша дочь, похоже, намерена найти квартиру не в самом благополучном районе города. Разве вам не нужен кто-нибудь с моими полномочиями, — тут он распахнул куртку, показывая спрятанное под ней оружие, — чтобы проследить, что с ней все будет благополучно?

— Мы еще не закончили, сударыня, — буркнул папа, но Крис развернулась и отправилась к выходу. Джек с Эбби поспешили за ней.

* * *

Выбравшись наружу, Крис сделала пару быстрых шагов и поняла, что ее ноги подкашиваются. Она упала на каменные ступени, на которых много лет назад обычно сидела, возвращаясь после школы. Позже сидела на них, не желая входить в дом, чтобы не встречаться лицом к лицу с папой и мамой. Теперь вот сидела уходя от них. Никакой разницы.

— Проголодалась? — спросил Джек.

— Ага.

— Давай попробуем накормить тебя, пока я буду искать не бросающуюся в глаза бронированную машину.

Крис осмотрела себя. Корабельная униформа выглядела так, будто она вся насквозь пропотелась, когда нападала на линкор, провела не самую лучшую ночь в камере и пережила ужасную семейную встречу.

— И ты согласен быть рядом?

— Не планировал подходить ближе, чем на десять футов, если против ветра, — сказал Джек. — Не забывай, я в отставке. Сегодня между тобой и пулями, у которых назначено свидание с тобой, никого нет, барышня.

— Спасибо, что напомнил, — сказала Крис и посмотрела на Эбби. — А ты почему идешь со мной?

— Ты идешь в такие места, в которых я выросла, девочка, и тебе понадобится кто-нибудь, кто знает, как там делаются дела. Если не хочешь, чтобы все пошло наперекосяк. Понимаешь, что я имею в виду?

Как обычно, когда дело касалось горничной, Крис не совсем понимала, что она имеет в виду. Единственный момент, что все это раз за разом оказывалось к лучшему, стало причиной, почему Крис пожала плечами и сказала:

— Отлично.

— Еще это объясняет, почему мамочка Эбби потратила несколько минут, чтобы собрать комплект выживания для своего цыпленка, когда услышала, что ты возвращаешься домой, — Эбби открыла сумочку, которая совсем ей не шла, огромная… с разноцветными полосками. Заглянув внутрь, Крис увидела голубой свитер, коричневые штаны и… трико.

— Бронированное?

— Как же иначе.

— Ты носишь бронированное белье? — удивился Джек.

— У меня кое-что получше, любовь моя. Я веду приятную тихую жизнь, полую безумства, и не хотелось бы закончить ее насильственной смертью, — улыбка, предназначенная Джеку, выглядела почти искренней.

Джек на личной машине доставил их в Скрипториум, одно из любимых старых мест Крис. Пока Крис ела, а Эбби помогла переодеваться, Джек решил вопрос с машиной.

Эбби широко раскрыла глаза, когда увидела эту развалину.

— Ты вбил кол в мое сердце. Рискуешь тем, что принцессе придется топать пешком, когда эта штука останется без колес посреди дороги.

— Эбби, ты не единственная, кто хороша в маскировке. Садитесь. Между прочим, мисс Найтингейл, только что с Земли пришел ответ на мой последний запрос по поводу твоей биографии.

Джек сел в водительское кресло, Эбби уместилась на заднем сиденье, предоставив Крис самой открывать дверь со своей стороны. Крис уже привыкла к тому, что у этой парочки ее статус принцессы мало что значит. Меньше года назад его повысили с дочери премьер-министра до принцессы, и это доставляло больше неудобств, чем чем-то помогало. Ну, справедливости ради, на Турантике немного помогло.

Но предыстория Эбби. Она пробудила у Крис любопытство.

— О чем там говорится?

— Ничего такого. Отличное подтверждение всему, что она сама о себе рассказала. Ни малейшей дырочки в резюме.

— Ну, я этого и ожидала, — фыркнула Эбби, расправляя по сиденью строгую серую юбку. Крис стало интересно, сколько оружия она сейчас тащит на себе.

— Идеальное совпадение. Слишком идеальное даже для тех, кто составлял досье. Мне пообещали провести повторную проверку. Мне показалось, что ты их заинтриговала. Решила стать их хобби?

— Нет, — в который раз фыркнула Эбби. — Я такая, какая есть. Разве бедная работающая девушка не имеет права на приватность?

— Конечно, — сказал Джек, — как только скажешь, на кого работаешь.

— Меня наняла мама Крис.

— Подозреваю, пока мы тут разговариваем, она тебя увольняет, — сказала Крис. — Мама, наверное, хотела, чтобы я была рядом, чтобы мучить меня следующие полтора месяца. Вряд ли она обрадовалась тому, что ты помогаешь мне выбраться из-под ее большого пальца, колена и локтя.

— Ну, дорогая, одеть тебя для покупки квартиры далеко не то же самое, чтобы переступить черту. Без обид, Ваша Светлость, но ты ведь не серьезно на счет переезда в трущобы, не так ли?

— Она серьезно, — сказал Джек. — Не желаешь, чтобы Нелли передала мне адреса, на которые стоит посмотреть?

— Нелли, выполни просьбу Джека.

— Конечно. Не уверена, что даже с половиной может справиться бомба.

Крис сосредоточилась на поездке. Машина выглядела не очень хорошо. Чехлы на сиденьях протерты, а там, где нет, порезаны. Ради интереса Крис нащупала место разреза. Никакого разреза. Всего лишь окраска.

— Нелли, опроси компьютер машины.

— Опра… ух ты. Весьма умный компьютер. Джек, где ты взял такую машину? — спросила Нелли.

Крис осталась в стороне от разговора, и ее даже немного опечалило, что личный компьютер увлекся выяснением подробностей на счет машины, задавая Джеку всевозможные вопросы. Вопросы, которые хотелось бы задавать самой Крис.

— Один друг недавно вышел в отставку и сейчас руководит службой по подбору оружия, индивидуальной защиты и прочего оборудования. Но он не оборвал связей с нужными людьми. Слежка и все такое.

— Приятно кататься на такой машине, — вовсе не впечатленная, сказала Эбби и обратилась к Крис: — Солнышко, передай Нелли, чтобы она выбрала из имеющихся вариантов те, где есть две пустующие квартиры рядом. Горничная должна жить по соседству.

— Нет, — возмутилась Крис.

— Обязательно, принцесса, и для этого есть, как минимум, две причины. Во-первых, я не хочу выходить на улицу, когда засижусь у тебя допоздна, чтобы раздеть тебя после очередного бала. Во-вторых, тебе понадобится кто-нибудь, чтобы вытащить твою задницу из неприятностей, в которые ты обязательно попадешь, когда заблудишься и начнешь косячить в той части города, жизни которой даже не представляешь.

— Джек, — пожаловалась Крис, потому что сразу поняла, что обе эти причины не так чтобы и веские. Он должен оказать ей хоть какую-то поддержку.

— Нелли, поищи варианты с тремя квартирами.

— Тремя? — возмутились обе женщины на заднем сиденье.

— Мне не нужна нянька! В меня уже стреляли! Я знаю, как стрелять в ответ! — отрезала Крис.

— Неправильное поведение, — сказала Эбби. — Если ожидать, что в тебя будут стрелять, в тебя обязательно выстрелят. Если улыбаться, подружиться с соседями на этаже, теми кто ниже, выше этажом, тогда, сударыня, тебе будут помогать.

— Похоже, люди на этих этажах будут знакомыми мне людьми. Джек, что ты хочешь сделать? Тебе не обязательно быть рядом со мной. Ты ведь не работаешь на меня.

— Я бы сказал, что так и есть, — кивнул тот.

— Больше того, Джек, если папа не победит, работы у тебя долго не будет. Может даже, если он победит.

— Так что дешевая квартира становится довольно заманчивым вариантом, — сказал он. — Нелли, что-нибудь нашла?

— Ну, есть тройные варианты. Не знаю, насколько они хороши, но должно сработать, пока вы, люди, разбираетесь со всеми этими человеческими проблемами. Крис, надеюсь, ты позаботишься о том, чтобы меня не украли и не сломали, — обеспокоено сказала Нелли.

— Может быть, а может, и нет, — ответила Крис. Нелли тоже промолчала.

Первый вариант оказался на четвертом этаже в подъезде, нуждающемся в генеральной уборке, покраске, ремонте сантехники и услугах нескольких фирм истребителей насекомых. Второй вариант и того хуже. Потом Джек припарковался перед третьим. Снаружи выглядело не лучше первых двух. Он повернулся и посмотрел на Крис взглядом, спрашивающим: «Ну, готова закончить со всем этим?» Крис посмотрела на Эбби. «Ну и как долго ты собираешься продолжать этот глупый цирк?» — читалось на лице горничной.

— Крис, тебе пришло сообщение от короля Рэймонда, — сказала Нелли, ровно в тот момент, когда тихо зажужжал наручный компьютер Джека. Крис вопросительно подняла бровь и посмотрела на него.

Джек посмотрел сообщение.

— Меня просят и требуют явиться при первой же возможности к королю Рэймонду.

— И часто такое с вами происходит, ребята? — спросила Эбби. — Я к тому, что с балами я еще могу справиться, но когда тебя постоянно дергают за новомодную электронную цепочку, бросать все и мчаться к королю… Вы это каждый день делаете?

— Дедушка Рэй милый плюшевый медвежонок, — сказала Крис, подозревая, что прадедушка сейчас занимается чем-то, что сопоставимо с уничтожением флота Итич или политикой в отношении всей человеческой расы, чем десертом, который подадут завтра на благотворительном аукционе. Сначала генерал, возглавляющий оборону человечества во время войны с Итич, потом президент Человеческого Сообщества, он выработал политику, которая руководила человечеством целых восемьдесят лет. Полки с книгами были полны его подвигов… его и Великого дедушки Троубла. Крис выросла в тени этого легендарного человека.

И только недавно познакомилась с человеком из плоти и крови, стоящего за всеми этими легендами. И помогла прадеду надеть на голову корону. Уговорила его попытаться объединить Вардхейвен и все растущее количество планет в альянс когда, казалось, все шестьсот планет Сообщества собирались разлететься в разные стороны.

— Интересно, что он хочет от опального офицера Космофлота, освобожденного от командования? — спросила Эбби.

— Какой у тебя чудесный выбор слов, — вздохнула Крис.

— Ну так как, едем к следующему варианту или прямиком во дворец? — спросил Джек.

— Это не дворец, это обычный отель, — заметила Крис.

— Дорогая, — вздохнула Эбби, — если там живет король, значит, это дворец, пусть даже обычная лачуга. Дитя, тебе нужно оставить семейные дела и начать смотреть на мир нашими глазами, глазами обычных смертных.

— Во дворец, сэр Джон, — сказала Крис.

— Джек, — поправил водитель.

— Слушай, если я все еще остаюсь принцессой после того, как мой корабль конфисковали, а саму меня засадили в тюрьму, разве какой-нибудь безработный наемник рядом со мной не должен стать хотя бы рыцарем в сияющих доспехах? Не забывай, Джек, ты перестал быть честным работающим человеком.

— В этом есть некоторая логика, Джек, — согласилась Эбби.

— Фактор придурковатости становится все выше и выше в моем дурацком счетчике абсурда, — сказал Джек и посмотрел на часы. — Может, еще не поздно, успею на первую смену.

— Давай сначала узнаем, что хочет дедушка Рэй. Кто знает, может нам обломится крыша над головой с полным пансионом.

Назад