Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 8

Крис очень хотелось привести PF-109 в порядок, только сначала предстояло найти на станции самого главного менеджера «Нуу Энтерпрайз» и посмотреть, как сильно удастся его обмануть.

— Джек, ты со мной. Позаимствуем кар с «Кушинга». Пенни, ты наверняка захочешь отправиться с Томми. Разведстанция на PF требует проверки.

— И вы не возражаете, если я буду находиться на катере Томми? — спросила Пенни, провожая глазами новоиспеченного мужа.

— Не понимаю, почему нет. Нашим катерам, наверняка, скоро понадобится человек, занимающийся боевой разведкой, примерно такой же, какой ты занималась для нас на Турантике.

— Да, — чуть было не разволновалась Пенни, но расправила плечи и поспешила за мужем.

Крис посмотрела на Джека. С грустной улыбкой тот следил за Пенни.

— Медовый месяц у этих двоих немного не задался, — сказал он.

— По крайней мере, они вместе. А теперь мне нужно, чтобы ты провел меня в доки Нуу мимо ворот.

— У тебя же есть карточка акционера, разве она не справиться с этим лучше меня?

— Предпочитаю не оставлять следов. Помни, меня здесь не должно быть.

— Что ж, может, там найдется кто из знакомых, — пообещал Джек.

Но пообещать оказалось легче, чем сделать. Вход охранял вовсе не недавно нанятый головорез. На рукаве проницательной брюнетки виднелись капральские нашивки и служебные метки за шесть лет службы. Выслушав песню Джека, она… улыбнулась… и вызвала начальника.

Прибывшая сержант нахмурилась. На рукаве пять служебных меток, три медали за хорошую службу и еще парочка за меткую стрельбу, что только добавляло нужного акцента пистолету в кобуре на поясе. Правая рука постоянно находилась поблизости от оружия.

Она быстро прервала сочинения Джека.

— Вы ведь Джек Монтойя. До последней шумихи вы были агентом секретной службы, охраняли Крис Лонгнайф, — сверившись с планшетом, сказала она, после чего посмотрела на Крис. — А вы не хотите показать мне какие-либо документы.

— Не хотелось бы.

Сержант нахмурилась сильнее.

— Вы должны понимать, что собираетесь ступить на территорию, регулируемую множеством законов, принятыми несколькими парламентами, не всеми из которых управляли Лонгнайф.

— Да, — кивнула Крис.

— Принцесса Кристина, я, возможно, потеряю свои полоски только за то, что впустила вас, но, предполагаю, что у вас есть веские причины для того, что вы делаете. И вряд ли в ваши планы входит порча моего и без того несчастного дня.

— Точно не входит, — по-простому ответила Крис.

— Хорошо, можете пройти, — сказала сержант, после чего посмотрела на другую охранницу. — Капрал, вы должны забыть то, что только что видели. Вы не расскажете об этом никому, а если увидите в новостных лентах, выразите глубокое удивление. И сегодня вечером можете выдуть столько бесплатного пива, сколько только в вас влезет.

Но, когда Джек заворачивал за угол, Крис оглянулась и увидела, что сержант взглядом провожает ее и разговаривает с воздухом… или с кем-то по коммуникатору.

Джек направил кар прямиком к административному центру. Была суббота и к планете мчались боевые линкоры. Крис не ожидала увидеть в офисе большой активности. Так что сильно удивилась, обнаружив, что занят каждый четвертый стол. Некоторое время назад, когда она работала над приводом «Молнии», она часто бывала здесь, так что отправилась прямиком к кабинету управляющего.

Там оказалось пусто, но рядом обнаружился кабинет заместителя управляющего, и дверь была открыта. Войдя внутрь, она увидела склонившимся над кучей бумаг мужчину. Стукнула по дверному косяку, пытаясь привлечь его внимание.

— Вы хорошо проводите время, — не поднимая взгляда, сказал он.

— Здесь не так уж и много людей.

— Посмотрели бы, что творится в понедельник в пересменку.

— А что будет в понедельник?

— Да, это уже интересный вопрос, — заместитель управляющего поднял голову. — Как мне к вам обращаться? Как к акционеру, принцессе или лейтенанту?

Заместитель поступил мудро: вместо того, чтобы загнать ее в определенные рамки, спросил, что к чему.

— В данный момент, как к принцессе. Если нужно, как к акционеру. Что вы знаете о ситуации?

— Ничего такого, что бы мне понравилось. К нам идут линкоры, угрожающие превратить мое место работы в дрейфующий космический мусор. Политики ходят по кругу. Военным, похоже, приказали уйти в сторону и не делать ничего, что исключает множество возможностей. Я что-нибудь пропустил? Кстати, может, присядете? Вы тоже, агент Монтойя.

— Все примерно так и есть, — сказала Крис, пользуясь приглашением, и присела на предложенный стул. Джек покачал головой и остался у входа, откуда мог обозревать окрестности во всех направлениях.

Небольшая, наполовину утопленная в столешницу, деревянная табличка, опознавала заместителя как Роя Буанифанесто. Когда он привстал, протягивая руку Крис, показался той довольно пожилым. Крис ответила на рукопожатие, и он откинулся на спинку кресла, закинул ноги на стол, заложил руки за голову и улыбнулся.

— Итак, что мы делаем, пока Рим горит, а внуки Нерона играют на скрипке?

— Пробуем сберечь Рим от сожжения, — ответила Крис. — На базе Космофлота пришвартована дюжина патрульных катеров.

— Комариный флот или, как говорит Пандори — игрушки для плейбоев?

— Их нужно привести в боевую готовность. Быстро.

Рой поджал губы.

— Малые движки на антивеществе. В каком они сейчас состоянии?

— В холодном.

— Ох. Законсервированы должным образом?

— Просто выключены, как лампочки. В конце концов, эти вонючие игрушки никому не нужны, — Крис изобразила недовольных репортеров.

— Два раза ох. Для работы их нужно будет перевезти сюда.

— Вряд ли. Ничего из того, что мы делаем, не должно выглядеть враждебно по отношению к приближающимся линкорам или политикам Вардхейвена.

— А, точно. Есть же общий приказ ничего не делать. Сейчас у нас на верфи не так много работы. Все, что было, срочно отправили на Бойнтон, а мы пытаемся собрать все, что просили, украли или взяли взаймы, чтобы отправить туда флот. Предлагаете продолжать выпрашивать, воровать и брать взаймы, но уже пианиссимо, — сказал он, тихо соединив два пальца.

— Именно, очень тихо.

— Кто платит?

Крис знала, что следующим будет именно этот вопрос. Если бы он не прозвучал, любой акционер должен был бы рекомендовать уволить этого человека. И все же, принцесса не возражала, если бы он прозвучал позже.

— У вас есть безопасная линия с дедушкой Элом?

— Подозреваю, он ожидает ответа, почему вы прокрались на верфь без следа данных. Компьютер, мистер Лонгнайф сейчас в сети?

На одном из немногих чистых пятачков на столе Роя появилось голографическое изображение дедушки Эла.

— Здравствуй, дедушка, — сказала Крис.

— Не скажу, что рад тебя видеть. Такое ощущение, что ты появляешься только тогда, когда хочешь доставить мне неприятности, — сказал Алекс Лонгнайф, дедушка по отцовской линии и самый богатый человек на Вардхейвене. Возможно, один из десяти самых богатых людей во всем космосе.

— Тебе нужно организовать несколько семейных пикников и пляжных вечеринок, чтобы мы смогли собраться и провести некоторое время вместе.

— И в чем мне смысл тратить время на отца и сына?

В чем-чем, а что касается отца, Крис могла согласиться. Вот только понятия не имела, что произошло между дедушкой Элом и прадедушкой Рэем.

— Ты же знаешь, что у нас появилась глобальная проблема?

— Похоже, Петервальд направили к нам несколько военных кораблей, а кучка болванов в Доме Правительства на сей раз по крупному облажалась.

— Видишь, ты знаешь, что это Петервальд. Я же слышала, что они не идентифицировали себя.

— Нет. Но кто еще способен создать проблему на Бойнтоне и попытаться свергнуть правительство моего сына? Готов спорить, когда все закончится, за несколькими голосами обнаружатся деньги Петервальд. Я должен был догадаться. Хм-м.

— Кому бы ни принадлежат линкоры, — Крис пожала плечами, — их нужно остановить. У тебя, случайно, не припрятано парочки линкоров где-нибудь в доках, а? — Когда они разговаривали в последний раз, дедушка Эл хвастался тем, что делает свой мир безопасным и надежным, а себя — неприкосновенным. Жить в мире, которым управляет Петервальд, для Лонгнайф звучит несколько небезопасно. А для Крис Лонгнайф тем более.

— Нет. Кое-что я упустил. Но я ожидал хоть что-то получить взамен за налоги, которые плачу.

— Я хочу возглавить эскадрилью PF, — сказала Крис.

— Не получится. Это самоубийство.

— Думаю, шансы получше, чем сидеть, сложа руки. Я бы хотела немного увеличить эти шансы. Сейчас катера холодные. Им нужно быстрое обслуживание. Мы можем воспользоваться доками Нуу?

— Можешь получить все, что есть в доках Нуу, — голографическая голова повернулась к заместителю управляющего. — Рой, ты слышал: у них должно быть все, что понадобится. Но только, Крис, — дедушка снова повернулся к Крис, — если ты дашь мне слово не встречаться с ними самой.

— Дедушка, я не могу.

— Почему нет? Ты ведь не хочешь сказать, что ты единственный человек, который может управлять постом, каким бы он там ни был. Есть куча других шкиперов. У них есть замы или помощники. Я плачу за то, чтобы ваши лодки заработали. В свою очередь я хочу уберечь свою внучку от этой безумной перестрелки.

Крис моргнула. Господи, слова дедушки прозвучали так логично. Он меняет деньги на ее жизнь. Все просто. На секунду ей захотелось сказать «Да!».

Только на секунду. Она увидела себя на причале, может даже рядом с детьми Чандры, машущие маме руками, как это обычно делают дети. И гражданские, вроде мужа Чандры.

Только лейтенанты так никогда не делают.

И уж точно не лейтенанты, командующие одним из этих маленьких катеров.

— Прости, дедушка. Так не пойдет. У наших катеров тоже есть приказ ничего не делать и строить миленькие лица. Только я уже, в качестве принцессы, взяла на себя командование всей эскадрильей. Завертела приготовления. Если подведу всех, как я буду выглядеть?

— Черт побери, сударыня, ты говоришь в точности, как мой отец.

— Извини, дедушка, но это единственный выход.

— И он всегда так говорит: «Это единственный выход». Черт, черт, черт. Хочется хоть раз увидеть, как кто-нибудь придумает другой способ.

— Я знаю целую эскадрилью людей, которые хотят, чтобы кто-нибудь придумал другой способ, — сказала Крис. — Кроме того, дедушка, если ты выкупишь меня, что скажешь Гейтсу, Рокфеллеру и Александру, когда в следующий раз увидишь их? У них нет возможности выкупить таким образом своих сыновей и дочерей.

Дедушка на голограмме на долгое время отвел взгляд. Когда снова вернулся, выглядел очень старым.

— Рой, моя яхта пришвартована где-то наверху. На ней, помню, были какие-то лазерные установки. Вытащи их оттуда, найми команду и пусть принцесса использует все это для всего, что только может придумать. Поговори с капитаном яхты. Он может знать капитанов других вооруженных яхт, не спешащих улететь на другие планеты. Возможно, Вардхейвен не так беззащитен, как думают некоторые.

— Да, сэр.

— Вызывай всех, кто тебе нужен для работы на катерах. Дай принцессе все, что она захочет. Но делай все осторожно, последнее, что нам нужно, так это вынюхивающие, что происходит, репортеры. Все, что происходит с катерами, должно оставаться в тайне от тех, кто считает себя правительством.

— Да, сэр.

— Спасибо, дедушка. Это очень…

— Патриотично, — фыркнул дедушка Эл. — Не только вы, люди в военной форме, верите в значение флага. Все мы верим, только по-разному. А, да, Рой, и подсчитывай, сколько это все будет стоить. Если мой сын победит на выборах, есть шанс заставить его правительство заплатить за все это.

— Да, сэр, — сказал Рой, кинув на Крис немного смущенный взгляд. Но именно что немного. Все-таки он был деловым человеком.

— Еще что-нибудь? — спросил дедушка Эл.

— Пока больше ничего не могу придумать, — сказала Крис. — Если что, попрошу Роя позвонить тебе.

— Мой босс сейчас в отпуске, — сказал Рой. — Может, вызвать его?

— Если он вернется, придется поднять красный флаг, — дедушкина голограмма покачала головой. — Нет, Рой, ты сам со всем справишься. Тебе придется работать напрямую с молодой и горячей Лонгнайф. У тебя есть холостые мальчики ее возраста?

— Нет, сэр. Я только недавно женил последнего холостяка.

— Счастливчик. Ну а сейчас, если никто не возражает, мне нужно ликвидировать несколько участков недвижимости, которые, как мне недавно указали, принадлежат мне. Удивительно, что выползает наружу, когда кое-кто начинает глубоко копать.

— Извини, дедушка, — сказала Крис.

— Не стоит. Ты правда думаешь, что если я продам свои владения, это будет иметь какое-то значение для людей, живущих там?

— Ты можешь их сохранить и улучшить их состояние.

— Переживи эту свою сумасшедшую атаку и загляни потом ко мне. Так и быть, потрачу некоторое время, объясняя тебе некоторые маркетинговые реалии, благодаря которым и возникают такие трущобы.

— Договорились, — сказала Крис и голограмма выключилась.

Рой выпрямился.

— Мы хотели кое-что переделать на яхте босса, так что на моем компьютере есть спецификации. Никаких обращений к базам данных или поднятий флагов. Давайте посмотрим, ваше высочество, что мы сможем сделать для вашей эскадрильи.

Когда они вышли из кабинета и подошли к кару, Рой поспешил занять водительское место.

— Я поведу, — сказал он и, вместо того, чтобы направить кар к главным воротам, отправился в другое место. — Могу спорить, мы сможем открыть ворота номер пять, — добавил он, направляя кар по большой шестиполосной дороге, ведущей к гигантской перегородке между базой Космофлота и верфями Нуу. Когда они к ним приблизились, ворота открылись. — Точно. Космофлот забыл их заблокировать, — улыбнулся Рой. — Наверное, новая охрана перестала обращать на них внимания, не успели мы заблокировать их со своей стороны.

Что ж, по крайней мере, Крис не придется прятаться от охранников на воротах.

В кают-компании «Кушинга» их ждал еще один сюрприз. Вместе с коммодором и коммандором Сантьяго ситуацию изучал сам командующий Космофлота ванн Хорн. Он посмотрел на вошедшую Крис, увидел рядом с ней Роя и нахмурился, как будто они совершили какой-то особенно яркий проступок.

— Когда-то у нас на орбите были минные поля, — говорил коммодор. — Помню, как их убирали лет тридцать назад. Вроде как опасность для судоходства в мирное время. Сейчас они где-то на складах?

— Были когда-то, — сказал ванн Хорн. — Незадолго до моего назначения на эту должность их продали, как излишки. Наверное, переработали на удобрения.

— Ого, — одновременно воскликнули коммодор и коммандор.

— А вот и вы вернулись, — заметив Крис, сказал коммодор.

— Дедушка Эл оказался доступен и распорядился о полном сотрудничестве доков Нуу и Космофлота, — сказала Крис.

— Хотя предпочел бы, чтобы принцесса осталась на пирсе, когда катера отправятся на самоубийственную миссию.

— Ура, — сказал ванн Хорн. — Эскадрилью поведешь ты, Сэнди?

Сантьяго проигнорировала вопрос.

— Что скажешь, Лонгнайф?

Крис сглотнула. Что сейчас движет ею? Гордость, глупость, желание смерти?

— Я полечу на PF-109.

— Если полетит, — сказал коммодор.

— У катера проблемы? — с нетерпеливой улыбкой спросил Рой.

— Полный отказ в магнитном поле удержания.

— Это не проблема, — сказал Рой, включая коммуникатор. Потом остановился. — У вас есть посыльный, которого можно отправить на верфи?

— Пошлю любого, даже своего старпома, если понадобится.

— Старпом, если не возражаете, будет кстати. Мой новый заместитель заведует отделом планирования и оценки. Я попрошу его прийти сюда бодрым, чистым и трезвым, со всем, что у него есть.

— Хелен, — крикнул коммодор.

В двери кают-компании появилась седая голова. Еще один кандидат в пенсионеры.

— Вызывали, сэр?

— Слышала этого человека? Дуй на верфи, буди заместителя, передай ему, что босс хочет его видеть здесь пять минут назад.

— Уже в пути, — быстро отдав честь, ответила Хелен.

— У меня кар, — сказал Джек. — Я только что оттуда. Могу доставить вас туда и обратно очень быстро.

— Едем, — кивнула Хэлен, и оба покинули кают-компанию.

— Значит, шкиперы PF могут не ждать до утра, чтобы сообщить свой статус, — сказала Крис, подойдя к столу.

— Нужно им сказать, чтобы не трезвонили на всю округу, — сказал коммодор. — У нас четыре катера с серьезными проблемами: двигатели на PF-109 и 105, лазерные конденсаторы на 103-м, а у 102-го эти самые лазеры того и гляди взорвутся.

— Мы со всем справимся, — сказал Рой.

— Еще дедушка Эл пожертвовал свою яхту. Она тоже вооружена, — сказала Крис.

— Так что вы, лейтенант, можете воевать с роскошью, — рыкнул ванн Хорн.

— Нет, — тряхнула головой Крис. — Мне просто интересно, будут ли дроны-мишени более убедительны, если ими будут управлять с яхты, а не буксировать эсминцем.

— У глушителей и маскировки будет больше мощности, — потерев подбородок, сказал коммодор.

— Два небольших двенадцатидюймовых импульсных лазера довольно заметны и на больших расстояниях не очень полезны, — сказала Крис.

— Можем добавить вторичные четырехдюймовые установки, у нас на складе есть, — сказал ванн Хорн. — Если Эл Лонгнайф не будет возражать, чтобы мы потрепали отделку его игрушки, можем их задействовать.

— Насколько я понял, — сказал Рой, — мы можем делать все, что захотим. Получается, вы не хотите перебросить Космофлот в мои доки, а у ваших причалов гражданские суда тоже не могут появляться. Поэтому единственный выход — причалить яхту вплотную к границе ваших доков.

— Придется открыть шлюз номер пять, — сказал ван Хорн.

— Не обязательно, — улыбнулся Рой и рассказал о недостатках своей системы безопасности.

— Если бы у меня были космопехи, — пробормотал капитан, потом замолчал. — Но если бы у меня были космопехи, в такую ситуацию мы бы не попали. Замечательно, суперинтендант. Но мы с коммодором Манданти думаем, что можем добиться больших успехов, чем использовать ваши приманки МК-IV. У нас тут, после того, как флот ушел, завалялась парочка МК-XII. Поговорю с шкипером резервной эскадрильи, может они ими поделятся.

— Еще один человек, которого придется привлечь к нашему заговору против приказа не отстреливаться, — сказала Сэнди.

— Попрошу своего старшего офицера поговорить с ней. Она его жена. Уверен, она сумеет убедить своих скупщиков барахла, что сейчас самое подходящее время, чтобы выйти на какую-нибудь активную службу, чтобы помочь нам закрыть базу. Сделать все красиво и безопасно, — ван Хорн закончил речь рычанием.

Так что, гражданских, хранящих военную форму глубоко в шкафах, будут просить покататься на легковооруженных яхтах, притворяясь легкими линкорами, намеренно вызывая огонь на себя, отвлекая внимание от маленьких патрульных катеров, которые, в принципе, только в принципе, могли хоть как-то повредить огромный линкор.

Мы сумасшедшие, все, как один.

И это чудесно.

Ван Хорн позвал армейского полковника, начальника снабженческого и оружейного склада, расположившегося по соседству с базой Космофлота. И через некоторое, короткое, время новенькие AGM-944 уже буксировали еще через одни неохраняемые и, вроде как, запертые ворота в помещение напротив пирсов с томящимися там катерами PF. Теперь катера, пока еще не способные к самостоятельному передвижению, были готовы стать более опасными, чем когда-либо прежде.

Смертельно уставшая Крис приняла предложение Сантьяго заночевать у нее на корабле и весьма скоро оказалась в той же каюте, которую занимала в путешествии на Хикилу и обратно. Джек занял каюту напротив, через узкий коридор. Прежде, чем заснуть, Крис заглянула на мостик.

— Не желаете просмотреть новостную ленту? — спросила дежурный лейтенант, а Сантьяго сходу окунулась в изучение обстановки.

— Нелли с этим справится лучше, — сказала Крис.

— Да, лучше, — отозвалась та. — Космический лифт по техническим причинам закрыли в 20:30.

— Правильно, — сказала Крис, — но доставка рабочих в доки из-за этого окажется затруднена.

— Не совсем, — сказала Сантьяго. — Когда делают ремонт, производят тестовые запуски. Посмотрим, кого они нам принесут.

— Король Рэй запросил помощь у других планет Союза Разумных, — сказала Нелли. — Пока реакции не последовало. Есть неподтвержденные сообщения, что двум эскадрильям из двенадцати линкоров приказано вернуться из Бойнтона, но из Дома Правительства пока никаких комментариев не последовало. Вот еще кое-что интересное. Был небольшой брифинг некоего высокопоставленного военного чиновника, в котором утверждалось, что в освоенном человечеством космосе все линкоры класса «Президент» учтены, поэтому слухи о том, что приближающиеся корабли — супер-линкоры, должны быть опровергнуты.

— Кое-кто верит разведке больше моего, — сказала Сантьяго.

— Это он еще не видел результатов нашего пассивного электромагнитного захвата, — сказал техник, постукивая по монитору с показаниями.

— Интересно, кто скормил ему такую дезинформацию? — пробормотала Крис.

— Акции Вардхевейна стремительно падают на межпланетных рынках, Крис, — поделилась очередными новостями Нелли. — Сейчас выходные, рынки закрыты, так что финансовая торговля приостановлена, но есть сообщения, что банкоматы ограничивают снятие средств.

— Похоже на стандартную финансовую защиту, — кивнула Крис. — От людей какие-то нестандартные реакции есть?

— Нет, люди собираются на выходные, — сообщила Нелли.

— Половина, похоже, даже ни о чем не подозревает. До понедельника в неведении будет, — заметила Сэнди и спросила: — О линкорах еще какая-нибудь информация появилась?

— Не так много, капитан.

— Ничего такого, что сравнится с каким-нибудь конкретным военным кораблем, построенным последние пять или десять лет? — спросила Крис.

— Может да, может, нет, — с еле заметной улыбкой сказала дежурный лейтенант. — Бени, скажи дамам что-нибудь.

— Да, сэр, мэм. Ну, электронные контрмеры требуют большого анализа данных. И их нельзя анализировать, не перетаскивая с места на место. А это создает шум. — Молодой техник постучал пальцем по экрану, где то вверх, то вниз скакала дюжина цветных столбиков. — Каждый из этих шумов хоть немного, но отличается от остальных. Мой старичок умеет анализировать, но сейчас придется проделать работу более глубокую, чем обычно. Посмотрим, сможем ли распознать их.

— Как отсюда можно распознать такой шум? — спросила Крис.

— Мэм, когда вы только были на пирсе двумя уровнями ниже, в моем распоряжении уже были документы на вас и на ваш компьютер. — Бени расплылся в улыбке.

— Чьих рук дело? — подстегнула Сантьяго.

— «Петервальд Компьютинг Анлимитед», — тут же ответил техник.

— Петервальд, — выдохнула Крис. — Дедушка Эл предупреждал, что в конечном итоге во всем будут замешаны Петервальд. Сначала я думала, он увидел старых семейных призраков.

— Иногда старые семенные призраки не хотят оставаться в шкафах, где им и место, — сказала шкипер. — Не принимай на свой счет, Крис. Если Гринфельду удастся завоевать Вардхейвен, они примут большую часть Союза Разумных, не пройдет и года. Плюс девяносто планет к их шестидесяти или семидесяти, а лет через пять в их руках будет Земля. Вот ведь черти, они нас здорово обыграли.

— Нужно рассказать все папе, — сказала Крис.

— Можете позвонить с моей аппаратуры, — предложил Бени, отключив коммуникатор.

— Не уверена, — начала Крис.

— Мэм, мы тут не очень любим, когда подслушивают наши разговоры. Поверьте, все, о чем вы будете говорить, будет строго конфиденциально. Кроме того, кому нужно прослушивать линию, принадлежащую какой-то «1/с Электроник тех»? У новостных агентств есть боле важные дела.

— Можете довериться Бени, — сказала дежурный лейтенант.

Крис взяла трубку, Нелли поделилась кодом безопасности, потом ввела специальный номер, зарезервированный Хонови для звонков жене. Использовать номер Роуз — паршивый трюк, но…

— Дорогая, у меня много дел, — мгновение спустя отозвался на звонок брат. — Давай, я тебе перезвоню.

— У меня тоже много дел, но нам нужно поговорить, — сказала Крис.

— Где ты?

— Я не об этом хочу поговорить. Но кое-кто, с кем я только что разговаривала, только что рассказал мне о приближающихся роскошных лайнерах, и я подумала, ты, наверное, захочешь о них узнать.

— О роскошных лайнерах?

— Да, тех самых, которые передают нам пламенный привет, — сказала Крис, пытаясь использовать очевидный для брата код, который, тем не менее, не должен привлечь внимание поисковых роботов.

— Ах, эти лайнеры, — брат, может, и немного тугодум, но не глупый.

— Кажется, они пользуются кое-каким оборудованием, произведенным «Петервальд Компьютинг Анлимитед».

— Вот как, — сказал Хонови, стараясь не произносить ни одного ключевого слова, чтобы привлечь внимание поисковиков.

— Да. Дедушка Эл считает, что в наших мутных водах может оказаться их весло. Что только добавляет причины «за».

— Папе это понравится.

— Как у вас там вообще дела?

— Не так хорошо, как хотелось бы. Папа настаивает на домашнем сеансе «старых парней». Понятно, никого из новичков на этом сеансе видеть он не хочет. Знает, что ему нельзя принимать участие в голосовании. Так что хочет возглавить марш «старых парней». Новичкам придется что-то решать.

— Что именно?

— Хотел бы и я знать. Мы в ужасной ситуации. Помнишь, как старый Док Мид говорил, что мы выбрали самую худшую из британских моделей?

Крис помнила. Еще помнила, как не соглашалась с профессором политологии. Раз оппозиции удалось свергнуть правительство, справедливо было предполагать, что они сформируют свое правительство или, хотя бы, будут удерживать в руках попавшую горячую картофелину до конца выборов. Но доктор поднимал гипотетические ситуации — ни одна из них не была такой ужасной, как нынешняя — и утверждал, что старое правительство должно оставаться у руля до тех пор, пока новое не сформируется и не будет готово вступить во владение. «Именно таким образом Британская империя просуществовала на старой Земле целых двести лет. Запомните мои слова, рано или поздно наши цыплята вернутся домой».

Когда все закончится и Крис окажется в университете Вардхейвена, ей придется найти доктора Мида и сказать ему, что ей посчастливилось встретить этих самых цыплят. Да, и каждый из них был весом в сто тысяч тонн.

Если когда-нибудь посчастливиться посетить колледж.

— Ну а ты что собираешься делать? — спросила Крис у Хонови.

— Передам отцу кое-какие твои слова. Постараюсь, чтобы он не выкопал яму, в которой оказался, еще глубже. Папа знает, что прав, а новый премьер ошибается, но сейчас все карты на руках у нового премьера. Быть правым и бессильным — не самое лучшее сочетание. Был бы он поскромнее, справился бы на отлично, но папа не умеет быть скромным.

— В этом весь наш папа.

— Ну, он определенно не ведет себя, как мой папа. Он сейчас спокоен, хладнокровен, собран и непревзойден.

— Люблю тебя, брат. Позаботься обо всем там, у себя.

— Конечно. А ты о чем заботишься?

— Ты ведь знаешь мою маленькую «яхту»? Я тебе ее еще показывала, — Крис назвала свой PF уничижительным именем, данным боевым катерам репортерами.

— Господи, женщина, я даже не подозревал, что ты проберешься туда, наверх.

— Ты и не должен был.

— Это самоубийство.

— Если я могу помочь, значит, это не оно. Кроме того, брат, если ты с папой сможете действовать вместе, помните об альтернативе. Нам либо начинать размахивать белой простыней, либо посылать Давида, чтобы он… позаботился о больших штуковинах.

— Святой Иисус, сестричка, еще немного, и ты заставишь меня выбрать первый вариант.

— Вы не можете проиграть, брат. Я на вас рассчитываю. Если не сможете вытащить из своей политической шляпы какого-нибудь кролика, мне придется собрать повстанческий отряд. Не заставляй меня организовывать мятеж. Пожалуйста.

— Извини, сестренка. Я об этом не подумал. Боже, какой же у нас бардак.

— Еще какой. Ладно, брат, делай свою работу, а я сделаю свою.

— Пока, мне нужно бежать. Увидишь нас в новостях.

Крис повесила трубку и огляделась.

— Что у нас по новостям?

— Есть кое-что, — кивнула Сэнди, и дежурный лейтенант включила трансляцию. На одном из мониторов появилась трансляция из парламента. Десятки людей куда-то шли. Нет, это камера отодвигалась и Крис уже насчитывала сотни мрачных мужчин и женщин в старомодных костюмах, обычных для заседающих в парламенте. Да, за папиной спиной находилось больше половины парламентариев. Он шел во главе этой группы, преодолевая пятьдесят ступеней, ведущих к огромным дубовым дверям, которые во время заседаний парламента всегда были открыты.

А сегодня они были закрыты.

Папа добрался до конца лестницы, быстро подошел к дверям. Те и не подумали открыться. Тогда папа драматично набросился на них, но тщетно. Они остались закрытыми. Папа обернулся к толпе из парламентариев и репортеров, вытащил из кармана пиджака листок бумаги, на которой, как Крис знала наверняка, были написаны тезисы для очередного горячего выступления.

Тут его догнал Хонови. Брат встал рядом с папой и что-то прошептал тому в ухо. Репортеры попытались перехватить слова, но все, что у них вышло, так только тихое жужжание. На этот раз Хонови предпринял необычный шаг, активировав глушитель. Наверное, папа заметил это и коротко отчитал сына.

— Похоже, ваш старик не любит, когда пользуются глушилкой, — ухмыльнулся Бени.

— Не любит. Папа искренне верит, что правительство должно быть прозрачным. То, что ты видишь, должно быть тем, что ты получаешь. — Ну а что не видишь, совсем другой вопрос.

Хонови даже не поморщился. Он так и не выключил глушилку и продолжил говорить. Через мгновение папа начал слушать его уже с серьезным лицом. Не тем, которое принимает, когда делает вид, что слушает тебя, а именно то, которое означает, что он слышит каждое твое слово. И на самом деле позволил себе нахмуриться перед всеми.

А папа никогда не хмурился. «Кто хочет голосовать за мрачного Гаса?» — как обычно говорил он Крис, когда та только начинала работать на его предвыборные кампании. Это ей тогда было четыре, а потом в шесть лет. А вот сейчас нахмурился, потом кивнул, приглашая Хонови следовать за собой. Он остановился в паре шагов он толпы парламентариев и репортеров, сунул бумажку с подготовленной речью обратно в карман пиджака, сделал смертельно серьезное выражение на лице и глубоко вздохнул.

— Уважаемые сограждане, сейчас мы живем в странные и опасные времена, но наверняка вам не нужно об этом рассказывать. Это ясно любому, у кого есть глаза и уши. И это уникальное время требует от вас и тех, кого вы поставили руководить вами, уникальных мер. Сегодня я пришел сюда с расчетом, что все эти прекрасные люди, последовавшие за мной, смогут дать толчок вращению колеса правительства. — Он оглянулся через плечо. — Но, очевидно, не сможем. Как бы мне ни хотелось услышать вас, но выборы состоятся только на следующей неделе, а корабли, требующие нашей капитуляции и угрожающие тотальным уничтожением, если откажемся, будут здесь уже через три дня. Нам нужно правительство уже сейчас!

— Мой сын, — продолжил он, посмотрев на Хонови, — образованнее меня, и он рассказал мне, что давным-давно, на Земле, когда наступали опасные времена, сродни тем, с которыми сейчас приходится столкнуться нам, люди формировали правительства национального единства, когда политическая выгода отложена в сторону, ибо на карту ставится само выживание нации.

— Моджаг Пандори. — Билли Лонгнайф, до сих пор непревзойденный политик, развернулся к закрытым дверям. — Нам пора разрушить стену, которую мы построили между нами. Моджаг Пандори, я призываю тебя встретиться со мной, чтобы мы смогли выработать необходимые процедуры для формирования коалиционного правительства, чтобы Вардхейвен смог столкнуться с наступающим кризисным временем не разделенным своим прошлым, но объединенным для будущего. Моджаг Пандори, я готов пойти на любые необходимые уступки в этот критический период, чтобы поставить интересы нашего народа на первое место, где они и должны быть. Должны быть, если у Вардхейвена вообще будут какие-либо интересы в будущем.

— Спасибо, мои сограждане, и пусть бог поможет нам всем.

По ступеням, ведущим в здание Парламента, прокатились аплодисменты. Сэнди тоже не удержалась и медленно похлопала в ладоши. И дежурный лейтенант. А Бени сидел с открытым ртом.

— Он говорил без бумажки. В смысле, я слышал, как вы разговаривали с братом, видел, как ваш брат что-то говорил вашему отцу. И вы хотите сказать, что за такое короткое время он смог придумать такую речь? — Бени недоверчиво смотрел на Крис.

— Он один из тех самых проклятых Лонгнайф, — напомнила шкипер.

— Да, знаю. Я слышал об этом. Читал в учебниках по истории. Просто думал, что это чушь и легенды.

— Иногда папу ненавидеть труднее, чем остальных.

— Да, — согласилась дежурный лейтенант, и вздрогнула от взгляда капитана.

— Ладно, народ, завтра день начнется рано, не думаю, что потом будет шанс получить хороший сон, так что у нас есть восемь часов отдыха. Рекомендую воспользоваться этим временем и как следует отоспаться, — приказным тоном сказала Сэнди.

Хороший совет, — решила Крис и… воспользовалась им.

Назад