Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 6

— Связь заглушили, — буркнул Джек, выстрелил два раза и отошел назад, пока не получил ответную пулю. Встал на колено и снова выглянул в зал. Выстрелов в его сторону не прозвучало.

— Прикройте меня, проверю, — сказал он, осторожно входя в зал. Тела полицейского и техника были изрешечены пулями и выглядели безнадежно. Недалеко от входа лежали два человека в форме обслуживающего персонала. Один из них стонал. А рядом валялись автоматы. Джек рискнул, добрался до террористов, вытащил стонавшего, не забыв прихватить и оружие.

— Давай убираться отсюда, — сказала Крис.

Пока отходили от входа в зал, Джек держал его под прицелом. Отойдя подальше, побежали к ближайшему выходу, на полдороги столкнувшись с двумя полицейскими. Им и сдали пленника.

— Где Билл? — спросил тот, что повыше.

Джек покачал головой.

— Нужно идти туда, — сказал высокий.

Позади протрещали несколько автоматных очередей. Крис не прочь была вернуться, но не когда противник превосходиn их по вооружению, а ее сторона полностью дезорганизована.

— Пенни, как у тебя дела?

— Эвакуировали командный центр в вестибюль отеля «Брисбейн». Сможете сюда подойти?

— У местной полиции есть спецназ?

— Нет.

— А национальная гвардия? Кто-нибудь с таким же оружием, как у нас?

— Нет, Крис, — после небольшой паузы ответила Пенни. — Тут говорят, что такого дерьма у них не водится.

— Ну, теперь пусть подумают, чтобы водилось. Нелли, дай связь с «Хэлси».

Меньше чем через секунду Крис услышала:

— Коммандер Сантьяго на связи.

— Капитан, у нас ситуация с заложниками. — Крис быстро ввела Сантьяго в курс дела. — Мне нужно оружие, личное и помощнее, которое вы можете выделить, и люди, чтобы показать местным, как им пользоваться, — закончила она.

— Вы сами сейчас в безопасном месте?

— Нет, — выкрикнул Джек, чуть не заглушая «Да» от Крис.

— Я отправляю челнок, чтобы забрать вас, принцесса. У меня приказ — защитить вас. За развитием ситуации вы можете наблюдать с борта корабля.

— Но лучше всего вмешаться в ситуацию, пока она все еще развивается, — заметила Крис.

— Если у тебя есть обученные войска, знающие, что делать, — напомнил Джек. — У нас их нет. Капитан, принцесса будет в аэропорту.

— Увидимся там, агент.

Двумя часами позже разъяренная Крис ворвалась на мостик «Хэлси», боевое сердце эсминца. Стены помещения были забиты работающей электроникой, сообщающей о состоянии корабля и пространстве вокруг него. В центре расположился интерактивный стол, за которым сидела капитан, упершись о него локтями. Над столом, вместо пространства вокруг корабля, висел голографический кусок поверхности планеты.

— Я пришла. Что делается внизу?

— С тех пор, как вы ушли оттуда, ничего. Я надеялась на это, забирая вас сюда, — сухо сказала Сантьяго.

— Больше не стреляли?

— Внутри здания — нет. Полиция установила кордон в квартале от него. Смотрят, что происходит внутри кордона. А еще через квартал установили еще один кордон и наблюдают за тем, что происходит снаружи. Эвакуация вот-вот завершится. Это непросто, учитывая, что пришлось перекрыть самое сердце Брисбейна. Сделали вызов километров на триста вокруг города и сейчас буквально отовсюду в город отправляются полицейские отряды. Но, поскольку у них никогда ничего подобного не происходило, они немного нервничают по поводу своих городов. Так что дело движется медленно.

— Мы можем высадить отряд космопехов на крышу. С террористами покончим быстро.

— Нет. Потому что мои космопехи погибнут еще до того, как приземлятся на крышу.

Крис моргнула и молча уставилась на капитана.

— Террористы установили на крыше радар. Послушная маленькая штучка. Включается каждые тридцать секунд. Осматривает все. Всегда на одной и той же частоте. Отключается. Могу поспорить, что если мы попытаемся его заглушить, или он поймает посторонний входящий сигнал, нам не поздоровится. И у них есть несколько человек, дежурящих на крыше. На что хотите поспорить, что они вооружены самонаводящимися ракетами?

— Пробовали внедрить нано-жучки?

— Пытаетесь научить маму сосать яйца, лейтенант? — нахмурилась капитан. — Я отправила несколько с челноком, на котором вы сюда добрались. Первый жучок сгорел через тридцать секунд после того, как попал внутрь. А потом они позвонили и сказали, что расстреляют заложника, если пошлем туда еще хоть один жучок.

— Думаете, они это серьезно? — спросила Крис.

— Кто знает.

— Эта трансляция в реальном времени? — Крис кивнула на изображение антенны установленной на крыше конференц-центра и, одновременно, решая вопросы, способные облегчить отношения с капитаном эсминца.

— Да, когда все началось, я запустила спутники, на складах «Хэлси» обнаружилось несколько. Один постоянно находится на геостационарной орбите.

— Но мы не знаем, что происходит внутри, — проворчала Крис.

— Не совсем так, — сказала Пенни. — Их глушилка блокирует связь центра, но у нее есть предел дальности. А у нас внутри есть женщина, она сейчас на пределе этого диапазона. Она с нами разговаривает. Говорит, террористы застрелили около двух десятков человек, пока занимали главный зал. Крепят взрывчатку к опорам зала. Заложники на полу, их сковывают наручниками группами по пять-шесть человек. Ой, добрались до нашего человека. С этой секунды больше новостей изнутри у нас не будет.

— Томми и Ахоло в порядке? — спросила Крис.

— Она сказала, что Ахоло была в порядке. На счет Томми она не знает, потому что с ним не знакома, так что мне придется нервно грызть ногти. Крис, когда отправимся их вытаскивать?

— Мне нужны проектные схемы здания.

— Над этим работают, — сказала Пенни. — Ладно, у главного входа начинает что-то происходить.

Взгляды всех присутствующих на мостике повернулись к экрану, транслирующему местные новости. Вот из главного входа здания конференц-центра на улицу вышел большой островитянин в лавалаве. Крис узнала Вею Икале, главного советника королевы, исполняющего те же обязанности при Ахоло. Рядом с ним шла женщина в деловом костюме. Оба подняли руки, шли медленно. Прошли метров двадцать, половину пути до противоположной стороны улицы, когда автоматный залп террористов в масках мгновенно скосил обоих.

— Могу спорить, — сказала Сантьяго, — что женщина и была той, кто с нами разговаривала.

Мгновение спустя на улице появились другие заложники. Они выносили тела и складывали их на краю тротуара. Внимание привлекла одна из женщин. Когда она с напарником положила на тротуар труп, немного постояла, глядя на мертвеца, а потом бросилась бежать прочь от конференц-центра. Ей почти удалось добежать до укрытия, когда раздалась короткая очередь и женщина замертво упала на дорогу.

— Какие у них требования? — спросила Крис, конкретно ни к кому не обращаясь. — Чего они хотят?

— Вот это они и хотят сказать, — ответил Джек. — Они не боятся убивать людей, кем бы они ни были. У них преимущество. И расскажут, что хотят тогда, когда это им будет удобно.

— С этим не поспоришь, — вздохнула Сантьяго, снова всматриваясь в данные на столе. — Пенни, нам нужны проектные схемы.

— Может, после всего этого мои контакты заработают поусерднее.

— Сейчас, когда мы начали понимать друг друга, — с экрана раздался уверенный голос. Снова взгляды всех присутствующих повернулись к экрану. Голос был молодым и очень, очень уверенным. — Мы хотим планетарного правительства, такого же, как на других планетах. Парламент, скажем, с двумя сотнями депутатов. Один мужчина, одна женщина, один голос. Для островитян ничего особенного. Мы все одна большая счастливая семья. Возможно, парламент согласится и на королеву. Конституционную королеву. Я не против за свои деньги обладать голыми сиськами какой-нибудь островной милашки. Но никакого вето, никакого контроля.

— Я слышал, здесь люди уполномочены голосовать именно за такое правительство. Они были немного застенчивы, те, кто пытался сражаться с нами и те, кто болтал, когда не следовало. Те, кто говорил по телефону, хотя им было сказано не делать этого. Но в остальном, они ведь могут проголосовать за такое правительство очень быстро. Как только проголосуют, мы исчезнем.

— Но мне сказали, что политикам зачастую может потребоваться вечность, чтобы выбрать форму стола, за которым они будут заседать, поэтому, полагаю, нам лучше их поощрить. Если они не выдадут конституцию для голосования, скажем, до шести вечера, мы позволим выйти из здания еще троим, и посмотрим, смогут ли они добраться до укрытия. В полночь выпустим четверых. Кто знает, может, кому-то повезет спастись в темноте. Утром выпустим пятерых. И каждый раз количество будет увеличиваться, пока не закончатся делегаты или пока оставшиеся не дадут нам конституцию.

— И, кстати, дамы и господа, и вы, парни в юбках, те, кто сопротивляется выполнению своего долга дать нам то, что мы требуем, выйдут на прогулку первыми.

Крис вздрогнула. Наверное, его последние слова были обращены к заложникам.

— Мы должны вытащить их оттуда сегодня, — сказала она.

— Они именно этого и ждут, — покачав головой, отрезала Сантьяго.

— Ну, завтрашняя ночь многим принесет мало пользы. Как быстро они поймут, что принцесса Ахоло стала для них проблемой?

— Как только узнают, что та дружит с Лонгнайф.

— Я получила проектные схемы, — прерывая дискуссию, сказала Пенни. Сантьяго открыла на интерактивном столе отдельное окно и перед присутствующими развернулась и начала вращаться трехмерный конференц-центр. — Судя по всему, террористы попали внутрь, въехав в приемный док в южной части здания. Когда мы отправили туда подкрепление, выяснили, что док сильно пострадал, а выжившие сообщили, что видели три грузовика. Интересовались у владельцев здания, они без понятия о грузовиках, — доложилась Пени.

— Новые сотрудники? — спросила Крис.

— Да. Проверяю их, но локальная база данных планеты слабая.

— У нас таких проблем не возникло бы, — буркнула Крис.

— Только не начинайте, — проворчала Пенни. — Я такого уже достаточно наслушалась.

— Что насчет трофейного оружия? — Крис посмотрела на Сантьяго. Не решившись положиться на местных полицейских, она притащила трофей на «Халси». Капитан стукнула пальцем по столу.

— Дешевая подделка и без того устаревшей М-5, — тут же последовал ответ. — В Новом Гонконге есть шесть, может, семь заводов, штампующих их, удовлетворяя растущий спрос. Магазины с боеприпасами, кажется, оттуда. Серийный номер стерт, но мы рассчитываем восстановить его и сверить с базой. Нужно примерно полчаса. Чуть дольше, если номера не окажется в нашей базе данных.

— Спасибо, разведка.

— Нам помогли космопехи, мэм.

— Я так и думала, — улыбнулась Сантьяго.

Крис рассеяно игралась с одним окошком интерактивного стола, то открывая его, то закрывая, открывая…

— Интересный радар. С нано-охраной, способной справиться с нашими разведчиками. Техника получше, чем когда-либо была на этом камешке…

— Снова дежавю? — спросила Сантьяго.

— Если их не финансирует тот же, кто финансировал ублюдков на Хармони1, то я даже не знаю. — Крис тряхнула головой и решительно сказала: — Нелли, дай связь с Хэнком Петервальдом.

Джек и Сантьяго нахмурились, но никто и рта не открыл, чтобы вступить с ней в спор.

— Что тебе нужно, Лонгнайф? — ответ пришел уже через секунду.

— Что тебе известно о ситуации в Бирсбейне?

— Сложно пропустить такие новости. Слышал, ты быстро сбежала оттуда.

Крис на секунду стиснула зубы и выдохнула гнев, который вызвало ехидное замечание. Хэнк знал ее достаточно хорошо, знал, как разозлить.

— Да, сам знаешь, как это бывает, — ответила она настолько небрежно, как только могла. — Служба безопасности засовывает тебя в «хаммерлок», а в следующий миг ты наблюдаешь за всем с дешевых, далеких рядов.

— Ага, как на Турантике.

— Согласись, вид был интересным.

— С борта моей яхты. Так, Лонгнайф, зачем ты мне позвонила?

— Ну, я не могла не заметить, что террористы оснащены лучше местных полицейских. Кому-то пришлось выложить деньжат, чтобы выдать им такие дорогие лакомства. Подумала, может, ты поговоришь с людьми, придерживающихся тех же взглядов, мог бы узнать, кто их финансирует.

— Кто сказал, что они террористы? Мне они кажутся борцами за свободу.

— С моей позиции ситуация не выглядела так, что еще несколько часов назад кому-то нужно было бороться за что угодно.

— У вас, Лонгнайф, всегда все хорошо.

Джек и Сэнди покачали головами. Что ж, стоило попробовать.

— Значит, ты мне не поможешь?

— Не вижу никаких возможностей, даже если бы захотел, — пришел ответ.

— Ну, на всякий случай, если, все же, знаешь кого, кто знает кого-нибудь, имеющего отношение к тем ребятам, передай, что в их руках мой офицер. Вряд ли он имеет голос за будущее Хикилы. Но пусть учтут, что если с него упадет хоть волос, я приму это на свой счет. И очень, очень сильно обижусь.

— Сейчас я должен задрожать, Лонгнайф?

— Они должны, — сказала Крис и оборвала связь.

— Как думаете, они сделают Томми больно? — с замиранием сердца спросила Пенни.

— Не знаю, — вздохнула Крис, гадая, помогла она сейчас Томми… или подписала смертный приговор. — Нужно вытащить людей оттуда. Сегодня ночью.

Сантьяго нахмурилась и включила общую связь.

— Внимание всем, говорит капитан. Как вы все, наверное, уже знаете, на поверхности планеты развиваются некоторые события. Наша Лонгнайф вернулась на борт. И она хочет вызвать добровольцев для героической и самоубийственной операции. Я с ней не согласна. Я считаю, что лучше провести операцию следующей ночью, но гораздо лучше спланированную. Как ваш капитан, я настоятельно не рекомендую отвечать на призыв Лонгнайф, потому что не могу запрещать принцессе что либо.

Сказав это, капитан передала слово Крис. Та секунду смотрела перед собой, гадая, как после такого вступления можно подбить кого-то на самоубийственную миссию.

— Внизу пятьсот заложников. Некоторых террористы уже убили. В шесть по местному времени они убьют еще троих, а в полночь четверых. Я хочу, чтобы на этих семи жертвах счет закончился. Мне нужно девять добровольцев для десантной миссии сегодня ночью. Если девять не наберется, то сделаем все, как предлагает шкипер: тщательно спланируем, отработаем и сделаем все правильно. Пусть даже погибнут еще двадцать шесть ни в чем не повинных людей. Теперь дело за вами. Если наберется восемь добровольцев, мы никуда не идем. Девять, и мы будем говорить уже серьезно.

— Что ж, прозвучало весьма отчаянно, — прозвучало от входа на мостик. Там стояла Эбби. — Думаю, меня можно уговорить попробовать выполнить миссию с высадкой. Как открывается парашют?

— Уверен, ты уже знаешь, — сухо сказал Джек.

— Меня тоже посчитайте, — сказала Пенни. — Разведка все равно понадобится. И там Томми.

— Ты когда-нибудь десантировалась с орбиты, Пенни?

— Однажды. На тренировке. Не может это быть таким сложным, раз ваша горничная может это сделать.

— Может, только если я сломаю ноготь, — сказала Крис.

— Или шею, — добавила Эбби.

Вид у Сантьяго был такой, словно она собиралась уже покончить со всем этим цирком, когда в центр вошла сержант Ли. Ее ли «сержант», вопрос, потому что ее могли запросто обвинить и в мятеже.

— Извините, капитан, но если на сегодняшний вечер вам не понадобятся несколько пехотинцев моего отряда, мы с уважением просим разрешение сопровождать принцессу Лонгнайф в ее небольшом путешествии на берег. Мэм.

Капитан покачала головой и выплюнула:

— Лонгнайф. Ну и сколько моих пехотинцев вы собираетесь утащить за собой? Вы ведь не на самом деле собираетесь брать с собой горничную?

Крис посмотрела на Эбби.

— Скорее всего, собираюсь. Вместе с Джеком нас уже четверо сумасшедших. Была бы признательна, если позаимствуете шестерых бойцов.

Сержант широко улыбнулась. Хмурый взгляд капитана стал еще хмурее.

— Мне стоит заковать вас всех в кандалы, всыпать по первое число и отправить на прохождение психологической экспертизы, но я пока отложу попытки применения к вам, малолетним преступникам, подобные методы воспитания, пока не услышу план спасения.

— Мило с вашей стороны, — сказала Крис и дала Пенни, сержанту Ли и, на всякий случай, Эбби, знак устраиваться вокруг стола, над которым висел голографический план конференц-центра.

— Капитан, — не спеша сказала Крис, — если вы не против, стоит сбросить в Брисбейн шлюпку с глушилками и техникой, но твердым приказом держаться от происходящего подальше и не вмешиваться.

— Очень жестким приказом, — сказала Сантьяго.

— И хорошо бы еще одна шлюпка пролетела мимо конференц-центра на высоте семи тысяч метров и в пяти километрах в стороне.

— Их радар на крыше засечет высаживающийся десант.

— В полном боевом облачении, согласна, — сказала Крис.

— На той шлюпке буду я, — сказала Пенни.

— Нет, — Крис мотнула головой, — ты нужна мне в с отрядом, может, придется на месте связаться с полицией, подергать за ниточки.

Сантьяго потерла подбородок, но ничего не сказала.

— Крис, — улыбнулась Пенни, обнаружив что-то у себя на планшете, — помнишь того парня, которого вы вытащили из центра?

— Да.

— В больницу явилась его подружка с еще одной девицей. Обе сейчас разговаривают с полицейскими. Поют, как две встревоженные канарейки.

— Что говорят?

— Много чего. Хоть у этих клоунов в руках и модные игрушки, но они не профессионалы. Любят похвастаться, перепихиваясь в постелях. Девицы испугались, когда увидели, как вы выходите из конференц-центра. Думают, у вас плохое настроение и вы собираетесь вернуться и начать отрывать головы, перерезать глотки.

— Кто-то начитался комиксов, — рыкнула Сантьяго.

— Во всяком случае, они готовы на любое сотрудничество, лишь бы вы отнеслись к их дружкам помягче. И они хотят, чтобы вы знали, что их целью были не вы. Их цель повыше — ваша дедушка.

— Дедушка?

— Так точно. Они решили, что после смерти Ха’ику’лани король Рэй бросится сюда, призовет всех к себе и начнет диктовать новый мировой порядок всей Хикиле через внучку своего старого военного приятеля. Они рассчитывают убить его, старого героя войны, и освободить вселенную от настоящего диктатора.

— Господи, чего они накурись? — вздохнула Крис.

— Девицы клянутся, что это правда. Думаю, они верят в это.

— Неужели они продолжают верить в этот бред даже после того, как увидели, что там происходит? — выдохнула Сантьяго.

— Если они верили в это две недели назад, почему начали действовать только сегодня? — Крис покачала головой. — Какой бы мотив не преобладал в их головах, у них все еще много оружия. И они убивают людей. Я хочу, чтобы они этой ночью прекратили делать это. Пенни, там внизу хоть что-нибудь имеется похожее на отряд спецназа?

— В паре горных полицейских участков есть спасательные команды. Некоторые из них числятся снайперами. Дайте мне бронекостюмы, М-6, двух-трех специалистов для обучения и немного времени и, думаю, смогу их подготовить.

— К сегодняшнему вечеру?

— Возможно. Скорее, к завтрашнему.

Хмурый взгляд Сантьяго немного разгладился, она приподняла бровь.

— Добавлю снаряжение и винтовки к следующей шлюпке, идущей вниз.

Крис посмотрела на голограмму.

— И как мы очистим конференц-центр? Кто-нибудь видит прямой путь к заложникам снизу?

— Нет, — сказала Пенни. — На крыше отеля напротив, установили камеру, чтобы охватить весь центр. На крыше четыре стрелка, с виду экипированы в бронежилеты с керамическими вставками. Не хуже, чем у наших космопехов. Возможно даже, лучше.

Сержант Ли пробормотала что-то непристойное себе под нос.

— Если предположить, что крыша у террористов под контролем, — сказала Пенни, — пробивание дыры в потолке, стрельба по террористам или спуск вниз не выглядит достаточно быстрой затеей, чтобы помешать им взорвать бомбы. Нужно больше времени, чтобы осмотреться с помощью тепловых приборов, но это мои предварительные рекомендации.

— Что насчет приемного дока на южной стороне? — спросил Джек.

— С крыши туда доступа нет, поэтому если туда сунуться, придется действовать самостоятельно. Учитывая, что мы уже получили с этой стороны шквальный огонь, стоит ожидать, что защита там стоит сильная. В общем, этот путь я не рекомендую.

— А что рекомендуешь? — спросила капитан.

Пенни долго молчала, потом сказала:

— Ничего.

— Предположим, мы заняли крышу, — сказала Крис, — как нам попасть внутрь?

Как Сантьяго закатила глаза, Крис предпочла проигнорировать.

— Есть четыре входа. Вдоль восточной стороны расположены две лестничные клетки, ведущие на верхний уровень, к комнатам для отдыха.

— Наверняка заминированы, — сказала Сантьяго, — а выход с лестниц прикрывают вот здесь, в зоне сбора на верхнем этаже. Они же держат доступ на средний уровень, где находятся заложники. Оба пути должны быть перекрыты вооруженными командами. Наверняка так и есть.

— Поэтому мы ими не воспользуемся, — сказала Крис. — Пенни, ты говорила, лестниц там четыре. Две другие…

— На западной стороне, ведут вниз, в служебную и вспомогательную зону над нижним уровнем зоны переговоров. Там у них электричество, вентиляция, отопление и все остальное.

— Эти люди не кажутся теми, кто убежит, если мы испортим им туалеты, — сказала Эбби.

— Не думаю, что они позволяют заложникам ходить в туалет, — сказала Пенни.

Коммандер Сантьяго посмотрела на них. Джек покачал головой, словно говоря: «На самом деле, вы не хотите знать».

— Похоже, лестницы тоже заминированы и прикрыты, — сказала Крис.

— Я жду этого, — кивнула Пенни. — Тепловизор может дать нам более подробную информацию.

— Итак… — начала капитан, выставила перед собой кулак и подняла палец. — Вы не сможете совершить стандартную высадку, потому что у них есть радар, который засечет броню и миссии конец, не успеете приземлиться. Два… — поднялся еще один палец. — Когда сядете на крышу, встретите противника в полной броне, и дротики из М-6 будут отскакивать от них, как горох от стенки. Три… — еще один палец, — даже если получите контроль над крышей, спуститься с нее не сможете. Простите, принцесса, но, думаю, ваша тыква сегодня останется дома. Никаких крестных фей.

Крис кивала, когда поднимался очередной палец. Потом протянула ладонь и осторожно согнула один из пальцев капитана.

— Мы ведь выполним не совсем обычную высадку. И обычные лестницы использовать не будем, — сказала она, загибая второй палец капитана. Согнув наполовину последний палец, она поинтересовалась: — А у вас есть одна из этих новых модных М-6А4s?

— И откуда вы слышали об А4? — спросила Сантьяго.

— Много читаю, — пожала плечами Крис.

— На крыше четыре мишени. Подумаю, может, одолжу четыре. Но вы все еще не убедили меня, что сможете что-то сделать. Продолжайте, Лонгнайф.

Крис ткнула в вентиляционное отверстие.

— Вот это ведет к кухням, где готовится быстрый перекус. Я хочу пробраться в здание через него.

Сантьяго увеличила картинку вентиляционного отверстия.

— Отверстие всего лишь в полметра и идет не до конца. Да будь даже так, вам придется лезть по нему без брони.

— До конца спускаться я и не планирую. Эбби, когда-нибудь пользовалась ручным лазером или сварочной горелкой?

— Приходилось пользоваться сварочной горелкой для починки некоторых украшений моих предыдущих работодателей.

Джек только покачал головой.

— Может, у тебя найдется одна? — спросила Крис, прослеживая, как вентиляционная труба опускается вниз, где от нее ответвляется еще один канал такого же размера. — Получится прорезать дыру в этот воздуховод?

— Легко, мэм. Я срежу их ровно и гладко, чтобы никто из вас не поцарапался.

— Вы не поведете моих пехотинцев по вентиляции голыми. Только не против вооруженных автоматическим оружием террористов в керамических бронежилетах, — объявила Сантьяго со всей капитанской властностью. Сержант Ли аж побелела.

— Сержант, не волнуйтесь, полностью голыми мы не будем, — сказала Крис. — Эбби, сколько нательной брони у тебя осталось?

— Их продавали сразу дюжинами, мэм. Я купила две.

— Нательная броня? — сглотнула космопех.

Джек оттянул воротник рубашки и под ней любой желающий мог увидеть прозрачную нательную броню.

— Я вас предупреждала, сержант. Лонгнайф! — выплюнула Сантьяго.

— Эбби, у тебя есть нож? — Эбби кивнула. — Ткни в Джека, туда, где броня.

— Она защищает все тело целиком, — сказал Джек, даже не дернувшись от приказа Крис.

В руках Эбби, словно ниоткуда, появился нож, она без замаха, но сильно ударила Джека в спину. Тот только хмыкнул, когда его качнуло вперед.

— Не обязательно было так сильно, — заметил Джек.

— Принцесса не сказала, как сильно бить, а я давно хотела это сделать.

— Сержант, возьмите у Эбби нож, попробуйте ударить в любое место, куда только душа пожелает, — сказала Крис.

Сержант взяла нож, ударила Джека в живот. Тот стойко выдержал удар.

— Хорошо, — протянула Сантьяго. — У вас невидимая нательная броня из супер-паучьего шелка, у меня парашюты, невидимые для любых радаров. М-6 в основном пластиковые, все остальное тоже можем подобрать. Думаю, остаются только космопехи, способные поместиться в полуметровую трубу, так что подберите тех, кто сможет там поместиться, сержант.

— Да, мэм, — ответила сержант Ли, выглядя все еще неуверенно, представляя, что ей придется возглавить отряд космических пехотинцев одетых только в полупрозрачную нательную броню.

— А Эбби поделится черной краской, так что все будет соответствовать скромным требованиям корпуса, — сказала Крис.

— Если любезно попросите, — добавила горничная.

* * *

Вскоре после полуночи второй катер покинул «Хэлси» и отправился на планету. Второй катер предназначался для перевозки служебных машин, так что корма открывалась целиком. Был только один нюанс: на этот раз она должна открыться в полете. Подобное десантирование для каждого участника операции было первым, но каждый излучал оптимизм, в полной уверенности, что высадка не доставит никому проблем.

Крис ненавидела оптимистов. Особенно во время высадки.

Сантьяго выдала отряду во временное пользование четыре М-6А4s. Вместо стрельбы стандартными четырехмиллиметровыми дротиками из углеродистой стали, это оружие выпускало двухмиллиметровые вольфрамовые иглы в два раза длиннее обычного снаряда и с удвоенной скоростью. Никаких сонных дротиков для тех, кто нацепил на себя керамические доспехи.

В тире пехотинцы решили, кому они достанутся. Первым до высшего балла чуть было не добралась сержант, но Джек тут же сравнял счет. Следующими стреляли остальные девять участников операции. Каждый из них мог уместиться в полуметровой вытяжной трубе. Преуспели все, кроме одного парня, который, показав самый худший результат, очень сильно разозлился.

Крис стреляла последней. Ее результат оказался между результатами Джека и лучшим пехотинцем. Что удивило ее саму. А потом всех удивила Эбби, подойдя к следующей огневой позиции и взяв в руки М-6.

— Показать, как работает эта штуковина? — поинтересовался один из пехотинцев.

Эбби выстрелила. Промахнулась. Дротик в мишень не попал вовсе.

— Эту штуку нужно немного подрегулировать, — улыбнулся пехотинец и показал, как нужно держать М-6. Эбби учла. Следующий дротик впился в центр мишени. Как и следующие восемь.

— Я так же хороша, как и ты, Джек?

— Лучше. Я попал только в девятку.

Еще выстрел и дротик сделал дырку в кольце девятки.

За спиной Крис пехотинцы зарокотали.

— У Лонгнайф даже горничная стреляет так же хорошо, как космопех.

— Как сержант космической пехоты, — поправил другой.

Когда задний борт катера опустился, первыми за борт прыгнули Крис, Эбби, Джек и сержант Ли с М-6А4 в руках. Пенни и остальные космопехи прыгнули вслед за ними. Последними борт катера покинули инженер с помощником, несущие ящик с прибором, который, как все надеялись, отключит радар прежде, чем тот даст террористам сигнал тревоги.

Падение с восьми тысяч метров оказалось… холодным. Правда, не таким холодным, как ожидала Крис. Нательная броня, как узнала Крис еще на Турантике, не останавливала ледяной воздух. Но Эбби сегодня превзошла саму себя. Керамические накладки защищали кишки, задницу и то, что считалось самым важным. Перчатки и леггинсы утеплили руки и ноги. У Эбби нашлось даже кое-что для защиты груди и спины. Она утверждала, что купила все это на распродаже после Рождества в магазине игрушек. Пластины были круглыми и вовсе не мешали движению. А на складах «Хэлси» нашлось достаточно пленки для поглощения сигнала радара, чтобы отряд смог добраться как можно ближе к цели до того, как сработает тревога.

Впрочем, уже через несколько мгновений они все узнают.

Первыми открыли парашюты инженер с помощником, начав круговой спуск. Если что-то пойдет не так, у них будет время убраться подальше.

Пенни с коспомехами свободно падали чуть подольше и открыли парашюты с расчетом прибыть на место на пятнадцать секунд позже Крис и остальных обладателей новейших винтовок.

— Противник закончил проверку связи, — доложил начальник разведки «Хэлси», находившийся вместо Пенни в полицейском командном центре. — У вас пятнадцать минут до следующей проверки.

Крис не ответила. Она находилась в трехстах метрах от земли, когда открыла парашют. Времени достаточно, чтобы стабилизировать купол, обнаружить цель на крыше, повернувшуюся к ней спиной, прицелиться.

Она целилась в слабое место, между шлемом и броней на спине. Под таким углом туда попасть, как нечего делать.

— Цель захвачена, — сказала она.

— Цель захвачена. Цель захвачена. Цель захвачена, — доложились остальные.

— Огонь.

Когда Крис выпустила очередь, перемещая дуло по движению противника, но хватило немного. Террорист упал на крышу. Может, их доспехи оказались не настолько хороши, как рекламировалось.

Беглым взглядом Крис убедилась, что на крыше никого живого нет. Она сунула винтовку в петлю и взялась за управления парашютом, пытаясь выровнять его для мягкой посадки.

Мягкую посадку подпортил восходящий поток от холодного здания, а может, только от бетонной крыши. Часть купола потеряла подъемную силу немного раньше и, в результате, парашют заскользил по крыше, пытаясь утянуть за собой Крис. Та упала на насыпанный на крышу керамзит и лежала, пытаясь выпутаться из парашютной сбруи. Джек вовремя пришел на помощь.

— Помощь нужна? — поинтересовался он, хватаясь за стропы.

— Даже не знаю, аплодировать ли такому приземлению, — сказала присоединившаяся к ним Эбби помогая вытащить парашют на крышу.

— Даже в холодную ночь у девушки находится столько критиков, — сказала Крис. Мельком увидев труп террориста, подумала, что лучше уж посмеяться над такой неудачей, чем переживать.

Сержант уже мчалась к радару. Добежав, поставила на него черную коробочку и радостно кивнула. Если коды правильные, с этого момента радар будет подавать сигналы только одного порядка: «Никого не вижу, все нормально», чтобы ни видел на самом деле.

Приземлилась Пенни, удачно избавилась от парашюта, и сразу начала общаться с коммуникатором, потом сказала остальным:

— Получили коды связи. У террористов есть ракеты, но это тупые SAL-9. О них могут позаботиться даже слабые контрмеры. Не могут засечь частоту взрывчатки. Впрочем, того, что у нас уже есть, уже ценно. Нужно позаботиться, чтобы ракеты никуда не улетели. Не стоит давать возможность шкиперу встретиться с ними, если облажаемся сегодня.

— Поняла, — сказала Крис, когда Джек помог ей подняться.

— У вас на попе краска терлась, — весело сказала Эбби. — К сожалению, про запас я с собой ее не брала.

— Значит, нужно просто держать врага перед собой, — сказала Крис, подбираясь к намеченному воздуховоду.

Сапер уже срезал замок и снимал кожух. Эбби порылась в его сумке с хитростями, вытащила оттуда сумочку поменьше, натянула на себя упряжь и приготовилась влезть в воздуховод. Подождала, пока сапер положит на острый край кусок брони, чтобы веревка не порвалась и, словно всю жизнь проделывала такое, нырнула в воздуховод. Сапер посветил вниз лазерным дальномером. Минуты не прошло, как Эбби остановилась.

Секундой позже заработала горелка. Наружу вырвался теплый воздух, а потом холодный.

— Попали в кондиционер, — сказал инженер.

Горелка тем временем продолжала работать. Через несколько минут послышался звук сгибаемого металла и разрываемого скотча.

— Она действует, как профи, попросила меня прихватить скотч, чтобы замотать острые края.

— Ага, профи, — пробормотал Джек. — Просто интересно, в чем.

Крис увидела любопытные взгляды космопехов. Молча натянула сбрую, затянула веревки. Когда веревка из воздуховода ослабла, Крис нырнула внутрь, не менее изящно, чем это проделала Эбби, только при этом несла на себе оружие, как свое, так и Эбби.

Спустилась вниз быстро, передала Эбби ружье и, пока сама освобождалась от сбруи, сверху уже спускался Джек, а Эбби успела добраться до вентиляционного отверстия большего воздуховода.

— Вылезаем здесь? — спросила она у Крис.

Та покачала головой. Террористы наверняка здесь установили камеры или растяжки. Или сами временами появляются. Правда, с того момента, как начали следить за происходящим в центре с помощью тепловых датчиков, а это было днем, к вентиляционным отверстиям никто не подходил.

Они ведь могли наставить ловушек до начала наблюдения?

Крис замерла, когда эта мысль врезалась в логическую цепочку ее плана… и разбила его. Чем занимались те двое, кого они с Джеком застрелили сегодня утром? Она дала Джеку знак подождать.

— Передай нанитов, — сказала она.

Через минуту из воздуховода в конференц-центр вылетели нано-разведчики. Через минуту они нашли четыре растяжки.

— Вскрывай, Эбби.

Эбби быстро справилась с задачей, и отряд быстро высыпался наружу. Пенни отправила на разведку собственных нанитов, те должны были только высматривать и докладывать и ни в коем случае не вступать в активное действие.

Медленно, зигзагообразным курсом, мимо залов заседаний, отряд добрался до точки, находившейся метрах в ста от двери в выставочный зал, в который заводили заложников за пять минут до следующей связи с дежурившими на крыше.

Проблема была в том, как преодолеть эти последние сто метров.

Прямо перед ними, в центре зала из нескольких столов террористы собрали баррикаду, и за ними, если верить тепловым сигнатурам, притаились четыре боевика. Двое дремали, двое за столом играли в карты и время от времени посматривали на экраны с картинкой из камер слежения, или на широкий коридор, где в темной тени затаилась Крис с командой.

Слева, в двухстах метрах и двадцати метрах выше находился открытый коридор. Вдоль ограждения виднелись восемь дул винтовок. И неизвестно, что делают террористы, может, спят, может, дежурят. С того места, где находилась Крис, ничего видно не было. Если верить показаниям тепловых приборов, с обоих сторон их перекрывали баррикады из столов, за которыми притаились еще несколько стрелков.

Справа, в двухстах метрах спуск на нижний уровень, а там еще несколько боевиков и еще куча неприятностей, что непременно выдвинется сюда и ударит по ее отряду с тыла, так что придется как-то прорываться из этой ловушки прежде, чем террористы снизу накроют ее сзади.

Сапер дал знать, что в переговорной, рядом с которой они притаились, никого нет. Крис отдала М-6А4 капралу, ставшему первым среди проигравших в стрельбе в тире, взяла наизготовку М-6. Сержант дала команду капралу и рядовому команду удерживать позицию, а Крис вошла в зал для совещаний, быстро пересекла его, подождала, пока проверят следующее помещение. Тут им пришлось туговато, потому что они оказались в пределах видимости игроков. Даже дышать перестели, а потом еще больше не дышали, пока совершали небольшое путешествие буквально перед взором террористов.

Но игроки резались в карты ни на что не обращая внимания.

Этот ход зигзагом привел команду Крис к почти незаметному входу в рабочие помещения у глухой стены. А в ста ярдах обнаружилась еще одна из неприметных дверей, которые публика не замечает от слова совсем, но рабочие вовсю ими пользуются.

Возникла дилемма, которую Крис не сумела решить. Если ринуться к этой двери, ее команду срежут, как новичков. Если получится, пусть даже с боем, добраться, у террористов будет время раз десять подорвать заложников.

Крис глубоко вздохнула.

— Командный центр, это команда Альфа. Были бы признательны за небольшое представление извне.

Хочется надеяться, что команды местного спецназа, в местной броне, смогут достаточно отвлечь террористов от верхнего и нижнего залов. В учебке Крис быстро узнала, что надежда — вовсе не план, но сейчас все, что у нее было, это надежда.

— Небольшое изменение в плане, — прозвучал по связи голос Сантьяго. — Зодиакальные модули один и два атакуют противника через пять секунд, три, две, одну.

Раздался звон разбивающегося стекла, треск разрываемого металла и всего, что могло существовать под божьим небом.

— Можно стрелять! — Крикнула Крис и махнула рукой: — Вперед, вперед, вперед.

Мимо проскочила Эбби и помчалась к двери, вслед за ней пехотинец. Пенни и Крис сразу за ними.

Джеку и сержанту потребовалась секунда, чтобы нейтрализовать карточных игроков. На второй секунде они избавились от парочки дремавших, потянувшихся к оружию, вместо того, чтобы продолжать дремать дальше.

Крис забеспокоилась о том, что происходит над ней, но, словно в ответ, оттуда упало тело, и она решила, что «Хэлси», затеяв такое шумное отвлечение, позаботится о них.

Бежавшая впереди Эбби притормозила, позволяя бегущему следом космопеху открыть дверь, тут же влетела в нее с криком:

— Заложники, не вставать!

Выстрелила, упала, перекатилась, снова выпустила очередь, после чего все это повторила.

Крис остановилась с оружием наготове. Кто-то сверху выпустил по Эбби короткую очередь. Крис выпустила туда полмагазина. Несколько первых дротиков впились в облицовочную керамику, выбивая в ней страшные дыры, но цели Крис добилась. Стрелявший свалился вниз.

Следом за ней в зал вбежала Пенни и, не останавливаясь и не замедляя хода, рванула к ближайшей бомбе, закрепленной на стене. Выдернула из взрывчатки детонаторы, оголенные провода и все подозрительное, только чтобы не дать бомбе взорваться. Учитывая, что любая из бомб могла взорваться в любой момент, прямо ей в лицо, Крис оставалось только восхищаться храбростью женщины, борющейся за жизнь жениха.

Кто-то на другом краю зала направил оружие на Пенни, Крис выстрелила в него. Оружие отлетело в одну сторону, бандит откатился в другую и замер неподвижно.

— Томми, не высовывайся! — Крикнула она. — Где террористы?

Знакомая фигура привстала среди остальных заложников, осмотрелась.

— Похоже, большую часть вы перебили. Четверо скрылись через запасной выход в южной стороне.

— Командный центр, — крикнула в коммуникатор Крис, — ищите четверых, они пытаются сбежать с погрузочной платформы.

— Видим фургон, — прозвучало в ответ. — Им не выбраться.

В зал вбежал сапер, увидел, что делает Пенни, кивнул и бросился делать то же самое навстречу ей по другой стене. Этой ночью Крис предстоит оформить множество рекомендаций на вручение медалей.

— Уже можно уводить людей в безопасное место? — крикнула принцесса Ахоло, лежавшая рядом с Томми и… да, рядом с Сэмом.

Крис дала знак Эбби и остальным пехотинцам держаться рядом с ней, и ринулась к островной принцессе.

— Сейчас, ваше высочество, может статься, самое безопасное место в городе как раз здесь, — сказала Крис и, словно в подтверждение ее слов, откуда-то снаружи донеслись звуки перестрелки. — Мы работаем над обеспечением безопасности остальной части здания, но… — Крис решила не договаривать.

— Я могу поговорить с бабушкой?

— Крис, я для этого случая держала канал связи открытым, но есть проблема, — Крис обнаружила, что Нелли соединила ее с доктором Капа’а’олой.

— Королева Ха’ику’лани хорошо перенесла новость о захвате заложников, — доложился тот, посредством Нелли прямо в мозг Крис. — Буквально минуту назад, когда мы доложили, что принцесса в безопасности, королева улыбнулась, потом на ее лице появилось странное выражение, и она сказала, что, похоже, у нее случился очередной инсульт. Мы проверяем, но сколько времени это у нас займет, не знаю. Можете ли доставить Ахоло домой… как можно быстрее?

— Постараемся, — сказала Крис, обращаясь к Ахоло. — В аэропорту челнок, мы тебя доставим к ней меньше чем за час.

— Что-то случилось? — Девушка побледнела, и заметно, не помогли даже татуировки.

Крис замялась, но, в конце концов, решила не врать. По залу пронеслась волна бормотания. Сэм попытался обнять Ахоло, но пластиковые наручники держали их в связке по пять-шесть человек. Так что с объятиями ничего не вышло. Эбби достала кусачки и начала освобождать заложников. Освободившись, Сэм таки обнял плачущую Ахоло, а Пенни бросилась в объятья Томми. Крис было все равно, кто из них плачет. Она заметила сержанта Ли.

— Сержант, возьмите их под охрану. Не дайте случиться с принцессой чему-нибудь плохому. Джек, за мной.

Эбби передала кусачки одному их пехотинцев и отправилась вместе с ними.

С автоматами наперевес они покинули зал и оказались в помещении, где раньше в засаде сидели террористы. Крис втянула голову в плечи, приготовившись к нехорошему.

— Капитан Сантьяго, у вас найдется секунда поговорить?

Где-то наверху прозвучала серия взрывов.

— Теперь есть. Что происходит?

Крис ввела ее в курс дел. Когда закончила, наступила пауза.

— Шаттл номер два может совершить суборбитальный полет, домчит до Нуи Нуи за полчаса. Правда, придется его сначала дозаправить, в остальном никаких проблем.

— Капитан, хочу поблагодарить вас за поддержку отряда и для меня будет честью, если вы согласитесь сопроводить нас в Нуи Нуи.

— Я только рада помочь в выполнении хорошо продуманного плана, лейтенант Лонгнайф. И для меня будет честью отправиться с вами. Энсин Конти, присмотрите тут за всем, максимально сотрудничайте с местными властями и проследите, чтобы пехотинцы больше ничего не сломали.

— Да, мэм, — донесся далекий голос энсина.

Крис вспомнилось, что когда она была новичком-энсином, тоже получала подобные приказы. Понадеялась, что Конти они нравятся так же, как и ей.

Вернулась в зал. Освободившиеся заложники осматривались, не веря, что все уже закончилось. Крис громко объявила, что конференц-центр сейчас безопасен и с минуты на минуту все его смогут покинуть. Но тут какой-то мужчина взобрался на стол.

— Слушайте меня! Слушайте меня! Королева Хай’ику’лани умирает, убитая этими… даже слов нет, как их назвать… как и любой из убитых террористами наших коллег, — он оглядел бывших заложников. — Не знаю, как вы, но я пришел сюда, довольно хорошо представляя, что нужно делать. Никто не ожидал, что мы сможем это сделать. Я не знаю, хватит ли у нас воли для этого. Понимаете, о чем я?

Многие закивали.

— А сейчас я зол. Я зол на то, что мне в лицо тыкали пистолетом. Я зол на то, что убили моих друзей. Еще я зол на то, что убивали островитян, с которыми я спорил без малого лет двадцать. Мы же прибыли сюда, чтобы работать. И утверждаю, что мы сможем что-нибудь придумать. В моем компьютере, — он кивнул на кучку отобранных личных вещей, сваленных в углу, среди которых были дамские сумочки, кошельки, телефоны и компьютеры, — есть предложения, как мы можем преобразовать Хикилу. Готов спорить, у многих из вас есть такие предложения.

По залу прокатились выкрики:

— Даже спорить не буду! Конечно! Есть предложения!

— Давайте сделаем королеве Хай’ику’лани последний подарок, которыми наши потомки будут гордиться и восхвалять еще долго после того, как не станет нас.

— Можно хотя бы сходить в дамскую комнату? — раздался жалобный женский голос.

— И заказать чего-нибудь перекусить.

— Пятнадцать минут, — сказал мужчина на столе. — Перерыв на пятнадцать минут.

— Этот человек понятия не имеет, какая очередь выстроится в дамскую комнату.

— Кто это?

— Мэр Бирсбена, — сказал Сэм. — Папа сейчас рядом с ним. Их сковали вместе, плюс еще двух наших главных советников. Мы с Ахоло видели, как они шептались. Думаю, о чем-то смогли договориться.

— Идешь с нами, — сказала Ахоло Сэму.

— Я тебя не оставлю. Никогда.

И когда дети спросят, как познакомилась мама с папой, Крис запросто представила, как им рассказыжут вот эту всю историю.

— К зданию подъехали полицейские машины, они должны отвезти нас в аэропорт, — сказала Нелли.

Крис сформировала из космических пехотинцев эскорт, чтобы в последний раз проводить принцессу.

— Нелли, помнишь те татуировки, что делала мне, с изображением воинов островов Тихого океана? — сказала Крис.

— Да. Довольно свирепо получилось.

— Сможешь сделать такое из нашего черного окраса? — спросила Крис с улыбкой на лице.

— Еще бы, — отозвалась Нелли и по отряду Крис прокатилась своеобразная волна. Пока они осторожно обходили развалины западного входа, результат действия посадки спускаемого модуля, отряд осветили прожектора новостных команд, освещая принцессу Ахоло, с обоих сторон поддерживаемую двумя привлекательными молодыми людьми, которых окружила самая свирепая группа почти обнаженных островных воинов с автоматами наперевес. Свирепость излучалась от каждого, кроме одного. Свирепость Крис была слегка подпорчена миленьким белым кроличьим хвостиком.

* * *

Челнок номер два подплыл к берегу и только потом открыл люк. На берегу пассажиров уже ждал транспорт и менее чем через час после последнего выстрела Ахоло, команда Крис и капитан Сантьяго вошли в комнату с умирающей королевой.

— Это тот самый Сэм? — вот, что первым делом спросила королева.

— Это он, бабушка, — ответила Ахоло, взяв бабушкину ладонь в свои.

Старой женщине пришлось приложить усилия, чтобы протянуть другую руку и взять ладонь молодого человека, потянуть ее и вложить в ладонь Ахоло.

— Пусть солнце и море улыбаются вам двоим и вашим детям, — сказала она и в изнеможении откинулась на подушки.

Двое молодых встали у ее кровати на колени, взявшись за руки между собой и положив другие на иссохшую, похожую на пергамент руку старухи.

— А ты, принцесса Лонгнайф, смотрю, нашла свое воинское призвание, — сказала королева, взглянув на Крис. Та встала на колени с другой стороны постели и взяла морщинистую руку королевы. Но та прищурилась и вгляделась вдаль. Крис стало интересно, что она увидела.

— Ты ведь Сантьяго? — прошептала королева.

— Сэнди Сантьяго, шкипер «Хэлси», — сказала капитан, вставая на колено рядом с Крис.

— О, хорошо. Значит, Крис нашла Сантьяго, чтобы спасти свою задницу. С таким хорошим человеком, прикрывающей ей спину, может быть, она доживет до того же возраста, что и ее негодяй-дед, Рэй.

— Посмотрю, что можно сделать, — пообещала Сэнди.

Королева закрыла глаза. Дыхание замедлилось, стало прерывистым. Морщинистые руки упали бы на одеяло, если бы их не придерживали любящие руки с обоих сторон.

— Крис, — прошептала в мозг Нелли, — я получила звонок от мэра Стэнли. Они хотели сделать вызов напрямую королеве, но доктор не разрешил. Мэр уверен, что Хай’ику’лани умрет счастливей, если узнает эту новость.

— Ваше Величество, вы меня слышите? — прошептала Крис.

Веки старухи задрожали.

— Мы освободили заложников, но делегаты решили остаться и сделать то, для чего они там собрались — дать Хикиле новое правительство, которое будет править долго.

На лице королевы появилась еще одна морщинка. А может, это была улыбка?

— Хотите услышать результат? — спросила Крис. Доктор за спиной Ахоло энергично замахал руками, словно прося, чтобы королеву не беспокоили, но ее веки задрожали. Королева хотела услышать.

Крис посмотрела на Ахоло, и вопросительно приподнял бровь. По щекам принцессы текли слезы, но она кивнула.

— Нелли, прими звонок.

— Ваше величество, — мягко, без вступления начал мэр Брисбена, — мы, собравшиеся здесь, рады представить вам первый черновой набросок наших усилий. Впереди еще чертовски много чего, что нужно детально обговорить, но мы предлагаем построить наше правительство на основе городов-портов. Тридцать портов на островах и семьдесят на материке. В нашем законодательном органе будет два собрания. Палата будет избираться исходя из численности населения, но от каждого города-порта будет как минимум один представитель. В Сенате же будет по два человека от каждого порта и все важные решения должен утверждать не менее чем шестьюдесятью процентами голосов.

— Мы понимаем, что такое распределение не гарантирует блокировку островами того, против чего они решительно выступают. Мы договорились предоставить королеве право вето на любой закон, который, по ее мнению, затрагивает суть островной культуры, в течение двадцати лет. Простым большинством голосов можно продлить это вето еще на двадцать лет. Мы надеемся, что все это соответствует вашим пожеланиям.

Ахоло сжала ладони Сэма и королевы.

— Сомневаюсь, что когда-либо мне понадобится пользоваться таким правом, — прошептала она и, но противоположные эмоции заглушили ее голос.

Улыбка королевы стала немного больше, но потом стало ясно — началась стража смерти.

— Королева, моя прабабушка, — сказала Ахоло, — благодарно улыбается, но сейчас я прошу вас всех оставить нас с ней наедине.

Выразив сочувствие, собравшаяся ассамблея в Брисбене отключилась. Крис посмотрела на Ахоло в поисках знака, что ее тоже попросили покинуть помещение, но такого знака не последовало. Так и надо, потому что прадедушка послал ее сюда именно за этим — держать руку боевого товарища.

Видит бог, за последний год Крис приходилось убивать людей. Она смотрела на результат рук своих, но внутри нее ничего не переворачивалось от того, что она сделала, и ни о чем не сожалела.

Но тут все было иначе. Старое тело начало отказываться бороться за каждый вздох, за каждое сердцебиение. Крис захотелось покончить со всем этим, приказать доктору сделать что угодно, чтобы вернуть королеву к жизни.

По щекам Ахоло текли слезы. Несмотря на это, она наклонилась, поцеловала умершую королеву в щеку и сказала:

— Иди, бабушка. Иди к морю, где всегда попутный ветер, а солнце никогда не заходит.

* * *

Королеву похоронили на следующий день и на похоронах присутствовали все островитяне. Погребальным каноэ оказалась лодка Афы. Поскольку традиция бросать тело в море обычно привлекала акул, островитяне позаимствовали другой обычай из другой книги и выкладывали на каноэ погребальный костер. Когда каноэ вышло из лагуны, вспыхнул огонь.

Голову королевы, конечно же, отдали старейшим для почетной усушки. В годовщину смерти уже королева Ахоло собственноручно положит голову предыдущей королевы в специальную нишу в Длинном доме.

Крис присутствовала на коронации королевы Хай’ику’ахоло… на двух, если быть точным. Одна прошла на Нуи Нуи, а вторая в Порт-Бирсбене перед Конституционной Ассамблеей, проведенной в соответствии с островными традициями: свержением с постаментов и обезглавливанием демонов. Тут же было решено, что голосование по новой конституции и присоединению к Союзу Разумных будет проведено одним днем и на одном бюллетене.

Крис присутствовала на коронации в качестве представителя Союза Разумных, одетая в белую парадную форму. И обнаружила, что с тоской смотрит на островитян, не раз оттягивая с шеи тугой, похожий на ошейник воротник. Она присутствовала и в момент, когда Ахоло объясняла отцу Сэма, что обычное с виду благословение, данное им бабушкой, среди островитян являлось достаточным для свадьбы.

Ахоло продемонстрировала превосходную дипломатичность, когда к коронации на материке добавилась более традиционная материковая свадьба. В конференц-центре Брисбена, единственном достаточно большом месте для такого мероприятия, невозможно было обнаружить ни одного сухого глаза.

Свадьба Ахоло оказалась заразительной. Крис внезапно обнаружила себя напротив Афы, объясняя молодому человеку, что она ценит его предложение переехать вместе с ней на другой Большой остров, только чтобы стать ее партнером, но вот прямо сейчас она не готова выходить за него замуж… и за кого-то другого тоже не готова.

— К тому же, на Вардхейвене, мое доброе имя оклеветали. Мне нужно вернуться и восстановить свое доброе имя, — напомнила ему Крис.

— Может, потом, когда ты вернешься?

Крис ничего не ответила.

* * *

Обратное путешествие на Вардхейвен прошло, можно сказать, весело. Экипаж «Хэлси» торжествовал. Что и понятно — они вышли победителями. Время, от вылета с борта корабля и десантирования на планету, если начать отсчет отсюда, до последнего выстрела по террористам, в расчете на мертвого террориста, должно оказаться лучшим за последние восемьдесят лет. А поскольку в деле вместе работали и космическая пехота, и Космофлот, получается, на высоте оказалась вся команда корабля.

Получив от шкипера одобрение на количество и диапазон ходатайств на медали, Крис дала задание Нелли сочинить рекомендации, а потом, когда та закончила, привлекла компьютер к остальной бумажной работе. Крис еще не встречала ни одного офицера, обожающего бумажную работу, так что не удивительно, что Сэнди не отказалась от такой помощи.

В результате у них сталось время, чтобы присоединиться к посиделкам в кают-компании за кофе. Запретных тем на этот раз не было, так что команда оттягивалась на полную.

Самый же деликатный вопрос Крис приберегла до того, чтобы задать его наедине в капитанской каюте.

— Почему вы решили поддержать мою идею?

— Вы придумали хороший план, — ответила Сэнди, отложив в сторону ридер.

— План был хорошим и до того, как мы покинули корабль. Почему вы ждали до того, как мой отряд оказался прямиком у врат ада?

Шкипер глубоко вдохнула, потом медленно выдохнула.

— Потому что мне нужно было знать, как вы себя поведете: поставите моих пехотинцев перед собой или же сами пойдете на острие копья, показывая остальным дорогу. Сами, наверное, заметили, что многие могут красиво говорить, но у кого кишка тонка вести за собой людей.

— Да, — согласилась Крис. — Но если бы я знала, что от вас будет помощь, это спасло бы нас от некоторых неприятностей. Можно было бы попросить Эбби испечь вам тортик.

— С чем? И кто, вообще, эта женщина?

Крис пожала плечами.

— Кроме того, кто сказал, что я должна заботиться о вашей желудочной язве? Насколько помню, мой прадед не предупреждал вашего, прежде чем пойти на президента Урма с бомбой. Вы, большие люди, должны понимать, что не только вы строите планы. Мы, маленькие люди, тоже строим планы. И иногда мы хотим вас удивить.

— Вы придумали чертовски полезный урок.

— Ну, поскольку вы — одна из тех Лонгнайф, что-нибудь помягче вряд ли помогло.

Крис предпочла не спорить, пока Сэнди копалась в ящике стола.

— У меня тут кое-что есть для вас, — она протянула Крис бумажный лист. Это оказалась заявка в Академию. — Я уже говорила, что моя дочь в этом году хочет подать заявление.

Крис кивнула.

— А еще я говорила, что не хочу, чтобы в ее деле лежала рекомендация от Рэя. Хватит двух поколений. Но сейчас пришло время передумать.

Крис снова кивнула.

— Для меня будет честью, если вы дадите дочке рекомендацию. Новое поколение заслуживает нового поколения.

На ум Крис сразу пришло несколько ответов. Она не знала ту девушку. Дедушка Рэй тоже не знал. Только дедушка Рэй был королем. А Крис всего лишь лейтенантом. Но Сантьяго об этом знает. И зная это, хочет, чтобы Крис дала рекомендацию ее дочери. Крис провертела в голове последнее предложение капитана, в результате не поняла, чье «новое поколение» кого заслуживает.

— Для меня это большая честь, капитан.

* * *

Как только закончился последний прыжок, пришли новости с Вардхейвена. Просьба Крис о помощи с Олимпии заработала по полной программе. Эстер Садик стала популярной на различных ток-шоу в первую же ночь, как к Верхнему Вардхейвену пришвартовался корабль с ней на борту. Она давала интервью приятным, спокойным голосом, объясняла любой вопрос от и до, чем завоевала симпатии зрителей. К тому же, ее поддерживал бригадир склада, славный квакер Джеб Салински.

Тех, кто считал, что их мнение правильнее, выдавал его громко, перекрикивая остальных, Эстер оставляла на растерзание владельцу ранчо Брэндону Андерсону и фермеру Джеймону Макдауэлу. В этих двоих оставалось достаточно гнева, чтобы опалить углеродистую сталь. На одном из шоу, где лейтенант Пирсон попыталась рассказать, что ее процедуры документирования выдачи продовольственной помощи были простыми и легко применяемыми, они порвали все ее правила в клочья, чуть было не порвав на куски саму лейтенанта. Последний гвоздь в гроб чуть было не вбил Спэнс, ставший на Олимпии бухгалтером миссии, разъяснив введенную им систему учета, что понравилась людям намного больше, и посоветовал желающим взглянуть на налоговую декларацию Крис за прошлый год.

Оппозиция была уже на грани, когда вдруг выяснилось, что обвинение вышло технически ошибочным, а потому, исходя их этого, его пришлось отклонить.

— Значит ли это, что я больше не работаю на преступницу? — поинтересовалась Эбби.

— Похоже, что так. Стало легче?

Эбби осталась довольной. Так что Крис прибыла на Верхний Вардхейвен в довольно оптимистичном настроении. Отсалютовав команде корабля, она повела свой небольшой отряд по сходням «Хэлси» и попросила Нелли выяснить, где сейчас ее семья. Вскоре Нелли все выяснила и доложила обо всех, закончив словами:

—… а ваша мама в свадебном бутике мадам Бовейн.

— Что она там делает?

— Крис, Пенни, если не возражаете, мне нужно проверить состояние нашего корабля.

Крис только отмахнулась, а Пенни хоть разорвись, она хотела отправиться вместе с ним, но осталась ждать ответа Нелли. Внутри девушки зародился страх.

— Похоже, она там с мамой Пенни.

— Джек, Эбби, вы со мной. Нам нужно каким-то образом спасти Пенни от моей мамы.

— Разрешено ли использовать смертоносные приемы? — поинтересовалась Эбби.

Джек печально покачал головой.

Пока спускались по бобовому стеблю, внутри Крис замирало и холодело сильнее, чем когда она отправлялась спасать Томми и на разведку на Турантике. Да и десант на крышу полного террористов конференц-центра на Хикиле, когда она понятия не имела о том, что последние сто метров придется преодолевать под огнем противника, смотрелся сейчас намного легче, чем предстоящее.

Нет. Это ведь мама. Смерть — не вариант.

Спустившись вниз, остановили такси. Бросив на них взгляд, таксист стал выглядеть так, словно пожалел, что остановился, но, все же, отвез их к свадебному бутику мадам Бовейн.

— Подождите нас здесь, — приказала Крис. — Мы ненадолго.

— Надеюсь, — прошептала Пенни.

Крис быстрым маршем провела свою команду через парадные двери. Сделав шагов пять, замерли.

Мама рассматривала свадебное платье.

Белое, значит, должно быть свадебным. Фаты нет, но есть шляпка с большими, гибкими полями, наполовину скрывающую лицо манекена. Платья подобного фасона маме всегда нравились. Ткань закрывала грудь. И спину. Но только не бока. Еще манекен был одет в белые чулки, крепившиеся к белому поясу. Никакого бюстгальтера. Никаких трусиков. Все заработанные в боях шрамы и синяки будут на виду.

— Мама, Пенни ничего подобного не носит.

— О, Кристина, дорогая, здравствуй. Мне было интересно, когда ты вернешься. Я как раз рассказывала Памеле, что в Париже в этом году в моде именно такой фасон.

— Паула, — поправила еще одна женщина, мама Пенни.

Невесты на Нуи Нуи носили меньше одежды, но выглядели скромнее.

— Пенни такое не наденет, — сказала Крис и кивнула в сторону большой коллекции более традиционных платьев.

— Но они все в кружевах и оборках, — запротестовала мама. — Она будет больше похожа на торт, нежели на невесту.

— Скажу Лотти, чтобы не торопилась с глазурью, — рыкнула Крис.

Пенни со своей матерью, под градом словесного урагана, быстро пробрались к манекенам в традиционных платьях.

— Что ж, раз ты настаиваешь, чтобы невеста была в каком-то плебейском платье, я хотя бы одену подружек невесты во что-то более подходящее для такого случая. В конце концов, свадьба будет проходить в моем саду.

— Это свадьба Пенни. Она мой друг.

— Зато сад мой. А твой папа предпочел сбежать.

После нескольких повторов, что уже было больше похоже на детские препирательства, Крис со вздохом, которому тренировалась с тринадцати лет, сдалась.

— Ладно, мам, наряды подружек невесты должны выглядеть ужасно. Так какой будет твой выбор на этот раз? Он не может быть хуже тех, что висят в моем шкафу.

Крис ошиблась.

Платье, поданное модельером с подозрительно широкой улыбкой, очень напоминало ромашку. Отныне все, что нужно — думать о ком-нибудь, срывая лепестки один за одним. Любит, не любит, кинет, поцелует. Ну и когда срывается последний лепесток, на ней станется одежды меньше, чем в Лунный танец.

— Ма-ма.

— Дочка, ты сама сказала, что платье подружкам невесты выбираю я. Я выбрала.

И чтобы разорвать сделку в семье Лонгнайф потребовалась бы революция. Спину прикрывали только тонкие бретельки, расширяющиеся к низу, стоит надеяться, встречающиеся друг с другом до ягодиц. На Турантике в образе проститутки я была одета скромнее. И такое со мной проделывает моя же мама. Рыжие волосы и молочно-белый цвет лица должны потрясающе смотреться на фоне желтого платья. И ягодицы вытекать во всех нужных местах. Ну и сама Крис будет выпадать из него во всех неположенных местах.

Есть ли шанс убедить Томми и Пенни в том, что принцесса Вардхейвена может женить их просто вложив ладони друг в друга?

Или вернуться на корабль. Капитан корабля может женить людей. А капитан маленького катера?

Нет. Пенни с мамой увидели свадебное платье и со счастливыми глазами разглядывали его. Крис потянулась к своей кредитной карте. Пенни вместе с ней прошла через ад и много чего еще. А Томми даже больше. Оба стали ее лучшими друзьями и заслужили такую свадьбу, какую хотели. И кто вспомнит, что там носили подружки невесты?

Разве что пресса. Мама хочет, чтобы свадьбу освещала очаровательная Дора. Крис вздохнула. Она Лонгнайф, а Лонгнайф всегда делает то, что нужно делать.

Даже если это что-то не связано с убийством.

——————

1прим.перев.: Секуиме, см. роман «Мятежница»

Назад