Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 10

Эти два визита, на свой корабль и к Бэбс Томпсон, пролили свет на то, во что превратилась ее работа. Капитаны с экипажами чинили корабли. Ей же предстояло убрать с их пути все, что может помешать дать лучший бой из возможных.

Тот факт, что некоторые из помех могут исходить от самих капитанов, стал для Крис новой мыслью, правда, не такой уж чуждой. В школе ей приходилось сталкиваться с слишком практичными управленцами, вмешивающимися в каждую мелочь. Сейчас появился шанс помочь друзьям избежать этого опыта. А, да, и самой его избежать.

Помочь кораблям подготовиться к бою.

Найти больше кораблей и вовлечь их в драку.

Вот, чем должна заниматься принцесса.

Глава первая книги, которую она, может быть, когда-нибудь напишет о надлежащем этикете и образовании принцесс.

Крис засмеялась и отправилась к следующему катеру.

— Нелли, отмечай катера, которые я посетила и, если какой пропущу, дай знать.

— Да, мэм. Пока ты занимаешься своей задачей, я работаю над более сложными и быстрыми маневрами уклонения. Я так же разрабатываю несколько сценариев финальных атак в зависимости от того, какими схемами уклонения нам придется воспользоваться. И сколько нас выживет после атаки.

— Замечательно, Нелли.

— Знаешь ли ты, что старшина PF-109 заказал для экипажа новые шлемы? До того, как Пандори закрыл проект боевых катеров?

— Не знала. Они хорошие?

— Да, по моим меркам, самые лучшие.

— Закажи для экипажей всех катеров, пожалуйста. И экипажей яхт.

— Мы ведь не хотим привлекать внимание репортеров?

— Нет, не хотим.

— Дедушка Эл спонсирует несколько футбольных команд. Я могу заказать новые шлемы по коду их стоимости и отправить их почтой по нужному адресу, после чего по бобовому стеблю в спортивный отдел Космофлота. Это должно остаться незамеченным.

— Да, Нелли, должно.

— Крис, именно это вы называете весельем?

— Да, перехитрить людей, которые не должны знать, чем ты занимаешься на самом деле, именно это я и называю весельем.

— Да, я нахожу это веселым. Кроме того, я перепрограммирую высокочастотные станции, чтобы шлемы не мешали. На яхтах есть станции из умного металла, я могу немного изменить их, но на большинстве есть системы безопасности, которые могут меня остановить. Попробую объяснить им, что мы заказали шлемы, которые помогут их людям выжить, и что мои настройки увеличат их безопасность. Думаю, они примут мои изменения.

— Ты ведешь переговоры с бортовыми компьютерами яхт?

— Наверное, ты их так называешь.

Стоит об этом подумать подробнее, — решила Крис.

— Нелли, когда будешь в следующий раз разговаривать с компьютером тетушки Тру, расскажи обо всем этом. Думаю, тетушке будет интересно узнать, что ты можешь разговаривать с другими компьютерами.

— Ты так думаешь? Мне это показалось вполне разумным.

Ага. Точно.

Остальные катера оказались в разной степени бардака. Крис ждала, что Фил и Чандра станут исключением из правила, но те только с гордостью назвали степень хаоса на своих машинах. Чандра тестировала AGM-944. Ракеты хоть и были того же диаметра, что «Фоксеры», оказались раза в четыре длиннее. Для них пришлось убрать две из четырех пусковых труб для «Фоксера», чтобы смастерить одну нужного размера.

— Нелли работает сразу над несколькими более радикальными схемами уклонения, — сказала Крис Чандре.

— Отлично, — кивнула та. — Думаю, нам придется быть более хитрыми, чем когда-либо думали. Срезать углы быстрее всяко лучше, чем делать это медленно.

— Понадобится больше «Фоксеров».

Чандра моргнула.

— Нужно будет организовать загрузку нескольких магазинов «Фоксеров» во время переезда. Сделаю.

— Коммандер Сантьяго изучает, сколько буксиров можем получить. На всякий случай, если израсходуем весь боезапас, и нам понадобится помощь.

— Мы будем атаковать из-за луны?

— Один из вариантов.

— Хорошо. За луной можно маневрировать и выйти по другому вектору, отличному от входа.

— Может заставить нас нырнуть прямо в атмосферу Вардхейвена.

— Тогда и понадобятся буксиры, — фаталистично пожала плечами Чандра. — Сначала убиваем линкоры, потом заботимся о собственной жизни.

Двигатели катера Фила были разобраны на части, из них вытащили радиаторы, которые перебирались уже в доках.

— Если я получу дополнительные десять процентов выхода от реакции материи-антиматерии, пусть даже на последних тридцати секундах, это приблизит меня ближе к врагу за меньшее время. А радиаторы использую, чтобы охлаждать движки, насколько получится, прежде чем начнется зарядка. А потом я их отключу, чтобы испускать как можно меньше инфракрасного излучения. Как только покончим с врагом, приложим радиаторы и быстро выведем реакторы из красной зоны. Если сработает, верфь переделает остальные катера до того, как мы улетим. Как дела у Томми?

— Верфь ему помогает. И PF-105. Смотрю, тебе тоже помогают. Чандра попросила помочь ей с перезарядкой. Тебе еще что-нибудь нужно?

— Не сейчас. Пусть сначала займутся недостатками «Фоксеров» и AGM-944, только потом я им позволю возиться с моим кораблем. Инспектируешь эскадрилью?

— Кажется, теперь это моя обязанность. Ты следишь, чтобы у своих специалистов было все необходимое для выполнения задач, я смотрю, чем могу помочь тебе. Иногда помогаю прежде, чем ты осознаешь. К примеру, только что мы заказали новые шлемы. — Крис рассказала Филу о новых манерах уклонения, разработанных Нелли, и о шлемах, которые могут помочь не расплескать экипажу мозги во время этих самых маневров уклонения.

— Я должен был об этом подумать, — сказал Фил.

— Одна голова — хорошо, две — лучше. Вот что, пойду, спрошу у коммодора, может, проведем вечером небольшую летучку на пирсе рядом с «Кушингом», рассмотрим работу эскадрильи. Скажем, в шестнадцать ноль-ноль. Каждый шкипер расскажет, как у него дела, что интересного придумал и запланировал на завтра. Справимся быстро, особо-то времени у нас нет.

— Думаешь, сможешь вызвать начальника верфи и заставить его рассказать, как идут дела? Однажды я задал такой вопрос своему дворецкому и все, что получил в ответ, мол, все в порядке, не волнуйтесь. Что заставило меня волноваться сильнее.

— Я приглашу на летучку Роя.

На Джека Крис наткнулась скорее случайно, чем намеренно. Он клятвенно заверил, что больше не позволит Крис смыться от него вот так запросто. Оказавшись на «Кушинге», Крис рассказала коммодору об идее дневных и утренних летучек.

— Я всегда их провожу, когда нахожусь в доках. Но сейчас так все торопимся, что забываем все делать правильно. Вы вот уже совершили обход. Хорошие командиры всегда так делают. Давайте посмотрим, что на самом деле происходит на кораблях. Вам кто-то подсказал так сделать?

— Нет, — призналась Крис.

— Должен был догадаться, что у Лонгнайф не займет много времени это понять. — Коммодор улыбнулся. — По праву крови, по праву имени. По праву титула, так вы тогда заявили? Нужно запомнить это, когда буду писать мемуары. В наши дни подобного совсем не слышно. Уж точно не от людей, вроде вашего старика. В любом случае, да, Ваше Высочество, я пошлю посыльных в ваши владения и потребую, чтобы капитаны катеров явились сюда к шестнадцати ноль-ноль.

— Звучит ужасно фантастично. Уверены, что вас поймут правильно? Почему не просто сказать: «Коммодор шлет привет и созывает совещание на пристани?» Раньше всегда срабатывало.

— Ох, да, но в моем варианте больше поэзии. А, разве мы, идущие на смерть, не должны приветствовать жизнь стихами?

Крис впервые за все время, что знала коммодора, увидела, как блеснули его глаза.

Что я разбудила? Нет, не так. Что мы высвободили из себя?

На «Хэлси» Крис заходить не стала. Что предложить Сэнди, кроме как передать, во сколько организуемся летучка на пирсе, она не знала.

Ворота 5В между базой Космофлота и доками Нуу теперь были открыты постоянно, так что в доках Крис оказалась быстро. Чего ждать от экипажей яхт, она не знала, так что не удивилась, когда ее встретили с возгласами от «Принцесса на борту!» на яхте дедушки Элла, до «Лонгнайф на борту! Следите за кошельками!» на других яхтах.

Экипажи яхт создали свою внутреннюю командную структуру, избрав главным капитана яхты «Архимед». Элизабет Луна, высокая, с когда то цвета воронова крыла, а сейчас седеющими волосами, протяжным голосом, словно из далекой земной провинции, приветствовала Крис крепким рукопожатием и жалобой:

— Они хотят снять с моей яхты двенадцатидюймовые лазеры. Только через мой труп, но я буду отстреливаться.

Крис подозревала, что жертв в этом случае будет много.

— Объяснили, зачем? — спросила она, выигрывая время и проверяя, нет ли где поблизости запасных выходов. Джек же проявил удивительное безразличие к безопасности Крис, рассматривая скрещенные сабли на переборке мостика. Судя по всему, Элизабет была готова к отражению любой атаки немедленно.

— Говорят, из-за массы. Они хотят приварить к морде моей яхты эту чертову приманку, ставят к ней баржу и лепят фальшивый фронт полудюймовыми палубными плитами. И после этого их волнует вес.

— А вы сможете пользоваться лазерами сквозь весь этот хлам? — поинтересовалась Крис. Вопрос прозвучал хорошо.

— Дорогая, когда я начну стрелять, всего этого дерьма у меня уже не будет. Я хочу заложить взрывчатку к стойкам, удерживающим ловушку и фальшивые борта. Как только вы выполните свою часть работы, я освобожусь от всего этого и начну охотиться за какой-нибудь мелочью, которая прорвется мимо вас.

Крис моргнула. Она считала свое участие в этом деле одним шагом до самоубийства. Да любой разумный человек тоже так считал бы. Но намеренно идти в бой на корабле, усеянном взрывчаткой… Планировать проделать дыру в обшивке своего же корабля, чтобы освободиться от хлама и ринуться в перестрелку…

— Извини, Крис, но в чем разница между взрывчаткой и установленными на борту AFG-944? — спросила Нелли.

— Спасибо, Нелли, ты помогла. Продолжай заниматься расчетами.

— Да, мэм.

— На других яхтах собираются сделать то же самое?

— Да. И у нас получится. Можете объяснить это ребятам из верфи и вашим флотским друзьям? Кажется, они лучше понимают только ваши слова.

— Разве они не засядут в ловушках? — спросила Крис.

— Можно и так. Но я перенесла их рабочие места на яхту. Поверьте, кушать им будет лучше на нашем камбузе. И каюты мы всем сделали рабочими. Троих вовсе устроили в джакузи хозяина яхты, сухой, конечно же. Восемь резервных линий, идущих к источникам шума, ложным целям и прочему. Поверьте, на борту яхты будет безопаснее.

— У вас тут будет настоящий бардак.

— Босс приказал выиграть бой. Не обращая внимания на цену. Хозяин сказал, что подарит нам часть акций. Правда, они мало будут стоить, если мы проиграем. Но мы выиграем, а в этом случае не думаю, что кому-то из нас когда-либо придется искать работу. Да, принцесса, мы будем стрелять во все, что прорвется мимо вас. И, насколько знаю, наши яхты не единственные, которые проверяют свои шестизарядники. Еще с полдюжины готовятся отправиться с нами в полет.

— Боже, — сказала Крис. А, может, помолилась. — Не нужно, чтобы они лезли вперед и испортили все… — Крис замолчала.

— Ваши причудливые маневровые танцы на катерах, поскольку нужно оставаться в живых, — закончила за нее Луна.

— Что-то в этом роде, — кивнула Крис. — Нелли?

— Я ведь обещала сразу сказать тебе, если в новостях проскочит что-то интересное. Пока ничего интересного не было. Нет даже намека на возможную защиту. Все разговоры — политические, и все сосредоточены на твоем отце и Пандори. Никаких отставных генералов или адмиралов, что интересно. Поверь, Крис, я могу генерировать случайные числа и обращать внимание на нужные новости. Пара пустяков.

— Спасибо, Нелли, — сказала Крис и вслух снова обратилась к капитану яхты: — Как думаете, как скоро в новости просочится наша подготовка?

Капитан пожала плечами.

— Почти все мы получили от хозяев приказ держать все в тайне. Нет причин разбалтывать все газетчикам. Да и они не особо сильно шпионят. Может, кто-то им укоротил поводок, кто знает? — Элизабет слегка улыбнулась и пожала плечами. Неужели хвалит тех, кого обычно все ненавидят?

Следующая остановка произошла в вотчину Роя. Кар привез ее в цех, где действующий суперинтендант вместе с небольшой армией инженеров склонился над голограммой одной из вооруженных яхт. Крис увидела, как нечто сдуло внешнюю липовую броню, приманку и баржу, а потом обломками разорвало саму яхту.

— Не то, — сказал Рой. — Попробуйте другой вариант.

— Мы уже двенадцать раз пробовали.

— Значит, проблем с придумыванием еще двенадцати вариантов у вас не должно быть. Вряд ли ваша мама вырастила лишенного воображения инженера, не так ли?

Присутствующие забормотали, что-то о том, что у некоторых управленцев вряд ли есть матери. Рой в этот момент увидел Крис, улыбнулся, игнорируя недовольное бормотание подчиненных.

— Как дела, ваше высочество?

— Лучше, чем ожидала. Капитан Луна уже видела эту маленькую демонстрацию?

— Она и еще пять капитанов видели первые четыре варианта. Не поверили ни единому пикселю. Думаю, за моей спиной, между собой, они уверились, что все это обычная инженерная чушь.

— Со всем, что на них навесят, они смогут стрелять лазерами?

— Не уверен, что рекомендовал бы делать это.

— Как насчет выстрела малой мощности, чтобы пробить дыру, а потом в эту дыру палить на полной мощности? Недавно я так попробовала. — Да, но ни в одном учебнике такого еще не было написано. — Сначала слабым зарядом, а потом со всей мощью.

— Оборудование для такого не предназначено.

— Мне пришлось внести программные модификации. На лету. У вас есть два дня, наверняка сможете что-то сделать.

— Протестировать, отладить и задокументировать, — вздохнул Рой. — Как я ненавижу иметь дело с разработчиками программного обеспечения. Особенно когда предстоит сказать, что у них есть только два дня.

— Я могу попросить Нелли сделать все это до конца рабочего дня, — сказала Крис.

— Я могу сделать все это за пять минут, если мне дадут доступ к судовым системам.

— Знаю, Нелли, но давай не будем смущать кучу народа.

— Ох уж эти ваши человечески чувства.

— Это может быть весело, — Рой расплылся в улыбке от уха до уха. — Бросить вызов моим программистам. Они против вашего компьютера. Но нет. Идея так себе. Мне придется работать с этими парнями после того, как вы отплывете в закат. Плохая идея. Но было бы весело. Господи, у меня будет куча проблем.

Он оглянулся на инженеров. В этот момент голограмма демонстрировала очередной взрыв в замедленном темпе. Поначалу все шло нормально, а потом силовая баржа отскочила от балки и проехалась по мостику. Получилась жутко уродливая картинка.

— Ну и какой у меня выбор? Либо эти люди что-то должны придумать, либо программисты. Похоже, в любом случае я буду проклят.

— Что, если сохранить фальшивые борта в целости, — раздался тихий голос с шеи Крис. — Аккуратно взорвать точки крепления и вытащить яхту из кокона?

— Что ты сказала, Крис?

— Это сказала Нелли, Рой.

— Вы хотите взорвать фальшивую обшивку? — спросила Нелли. — Почему не оставить ее целой? Небольшие взрывы могут уничтожить крепления, после чего яхта сможет сманеврировать в сторону, а ложная обшивка продолжит полет по прежнему курсу.

— Мы уж так пытались. Идея не такая простая, как кажется. Заряды придется ставить чуть сильнее, чем нужно для безопасности яхты. Все из-за того, что крепления нужно делать достаточно прочными, чтобы они выдерживали удары, которые, несомненно, будут наноситься во время боя. В результате оснастка будет деформирована и, чтобы ее отделить от яхты, потребуется больше взрывчатки.

— Но если их правильно разместить, они не создадут такой большой хаос с большим количеством конфликтующих векторов, — ответила Нелли.

Крис поняла, что обсуждение может сильно затянуться.

— Ой, Рой, в шестнадцать я организовала летучку на причале у «Кушинга» для шкиперов PF. Может, будет еще одна в восемь. Можно организовать летучку для капитанов яхт и военных, назначенных к ним на борт. Я так понимаю, флотских переселили с приманок на яхты. Так что на летучке можно будет узнать, как у них дела.

— Да, правильно, мы перенесли рабочие станции на борт яхт. Может, еще не всем рассказали.

— Можно сделать это на летучке.

— Точно. Нелли, у тебя есть какие-нибудь предложения, где и как расположить взрывчатку и в каком количестве?

— Для этого мне нужно увидеть разработанные схемы.

— Точно. Хм. До инженеров донести эту мысль будет непросто. Пожалуй, я найду тебя ближе к четырем.

— Я буду там, где будет Крис, — сказа Нелли.

— Нелли, передай этот разговор тетушке Тру.

— Что насчет безопасности?

— Да, точно. Тогда сделай запись и передай ее, как только появится возможность.

— Да, мэм. Я тебя обеспокоила?

— Нет, Нелли, просто ты открылась с новой стороны, которую мы с тетушкой раньше не видели, так что, думаю, это немного пощекочет воображение тетушки.

— Думаю, это забавно, пощекотать воображение Тру.

— Пожалуй, да.

Последним в списке обхода у Крис был «Хэлси», но остановилась она около PF-109. Парни с доков полностью заняли машинное отделение. Томми вернулся на мостик, помогая Пенни чем мог, в попытках подключить к датчикам пульт разведки.

— Как насчет веревки с двумя жестяными банками на концах? — в отчаянии вздохнула Пенни.

— Наверное, понадобится помощь экспертов, — сказала Крис.

— Еще парней с доков? — без всякой улыбки спросил Томми.

— Нет, похоже, на «Хэлси» есть кое-кто, кто может всех нас посрамить, — сказала Крис. — Ботаник, обожающий черные ящики так же, как один мой хороший друг. — Крис ткнула Томми локтем.

— Это вот твое «ботаник-техник» с «Хэлси» прозвучало так, словно мне нужно с кем-то познакомиться, — сказал Томми и его знаменитая улыбка, наконец, показалась из укрытия.

— Если он или она сможет заставить мою станцию договориться с сенсорным блоком этого корыта, я тоже хочу участвовать в разговоре, — сказала Пенни, в сердцах стукнув кулаком по непокорной станции.

— Удивительно, но следующим пунктом моей прогулки является как раз «Хэлси», — сказала Крис и отправилась в следующий пункт прогулки.

Она не удивилась, обнаружив Сэнди, склоненную над дисплейным столом.

— Как дела? — спросила Крис, что сегодня стало у нее вместо приветствия для всех без исключения.

Шкипер эсминца пожала плечами, но не отвела глаз от схемы на столе.

— Дерьмово. Если атакуем пораньше, нырнем прямо на них, как только выйдем из лунной тени? Или пойдем рядом с ними, и пускай они палят по нам с дальней дистанции? Обрати внимание: палят по нам. У их линкоров большой диапазон стрельбы. У нас такого нет.

— Похоже, вы сейчас ответили на вопрос. Нет никаких причин оставаться в зоне досягаемости дольше, чем нужно, — сказала Крис.

— Но если бросимся прямо на них, это покажем им все наши козыри, так ведь? — сказал Томми.

— Поэтому я и не хочу этого делать, — кивнула Сэнди.

— Но у нас слабые козыри, — сказала Крис.

— Да, слабые, но нужно ли, чтобы они об этом знали? Сражения выигрываются не столько из-за блестящей стратегии победителя, сколько из-за глупых ошибок проигравших. Надеюсь, Лонгнайф, это тебя не шокировало.

— Я, как бы, это подозревала, — сухо сказала Крис.

— Я в шоке. — Кривая улыбка Томми стала настолько большой, насколько это вообще возможно.

— И я в шоке, — сказала Пенни, — от того, что капитан консервной банки раскрывает такие священные тайны флота непосвященным младшим офицерам.

— Думаете, служба безопасности уже в пути с намерением заковать меня в кандалы за нарушение, лейтенант Лиен? — спросила Сэнди.

Пенни, услышав свое новое имя, прищурилась и покачала головой.

— Так вот, — медленно продолжила Сэнди, — если мы будем подходить медленно, пока не попадем в зону действия дальних лазеров, позволим им сделать первые выстрелы, а затем начнем действовать…

— У нас будет больше времени изучить их построение, — сказала Пенни, переходя в режим офицера разведки.

— Но они тоже будут изучать нас, — заметила Крис.

— И разве мы не станем дезинформировать и врать друг другу? — спросил Томми.

— Весь вопрос в том, кто будет в этом лучшим, — сказала Крис.

— Что с приманками? — поинтересовалась Сэнди. — Что будет исходить от них?

— Была мысль выдать их за легкие крейсеры, вытащенные из кучи нафталина. К Бойнтону мы должны были отправить все, что есть. Об этом кричали на всех ток-шоу, — ответила Крис. — Но Рой утверждает, что на яхту можно навесить фальшивые борта любого размера. Насколько большими мы будем делать наши приманки?

Сэнди задумчиво потерла переносицу, но первым заговорил Томми.

— Что, если мы поначалу будем издавать шум поменьше, но, по мере того, как будем подходить поближе, начнет «просачиваться» нечто большое. После того, как пришлось повоевать на Олимпии, бабушка рассказала мне, что и на Санта-Марии не всегда было мирно. В первые сто лет, в голодные времена, когда команда потерпевшего крушение корабля пыталась выжить, обосновавшись на Санта-Марии, не все были готовы голодать. Были люди, кто взбунтовался и ушел в горы. Они стали бандитами. Не те истории, которые в школах рассказывают детям. И вот как-то случился бой, мужчины сцепились с горными бандитами. В какой-то момент бандиты стал брать верх, но тут появились женщины и дети, вооруженные палками и всякими другими острыми предметами. Они неслись к месту боя, и бандиты, увидев нагрянувшее подкрепление, побежали.

— Хаос и путаница, — сказала Пенни.

— Хаос для врага, — провозгласила Сэнди, словно произнесла тост.

— Чем больше хаоса, тем веселее, — кивнула Крис. — Наверное, можно начать с легких крейсеров, а потом половине позволить, случайно, засветиться, как линейные крейсеры класса «Триумф». Старенькие корабли, которые кружат возле причалов резервного флота и на них никто внимания не обращает.

— Запутать противника еще больше, — кивнула Сэнди.

— А если этого будет недостаточно, — продолжила Крис, — Восьмой патруль не единственный вооруженный отряд в городе. — Что заставило Сэнди вопросительно приподнять бровь, да и Томми с Пенни недоумевающие смотрели на Крис. Крис рассказала о задумке капитанов яхт, что они тоже намереваются принять участие в драке, даром что вооружены.

— Ох, Иисус, Мария и Иосиф, — взмолился Томми. — Переполненное поле боя — как раз то, что нам нужно.

— Нет, они сказали, что будут у нас в тылу, драться с теми, кто прорвется мимо нас.

— Может, для них это и не так уж и плохо. Каперы добивают раненых и укладывают рядком, — кивнула Сэнди. — Кто-то решил, что отправив флот в другую систему, оставит Вардхейвен беззащитным. Разве они не знают, что можно нарваться на яростное сопротивление свободных людей, пока у них есть зубы? И ногти.

— Подозреваю, у двенадцатидюймового импульсного лазера на вооруженной яхте несколько более высокий уровень опасности, чем у зубов, — сказала Крис.

— Но ты же поняла мою мысль.

— Да. Мы проделываем дырки в линкорах, оставляем их в потрясении истекать кровью, а вооружившееся население Вардхейвена приканчивают их тем, что у них есть.

— А мой «Хэлси» и «Кушинг» прорежут для вас дырку. Мы сделаем это, — сказала Сэнди, медленно сжимая ладони в кулаки.

Все вчетвером надолго задумались. Они придумали план. Пока что единственный. Вот только ни один план битвы еще не пережил контакта с противником.

Что придется придумать, когда все начнет, к чертям, разваливаться?

— Мне нужно позвонить, — наконец, сказала она. — Хочу узнать, как дела у брата. Судя по тому, что последний звонок ему не разлетелся по новостям, защита связи Бени просто отличная. Могу я воспользоваться ей еще раз?

— Вот его и спросим. Лейтенант, вызовите Бени на мостик.

— Есть, мэм.

Через две минуты тот явился в помятом комбинезоне, протирая глаза.

— Я вас разбудила? — спросила Крис, понимая, то первый вопрос должен быть не о распорядке дня, а о доступности специалиста.

— Да, мэм. Что-то важное?

— Надеюсь. Мне нужно воспользоваться вашим коммлинком.

Бени протянул аппарат, осмотрелся, нашел пустое кресло, занял его и тут же засопел. Крис ввела номер Хонови и свой код.

— Роза, я же говорил тебе… А, это ты Крис? Не отключайся.

— Это я, — сказала Крис.

— Хорошо. Я сейчас на встрече с Кусой Пандори. Ты ее помнишь. Она для своего старика ровно то же, что я для своего.

— Я помню Кусу, — сказала Крис. — Перезвоню.

— Нет. Нет, не смей. Я хочу, чтобы ты это слышала, и я хочу, чтобы она слышала, что я говорю тебе. Крис, пойми, она должна знать, что я ничего не хочу скрывать. Я не могу позволить говорить тебе одно, а ей другое.

— Прозрачные договора, открыто заключенные, — Крис процитировал папины слова.

— Именно, сестренка.

— Что происходит? — услышала Крис еще один голос. — Так это и правда твоя сестра? Ее уже выпустили из тюрьмы? Впрочем, какая разница.

— Моя сестра сейчас готовит дюжину патрульных катеров к бою с летящими сюда линкорами.

— Откуда мы знаем, что это линкоры? А те дорогие игрушки давно отправились на свалку. Слышал, мой папа приказал флоту ничего не предпринимать? Кроме того, если бы кто-то с таким же громким именем, что у твоей сестры, делал что-то подобное, об этом уже давно растрезвонили бы по новостям. Почему я ни о чем подобном не слышала?

— Бени, можешь установить громкую связь? — шепнула Крис.

— Да, мэм. — Техник тут же вскочил с кресла, хотя, казалось, только что крепко спал. Через мгновение все присутствующие на мостике слышали ответ Хонови. Бени же прошептал: — Пока мы выключены, но, если хотите что-то сказать, нажмите вот эту кнопку.

Крис кивнула и стала слушать ответ брата.

— Ты вправду думаешь, что к нам сюда отправили кучу роскошных пассажирских лайнеров, чтобы транслировать требование о сдаче?

— Это может быть блеф, — ответила женщина. Крис оценила ее голос на предмет убедительности и решила, что ее там как раз недостает.

— У них реакторы и турбины линкоров, — сказала Хонови и не получил ответа. — А моя сестра делает все, что в ее силах, чтобы те маленькие лодочки, которые вы хотите списать, были готовы атаковать мощные боевые корабли, потому что это единственные корабли, которые у нас есть.

— Не забывайте про мою «Хэлси», — сказала Сэнди и улыбнулась. Присутствующие на мостике члены экипажа тоже заулыбались.

— Это самоубийство! — Воскликнула Кусу.

— Возможно. Крис так не думает. И она использует каждую секунду, чтобы уменьшить шансы против поражения.

— Они не смогут.

— А твой отец чего хочет? Он не может сдаться. Осмотрись. Рано или поздно ему придется сделать то, что, как мы все знаем, он должен сделать: начать драться. Приказать драться всем, что у нас есть. Вы же хотите, чтобы нас считали сильными, именно из-за этого отослали флот в Бойнтон.

— Мы рассчитывали на то, что если нас будут считать сильными, никто не посмеет напасть на нас.

— Попытка нас обмануть, — сморщился Томми.

— Раз попытались нас обмануть с Бойнтоном, неудивительно, что решили, что с линкорами тоже обманут, — сказала Пенни.

— Только на счет линкоров никакого обмана, — нахмурилась Сэнди.

— Но ты, скорей всего, врешь мне, — продолжила молодая женщина на той стороне связи. — Если тебе верить, СМИ должны быть полны новостей о подготовке к битве на базе Космофлота. Такое незамеченным не остается, Хонови.

— Так и есть, Куса, незамеченным это и не осталось, только в новости не попадает. Мой отец через свои контакты пообщался с СМИ. Они пока придерживают новости, пока наши отцы не объявят, что коалиционное правительство намерено защищать Вардхейвен.

— Папины контакты в СМИ…

— И, если у них получится подняться по бобовому стеблю, если у них получится попасть на базу Космофлота, если удастся увидеть, что там делается, твой отец готов сказать, что происходящее там — нарушение его приказа? Приказа, который он, почему-то, не стал издавать в письменной форме.

Возникла долгая пауза.

— Почему ваш брат не раскроет ей глаза на происходящее? — спросил Бени.

— Потому что иногда истинное мерило политика не то, что он говорит, а то, что он не говорит и терпение, которое у него только есть, чтобы этого не сказать. Пандори загнал себя в угол. Угол, которого он никак не ожидал и не собирался в него попадать. Теперь ему нужна помощь, и мой папа хочет помочь ему выбраться оттуда. — Хотя, тут, скорее, Хонови уговорил папу выпустить их оттуда. После этого кризиса, как подозревала Крис, отношения отца и сына больше никогда не будут прежними.

Между братом и сестрой отношения тоже могут меняться.

— Чего же ты хочешь? — Спросила Куса.

— Сестра хочет вывести эскадрилью по нашему приказу. Она хочет, чтобы от нее не требовали защищать Вардхейвен в качестве мятежницы, вопреки словесному приказу. Если у нее достаточно преданности, мужества и готовности рисковать жизнью, самое меньшее, что мы можем сделать — дать им разрешение. Это все, что я прошу. Твой отец может оставаться Премьер-министром, мой же папа хочет защиты. Мы можем решить все, если у вас появятся проблемы. Но, что бы мы ни решили, мы должны сделать это до того, как Крис покинет базу.

— Когда это произойдет?

— Крис?

— Начнем отстыковываться от станции за восемь часов до прибытия противника. Погрузимся на корабли за два… или даже три часа до этого. Еще час, чтобы передать сообщение по причалу. Если можно, Хонови, Куса, нам нужно двенадцать часов до запланированного прибытия вражеских кораблей.

— Когда это произойдет? — спросил брат.

— Если предположить, что они продолжат тормозить со скоростью в один g и хотят выйти на орбиту… — Сэнди набрала команду на боевом столе. Крис посчитала, вышло меньше двух суток.

— Времени не так много, — сказала девушка на том конце связи.

— От рабочих верфей, — сказала Крис, — судоремонтников и инженеров я часто слышу, что если поступит приказ выдвигаться завтра, мы выдвинемся, но шансы одолеть линкоры были бы выше, если бы на подготовку у нас было три дня.

— Три дня?

— Мы этим уже занимаемся.

— Еще кое-что, — сказа Куса. — Думаю, наши отцы смогут согласиться с большинством из того, в чем сейчас расходятся, Хонови. Но перед дальнейшими переговорами необходимо прояснить одну вещь.

— Какую же?

— Когда силы Космофлота покинут станцию и отправятся в бой с… как вы их так назвали… противниками, на борту ни одного корабля не будет Лонгнайф.

Крис тяжело вздохнула. И вот опять. Никто, абсолютно никто не хочет, чтобы она была в эскадрилье. Ни дедушка Эл по своим причинам. Ни Хонови, ни Пандори, по своим причинам. Она почти ожидала, что Хонови объявит, мол, договорились.

На другом конце линии воцарилась тишина.

— Сестренка, — наконец, произнес Хонови, — я бы хотел согласиться с выдвинутым требованием.

Крис застыла с пальцем на кнопке ответа на коммлинке. Все, что ей сейчас нужно — сказать «Да», и она окажется вне суицидального замысла. Она будет жить!

Чтобы увидеть что? Жить под чьим правительством, чьей идеологией? Не успела Крис нажать на кнопку, как ее опередила Сэнди.

— Говорит коммандер Сантьяго, капитан эсминца «Хэлси». Принцесса Лонгнайф в данный момент находится на мостике моего корабля, и мы слушаем ваш разговор. И, мисс Пандори, прежде всего я хотела бы вас заверить, что все, кто слышит этот разговор, будет держать его за зубами до последнего дня жизни. Который, как я подозреваю, наступит скоро, поскольку я и мой корабль сделаем все возможное, чтобы пробить брешь в обороне линкоров, чтобы катера могли проскользнуть в нее. Вы хотите, чтобы Лонгнайф не было с нами, когда мы вылетим со станции, а это будет уже завтра. Простите. Она нам нужна. Мы не только хотим, чтобы она была с нами в этом бою, мы требуем, чтобы она нас вела. Мы требуем этого, потому что вероятность того, что многие из нас погибнут в этом бою, весьма велика. Если нас поведет Лонгнайф, появится чертовски больше шансов, что мы умрем не напрасно. Я понятно выразилась?

— Да, коммандер, — раздался в ответ испуганный женский голос.

— Я понимаю вашу политическую цель. Я Сантьяго и, поверьте мне, люблю Лонгнайф не больше вашего. Тем не менее, я видела запись того, что она проделала во время единственного тренировочного пробега, который на этот раз должна проделать целая эскадрилья. Я видела, как у нее это получается. Когда начинается ад, вы посылаете вперед мерзавцев, но нет лучших мерзавцев, чем Лонгнайф. Судя по тому, что я видела, у нашей Лонгнайф есть все задатки чертовски хорошей мерзавки. Так вот, мэм, мы вылетим и пойдем за ней, или ваш отец может обнаружить, что все, находящиеся в доках, нарушающие сейчас приказ вашего отца ни к чему не готовиться, откажутся выдвигаться и сделать то, к чему мы успели подготовиться. Я ясно выражаюсь?

— Предельно, коммандер.

— Говорит младший лейтенант Томми Лиен, капитан PF-109. Я буду командовать одной из тех подготовленных к списанию игрушек, буду изо всех сил пытаться приблизиться к линкорам и повредить их так сильно, как только смогу. Каждый из нас, капитанов маленьких катеров, хочет, чтобы Крис и ее маленький, сумасшедший компьютер, подсказывали нам, когда и куда уклоняться. Восемь капитанов пытались атаковать только один беспилотный линкор и все восемь потерпели неудачу. Четверо последовали за этими двумя, и мы подбили наш учебный линкор. Надеюсь, это достаточно вам сказало, как обстоят дела на самом деле.

Ну, может, и не получиться отсидеться дома за вязанием, — подумала Крис.

— Я передам отцу, что удержать принцессу Лонгнайф от битвы — не вариант, — сказала молодая женщина. — Но я могу потребовать от тебя других уступок, Хонови.

— Моя младшая сестра готовится ринутся в бой с превосходящими силами противника. Это самоубийственно. И ты хочешь просить меня о чем-то еще? — прорычал Хонови.

— Полегче, брат, — сказала Крис, нажав кнопку коммлинка. — Не забывай, ты — политик, а ломаю все вокруг — я.

— Крис! Пожалуйста, береги себя.

— Насколько позволят обстоятельства.

— Ну да, — фыркнул Хонови. — Думаю, это говорит о тебе все, что нужно знать, Крис. Куса, продолжим разговор приватно?

— Очень приватно, — подтвердил голос молодой женщины.

— Крис, проследи, чтобы не было утечки.

— Брат, — сказала Крис, оглядывая присутствующих на мостике «Хэлси» взглядом, прожигающим сталь, — все присутствующие уже забыли все, что слышали.

— Спасибо. До встречи. Береги себя.

— Пока, брат. Не забывай заботиться о себе. Какие-то из тех лазеров могут быть нацелены и в твою сторону.

— Ты, — раздалось горькое фырканье, — заботишься обо мне!

И связь прервалась.

— Ты же не собиралась соскочить, не так ли? — спросила Сэнди.

— Нет, хотя пришлось немного задуматься. Все продолжают требовать, чтобы меня не было ни на одном из кораблей. Это, как бы, заставляет задуматься, не хочу ли я на самом деле сбежать. Приятно, что я кому-то нужна, — сказала Крис и обняла Томми. Пенни обняла его с другой стороны.

— Да, думаю, ты нам нужна. Или твой компьютер.

— Приятно, что я кому-то нужна, — сказала Нелли.

— Когда закончите с праздником любви, может, поможете мне? — сказала Сэнди так резко, как того позволяла улыбка на ее лице. Томми и Пенни разорвали объятья, Крис осталась одна.

— Вчера позвонил Уинстон Спенсер, журналист. В прошлом году он написал статью, каково быть моряком на эсминце. Хорошая история вышла. Хотел узнать, буду ли я заниматься чем-то интересным в ближайшее время. Я сказала ему, что в последнее время флот занимается только скучными делами. Он сказал, что слышал то же самое, но если что-то измениться, хотел бы пригласить меня на свидание. Давний приятель.

Крис сопоставила это с тем, что говорил брат. Патриотизм не ограничивается одним днем и только в одном месте, только той или иной группой. Она пожала плечами.

— Поинтересуйтесь, застрахован ли он и не будет ли возражать жена, если он внезапно умрет. Тогда можно предложить местечко. Если вы не против.

— Тогда он написал хорошую статью. Если жив, сможет написать еще одну.

— Про нашу мрачную компанию, — сказала Пенни.

— Уверена, что хочешь прокатиться на PF-109? — Томми поглядел на Пенни.

— Ты ведь на нем будешь? — спросила жена. Муж кивнул. — Разве кто-нибудь заставит разведывательную станцию работать лучше, чем я? Ой. Правда. Никто не сможет. Разве нам не нужно об этом с кем-то поговорить? — Пенни огляделась по сторонам.

— Да, вот с этим славным храпящим парнем, — сказала Крис.

— С кем? Со мной? — встрепенулся Бени.

— Можно нам его у вас одолжить? — спросила Крис. — Томми утащил откуда-то разведывательную станцию, но у нас не получается подключить ее к массиву датчиков. Иногда удается, но не надолго.

Сэнди улыбнулась.

— Бени не нужен сон. Хватай свой ящик с инструментами и отправляйся первым классом на пирс.

— Я все время говорю, что должен стать старшиной. Они постоянно бездельничают. Первым классом — звучит не очень хорошо.

— Можешь подать заявку в Школу Кандидатов в офицеры, — предложила Крис.

— Ну да. Это будет тот еще номер. Офицеры никогда ничего не делают, просто стоят, пьют кофе, который им приносят старшины, и рассказывают анекдоты. Только этого мне и не хватает. Какой катер нужно чинить?

— PF-109, — сказала Пенни. — Я отвезу.

Томми двинулся, было, за ними, но Крис схватила его за локоть.

— В четыре у нас летучка на пристани. Может, после нее Пенни с Бени решат твою проблему.

— Летучка на пирсе? — удивилась Сэнди.

— Да, поэтому я и забежала сюда. Сказать об этом.

— Рада, что ты, наконец, сделала это. — Сэнди встала со стула.

— И не говори, — сказала Крис, и обе отправились к выходу.

Назад