Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 4

От эсминца, пристыкованного к космической станции Хикилы отошла шлюпка и понеслась в сторону Нуи Нуи. С места позади двух пилотов открывался отличный вид на планету. Крис видела только воду, воду и еще раз воду. Главный континент, называемый Большим островом, размером примерно с Евразию на Земле, находился где-то ниже носа шлюпки.

Сбывалась мечта — быть как можно дальше от «Хэлси». В первый же день Крис присоединилась к нескольким офицерам и отряду космических пехотинцев в ежедневных пробежках по палубам и трапам. Среди них Крис нашла знакомую еще с «Тайфуна», бывшую там капралом, а здесь ставшую сержантом, Ли.

На следующий день к тренировкам присоединилась Сантьяго.

Чтобы угодить шкиперу, Крис свела старые воспоминания до минимума и просто тренировалась.

Обедали в кают-компании, и за обед отвечала, опять же, капитан Сантьяго. Обеды сильно отличались от подобных на роскошном лайнере «Гордость Турантика». Крис позволяла капитану устанавливать темы для обсуждений и с неохотой следовала им, потому что большая часть тем была на грани дозволенного. Судя по тому, как офицеры мирились с тем, как их прерывают посереди разговора, Крис подозревала, что разговоры за столом никогда не были тактичными, имеющими хоть какую-то ценность и не имеющими ничего общего к текущим событиям. Никто дважды не перечил желаниям капитана.

Крис даже ждала таких обедов, потому что на них большая часть ее жизни не была запретной темой.

Шлюпка спускалась вдоль длинной череды островов, отходящих от самого большого. Когда спустились ниже, Крис разглядела, что острова покрыты зеленью, и в центре многих возвышаются вулканы. Некоторые даже оставались активными. Большинство островов окружены рифами и ослепительно голубым океаном. Неудивительно, что именно эту планету потомки жителей островов Тихого океана со старой Земли выбрали своим новым домом.

Шлюпка приводнилась в большой лагуне, ее быстро окружили увешанные гирляндами из цветов гребцы на каноэ с выносными опорами… и буксир.

— Хотите отправиться с нами или прокатиться с местными? — поинтересовался пилот.

— Прокатиться на каноэ — большая честь, — сказала Пенни, обращаясь к Крис.

— Я так и поняла. Можно безопасно открыть люк?

Второй пилот тут же сделал это. Крис более-менее успешно, потому что вряд ли изящно, перепрыгнула с качающейся на воде шлюпки на борт качающегося на воде каноэ. Женщина в саронге цвета морской волны тут же повесила гирлянду из цветов ей на шею. Прежде, чем плечи девушки исчезли под такой же гирляндой, Крис успела заметить желто-розовые татуировки.

— Я принцесса Хайкуахоло. Друзья называют меня Ахоло.

— Я принцесса Крис Лонгнайф. Для друзей просто Крис.

— А я просто Джек, — сказал Джек спрыгивая с борта современной шлюпки на деревянное каноэ и тоже получил на шею гирлянду из цветов.

Не успело каноэ отплыть от борта шлюпки, как его место заняло другое. Пенни и Томми встретили точно так же. Крис ждала, что чопорная Эбби откажется плыть на каноэ, но женщина приподняла полы серого, трапециевидного платья, демонстрируя пришедшим в восторг лодочникам ноги, и ступила на борт третьего каноэ. Гирлянду цветов ей тоже подарили, только теперь это был мужчина. Потом парень с лодки Пенни крикнул что-то вроде: «Кто последний до берега, тот тухлое яйцо», и все три каноэ оттолкнувшись от борта шлюпки, помчались по воде, как пули, выпущенные из ружья, к белому, песчаному пляжу. Им помогали полуметровые волны, а тем, в свою очередь, помогал ветер. Кто-нибудь наверняка именно так представляет рай.

Каноэ с Эбби пришло первым, но никаких обид ни от кого не последовало. Крис стало интересно, выдержат ли ее ботинки и брюки столкновение с водой и песком, но с водой столкнуться не пришлось, каноэ выскочили сразу на берег. Когда Крис ступила на пляж, обнаружила, что песчаный участок, на котором они высадились, был весьма твердым. Чуть дальше он был немного податливее, но не так, чтобы очень сильно. Рай с высокими технологиями.

— Мамина прабабушка хочет тебя видеть, — сказа Ахоло и показала на небольшую электрическую тележку, очень похожую на ту, что используют на космических станциях. У этой был открытый верх, вместо крыши — тент с изображением рыб, обеспечивающий тень. Принцесса заняла водительское место и предложила Крис занять пассажирское сиденье рядом. Остальные прибывшие расселись на других сиденьях. Все, кроме Эбби.

— Я подожду багаж, — сказала та.

На борт тележки запрыгнул ее гребец.

— Я Афа, брат Ахоло, — заявил он, и тележка тронулась с места.

Дорога выглядела песчаной, но была твердой. Значит, и здесь не обошлось без искусственной обработки. Пешеходы оставляли на ней небольшие следы, как и тележка. Вдоль дороги раскачивались пальмы. Буйное изобилие цветов и птиц дополняло сумасшедшую коллекцию красок.

— Крис, я могу назвать каждую птицу и растение.

— Не нужно, я хочу насладиться видом.

Тележка увозила их в гору. Они проезжали мимо домов, сделанных из дерева и тканых циновок, с соломенными крышами, мимо мужчин в лававах и женщин в саронгах и лававах. Все это тут служило… повседневной одеждой.

За спиной Крис раздался шепот, за которым последовало суровое:

— Я и не собираюсь становиться туземкой, — от Пенни.

— Мы часто так влияем на чужаков, — улыбнулась Ахоло.

Крис прикинула глубину чувств, прозвучавших в последнем слове: весьма глубоких. Интересно, что нужно сделать, чтобы к ней и Союзу Разумных дедушки Рэя оно как можно реже применялось?

Ахоло остановила тележку возле большого, многоярусного дома, большая часть которого была открыта ветру, провела гостей внутрь, мимо резных масок и фигур, расписных щитов и цветов в горшочках. В одном месте путь пересекли пролетевшие мимо разноцветные птицы с длинными клювами. Ахоло провела гостей в комнату с окнами с закрытыми жалюзи и циновками на стенах. Свечи… нет, электрические лампочки, похожие на свечи, тускло освещали комнату. На пуховой перине лежала женщина. Ахоло подошла ближе, встала на колени и взяла женщину за руку.

— Бабушка, Рэй Лонгнайф прислал внучку своего сына.

Женщина посмотрела на Крис. Глаза, темные и глубокие, как два глубоких бассейна, оценивающе изучили ее. Потом женщина моргнула и кивнула.

— У тебя глаза Риты. Не Рэя. Они могут избавить тебя от многих печалей, девочка.

— Я никогда не встречалась ни с кем, кто знал бы прабабушку Риту, — с запинкой сказала Крис.

— Она умерла слишком рано для бедного Рэя, — кивнула женщина. — Слишком рано. Я думаю, она предостерегла бы его от президентства. После войны он должен был снова уйти в тень, стать незаметным. Я слышала, он снова вернулся к политике. Негодник.

— Не без моей помощи, — призналась Крис.

— Но он позволил себя уговорить, — сказала умирающая женщина.

— Ты сама королева, — заметила Ахоло.

— В нашем мире королева — ничто. Люди плывут так, как хотят. — Чуть сузившийся взгляд принцессы сказал, что это не совсем так. — Но ты ведь пришла подержать меня за руку, пока я совершаю последний переход через риф, не так ли, юная принцесса, — сказала женщина, освобождая ладонь из рук правнучки и протягивая ее Крис. Крис взяла ее, сухую, легкую. Опухшие от артрита пальцы, на каждом суставе татуировка с оригинальным рисунком. Солнечные лучи взрывались на запястьях и локтях, покрывая изображения рыб и птиц. Татуировки на татуировках.

— Примитивная медицина использует такие татуировки, — просветила Нелли.

— Не волнуйся, я не заразна, — сказала королева, заставив Крис задуматься, каким сейчас должно быть выражение ее лица. Она провела пальцами по ладони, та была похожа на потертую кожу. — Ты прибыла как раз к весеннему полнолунию, — продолжила королева и чуть приподнялась с ложа, подвигаясь ближе к Крис. — Будешь ли ты сегодня вечером танцевать с нами или предпочтешь стоять в стороне с другими чужаками?

Крис как-то читала, что некоторые примитивные племена начинали учить девочек танцам с трех лет, чтобы к свадьбе те могли правильно двигаться.

— Я с удовольствием потанцевала бы с ва…

— Хорошо, — прервала королева, — я порошу Ахоло прислать тебе подходящие цветы. Афа, не будь бесполезным, сбегай в Длинный Дом. Передай, что на сегодня нужна еще одна корона для принцессы, — когда парень, ровесник Джека, убежал, королева добавила: — Хороший мальчик, — подмигнула Крис и улыбнулась. — Покажем всем сомневающимся, что Рэй Лонгнайф со своим Союзом Разумных вполне подходящая гавань для нас обоих, нахи?

Получается, меня завербовали еще до того, как я об этом узнала.

— Вашему величеству следует отдохнуть, — сказал вышедший из тени мужчина. Крис его и не заметила. Стетоскоп и манеры говорили о том, что он доктор. Причем не знахарь, а вполне себе современный доктор медицины.

— Капа’а’ола, я скоро получу столько отдыха, сколько никому и не снилось. Разве старушка не может позволить себе повеселиться?

— Бабушка, нам с Крис нужно кое-что сделать, если хотим сегодня для тебя танцевать. Ты отдыхай. А мы поработаем. — Ахоло поднялась, подтолкнула Крис к выходу из комнаты.

Королева заснула до того, как закрылась дверь.

— Она сильно больна?

— Она не болеет. Она старая и умирает. В другом месте, возможно, она бы приняла еще один курс омоложения, здесь же не хочет. Говорит, с нее достаточно.

— И вы собираетесь ей позволить это? — спросил Томми.

Ахоло остановилась и взглянула на Томми.

— Последнее омоложение прошло не очень хорошо. Оно было болезненным и, — принцесса посмотрела на свои сложенные лодочкой ладони, — не очень эффективным. Она решила больше не рисковать болью, чтобы потом обнаружить, что все закончилось неудачей. Как она говорит: «Все умирают». Сколько погибло на войне на ее глазах. Сейчас же она хочет присоединиться к ним, — по щеке Ахоло скатилась слеза. — Я принимаю ее выбор.

— Но будешь по ней скучать, — сказала Крис, обнимая будущую королеву.

— Очень сильно.

— В таком случае, покажешь мне, что нужно делать, чтобы не выглядеть перед ней дурочкой?

— Ей нравится юмор.

— Этого я и боюсь, — вздохнула Крис.

Час спустя, благодаря принцессе Ахоло и нескольким ее подругам, Крис знала достаточно движений, чтобы избежать ужасной дипломатической катастрофы, а может даже и личной. Как она опасалась, каждый шаг, каждое движение имело значение, рассказывая некую историю. Если повезет, Крис продержится некоторое время, обеспечивая фоновую поддержку.

Ахоло довела Крис до анфилады комнат как раз, когда появилась Эбби, за которой катились семь чемоданов. Крис пересчитала их еще раз и подняла бровь.

— Один я оставила на «Хэлси», — ответила Эбби. Крис помогла Эбби распаковать вещи. Джек занялся своим вещмешком, Пенни и Томми, подхватив свои сумки размером с вещмешок Джека, пошли устраиваться в своих комнатах.

— Достанешь мне пару саронгов? — спросила Крис у Эбби.

— Нет.

— Изображаешь матушку Хаббарт? Юбку из травы? В лавалаву я не полезу.

— Нет.

— Тогда во что я оденусь? — Не успела Крис спросить, в дверь постучали. Открыв ее, Крис обнаружила Ахоло с плоской коробкой в руках.

— Здесь цветы. Вечером в Длинном Доме на нас обоих наденут короны. Увидимся через два часа.

— Цветы?

— Да. Цветы, которые ты будешь носить, — сказала Ахоло и ушла.

Крис локтем закрыла дверь и открыла коробку. В ней обнаружились два больших цветка и две длинных гирлянды из цветов.

— Цветы вплетаются в волосы, — сказала Эбби. — Придется удлинить твои волосы, короткая военная стрижка совершенно не идет. Без проблем. Одна гирлянда будет у тебя на шее, вторая на бедрах. Наверное, нам придется их немного укоротить.

Крис уронила коробку, та упала на кровать.

— Ты ведь шутишь?

— Этим вечером ты будешь танцевать или стоять в рядах чужаков?

— Не… не стоять, — сказала Крис, полностью осознав, во что влипла.

— Так мне объяснили по пути сюда. Любая приличная незамужняя девушка носит гирлянды из цветов и татуировки.

— Дедушка Рэй знал об этом?

— Сомневаюсь, но он ведь не говорил, что собирается танцевать сегодня с другой принцессой.

— Цветы, татуировки… все намного хуже, чем тот наряд, в который ты меня облачила, когда спасали Томми, — сказала Крис, плюхнувшись в плетенный стул, жалобно заскрипевший от такого использования.

— Может быть. А может, и нет.

— Ну а где я за оставшиеся два часа сделаю татуировки? Татуировки, из-за которых меня вышвырнут из Космофлота под зад коленом? — добавила Крис. Скажем, строгий якорь еще куда ни шло, но такие, как у Ахоло, обвивающие руки, грудь и спину… Космофлот ни за что не согласится на такие.

Эбби бросила Крис нательную броню, вытащила из чемодана баллончик с краской и несколько свернутых в трубочку вещей.

— Давным-давно на Земле водились первобытные люди. Но есть первобытность, и есть первобытность. Одному из моих работодателей раз в неделю требовались новые татуировки. Мне пришлось собрать целую коллекцию всевозможных боди-артов прежде чем они вышли из моды, а работодателя убили. Итак, дорогуша, если хочешь что-то похожее на то, что носит другая миленькая принцесса, ты обратилась в нужное место, — с этими словами Эбби развернула несколько трафаретов.

— Итак, сегодня вечером только цветы и краска для тела.

— Мне нравится раскрашивать по номерам, — улыбнулась Эбби.

Крис вздохнула, сняла с себя белые одежды и натянула нательную прозрачную броню.

— На самом деле, раскрашивание пройдет намного легче и быстрее, чем ты думаешь.

— Что наденет Джек? — пришла Крис мысль в голову.

— Не знаю. Придется подождать и посмотреть.

Эбби обильно наносила краску, покрывая Крис вьющимися цветами от шеи до пальчиков ног так, что ни один клочок кожи не выглядывал наружу. Надев гирлянды из цветов, Крис почувствовала себя полностью одетой выше пупка. Она даже умудрилась спрятать Нелли и пистолет.

— Уверена, что он тебе пригодится? — спросила Эбби.

— Может этот мир и похож на рай, но я предпочитаю быть готовой ко всему, потому что и в раю водятся змеи.

Эбби пожала плечами и принялась укладывать вторую гирлянду так, чтобы та оставалась на месте, чтобы ни произошло. Крис стало даже интересно, как другие девушки их закрепляют, и решила как-нибудь поинтересоваться у Ахоло.

Крис не была уверена, как Джек так быстро справился, но когда Крис открыла дверь на стук принцессы, он как раз выходил из своей комнаты. Крис покосилась, пытаясь обозреть их обоих одновременно.

Саронг Ахоло был из прекрасной светлой ткани с изображение цветов и океана, рыб и птиц, соединяющихся в захватывающей дух картине, такой же прекрасной, как и сама принцесса. Ее длинные волосы воронова крыла ниспадали на спину прямым водопадом. Пока она ждала у двери, гирлянды из цветов, не прекращая, двигались туда-сюда. На безмолвный вопрос о том, как принцесса умудряется держать гирлянду на месте, Крис тут же получила ответ, когда Ахоло поправила гирлянду, прилаживая ту на нужное место. Крис тяжело сглотнула.

И посмотрела на Джека. Его татуировки были более традиционного черного цвета, нанесенные прямо на кожу. Светлее у пальцев рук и ног, тату становились темнее, по мере приближения к пупку. Стратегически расположенный бурдюк делал для него то же, что гирлянды для Крис. И никаких идей, где он прячет пистолет.

— Нужно поторопиться, — сказала Ахоло, — иначе опоздаем на праздник.

Крис и Джек поторопились. К ним присоединились Пенни и Томми. Как и обещали, Пенни облачилась в белое платье, а Томми в белый костюм. Крис пришлось напомнить самой себе, что на этой планете все они без военной формы. Почти сработало.

— Где взял тату? — шепотом спросила Крис у Джека.

— Нарисовали, — прошептал в ответ Джек. — Афа постарался. Сказал, что я не смогу сопровождать тебя в Длинном Доме, если не сделаю что-нибудь со своей бледной кожей.

— Мне нравится бурдюк.

— Я так и подумал. А мне нравятся твои цветы.

Ответить Крис не успела, они прибыли в Длинный Дом. Он был сделан из цельных бревен, на которых были вырезаны непонятные фигуры и узоры. Крис последовала за Ахоло, туда, где разгорался костер, посылая вверх, через дыру в крыше из пальмовых листьев сладко пахнущий дым. Джек, вместе с несколькими молодыми людьми, отошел к выходу. Мужчины и женщины у стен Длинного Дома, пели под тихий ритм барабана, но все они оказались стариками. Вот вперед выступили две старухи в коротких травяных юбках.

Крис уже знала, что за вопросы они будут задавать. Хоть и спрашивали ее на мертвом языке, она знала, что отвечать. «Будешь ли ты танцевать в полнолуние?», «Осветишь ли моряку путь домой, к своему острову?», «Вызовешь ли рыбу из глубины?» При каждой паузе Крис, вслед за Ахоло, отвечала: «Ха». На третьем ответе старухи возложили им на головы венки, сплетенные из орхидей, поцеловали и сказали на чистом английском языке:

— А теперь танцуйте и веселитесь.

— Да, тетя Калама, — кивнула Ахоло, обняла старушку, подхватила под руку Крис и поволокла ее прочь из Длинного Дома.

Крис помчалась за ней, но чуть притормозила, увидев что-то непонятное, привязанное к стропилам.

— Это головы?

— Да, высушенные головы королев и их супругов. Скоро там появится и прабабушкина голова. И, когда-нибудь, моя. Они следят за делами людей.

— Традиция, — сказал Джек, не отставая от Крис, и та решила, что, возможно, семейка Лонгнайф в человеческом пространстве не единственные странные существа.

Но времени на размышления было не так много, потому что Ахоло привела их в широкий круг, состоящий из тысяч людей, наверное, тут собрались все жители острова. Запахло кострами и готовящимся ужином. Солнце понемногу садилось за их спинами, окрашивая тропическое небо в малиновый, серебристый и золотой цвета. Перед ними лежала шумная лгуна и темнеющий океан.

Быстрым ритмом забили барабаны. Движения становились быстрее, совсем не отличающимися от тех, что Крис изучила в средней школе, что заставило ее задуматься, кто их у кого украл. Потом все стало немного сложнее. Крис позволила Ахоло отодвинуться немного вперед, ближе к морю и старалась повторять все ее движения, отставая разве что на четверть удара сердца.

Наверное, сработало. Никто не прервал танец и не объявил ее самозванкой… а огромная луна начала медленно выходить из океана, заставляя волны мерцать лунным светом.

Напряженно наблюдая за Ахоло, которая была ее проводником, Крис танцевала так, будто луна на самом деле наблюдала за ней в ожидании неких указаний. Она танцевала так, словно рыба и рыбаки зависели от нее, чтобы свет нашел дорогу домой. Девушка, прошедшая сквозь три прыжковые точки, обнаружила, что ее настолько увлекла барабанная дробь и ночь, что когда музыка, наконец, затихла, а они с Ахоло повернулись, чтобы подарить людям луну, Крис чувствовала гордость за то, что она выдержала полный танец рождения.

— Ведь весело было? — еле переводя дух, сказала Ахоло, растопырив руки, словно держа на них луну, если смотреть с определенной точки.

Крис делала то же самое другой стороны и тоже пыталась отдышаться.

— Надеюсь, нам не придется танцевать еще.

— О, нет. Следующими будут дети.

Как будто в подтверждение небольшая приливная волна маленьких человечков затопила песок вокруг и под бой барабанов, отбивающих ритм чуть помедленнее, начала свой танец. Они пели что-то высокими голосами, наверное, благодарили луну за то, что та сподобилась подняться из океана. Иногда кто-то запинался, теряясь в словах, но никто ни разу не засомневался в энтузиазме. Во всяком случае, у всех были улыбки до ушей, а еще дали Крис возможность перевести дыхание, найти бутылочку с водой и отправиться вслед за Ахоло в круг гордых родителей, с удовольствием поздравивших Крис с удачным завершением танца.

— Хорошо, когда лунный танец исполняют две принцессы, — пробормотала одна старушка, неподалеку. — Слишком долго у нас на острове была только одна танцовщица.

Ахоло вздрогнула, а Крис сделала мысленную зарубку заглянуть как-нибудь в кое чью родословную, но так, чтобы это не повредило хозяйке.

Дети, закончив танец, поскакали в очередь за едой. Их место заняли танцоры возраста Крис. Женщины в одном ряду, мужчины в ряду напротив. Вот тут Крис увидела, на что способны двадцать лет практики.

Заодно и все вопросы о дресс-коде прояснились. Его тут не было. Большой бурдюк Джека и ее гирлянды из цветов делали их скромниками. У некоторых мужчин и женщин татуировки шли по всему телу… ну, почти по всему… и ничто не мешало их рассмотреть. Один особенно дикий танцор скрестил перед собой пару палиц, с которых капало что-то красное.

— У него даже лицо татуировками покрыто, — изумилась Крис.

— Да, — кивнула Ахоло. — Это тату воина.

— У вас есть воины? — какие еще дикие традиции есть в этом мире после засушенных голов в Длинном Доме?

— Кайлахи — поддержка нашей футбольной команды. Пытается напугать команду соперников перед игрой.

— И работает? — поинтересовался Джек.

— Не сказала бы. Команда на последнем месте. Пара фанатов грозятся нарисовать ему тату с сердечками и цветами вместо имеющихся.

— Наверное, это… болезненно.

— Не совсем. Татуировки биоразалагаемые, — сказала Ахоло. — Мои уже начинают исчезать. Когда я выберу супруга, заведу ребенка, стану королевой, мне понадобится совершенно новое лицо для остального мира. Не могу же я все время щеголять красивыми цветочками и рыбками.

Крис кивнула: неплохой способ рассказать миру, кто ты такой и откуда взялся.

Танцы продолжались, а Ахоло ходила от группы людей к другой группе. Крис следовала за ней, выслушивая вопросы, с которыми сталкивалась на других планетах. «Неужели король Рэй намеревается обложить нас налогом, чтобы организовать экспедиции на исследования еще большего количества звездных островов?» «Не лучше ли всем рыбачить в своих лагунах, чем уходить в большой океан?» Вопросы на Хикиле были всего лишь сформулированы по-другому, но оставались такими же, как и в других мирах.

Крис попыталась отредактировать обычные ответы на что-то понятное для местных.

— Те, кто жаждет увидеть новые острова, должны построить собственные каноэ, а те, кто хочет получить прибыль от новых земель, должны заплатить за весла.

И получила от Ахоло и небольшой группы местных широкую улыбку. Просто ответ в духе: «Ни один мир не может победить итич», сказанный людям, в том числе достаточно старым кто мог с ними воевать, желающим спрятаться на своих маленьких островах, не казался достаточно хорошим. С другой стороны, эти люди строили деревянные каноэ и зарабатывали на жизнь рыбной ловлей, не собирались финансировать все это количество новых межзвездных кораблей.

Но электрическая тележка и затвердевающий песок? В основе этого рая лежат технологии. Что-то тут не складывается.

На границе пляжа небольшой группой стояли несколько десятков мужчин и женщин, одетых для официальной коктейльной вечеринки.

Крис внезапно почувствовала себя голой.

— Если заменишь свою униформу на вот это, я согласен появляться чаще, — раздался слишком знакомый голос. Крис поискала взглядом источник среди богато одетых людей и нашла слишком идеально вылепленные черты Генри Смит-Петервальда Тринадцатого… или Хэнка, если специально для нее. Пришлось приложить усилие, чтобы не закрыть руками груди и не прижать ладонь меж ног. Ахоло держала руки вытянутыми по бокам, значит и Крис тоже должна делать так же. Все эти люди были чужаками, а Крис носила корону, возложенную на голову местными.

— Что привело тебя сюда, Хэнк? — спросила она, когда толпа чужаков расступилась, и он вышел вперед.

— На материке я открываю несколько новых центров продаж и распределения. Слышал, островитяне называют его Большим Островом. Наш местный представитель решила, что мне следует посмотреть, как живут оставшиеся десять процентов жителей, впитывающих все налоги Большого Острова, так что я прибыл сюда на вечеринку. Не ожидал увидеть тебя здесь. И уж точно не настолько много тебя, — добавил он, сканируя ее взглядом от пальцев ног до пучка цветов в волосах.

— Кто-то из нас умеет приспосабливаться к местной культуре, — сказала Крис и взъерошила волосы.

— Кто-то из нас приспосабливается к доминирующей культуре, — парировал Хэнк.

— Острова — пуп Хикилы, — отрезала Ахоло.

— Четверо из пяти жителей планеты живет на материке. Четверо из пяти платят налоги, чтобы поддерживать ваше существование на острове фантазий. Не кажется, что пора что-то менять? Что случилось, Лонгнайф? Я думал, ты будешь возражать против налогообложения без представительства, или это не работает, когда налоги получают твои старые военные приятели?

— Извините, Ваше Высочество, — к Хэнку подошла высокая худощавая женщина с серебристыми волосами и в пышном платье. — Боюсь, наш товарищ слишком много выпил и слишком много разговаривал с горячими головами с материка. Пошу прощения за его поведение, — сказала она и втащила Хэнка обратно в толпу гостей с материка. Несколько мужчин и женщин тут же окружили его, подхватили под руки и направились к столу с закусками и вином.

— Ты знаешь этого человека? — Ахоло отвернулась от чужаков.

— Хэнк Петервальд. Однажды я думала, что из него может получиться хороший парень. Последний раз, когда спасала ему жизнь, задала слишком много вопросов. С моей стороны это было дурным тоном.

— Я никогда никому не спасала жизнь. И постараюсь не задавать никому никаких вопросов, если придется сделать это.

— Есть проблемы с жителями Большого Острова?

Пенни и Нелли проинформировали Крис об общей ситуации, но как-то обошли вниманием дисбаланс населения. Вопрос налогообложения тоже не затрагивался. Что они еще упустили?

Ахоло отправилась к столу с жареными поросятами.

— Этот вопрос должен был быть решен много лет назад, но, похоже, до сих пор он не был проблемой. Люди пришли на Хикилу почти двести лет назад, пытаясь восстановить образ жизни, который исчез много лет назад на Земле, когда затонули острова в Тихом океане. Большой остров нам был не нужен, поэтому, когда беженцам с разрушенных планет в войне с Итич понадобилось на время место, мы с радостью одолжили им эту землю. Так же было, когда твой дедушка Рэй ввел Вардхейвенский договор и закрыл несколько слишком далеких колоний, чтобы замедлить распространение человечества.

Несколько из этих колоний были созданы на деньги Петервальд. Их потеря дорого им обошлась и привела к еще большему разногласию между Лонгнайф и Петервальд. Крис стало интересно, сколько беженцев на Большом Острове до сих пор считают себе людьми Петервальд.

Обе принцессы взяли из стопки по деревянному блюду и остроконечные вилки. Круглый чернозубый повар в татуировках отрезал по большому куску свинины. Еще один повар завалил тарелку жареными бананами, несколькими видами запеченного таро и чем-то еще не поддающемуся распознаванию. Ахоло провела Крис к пальме, росшей на краю песчаного пляжа, рядом с которой никого не было. Джек и Афа последовали за ними.

— Однажды мы уже потеряли дом. Больше не позволим такому случиться. Когда мы принимали беженцев, все, что просили от них, чтобы они согласились идти по пути Острова, если хотят получить право голоса. — Ахоло откусила кусок жареного поросенка. — Кто-то принял условие. Они пришли к нам. Женились. Осмотрись, когда будем у костра, увидишь блондинок, вроде тебя, рыжих. Если хочешь здесь что-то решать, перестань быть чужаком.

— Большинство не захотело, — сказал Афа. — Некоторые вернулись к звездам и другим колониям. Большинство поселилось на Большом острове, растили детей по своему, следили, чтобы внуки и правнуки росли так, как они хотят.

— Но голоса у них нет, — проглотив кусок свинины, сказала Крис.

— Сколько людей на твоей планете имеют право голоса? — спросил Афа.

— Примерно половина, — кивнул Джек.

— А налоги? — поинтересовалась Крис, приступая к банану.

— Стандартный пакет подоходного налога, принятый во времена Войн Итич. Наверное, такой же, как на твоей планете, — ответила Ахоло.

— Ну, там все зависит от дохода, — медленно произнесла Крис.

— Чтобы накормить семью, я ловлю рыбу, — сказал Афа. — У нас нет, и никогда не будет траулеров с сетями, насилующих океан, чтобы обеспечивать консервные заводы. Наш план сохранения рыболовства позволяет людям делать все, что хотят в пределах стопятидесятиметровой прибрежной зоны, но не в глубоком океане.

Слова звучали заезженно, словно их приходилось произносить очень часто.

— Так что экономика Большого Острова платит налоги, а натуральное хозяйство малых островов налогом не облагается, — кивнула Крис.

— Во время войн мы пролили много крови, — сказала Ахоло. — Никто не ставит под сомнение нашу жертву. После войн осталось не так много налогов. Думаю, лет сорок назад жители Большого Острова заметили, что большая часть налогов уходит на взносы в Общество.

— А как насчет кораблей для патрулирования Кольца? — спросила Крис.

— У нас нет колоний, по крайней мере, официально признанных Советом Старейшин. Думаю, некоторые банки Большого Острова, возможно, приобрели парочку. Думаю, они, время от времени, жертвовали корабль флоту Вардхейвена или Питтс Хоуп, но это местный взнос, он не рассматривался Советом Старейшин на Островах.

— Местный взнос? — переспросил Джек.

— Мы ведь не глупые. Может, мы и бегаем в татуировках, но это не делает нас глупыми, — отрезал Афа. — В каждом городе Большого Острова есть избранный мэр и городской совет. Время от времени они созывают совет советов, когда хотят поговорить о чем-то важном. И посылают просителей, чтобы они предстали перед нашим Советом Старейшин, излагают свои доводы по глобальным вопросам. Бабушка выслушивает все стороны, после чего делает подарок, который, обычно, делает всех счастливыми.

— Обычно так и происходит, — сказала Ахоло.

Некоторое время он ели молча. Взошла луна. Танцы продолжались. Барабаны каждый раз били по-разному. Каждый раз звучали другие ритмы. Каждый раз танцующие выполняли разные движения.

— Вам нужно меняться, я права? — спросила Крис.

— Мама это знала. Прабабушка тоже. Думаю, если бы мама была жива, вместе с бабушкой они давно бы уладили этот вопрос. Но десять лет назад, когда каноэ мамы и папы затонуло, прабабушку хватил удар. И теперь мы топчемся на месте, ждем, когда я стану старше. Не думаю, что бабушка сможет долго плавать. Та старая женщина была права, нам на самом деле нужны две танцовщицы, чтобы танцевать, вызывая луну.

— А бабушка не может помочь?

— Бабушка никогда не ладила с прабабушкой. Ее второй муж с Большого Острова и она переехала к нему туда, позволила своей коже побледнеть. Третий муж оказался торговцем со звезд, и она покинула Хикилу. Мы не знаем, где она сейчас, да нам и все равно. Нет, — девушка расправила плечи. — Это вызов, который придется решать мне, когда я усядусь на Камень Коронации, если прабабушка не найдет способа решить его до того, как присоединится к остальным королевам и их супругам.

Так что, дедушка, есть тут пара вещей, о которых ты забыл упомянуть, когда просил меня отправиться в это небольшое путешествие, — подумала Крис. Почему она не удивилась?

Ахоло и Афа ушли танцевать танец, в котором приняли участие, кажется, половина островитян, но Крис идти туда никто не просил. Они просто пошли, как будто за чем-то другим. Так что Крис только обрадовалась, оставшись простым зрителем.

— Вот ты и встретилась со змеей, — сказал Джек. — Отдашь мне свой пистолет?

— Эбби слишком много болтает, — Крис искоса зыркнула на Джека. — А где твой?

— Неправильный вопрос для молодой леди. И ты же знаешь, мне не нравится, когда мой главный клиент ходит вооруженным.

— Я думала, ты в отпуске.

— Для всех, но не для тебя.

— Крис, ты в курсе, что вся эта территория защищена системой безопасности? — вдруг спросила Нелли.

— Нет, — Крис заметила, как Джек пристально разглядывает ее цветочные гирлянды.

— Все очень высокотехнологично, — сказала Нелли. — Под Длинным Домом есть охраняемое помещение. Я подсчитала, что с вероятностью девяносто пять процентов видеокамера в том месте показывает часовой цикл. В службе безопасности этот факт пока что не приняли к сведению.

Крис посмотрела на свою желто-розовую и бирюзовую расцветку.

— Цвета совсем не для того, чтобы скрываться.

— Ладно, — сказал Джек и поднялся, — я разберусь.

— Я могу поменять твои цвета, Крис, — сказала Нелли и Крис внезапно стала темной, как ночь.

— Как ты это сделала? — одновременно воскликнули Крис с Джеком, когда краска на коже снова стала прежних цветов.

— Краска контактирует с моими устройствами вывода, и она управляема. Если бы мы не торопились, я сказала бы Эбби, что могу подправить некоторые цвета, но времени было мало, и я не была уверена, что она оценит предложение.

— Нелли учится тактичности, — сказал Джек, когда они пошли к Длинному Дому, стараясь держаться так, чтобы между ними и танцующими всегда оставались кусты. Пока Крис проверяла дорогу, в руках Джека появился пистолет.

— Где ты его прятал?

— Не скажу. А где твой?

Крис прятала свой небольшой пистолет в прическе.

— Интересно. Теперь тебе придется выкинуть венок.

— В Длинном Доме. Нелли, сделай меня снова темной.

Через мгновение Крис потемнела вся, кроме лица.

— Вот, намажься. — Джек достал небольшой пузырек.

Крис вымазала лицо черной краской. Что за краска, потом побеспокоится.

— Ее я тоже могу поменять, — похвалилась Нелли, и через мгновение лицо Крис стало разноцветным, а потом снова черным.

— Спасибо, Нелли, — сказал Джек. — А теперь скажи, есть ли какой путь вниз?

— Один с этой стороны и один с другой. Нужно пройти мимо вот этого куста азалии.

Джек так и сделал и тут же обнаружил ступеньки, ведущие вниз, к толстой стальной двери, вделанной в бетонную стену подвала. Очевидно, не все налоги Большого Острова уходят из этого мира, о чем-то Ахоло пока не знает.

— Нелли, можешь открыть дверь? — спросила Крис.

— Не стоит, — ответил Джек. — Ее уже вскрыли. Держись за мной.

— Как скажешь, — пробормотала Крис, сбрасывая с себя гирлянды цветов.

Дверь тихо открылась на хорошо смазанных петлях, помещение за ней было тускло освещено. Ряды столов, на них разложены предметы, по мнению Крис, как для самой странной распродажи, которую она только когда-либо видела на любом из политических мероприятий по сбору средств. Деревянные маски, статуэтки с выдающимися половыми признаками… мужские, женские, каменные и плетеные безделушки сложены на столах кучками, а то и вовсе под столами. И все это находилось за запертой дверью и под наблюдением видеокамеры.

У каждого свое представление о барахле.

Джек, стараясь не шуметь, подошел к одному из столов, присел на корточки рядом с одной из статуэток с особенно длинным… э-э… языком.

— Кто-то работает в правом крыле здания, двумя рядами дальше, — сказала Нелли. Крис коснулась плеча Джека и кивнула в нужном направлении. Вот так-то вот. Мы с Нелли тебе еще нужны.

Они тихо поменяли позицию, присели в проходе между столами и стали внимательно изучать человека в черном, крепящего пластиковую взрывчатку к покрытой мхом вулканической скале размером с скамейку для ног.

Джек пересек проход, проверил другую сторону помещения, после чего прицелился в нарушителя и сказал:

— Подними руки и отойди от камня.

Крис тоже взяла на прицел нарушителя.

Темная фигура застыла, но не торопилась подчиняться приказу Джека. Крис присмотрелась, в тусклом свете было трудно различить черное на сером, но ей показалось, что перед ними женщина. Нарушитель поднял руки, открыл рот и…

В помещение резко погрузилось в кромешную тьму.

Джек выстрелил. Крис выстрелила. В короткой вспышке они увидели, что стреляли в пустое место.

— Нелли?

— Он бежит. Влево.

— Может, включишь свет?

— Момент.

Свет включился и в тот же миг послышался звук захлопнувшейся двери.

— Я уже говорила, что здесь две двери? — сказала Нелли.

— И нарушитель только что воспользовался второй, — голос Джека был кислотным. Он осторожно подошел к камню и начал осматривать провода, соединяющие пластиковые брикеты.

— Нелли, тебе знаком такой тип бомбы? — спросила Крис, больше для того, чтобы казаться полезной.

Джек присел у камня и тут же выдернул один оголенный провод.

— Скорее всего, это была антенна, — сказала Нелли.

— Спасибо, — сухо ответил Джек.

— Руки вверх, — чуть запоздало донеслось со стороны правого крыла, от двери, через которую вошли сами Крис и Джек.

— Можно сначала бомбу обезвредить? — спросила Крис, осторожно кладя пистолет рядом с пистолетом Джека.

— Бомбу? — интонация голоса охранника сменилась на жалобную.

— Нет, — приказал другой голос, более авторитетный. — Вы можете ее взорвать.

— Мы тут рядом с ней, — сказала Крис, приподнимая руки вверх.

— Каликау, может, разрешим им обезвредить бомбу?

— Нет, Малу, они могли ее и поставить.

— Нелли, — тихо сказал Джек, — не думаю, что схема активации завершена. Как считаешь?

— Это была антенна, и цепь не была замкнута. Бомба не опасна. Пока, — согласился компьютер.

— Кто здесь еще? — потребовал Каликау.

— Мой компьютер. А сейчас отведите-ка нас к принцессе Ахоло, чтобы мы разобрались с этим вопросом. Но лучше, оставьте у этого камешка охрану, иначе тот, кто пытался установить на нее бомбу, вернется и закончит свое дело. И вообще, зачем взрывать этот камушек?

— Вы не знаете? — спросил Малу.

— Следуйте за мной. Малу, остаешься здесь, охраняй Камень Коронации.

— Камень Коронации? — спросила Крис.

— Почему я? — спросил Малу.

— Наверное, нужно прихватить с собой минимум половину взрывчатки, — сказала Нелли. — Это нарушит схему окончательно.

— Не надо, — сказал Каликау, но Малу уже оторвал приличный кусок и протянул его Джеку.

— А если ты ошиблась? — спросил Джек у Нелли.

— Шансы минимальны.

Когда выбрались на улицу, Крис остановилась.

— Мне нужно надень гирлянды. Знаете, те гирлянды из цветов, что мне подарила принцесса Ахоло. И корону, подаренную вашими старейшинами.

— Корону? — переспросил Каликау, на этот раз несколько менее официально.

— Осторожнее, — сказал Джек, когда Крис начала пристраивать на своем теле гирлянды из цветов. — На Туранике ее разыскивают за уничтожение частной собственности, а на Вардхейвене за неправомерное использование государственной собственности. Она может добавить к своему уголовному досье уничтожение национальных сокровищ Хикилы.

— Всего три планеты, — буркнула Крис, поправляя гирлянду на бедрах. — Пятьсот девяносто семь человек думают, что я невиновна.

— Она еще молода, — заметил Джек, — у нее все впереди.

Крис надела корону, потом намотала на себя вторую гирлянду из цветов и быстро пошла прямиком к группе танцующих островитян. Охранник, с гораздо менее уверенным выражением на татуированном лице, последовал за ней.

Крис заметила Ахоло у дерева, где они беседовали до того, как принцесса отправилась танцевать. Не успела она с Джеком и охранником подойти к ней, появился Афа с четырьмя бокалами в руках. Ахоло и Афа удивленно уставились на Крис, пока та не вспомнила, что сейчас она в камуфляже ниндзя.

— Нелли, перекрась меня.

Оба внука королевы Ха’ику’лани одновременно сглотнули. Крис посмотрела на себя, увидела, что Нелли перекрасила Крис в цвета, которые говорили о Крис как об опасной воительнице.

— Нелли, верни цветовую схему Эбби. И почетче цвета сделай.

— Да, мэм.

И Крис снова превратилась в разукрашенную цветами милую деву.

— Как ты это делаешь? — восторженно спросил Афа.

— Может, завтра тебе и покажу, — сказала Крис. — Кто-то только что пытался заминировать ваш Камень Коронации. Если бы этому кому-то все удалось, от камня и Длинного Дома ничего бы не осталось. Этот вот сыщик помешал нам обезвредить бомбу. Как насчет того, чтобы закончить ее обезвреживание?

— Да, — прозвучало, не прошло и двух секунд.

Джек тут же развернулся и рысью помчался обратно к Длинному Дому, Ахоло и Афа неслись вслед за ним, а Каликау пытался на бегу объяснить, почему он сделал то, что сделал и не смог поймать нарушителя. Ахоло его не слушала. Афа кивал, издавал какие-то звуки, а потом к чему-то стал прислушиваться, Крис подумала даже, что у него в ухе есть приемник и он сейчас слушает полицейские доклады.

Добежали до Длинного Дома, спустились вниз и обнаружили Малу, шагающего вокруг камня. Он пытался смотреть сразу во все стороны и держаться как можно дальше от камня, не уходя от него далеко. Все это одновременно было невозможно, но высокий мужчина определенно пытался.

Они быстро осмотрели замок в двери, помещение и бомбу. По сравнению с галактическими стандартами, бомба оказалась довольно низкого уровня.

— Местного производства, — заключил Джек.

Крис оглядела помещение с сокровищами.

— Что произошло бы, если бы вы потеряли все это перед смертью твоей бабушки? И перед твоей коронацией?

— Это потрясло бы наш образ жизни до самых корней. На этом камне сидела наша первая королева, когда мы ее короновали. На нем короновали каждую королеву. А потерять головы всех наших предков… — девушка вздрогнула и покачала головой. — Афа, тебе придется все рассказать мужчинам. Нам понадобится защита получше.

— Ну, сюрпризом ни для кого не будет.

— Да, но бабушка не хотела тратить деньги. Теперь, наверное, придется. Трать их и реши основную проблему, чтобы ни у кого не получилось разрушить наш образ жизни.

— Сложный приказ, — сказала Крис.

— С предстоящим рассветом нам придется взглянуть в глаза нашим людям.

Джек закончил обезвреживать бомбу, передал охранникам взрывчатку для утилизации. Крис, вслед за Ахоло и Афой вернулась к месту танцев, но не вмешивалась в их разговор. Она молчала. Она может носить их гирлянды из цветов, подаренную ими корону, но сейчас появилась проблема, которую должны решить именно они, самостоятельно, а не она.

Так-то вот, капитан Сантьяго, сейчас перед вами та самая Лонгнайф, которая помнит, что пришла сюда не для того, чтобы начинать войну. Или сражаться в ней, если она вдруг начнется.

Назад