Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 5

Следующим днем Крис стояла перед судом, наслаждаясь тем, что она важный свидетель, а не обвиняемая. Председательствовали семь судей и все обращались к ним либо как «ваша честь», либо «бабушка»/«дедушка», в зависимости от пола. Судьи одеты в лавалвалы, саронги и гирлянды из цветов, как и все остальные.

По подсказке Ахоло, Крис не стала одевать ни одной белой вещи. «И никаких шорт, только длинные штаны». Она давала показания в качестве принцессы, что казалось хорошей идеей. В список свидетелей добавили Эбби, чтобы та рассказала о краске с компьютерным управлением, которая может менять цвет по нескольку раз в секунду, и пять лет назад на Земле была весьма популярна.

— Вы об этом не знаете? — Эбби выглядела весьма удивленной.

— Нет, — ответила старший судья.

Ответ прояснил кое-какие вопросы о бомбере. Он или она наверняка использовал такую же каску для тела, так что смог быстро затеряться в толпе, что объясняло, почему не поймали никого, разукрашенного целиком в черную татуировку или одетого в черное.

Вопрос Крис Афе, мол, разве здесь нет нанитов, чтобы распознавать такую краску, заставил того нахмуриться.

— Если кто-то достаточно любезен, чтобы дружелюбно относиться к нашим обычаям, разве не будет дурным тоном разнюхивать вокруг него, что там у него за краска? Тебе и твоему человеку мы поверили. Кроме того, наниты в нашем соленом воздухе и пассатах не приживаются. На островах мы остаемся низкотехнологичными.

Крис это видела. Вопрос в том, насколько низкотехнологичным был Большой Остров.

Суд много не добился. К самой Крис и Джеку никаких претензий не было. Может, она не была настолько важной свидетельницей, как думала… и посоветовала людям Нуи-Нуи усилить безопасность. Суд отложили.

— Что теперь? — поинтересовалась Крис, когда все разошлись.

— Теперь мне нужно встретиться с бабушкой и старейшинами, — сказала Ахоло, закусив нижнюю губу. — Пора что-то делать.

— А я пойду на рыбалку. Хорошо, что сегодня среда, иначе пришлось бы удовольствоваться остатками вчерашнего ужина. Хочешь со мной? — спросил Афа у Крис.

— Разве тебе не нужно на Совет?

— Я молод примерно лет на сто, — засмеялся Афа. — Давай, пошли на рыбалку. Скоро ты окажешься за миллион световых лет от островов, никакого удовольствия. Так, пошли, порыбачим? Всем нужно есть. Если сестренка будет вечно разговаривать с бабушкой, мне придется их кормить. Кроме того, за ужином мы услышим все, что нужно. И, если я хотя бы наполовину умен, как папа, придется поправлять сестренку, если она поймет что-то не так.

Сестренка ткнула старшего брата кулаком в бок… но не сильно.

— Думаю, я отправлюсь на рыбалку, — сказала Крис.

— Так будет лучше всего. Нам может понадобится помощь твоего дедушки, но сначала мы должны попробовать сделать это с помощью пути островов.

— Сбегаю за купальником, — сказала Крис.

— Он тебе не нужен, — крикнул вслед Афа.

Но Крис не остановилась.

* * *

Полчаса спустя, одетая в новое бронированное боди и закрытый купальник со стратегически расположенными керамическими пластинами и даже с немного добавленной плавучестью, шляпой, что дала Нелли отличную антенну и защиту от солнца, в которой спрятались несколько четырехмиллимитровых штурмовых снаряда, Крис приготовилась договариваться о свободе от Джека на день. Тот посмотрел на прогноз погоды и нахмурился.

— Вроде все нормально, — сказала Крис. — Проблем не намечается.

— Да, но что было на спутниковом снимке в тот день, когда пропали родители Ахоло?

Крис задумалась… и пожала плечами.

— Загляну в офис службы безопасности, — сказал Джек, — и буду делать все, что они скажут. У них есть вертолет. Нелли, оставайся на связи. Если вдруг потеряю твой сигнал, тут же начну вас искать.

— Девочки тебя поняли, — сказала Крис и за себя, и за Нелли.

Афу она нашла на пляже рядом с лодкой с выносными опорами. Его лодка была длинной, чистой и выкрашенной в красный цвет.

— Умеешь грести? — не поднимая взгляда сетей и удочек, спросил он.

— Я уже плавала на лодках, и грести тоже приходилось. На каноэ. Если мой стиль твоим требованиям не соответствует, уверена, ты захочешь показать мне, как нужно правильно это делать, — сказала Крис. — Я быстро учусь.

— Рыбачила когда-нибудь?

— Ни с чем таким, что ты сейчас раскладываешь.

— Сегодня будет интересный день. Берись за поручень, давай столкнем лодку в воду.

Крис схватилась за то место, куда ей указали, немного поднапряглась и вот лодка оказалась в воде, а сама она в лодке, без каких-либо негативных комментариев со стороны Афы и нескольких десятков парней, наблюдавших за ними, у которых были свои лодки. Они сразу стали сталкивать в воду свои лодки и направились к тем же рифам, что и Афа с Крис. Крис увидела, как нужно грести. И несколько громких выкриков, кто кого круче.

— Такая толпа всегда бывает?

— Нет. Сегодня компания немного необычная.

К тому времени, как они добрались до рифа, большая часть лодок отправилась к своим угодьям или вернулась на пляж. Афа показал Крис, как бросать сеть и собирать пойманную рыбу.

— Остерегайся крапивниц, — предупредил он Крис.

Рыба вокруг рифа была мелкой или средней. Крис уже было собралась выбрасывать мелкую рыбешку, но Афа сказал:

— Не стоит. Мы их используем как наживку. Пробовала когда-нибудь смаки-смаки?

— Нет. Что это такое?

— Большая такая рыбина, размером примерно с земного тунца, и вкусная. Думал, привезти одну такую домой, старейшинам.

— А может, чтобы произвести впечатление на одну девушку со звезд? — прищурилась Крис.

— Может. Они водятся на глубине, за рифом. Дело для настоящей рыбалки, а? — сказал Афа, берясь за леску.

— Нелли, насколько сильный у тебя сигнал?

— Я подключилась к спутниковой сети. Я ведь должна быть хорошей.

— Раз так, давай, — улыбнулась Крис.

Афа сделал еще пару бросков сетью, что обеспечило их достаточным количеством наживки. Пока гребли через риф, Афа подозвал другое каноэ, передал им съедобную часть улова.

— Вы ведь не собираетесь ловить смаки-смаки? — спросил парень на другой лодке.

— Почему нет? — спросила Крис.

— Потому что это как ловить акулу.

— Акулу?

— Мы не пойдем к берегу прежде, чем я не найду смаки-смаки, — проворчал Афа.

Парень на другой лодке протянул Крис нож.

— Если покажется, что зацепили что-то другое, кроме смаки, перережь леску.

— Спасибо. — У Афы был нож, а у нее нет. — Большое спасибо.

— Все будет в порядке, — заверил ее парень с другой лодки. — Афа почти такой же хороший рыбак, как любит хвалиться.

Крис осмотрела море. Время отлива, волны от трех до четырех метров и продолжали расти. Грести будет тяжело, даже если в проходе через риф волны будут слабее. Афа поставил небольшой парус, чтобы воспользоваться ветром, дующим в спины, и лодка быстро пошла по проходу между рифом к более спокойной воде на той стороне.

Крис уже не помнила, сколько времени провела в лодках на озере, когда была маленькой. Но ни один час из того времени не шел ни в какое сравнение с тем, с чем она столкнулась здесь. Открытый океан вздыбливался, поднимая лодку на добрые три метра, откуда она могла видеть не только Нуи Нуи, но и еще один остров, расположившийся дальше, а потом падали вниз, где все, что она видела вокруг, было только синяя вода… и, да, клочок голубого неба над головой.

Крис никогда не болела морской болезнью. Никогда. Но обнаружила, что живот собирается вступить с ней в переговоры на тему, что сегодня, все-таки, это произойдет.

— Я не заболею морской болезнью, — приказным тоном прошептала Крис.

— Ты со мной разговариваешь?

— Нет.

— Ну, если, все-таки, да, могу сказать, что Эбби спрятала в брюшном кармашке небольшой набор пластырей от морской болезни.

Крис проверила, нашла целых четыре пластыря и налепила один под купальник. Через мгновение ей стало лучше.

— Ты в порядке? — минуту спустя спросил Афа.

— Прекрасно. Где твой косяк рыб? — отозвалась Крис.

— И почему я не пользуюсь каким-нибудь высокотехнологичным устройством, чтобы найти его? Я бы так и сделал, если бы вел морскую перепись, но сегодня я ловлю рыбу и пользоваться такими устройствами кажется мне несправедливым. Они пытаются выжить, я тоже.

— Один из способов взглянуть на проблему, — сказала Крис.

— Но не тот, что учили в школе.

— Я этого не говорила.

— Сомневаюсь, что твой университет чем-то отличается от моего.

— Университет, — повторила Крис.

— В университете Икамалохи лучшая во всем человеческом космосе программа по сохранению морской среды. Кстати, в моей группе были студенты с Вардхейвена.

— Это меня не удивляет. Мы только начинаем серьезно относиться к нашим океанам.

— Самая большая ваша ошибка в том, что вы позволяете траулерам его портить, так что восстанавливать моря вам придется долго. Тому, что я самостоятельно построил каноэ с выносной опорой для рыбалки, есть причина.

Крис осмотрела лодку, увидела следы долота, но их оказалось не так много. Борта высокие и ровные, дно гладкое. Бамбуковые перекладины туго перетянуты веревками из ротанга. Лодка отлично справлялась со своими обязанностями, покачиваясь в открытом море.

— Выглядит отлично, — сказала она.

— Сделать лодку было несложно. Уже долгое время это наша культура. Привыкнуть к ней было тяжело. Мы учились по романам и книгам по социологии, написанных бледнокожими, которые когда-то разговаривали с нашими предками. К тому же мы знали, что некоторые из написанных ими сказок были небылицами. Тем не менее, мы начали пробовать, в том числе и написанное в откровенных выдумках, потому что оно того стоило, попробовать. Мы достаточно долго жили жизнью бледнокожих. Поэтому и пришли сюда, чтобы жить по-своему и этот образ жизни никому не удастся у нас отнять. — К тому времени, как Афа закончил речь, на Крис он смотрел хмуро.

Крис подняла руки.

— Я ничего не пытаюсь у тебя отнять. Прадедушка уверен, что если Хикила присоединится к Союзу Разумных, это будет хорошо, но это ваш выбор.

Афа усмехнулся, взмахнул пару раз веслом, поправляя курс.

— Извини. То, что произошло ночью, по-настоящему меня задело.

— Если помнишь, именно я все остановила.

— Да, и я говорю тебе спасибо. Я знаю, что сестра и бабушка тоже тебе благодарны за то, что ты сделала. Мы все в долгу перед тобой и, кажется, даже рыбы признают свой долг перед тобой. Смотри, они пришли, — кивнул он на море.

В двухстах ярдах от лодки казалось, шел дождь. Но небо оставалось голубым. Афа поправил парус и нацелил лодку прямиком к бурлящей воде. Точно, вот из воды выпрыгнула маленькая рыбка. Потом еще одна.

— Что это?

— Этими маленькими рыбками питаются смаки-смаки. Где они, там и смаки. Начинай нанизывать наживку на крючки.

Крис доводилось ловить рыбу, и она знала, что для этого нужно нанизывать на крючки маленьких существ, чтобы поймать более крупную рыбу. Затаив дыхание, Крис схватила мелкую рыбешку из кучки со дна лодки и воткнула крючок в еще шевелящийся живот. Рыбка перестала шевелиться.

— Так это не делается, — улыбнулся Афа.

Так что Крис перебралась к веслу, позволив Афе самому заняться наживкой. Когда они менялись местами, его рука, совсем не специально, погладила ее руку.

— На тебе эта странная штуковина еще с прошлой ночи.

— Другая. Защита из паучьего супер-шелка. Может остановить четырехмиллиметровый дротик и всякие другие мелочи, которыми стреляют убийцы.

— Сгоришь, — сказал Афа и взглянул на солнце над головой.

— Еще хороший солнцезащитный крем. Я защищена.

Присаживаясь над крючками, Афа забормотал что-то на тему, что его тоже слишком хорошо защищают. Крис решила не обращать внимания на бормотание.

Лодка добралась до границы бурлящей воды как раз, когда Афа подготовил первый ряд наживок. Бросив их в воду, он прижал ногой палку с намотанной на нее леской и приготовил удочку для Крис. Взяв ее, Крис забросила крючок с наживкой метров за тридцать от лодки и взглянула на Афу.

— Будем ждать?

— Да. Рыба идет навстречу ветру, — кивнул он. — Давай туда подгребем.

Зажав леску в зубах, он взялся за весло. Крис представила, что бы сказала мама, увидь Крис за таким занятием.

Добравшись до места, лодка снова легла в дрейф.

Через какое-то время Крис почувствовала, что леска немного провисла и принялась ее осторожно подтягивать.

— Не нужно, — сказал Афа.

Крис задумалась и предпочла проигнорировать его совет. Вытянув леску полностью, она обнаружила на крючке только голову наживки.

— Есть шанс, что твоя рыбина тоже окончила институт?

Афа только фыркнул в ответ на шутку и нацепил на крючок другую рыбешку.

Пару минут спустя он вытащил свою оснастку и наживил на крючья новую наживку.

— Выпендриваются перед звездной странницей. Для меня одного никогда ничего подобного не делали.

Несколько минут спустя Крис стало интересно, как долго это может продолжаться. Неудивительно, что остальные не захотели здесь рыбачить. На крючки снова наживили мелкую рыбешку, передвинули каноэ против ветра. Кис попыталась всмотреться в синее море и увидела крохотные серебристые фигурки. Мечущиеся туда-сюда, то и дело беспокоя поверхность моря. Среди них, чуть глубже, двигались тени большего размера. Большие, тонкие, круглые. Интересно, доберется ли до них дротик, выпущенный из автомата? Потом промелькнуло что-то длинное и темное, похожее на ракету и одна из больших теней развалилась на части.

— Видел?

— Смотреть в море — не к добру. Можно увидеть одного из утопленников, который украдет твое сердце, и ты отправишься жить под воду. А может, это всего лишь старая сказка, чтобы облегчить людям жизнь, когда их близкие тонут.

Крис увидела боль на лице Афы и вспомнила, что его родители как раз таки утонули.

— Кажется, я видела, как кое-что длинное и отвратительное слопало одну из твоих смаки. Какая рыба здесь выглядит как акула?

— Длинная и отвратительная, — повторил Афа и вскрикнул, когда его леска натянулась. — Поймал одного.

На мгновении он придержал леску, потом позволил ей размотаться. И все же, каноэ пошло по воде так, как если бы попало в реку. Крис присела на колени у руля, ожидая команды, Афа в это время держал изо всех сил палку, позволяя ей крутиться, разматывая леску, так быстро, как это только было возможно.

— И сколько раз ты это уже делал? — спросила Крис, подумав, что, в общем-то, этот вопрос надо было задать раньше.

— Много, — ответил он.

— Много, в смысле, много, чтобы сосчитать?

— Много, — повторил Афа сквозь стиснутые зубы. Теперь он позволял леске разматываться медленнее, сильнее придерживая вертящуюся палку.

Крис как-то читала о подобной поездке, кажется, это было недалеко от Нантакет. Да, тогда кто-то пытался поймать кита. Рыбешка покрупнее. Крис посмотрела на нос каноэ. Тот находился на уровне воды, но за борт переливалось мало, даже когда каноэ врезалось в волну. Хотелось бы хоть какого-нибудь предложения от Афы. Но тот молчал, и Крис выставила в воду весло, пытаясь развернуть лодку хоть на пару градусов от курса, по которому их тащила рыбина.

Неправильно! Выносную опору подняло над водой на добрую четверть метра. Афа откинулся назад, и только тогда та резко плюхнулась обратно в воду.

— Леска должна быть на другой стороне. Рулевые всегда держат леску между носом и выносной опорой, — крикнул Афа.

— Предупреждать надо заранее, — огрызнулась Крис.

— Извини, не подумал.

— Ты ведь раньше никогда не рыбачил таким образом.

— Нет.

— И только сейчас в этом признаешься? Нелли, если вдруг мы пойдем под воду, вызывай Джека и вертолет.

— А если я сорвусь и утону?

— Держись крепче.

— Ты же знаешь, что я не могу.

— Я держу тебя, а если ты, все же, сорвешься, отключи питание, а мы тебя потом найдем.

— Уж лучше вам будет меня найти, или… или я больше никогда не буду с тобой разговаривать, — в эту старую уже угрозу Нелли вложила все свои чувства.

Что-то длинное темное и безобразное проплыло под лодкой.

— Думаю, у нас проблемы, — сказала Крис и бросилась к Афе, когда леска внезапно натянулась и дернулась, что тот чуть было не перелетел через борт лодки. Крис схватила его за лавалаву. Вот только та держалась не так крепко.

Афа выскользнул из лавалавы, продолжая падать за борт.

Крис снова кинулась к нему, на этот раз схватив его обеими руками за талию и бросая его на дно лодки. В результате сама оказалась на нем. Никогда в подростковых фантазиях она не представляла, что в ее полном распоряжении может оказаться голый парень-островитянин. Но вот то, что выносная опора поднималась над ними, пытаясь опрокинуть обоих в океан, в котором обитало зубастое чудовище, разрывающее на части все, что может показаться ему обедом, определенно не было фантазией.

Позже Крис говорила Афе спасибо за то, что тот толкнул ее к другому борту, что помогло сбалансировать каноэ. Когда выносная опора плюхнулась о воду, они оба расхохотались. Пока поднимались и расходились по своим местам, Афа умудрился провести по спине Крис ладонью, заставив ту задрожать. И быстро обернул вокруг себя лавалаву, не давая Крис шансов хоть даже украдкой рассмотреть его всего.

А выглядел он мило.

Пока пытались не дать каноэ перевернуться, лодку отнесло к тому участку, где на поверхности плавали куски плавников и плоти рыб. Как напоминание о том, насколько опасной ситуация может стать в любой момент. Сидя переводя дыхание, отдавшись воле волн, на самой высокой точке они различали вдалеке Нуи Нуи. Отсюда остров был похож на длинное весло.

— Папа всегда говорил: «Иногда выигрываешь ты, иногда — рыба», — сказал Афа, глядя на воду, а не на Крис. — Сегодня выиграла большая рыба. Думаю, нам лучше отправляться к берегу. Ветер меняется, прилив тоже. Но не волнуйся, ужин мы приготовим.

Так и получилось, хоть для этого пришлось много грести и для переодевания не нашлось времени. Впрочем, это не имело значения, купальник оказался настолько же уместным, как и все остальное. История о том, как акула украла у них смаки-смаки, старейшинам понравилась едва ли не больше самого улова. В результате Крис услышала несколько историй о том, как на самом деле нужно ловить смаки-смаки. К пятому варианту, ни один из которых не был похож на предыдущий, кроме разве что использования крючка и лески, Крис подмигнула Афе. Стало понятно, что каждый ловил смаки-смаки по своему… иногда выигрывая, иногда проигрывая.

Наевшись, Крис поинтересовалась, как прошел их день. Ахоло посмотрела в сторону, где на подушках лежала ее бабушка и заговорила.

— Пора отправляться на Большой остров. Мне и бабушкиным советникам. Веа Икале интересовалась, когда городской совет может с нами встретиться. Старейшины думают, что если мы начнем с желающих и будем постепенно продвигаться к тем, кто меньше всего доволен перспективой, сможем создать волну, которой никто не сможет сопротивляться.

— Уже есть ответы? — спросила Крис.

— Порт-Стэнли согласились сразу, что неудивительно, — сказала Веа Икале, высокая, пышная женщина с тату, изображающими паруса. — Другие думают, а в Порт-Брисбен говорят, что им нужно созвать совет, прежде чем они ответят на наше предложение.

— Это тоже неудивительно, — сказала со своего ложа бабушка.

— Получается, нужно всего лишь все сдвинуть с мертвой точки, — сказала Крис.

Присутствующие закивали.

— Нелли, пошли сообщение коммандеру Сантяго на «Хэлси», передай мое почтение и попроси связаться со мной, как только сможет.

— Да, мэм. — Последовала короткая пауза. — Коммандер Сантьяго шлет свое почтение и готова к разговору.

— Капитан, это принцесса Кристина.

— Насколько я могу судить, у вас там добрый вечер.

— Да. Я хотела бы поинтересоваться, могу ли одолжить вашу шлюпку. — Крис оглядела группу старейшин и добавила: — Или, может, что-нибудь покрупнее.

— Пытаетесь развязать войну? — Вопрос прозвучал сухо.

— Собственно, пытаюсь начать мир. В частности, мне нужно перебросить переговорную команду из одного места в другое, чтобы начать переговоры в решение давней проблемы.

— Совсем не похоже на работу Лонгнайф.

Королева фыркнула. Несколько старейшин усмехнулись, Ахоло выглядела озадаченной. Крис вздохнула.

— Пытаюсь открыть новую страницу. Кажется, сейчас подходящее время. Обещаю вернуть борт в хорошем состоянии, без новых вмятин.

— Это будет впервые. Когда он вам нужен?

Проигнорировав вопрос, она взглядом переадресовала вопрос королеве. Хай’ику’лани не ответила. Один из старейшин, перебрасывая из ладони в ладонь горячую картошку, предложил:

— Завтра?

— Можете подать борт на пляж в семь тридцать утра по местному времени? — поинтересовалась Крис, доводя дело до предела. — В Порт-Стэнли мы, таким образом, должны попасть к девяти тридцати и у нас будет целый день на приветствия, встречи и разговоры.

— Космические пехотинцы понадобятся? — спросила коммандер Сантьяго.

— Это проблема местного значения. Мы не участвуем. Я не уверена, что полечу туда сама, потому что меня пока что никто не приглашал, — сказала Крис, чем и подписала себе приговор.

— Надеюсь, ты не откажешься еще раз отправиться со мной на рыбалку, — сказал Афа, но его взгляд намекал вовсе не на рыбалку.

— Сегодня было весело, — тяжело сглотнула Крис.

— А я надеюсь, что ты отправишься с нами на Большой остров, — сказала Ахоло.

— Я ждала приглашения, — сказала Крис и, увидев приподнятую бровь Афы, спросила его: — Почему бы тебе тоже не отправиться на Большой остров?

Афа сник лицом и покачал головой.

— Я всего лишь ловлю рыбу. За всех нас говорит Ахоло.

Старейшины задвигались, загомонили, собираясь расходиться. Ахоло вместе с ними. Крис догадалась, что ей пора идти собирать чемоданы, может, не все семь, но большую часть точно. Когда четверо мужчин внесли паланкин, чтобы отнести королеву обратно в ее комнату, Крис поклонилась.

Крис вместе с Эбби рассматривала коллекцию одежды и размышляла, что оставить, а что прихватить с собой. Форма не подходила: Крис подозревала, что в нынешней ситуации ей нужно больше быть внимательной принцессой нежели галантным солдатом. Итак, сарафан или деловой костюм, бальное платье или струящийся лама-саронг?

Через полчаса, когда уже начало подступать отчаяние, тихий стук в дверь привлек внимание.

— Входите.

В комнату с озадаченным видом вошла Ахоло.

— Ох, у тебя столько разной одежды, — широко раскрыв от удивления глаза, сказала принцесса.

— Да, — вздохнула Крис. — Тебе проще, всего на всего упаковать дюжину разноцветных саронгов и готово. Подозреваю, в конечном итоге мне придется взять с собой четыре, а то и пять чемоданов, и все равно буду жалеть, что чего-то подходящего с собой не взяла.

— А мне? Должна ли я ходить среди тех, кто живет на Большом острове, одетой явно не по их обычаям? — нахмурилась местная принцесса. — Или следует проявить больше уважения к их пути, если хочу, чтобы они уважали наш путь?

Крис сдвинула в сторону несколько платьев, валяющихся на кровати, освобождая место, и села.

— Хороший вопрос. Каков будет ответ?

— Это неважно. Кроме саронгов у меня ничего нет.

Крис посмотрела на Ахоло. Более грудастая. И немного ниже. Где тот слишком короткий сарафан, который висел на Крис, как на вешалке? Вот он.

— Примерь.

Ахоло вылезла из саронга. Нижнее белье на островах оказалось не слишком популярным. Крис помогла ей натянуть через голову сарафан. Тот сел на принцессу, словно для нее и был сшит. Та взглянула в зеркало в полный рост, сделала пируэт.

— Оно прекрасно.

— На тебе оно шикарно выглядит. Сарафан твой. Мне он точно не идет. Думаю, размер обуви у тебя такой же, как у меня. Эбби. У нас найдется обувь для принцессы?

Эбби принялась рыться в чемоданах, достала оттуда сандалии… и трусики с рюшками на два размера больше, чем нужно Крис.

— Храню на всякий случай. Если вы продолжите кушать на борту корабля так, как кушаете, вам, в конечном итоге, они понадобятся, поскольку рядом магазинов нижней одежды я не видела.

Крис поморщилась, но ничего не сказала.

— Поскольку вы будете участвовать в серьезных переговорах, вам понадобится серьезная деловая одежда, — продолжила Эбби. из другого чемодана вытаскивая красный деловой костюм. Короче того, что предложила Крис, и просторнее. Выражение, которым на этот раз Крис одарила горничную, было другим, но и для него Эбби оказалась такой же непроницаемой, как для других выражений. Следом она достала темно-синий и ярко-зеленый костюмы, юбку, брюки, колготки, в зависимости от того, как предпочитают одеваться бизнес-леди на Большом острове.

Все это отлично подходило для девушки пяти футов и восьми дюймов с великолепными изгибами и совершенно неуместно в гардеробе шестифутового бобового шеста.

Эбби, нам нужно серьезно поговорить. Когда все закончится.

Но не этим вечером. Крис стояла в стороне, молча наблюдая, как Эбби экипировала Ахоло полным комплектом нижнего белья. Размер бюстгальтера 38-С значительно отличается от 34-А, что у Крис. Эбби вовсе не обращала внимания на нахмуренный взгляд Крис. Что еще есть у этой женщины в ее чемоданах?

Макияж пропустили, но не аксессуары для нарядов… туфли, шарфы, легкие украшения.

— Если только у вас нет своих.

— Большая часть моих украшений сделана вручную и не такая необычная. Давайте я покажу вам мою коробку.

Содержимое вызвало много ахов и охов, когда Крис и Эбби подбирали натуральный жемчуг, великолепные броши, ожерелья и браслеты к каждому наряду. И смотрели, как Ахоло примеряет их. Потом примерила официальный наряд, который должен был выглядеть с примесью островной одежды, но полностью из синтетики.

— Почему просто не надеть саронг? — спросила Ахоло.

— На такой вопрос ответить трудно, — сказала Эбби. — На такие вопросы кому угодно, кроме вас, ответить трудно.

— Ой, — сказала островная принцесса.

— Сейчас уже поздно, а вылетать придется рано. Все ваши вещи, принцесса, я упакую в один чемодан, — сказала Эбби. — И ваши вещи, Крис, я тоже заберу, потому что нет времени выбирать. Вокруг полно симпатичных мускулистых парней, они вряд и откажут мне в погрузке нашего багажа.

Почему-то Крис подозревала, что это именно то, чего и добивалась Эбби… и что один из чемоданов был забит вещами размером подходящим как раз для Ахоло. И… Слишком много вопросов. Слишком много.

Утро наступило рано. На борту шлюпки уже разместились космические пехотинцы. Они сидели кучкой в дальнем конце салона и держали оружие вне поля зрения. Крис кивнула сержанту Ли, получила в ответ ответный кивок. С Нуи Нуи шлюпка стартовала в восемь тридцать и потратила около полутора часов, чтобы добраться до орбиты и спуска вниз, приземлившись в большой бухте, окружающую Порт-Стэнли, ровно в восемь по местному времени, выиграв два часа. День обещал быть долгим.

С причала выехали через промышленный парк, которому мог позавидовать и средних размеров городок на Вардхейвене. Приветственная речь, произнесенная в Гражданском зале, хоть и была длинной и полной формализма, была обращена к аудитории, до отказа заполнившем помещение. Она была полна благодарности за все, что островитяне сделали для них много лет назад в трудную минуту и напомнили обо всем, что они сами сделали для островитян в последнее время. Крис со всем уважением отнеслась к тому, как Ахоло, облачившись в ярко-красный юбочный костюм следовала за местными, благодаря горожан за поддержку в строительстве больниц, навигационных средств на островах, радуясь, что они воспользовались гостеприимством Большого острова во времена большой нужды.

Потом Ахоло продолжила говорить о том, что многие годы оставалось недосказанным, а именно, что решение, принятое много лет назад, было основано на ложных ожиданиях и сейчас нужно пересмотреть этот вопрос и выбрать новый курс отношений.

Такой финал выступления вывал бурю аплодисментов, таким позавидовал бы и отец Крис. Особенно сейчас, когда ему приходится бороться за продолжение политической жизни. Для человека, выросшего в системе без партий и без политики, Ахоло слишком быстро училась.

После перерыва перешли в ратушу и палаты Совета, где Ахоло и старейшин пригласили к столу переговоров. Крис с Джеком, как бы между прочим, обошли зал, не обнаружив ничего опаснее новостных жучков, которым позволили жить. Потом Джек и Пенни вышли на улицу, присоединившись к местным полицейским, оставив Томми дежурить у выхода. Крис же устроилась в кресле у стены, расправив широкую юбку сарафана — оделась специально, чтобы рядом с Ахоло выглядеть невзрачно — и приготовилась слушать и улыбаться до конца дня.

Что успешно и делала все это время.

Каждому дали возможность сказать, и присутствующие этой возможностью пользовались. Островитяне и жители Майнленда — на этом названии горожане настаивали, так что островитяне вскоре также начали пользоваться этим названием — получили слово. Крис даже интересно стало, заметил ли кто-нибудь, что большинство их них говорили об одном и том же. О тяжелых временах, когда они поселились на материке, об упорном труде, чтобы превратить пустынную местность в свой дом, о том, что у них все получилось и теперь смотрят, как на этой земле растут и процветают их внуки. И сейчас у них появился собственный интерес, а именно, чтобы налоговые деньги оставались на их планете. Самый основной интерес.

У островитян же была своя мантра. Во времена войн с Итич они дрались, проливали кровь, спасая человечество, в то время как беженцы, размещенные на материке, были озабочены спасением своей жизни. Островитяне хотят жить по-своему и им не нужно много. В конце концов, это их планета.

К четырем часам, когда объявили перерыв, Крис услышала, как колотится сердце в ее груди.

Эбби арендовала королевский люкс в отеле «Стэнли». Ахоло и Крис разместила в разные спальни. Сама Эбби, вместе с Джеком, заняли номер напротив, а по обе стороны от люкса поселили Пенни и Томми.

Горничная явно была готова обслуживать двух принцесс как одну. Она как на конвейере вымыла обоих и одела, что казалось чудом эффективности, так что к шести часам, когда был назначен официальный ужин, выдала двух полностью одетых молодых женщин в струящихся платьях. Осталось даже время, когда Крис и Ахоло покопались в шкатулках друг друга. В конечном итоге Ахоло нацепила на себя лучшие украшения с Вардхейвена, а Крис — островные.

Ужин проходил в бальном зале меньшего размера, и Крис обнаружила, что ее посадили между мэрами Порт-Стэнли и Порт-Феникс, города, расположенного так далеко по руслу реки, что о судоходности там никакой речи и быть не могло. Из уважения к островитянам каждый город на Хикиле, независимо от того, где стоит, даже если поблизости рек вовсе не было, называли портом.

Крис даже интересно стало, как высоко островитяне ценят такой жест.

— Так что на самом деле задумал король Рэй? — с такого вопроса начался разговор за вкусным супом из моллюсков. Крис осмотрелась: ее окружали сплошь мэры и супруги мэров, наверное, специально сели неподалеку от Крис, чтобы слушать, а потом рассказать другим. Все хотели знать, что на самом деле происходит в Союзе Разумных.

— Не знаю, — как обычно, Крис начала отвечать вежливо. — Хороший суп.

— Рэй пытается уклониться, позволяя Конституционному суду собраться в Питтс-Хоуп, пока сам отсиживается на Вардхейвене? — спросил мужчина, который, по возрасту, мог сражаться во времена войн с Итич. — Я хочу сказать, что хоть он и Лонгнайф, но это же слишком далеко, чтобы даже он мог дергать за ниточки.

Крис не переставала улыбаться и есть суп.

— Вы знаете что-нибудь о том, что происходит? — спросила молодая женщина, которая запросто могла бы понравиться Крис.

— Нет, я даже не знаю, что будет следующий блюдом: салат или рыба, — с серьезным лицом сказала Крис, что вызвало взрыв смеха. Крис же промокнула салфеткой губы, сложила ее и оглядела соседей. — Дедушка серьезно относится к вопросу, что он конституционный монарх, а конституции у нас нет. Из-за этого сложно понять, что мы, члены королевской семьи, должны делать, — с кривой улыбкой сказала Крис, что вызвало еще серию сухих смешков. — Как бы то ни было, он на Вардхейвене, а вся болтовня происходит на Питтс Хоуп, потому что так надо. Люди, бросившие жребий, решают, каким образом нужно управлять Союзом Разумных. Должен ли законодательный орган иметь одну, две, или три палаты. Я не знаю, как они решат. Одна планета, один голос. Присоединитесь сейчас, выскажите свое мнение. Присоединитесь позже, будете знать, к чему присоединяетесь, но к тому времени поезд уже уйдет.

— Я так понимаю, вы за то, чтобы мы присоединились раньше, — сказал мэр Порт-Стэнли.

— Я хочу, чтобы меня услышали, когда я говорю, — улыбнулась Крис.

— Я что-то об этом слышал, — от такого замечания захихикали чуть ли не все, кто следил за разговором. Крис же изобразила оскорбленную невинность, что превратило хихиканье в полноценный смех.

— Сможет ли Союз Разумных защитить нас? — спросил мэр еще одного города, Крис не запомнила какого.

— Основная часть флота Вардхейвена сейчас в Бойнтоне, пытается снять возникшее там напряжение, — ответила Крис.

— Как я понимаю, весь флот, — поправил еще один.

Крис ничего не ответила.

— Чтобы защитить Бойнтон или заставить их присоединиться к Союзу? Если мы не захотим присоединяться, мы тоже увидим эскадру линкоров Вардхейвена, блокирующую торговлю? — сказал самый молодой мэр из присутствующих. Из какого он города, Крис тоже не знала.

— О такой версии я пока еще не слышала, — после недолгой паузы сказала она. — Для справки, власти Бойнтона находились на завершающей стадии заявки о принятии в Союз, когда стали появляться корабли с трех других планет. Я не знаю, что они хотели там делать и кто их вызвал. Они не говорят. Правительство Бойнтона обратилось за помощью. Вардхейвен ответил. По крайней мере, так я слышала в новостях. А вы где-то слышали другое?

— В разных местах говорят разное, — сказал мужчина и вернулся к супу.

Подали салат и разговоры перешли на другие темы: о будущем человечества и проблемах шестисот планет. Крис заметила, что о Хикиле говорили крайне мало. Ей оставалось пробовать то, что ей предлагали, и отвечала на вопросы, которые ей задавали, стараясь избегать высказывать догадки, которые в будущем могли обратиться против нее самой или против дедушки Рэя.

После ужина объявили танцы. Заиграла музыка, популярная задолго до того, как человечество покинуло старую Землю. Кто-то вышел на танцпол. Это была музыка для того, чтобы люди могли красиво танцевать в паре, в то время как другие смотрели, и до них доходила главная причина, по которой они собрались здесь: разговаривать.

Они говорили о других людях, говорили о политике. Сегодняшним вечером главной темой, вроде как, была политика.

И Крис, в значительной мере, оказалась вне главной темы.

Некоторое время она наслаждалась тишиной, пока в кресло рядом с ней не сел привлекательный парень примерно ее возраста и не сказал:

— Прекрасные украшения. Такие делают на островах. Вы обменялись ими с нашей принцессой?

Крис оттянула большим пальцем браслет, сделанный из кораллов и жемчуга.

— Наверное, это самый настоящий предмет, который я когда-либо в своей жизни носила.

— В таких вещах важна настоящесть, — парень потер подбородок.

— Я Крис Лонгнайф, вы, наверное, уже догадались. А вы?..

— Я Сэм Трабинки, — парень протянул руку и улыбнулся, — Сын мэра Порт-Стэнли. Я большую часть дня наблюдал за вами обеими с самых дешевых мест, наблюдал, как делаются все эти политические штуковины, делал заметки. Папа устроит мне экзамен, как только вы покинете город.

— Ваш папа очень похож на моего.

— Сначала политика, все остальное — на потом? — улыбнулся он.

— Готова была поклясться, что в мире найдется только один такой и что он попался именно мне.

— А я думал, что это только моя привилегия, — улыбнулся Сэм.

— А ваш отец отдавал вас на мероприятия «для изучения процесса», чтобы собрать себе побольше голосов?

— Да, — засмеялся Сэм. — Я был единственным десятилетним ребенком, который организовывал семейные ужины.

— Я начала в девять, — сказала Крис, надеясь, что Сэм не затеет игру в превосходство.

— Ну, ваш отец, все-таки, Лонгнайф. Неужели все настолько плохо?

Крис задумалась, моргнула и кивнула.

— Да. Он перестал приходить домой на ужин.

И тут Крис обнаружила, что рассказывает о похищении и смерти Эдди. Слезы все еще появлялись, но она не давилась словами. Не сейчас. Сэм оказался хорошим слушателем, кивал головой, иногда вставлял короткие реплики, побуждающие ее продолжать. Крис удавалось контролировать речь, чтобы не обнаружить в завтрашних газетах то, чего не хотела там видеть, но ей стало легче, когда она выговорилась до конца. Может даже, окончательно.

— Первых и последних ублюдков-похитителей, встретившихся на моем пути, я убила.

— А я думал, там, на Хармони1, вы их просто поймали.

Крис еще раз моргнула, выставляя вперед щит.

— Вы меня изучали! — негодующе воскликнула она.

Сэм улыбнулся, отдаваясь на ее милость.

— Когда в город заглядывает Лонгнайф, начинающий политик должен написать биографию прибывающего… э-э… прибывающей женщины. Папа поставил мне пятерку, — снова улыбнулся Сэм.

— Отправьте мне копию. Мне нужно знать, в каких новостях официально обвинят именно меня. Но, думаю, последнее покушение в газетах не освещалось, а если и да, то там не было моего имени. В любом случае, если вас когда-нибудь похитят, а я буду рядом, спасу я вас с удовольствием и за просто так.

— Вы довольно потрясающая женщина.

— Не лучший способ меня закадрить.

— Нет, правда. Вы проделали все то, что случилось в системе Париж и на Турантике и, все же, сидите здесь тихо, позволяя Ахоло принять внимание абсолютно всех на себя.

— Это ее планета и ее шоу.

Сэм бросил взгляд на Ахоло.

— Вы уже долго на островах?

— Несколько дней.

— На что похоже?

— Думаю, рай — то самое слово, которое вскоре может надоесть.

— Да, так и папа говорит, а мама продолжает придумывать причины, по которым я не могу включить визит туда в свой график.

Крис его прекрасно понимала. Она оглядела зал, женщины щеголяли в легких и консервативных платьях. Даже последняя мода, пришедшая отсюда с Земли, явно шла не в ногу. Да, материк сопротивлялся островной культуре, и не только в вопросах работы только для пропитания и наличными деньгами против бартера. Было много разногласий, и они были глубокими, а порой и философскими. Какой бы политический механизм ни придумали, он должен быть достаточно устойчив, чтобы выдержать постоянное давление в течение следующих пятидесяти лет.

Никто и не говорил, что будет легко.

Крис с удовольствием рассказала Сэму о том, как недавно отправилась на рыбалку, где чуть было не упала в воду, кишащую акулами.

— И хоть некоторые и говорят о Лонгнайф и акулах в одном ключе, я бы сказала, что акулы пострашнее будут.

Сэм рассмеялся, но Крис заметила, что он все больше и больше поглядывает в сторону Ахоло. Крис понимала, Ахоло была прелестной и держала себя с той уравновешенностью, которую можно ожидать от королевы, готовящейся стать правящей.

— Как думаешь, она не против потанцевать? — наконец, спросил Сэм.

— Про себя я точно скажу, что уже после часа болтовни убила бы за шанс выйти на танцевальную площадку.

— Не возражаешь, если я уйду?

— Мне понравилось с тобой разговаривать.

Но это его планета, а Ахоло — здешняя девушка, а не видимая с расстояния в двадцать пять световых лет, — напомнила себе Крис, все-таки пожалев, что он ушел.

Когда шум вокруг Ахоло на секунду прервался, он пригласил ее на танец, и она сказала «да», не выглядя при этом, словно сбросила с себя огромный груз, выскальзывая из смирительной рубашки разговоров. Как только Сэм и Ахоло вышли на площадку, пузырь, до этого окружавший принцессу, лопнул. Мэр Стэнли потребовал долить в его бокал вина и газировки в стакан Крис, прежде чем уселся на все еще теплый стул рядом с ней.

— Смотрю, Сэм составил вам компанию?

— У него задатки первоклассного политика, — заверила Крис.

— Танцует тоже неплохо.

— Учитывая, что ему наверняка нужно научить принцессу нужным движениям, — сказала Крис и отпила немного газировки.

— Ну а вам, я так понимаю, несколько ночей назад пришлось выучить несколько довольно причудливых движений, — приподняв бровь, сказал мэр.

Крис решила проигнорировать тему о том, что ей пришлось изображать туземку и о том, что пришлось помешать неизвестным взорвать местные сокровища, и решила перейти сразу к делу.

— Как долго все будут повторять то, что и так всем известно? Когда вы начнете решать проблему, которую, как, опять же, всем известно, нужно решать?

— Вы ведь одна из тех проклятых Лонгнайф, не так ли? — спросил он, в знак приветствия подняв бокал.

— Произносится одним словом, — отсалютовала в обратную Крис.

— Ну, ваш папа должен был научить вас, как важно иногда давать людям волю.

— Когда я еще носила подгузники, — кивнула Крис.

— Все, что мы говорим здесь сегодня, вскоре будет во всех новостях по всему материку. Многие люди скажут: «Хорошо, вы говорите им, а мы здесь, в Порт-Стэнли, уже все делаем, потому что знаем, что на самом деле нужно делать».

— И вы делаете.

— Да. Хоть и у нас, и у них есть горячие головы, почти все мы согласны, что нам нужно правительство, уважающее как большинство, так и меньшинство. Скажем, Дом, избираемый всенародно, Сенат, представляющий конкретных местных жителей. Проблема в том, что за местные жители? У них несколько сильных небольших островов, у нас несколько сильных маленьких городов. Островов, которые нужно заселить, не так много, а наше население растет, и здесь, на материке, есть много нетронутых земель, — он почесал голову. — Не знаю точно, как собираемся всем этим жонглировать, но знаю, что это нужно.

— Какое место в этой картине занимает Союз дедушки?

— Основное. Деньги. — Мэр улыбнулся во все тридцать два зуба. — Как только Земля распустила Человеческое Сообщество, мы отменили соответствующий налог и начали использовать его на местные нужды. Так что, если нам придется платить за флот, который хочет ваш дедушка — только не говорите, что это еще не решено, я читаю нужду не хуже иного слепого — это означает новые налоги. Если королева Хай’ику’лани примет нас в Союз без всенародного голосования, здесь, на материке, начнутся беспорядки и… ну, думаю, Стэнли тоже проголосует за независимость от Нуи Нуи.

— Все настолько плохо?

— Нет, пока вы охраняете статус-кво. Но как только попытаетесь что-то поменять, все станет намного интересней.

— Но все и без того меняется.

— Вы это заметили.

— Так что вы никак не можете оставаться тем же, — сказала Крис.

— Нам нужно съесть яблоко целиком, сердцевину, семена, — вздохнул мэр. — Будь я проклят, если мой мальчик не уговорит вашу подругу на второй танец.

— А вы бы что сделали, танцевали бы или разговаривали о политике?

— В их возрасте танцевал бы, — вздохнул мэр. — Так, Лонгнайф, что вы собираетесь делать?

— Дедушка послал меня сюда подержать за руку его старинного военного друга, пока та умирает. Она попросила меня помочь правнучке сделать ее сердце легким, пока лежит при смерти, так что я одолжила шлюпку, чтобы процесс шел быстрее. — Крис искоса посмотрела на мэра. — Но это не мой мир, поэтому и сижу здесь, как примерная тихоня.

— Как и на Турантике, — улыбнулся мэр.

— Ситуация там является предметом нескольких судебных разбирательств и адвокат советует оставить любые комментарии для показаний в суде, если его когда-нибудь затеют, — сухо сказала Крис и усмехнулась на пару с мэром.

В конце концов, мэр поднялся и отправился делать свои дела, возможно, доложить об их разговоре. Крис же продолжала греть стул. На танцполе мельтешили еще несколько молодых людей, но ни один из них даже не взглянул в ее сторону. Что их в ней так напугало? То, что она принцесса, Лонгнайф, деньги или мишень, нарисованная на ней… спереди и сзади?

В одиннадцать Ахоло объявила, что устала, а ведь с утра запланированы встречи. Вернулись в номер, Эбби вытащила их обоих из официальных костюмов, а Крис поняла, что сегодня ей впервые придется провести ночь с другой девушкой в одной спальне. Не засыпали долго. В основном делились впечатлениями: «Разве это было не чудесно?», «Ой, у меня болят ноги», «Я уже думала, они никогда не перестанут говорить».

— Что думаешь о Сэме? — вдруг спросила Ахоло.

— Похоже, у него есть голова на плечах.

— Он хорошо танцует. Для парня с Большого острова. Материка, то есть.

— Вы оба хорошо танцевали. О чем разговаривали?

— У него есть парусник. Не лодка с выносной опорой, а парусник с килем. Он любит ходить по морю, ему нравится ветер, развевающий волосы. Не думала, что кто-то из жителей Большого острова может быть таким.

— Люди всегда удивляют, — сказала Крис. Почему он ей об этом не сказал? Она любила парусный спорт. — Жаль, что завтра придется с ним распрощаться, потому что покидаем Порт-Стэнли.

— О, может, и не придется. Он обещал уговорить своего папу отправиться с ним в качестве секретаря. Жители материка решили сформировать конституционное собрание путем объединения представителей городов, в которых я побываю. Так что, когда мы доберемся до последних, посложнее, рядом со мной будут не только старейшины островов, но и жители материка, которые меня поддерживают.

А вот это для Крис оказалось новостью. Наверное, пора уже переосмыслить роль тихони. А может, просто узнает нужные вещи тогда, когда ей это нужно. В конце концов, это было шоу жителей Хикилы.

Не мое. Запомни это, девочка. Не мое.

Четыре дня спустя, прибыв в четвертый город, Крис была готова сделать некоторые выводы. Города были большими, а над множеством мелких городишек они просто пролетали мимо. Во всех этих городках последние остатки лагерей беженцев уже давно заменили вполне солидные дома и здания центральных городских служб, стадионы и торговые центры. Прогресс.

В четвертом городе наткнулись на демонстрантов.

Старики в парадной, но поношенной одежде выстроились вдоль улиц, держа в руках таблички с надписью: «Это наша земля, мы ее заработали!» Были и другие плакаты, но все в том же духе. Другая линия протестующих у Крис вызвала больше беспокойства. Молодые люди с растрепанными волосами, буйством красок, одетые в мрачные рубашки, застегнутые на все пуговицы, несмотря на жару, держали плакаты с требованием: «Ничего не отдавайте обнаженным!» Поскольку они внимания не обращали на молодую маму, решившую прям здесь грудью покормить ребенка, даже не прикрываясь, стоило подозревать, что вопрос и здесь политический.

Пора готовиться к неприятностям. Морщинки вокруг глаз Джека, изучающего толпу не улице, показывали, что его бдительность повысилась на ступеньку выше. Крис чуть наклонилась вперед, давая Пенни и Томми знак приготовиться.

— У нас проблемы? — тихо спросил Томми.

— Я знаю не больше твоего, но… — Крис кивнула на толпу. Томми с Пенни понимающе кивнули. — Джек останется со мной. Пенни, свяжись с местными полицейскими, постарайся подключиться к их командному центру. Томми, ты останешься с принцессой. При первой возможности стащи у Эбби нательную броню и держись как можно ближе к Ахоло, насколько позволит ситуация. Если кто-то выстрелит в нее, постарайся, чтобы пуля попала тебе в задницу.

— Как будто это будет в первый раз, — криво улыбнулся Томми.

— Не подходи слишком близко к принцессе, — сказала Пенни.

— Это место удерживает Сэм.

Парня в машине с Ахоло не было, но как только в конференц-зале все рассаживались, он обычно был недалеко от своего отца, который, в свою очередь, не отходил далеко от принцессы. Каким-то образом ему удалось обойти многих парней и стать ее основным партнером по танцам.

— Нелли, поинтересуйся у Эбби, осталась ли у нее нательная броня для Томми и Сэма.

— Есть, — после короткой паузы ответила Нелли.

— Спроси, где она умудрилась найти кладезь нательной брони?

— Это ведь риторический вопрос?

— Не сказала бы.

— Эбби передает, что уже выдала им нательную броню. Они должны быть в ней.

Крис глянула на Томми. Тот ухмыльнулся:

— Я хотел сказать тебе, что мы с Пенни в броне с тех пор, как сошли на берег. Так же как и ты с Джеком, я прав?

Джек не сводя глаз с толпы, пихнул Крис локтем.

— А с полицией я работаю еще с Порт-Стэнли, — сказала Пенни. — Они хороши, но технически отстают лет примерно на двести. В этом мире высокотехнологичный грабитель банков сможет использовать распечатанную на компьютере банкноту и пистолет. — Пенни вздохнула. — С нами сейчас пара копов из Порт-Стэнли, и из других городов тоже есть. Они понимают, насколько это важно, но никогда не работали с тем, о чем я им толкую. Они только качают головой и говорят: «Здесь такого не может быть».

— Будем надеяться, что они правы, — сказала Крис, напоминая себе причину, по которой она здесь не одна. У нее работа и нужно ее выполнять. У местных профессионалов своя работа, и они пока с ней хорошо справляются, за что им большое спасибо.

Больше в этот день в Порт-Уинслоу ничего не произошло. На публике серьезные разговоры, вечером ужин с танцами, а за коктейлем разговоры об административных границах, проходящих по естественным разделам, или о пределе численности населения, критериях налогообложение городов для открытия новых земель, где молодежь может строить свои города.

Через два дня делегация прибыла в Порт-Брисбейн, расположившийся у подножия внушительного горного хребта с снежными вершинами. Река и озеро обеспечивали его водой, периферийные районы обеспечивали город продуктами питания, тканями, металлами и нефтью. Разговоры на коктельной вечеринке сводились к тому, станет ли Порт-Брисбейн столицей или же эта честь выпадет к этому моменту уже редко упоминаемому Порт-Стэнли, а Порт-Брисбейн станет обычным деловым партнером Нуи Нуи. Трения происходили не только между материком и островами.

К счастью, речи были короткими и почти все прозвучали в аэропорту. Пока ехали к конференц-центру, протестующих на улицах не видели. Эбби сразу с караваном чемоданов отправилась к двум отелям, которые заняла свита делегации.

Пенни, навострившаяся работать с полицией, отправилась в командный пункт местных правоохранителей. Томми и Сэм держались рядом с принцессой Ахоло так незаметно, как только могли это сделать два молодых, симпатичных парня. А Крис с Джеком устроили себе ознакомительную прогулку.

Конференц-центр Бирсбейна был стандартным, состоял из трех уровней, с просторным залом для собраний, разделявшим две основные рабочие зоны. На южной стороне нашлись три огромных выставочных зала. Зал на среднем уровне был оборудован для демонстрационных сборок, а верхний и нижний залы числились запасными и могли быть использованы для чего угодно. С другой стороны от залов находились комнаты для переговоров, более двух десятков разной площади и планировки, а еще несколько закусочных. Рестораны посерьезнее расположились через улицу напротив или рядом с отелями. Такая планировка напомнила Крис о парочке лучших центров Вардхейвена, где ей посчастливилось побывать, но не было времени рассмотреть получше, потому что папин график был весьма плотен. С ее стороны вполне высокая оценка.

— У нас начинается организация встречи, — по рации сообщил Томми.

— Мы разместимся в девятом зале заседаний, будем наблюдать оттуда по видео, — сообщила Пенни.

— Мы только что закончили обход, — сказала Крис. — Давайте посмотрим.

Но первыми в зал вошли полицейский и ремонтник из местных. И погибли под шквалом огня из автоматических винтовок.

Джек тут же вытащил пистолет и открыл ответный огонь, а Крис активировала коммуникатор.

— Офицер ранен! Зал заседаний номер девять!

Где-то в здании грохнул взрыв. Где-то прозвучали очереди автоматов. Ответные выстрелы из полицейских пистолетов казались жалобными. Можно сказать, ответного огня почти не было.

— Томми, — крикнула Пенни в коммуникатор, но в ответ ей прозвучал только статический треск.

—————

1прим.пер. На Секуиме (см.роман «Мятежница»)

Назад