Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 12

День казался долгим, а Крис все еще изучала ситуацию на дисплейном столе. Рядом стоял Джек, время от времени задавая какой-нибудь вопрос. Редкие оказывались глупыми.

— Если яхты изобразят из себя катера PF, разве обман не откроется, когда настоящие PF выстрелят «Фоксерами», а яхты нет? — спросил он.

— И тогда, — вздохнула Сэнди, — линкоры точно узнают, где PF, а яхты… яхты погибнут. Хочешь к ним присоединиться, агент?

Джек шагнул от стола.

Яхтам нужны «Фоксеры» или что-то в этом роде. Крис отправилась в доки просить приварить к бортам яхт пусковые трубы для запуска «Фоксеров». Экипажам придется делать это вручную, никакой перезагрузки, но фокус может сработать… на какое-то время.

А Джек, вместе со старпомом Сэнди отправился в центр снабжения Космофлота, узнать, что там с «Фоксерами». Вернулись они оттуда, правда, слишком быстро и то, что там увидели, не понравилось никому.

— Когда отправили флот, каждый корабль под завязку набили «Фоксерами», — сказал Джек. — Так что на складах осталось совсем ничего.

Когда Крис услышала цифру, прикинула, что, если делить на каждую яхту поровну, придется всего по паре установок, а то и вовсе по одной.

У Джека появилось задание: спуститься по бобовому стеблю и посетить компанию, производящую «Фоксеры». Полковник Тай отправился обшаривать склады в поисках чего-нибудь, что можно выдать за «Фоксеры»… а Крис старалась не укорять себя за то, что не подумала об этом вчера. Вся операция превратилась в какое-то тысячеголовое чудовище… и вырастало даже не по часам, а по минутам.

Это было плохо, потому что ложилось на ее плечи. Если повезет обрушить всю эту махину на флот Петервальда одним махом, глядишь, для их тщательно продуманного плана это станет хорошей такой встряской.

Летучка с капитанами PF, запланированная на шестнадцать часов, состоялась до того, как вернулся Джек. Крис выдвинула идею на раннем этапе атаки смешать вооруженные яхты с PF, чтобы сбить с толку приборы на линкорах. Фил от такого выглядел не очень счастливо.

— Папа не раз меня предупреждал держаться подальше от торгашей, чтобы они не оживили твой день, вздумав протаранить тебя.

— На полной мощности они не пойдут, может, всего на двух g, — ответила Крис. — И будут идти за нами, чтобы прикончить то, что мы подобьем, но не убьем.

Похоже, капитанам такая идея понравилась.

Потом Крис объявила, что им придется поделиться с яхтами своими «Фоксерами».

— Что-то вроде компромисса, — нахмурилась Чандра. — Мир должен быть сбалансирован.

— Надеюсь, мы от этого баланса чего-нибудь получим, — сказала Хизер. — Не хочу, чтобы меня раздавило, как лягушку только потому, что кто-то израсходовал мой запас «Фоксеров».

— Посмотрим, что можно сделать, — пообещала Крис.

Не успела она решить, что встреча закончилась, вперед вышли Пенни и Томми.

— Мы разговаривали с Бени, — сказал Томми. — Думаем, что можем улучшить шансы на поддержание связи между кораблями в любое время, даже если нас попытаются заблокировать, если создадим непрерывную боевую сеть с заранее запланированной заменой пакетов данных. Все, что будем говорить, будет добавляться в очередной запланированный пакет.

— И у Томми есть идея, что будет играть фоном, — сказала Пенни.

— Что же? — поинтересовалась Крис, не уверенная, что Томми выберет в качестве фона что-то, что ей понравится.

— Доверься мне, — сказал Томми. — По словам дедушки, ее еще триста лет назад привезли с Земли. Двадцать первый век, может, даже, старше, если верить его словам.

— Но, пока не вылетим, не нужно слушать, — сказала Пенни. — Не нужно портить сюрприз.

— Довериться тебе, — повторила Крис.

— Поверь, классная вещь. Спроси Бени, если нам не веришь.

Крис отметила в уме, чтобы так и сделать, но там уже находилась отметка, чтобы сделать кое-что еще.

— Что с PF-109?

— Все в порядке, — сказал Томми, а Пенни, вместе с ним произнесла:

— Великолепно!

— Ладно, — сказала Крис.

— Мы сегодня еще поработаем над ним и… — начал Томми.

— Нет, — отрезала Крис.

— А? — непонимающе уставились на нее оба.

— На Верхнем Вардхейвене пока еще открыт «Хилтон», хоть и частично,, — сказала Крис. — На сегодняшнюю ночь я забронировала номер для новобрачных. Специально для вас двоих. — Тут же посыпались возражения и отнекивания, но Крис продолжила, чуть повысив голос: — По гражданскому времени сейчас четыре часа. Уверена, если вы завтра явитесь к половине восьмого, старшина расскажет вам обо всем, что произошло за это время.

Пенни с Томми все еще качали головами, отнекиваясь, а позади них с широкими ухмылками на лицах скучковались, Фил, Чандра, Бэбс и Тэд. Хизер подмигивала остальным капитанам. Крис даже гадать не приходилось, к чему это приведет.

— А сейчас, — медленно и в высшей степени рассудительно, продолжила Крис, — вы двое можете либо добровольно отправиться в «Хилтон» и насладиться ночью и друг другом. Или наши дружелюбные соседи, несовершеннолетние преступники, как их называют старики, схватят вас, разденут догола, оттащат в «Хилтон» с визгами и криками, запрут в номере для новобрачных, и завтра вам придется явиться на битву в костюмах воинов Хикилы… без татуировок, правда.

Пенни с Томми переглянулись. Потом выпрямились, смело глядя в глаза растущей угрозе.

— Думаю, лучшим выходом сейчас будет скромно сдаться, — вздохнул Томми.

— Хизер и Бэбс очень хотят тебя заполучить, — сказала Пенни.

— А Тед с Филом на тебя заглядываются, любимая.

— Все, уходим, уходим, — одновременно сказали оба, а Пенни бросила через плечо, когда Томми обнял ее и стал уводить: — Передай Стэну, чтобы перепроверил тот датчик.

— Рад, что они не забыли, что значит быть молодыми, — сказал Фил.

— Как здорово, что сегодня у кого-то есть возможность пообниматься, — вздрогнув, сказала Хизер.

— Чандра, не хочешь на вечер вернуться домой?

— С удовольствием, но не могу надолго оставить катер, — вздохнула та. Но увидела, как по пирсу, словно ничего не происходит, идел Горан с обоими детьми на руках. Дети вели себя благопристойно. Пока не увидели маму, после чего стали вырываться из папиных рук, крича: «Мамочка! Мамочка!»

Как только Чандра вырвалась из объятий, поцелуев, еще объятий и новых поцелуев, она собралась было отчитать Горана, но тот заставил ее заткнуться поцелуем.

— Думаю, ты сможешь не думать о своей лодке хоть несколько часов.

— К сожалению, завтра станция превратится в цель.

— И меня с детьми здесь уже не будет, поверь, — сказал Горан. — Тут есть место, где мы сможем побыть одни?

— Нелли. Передай в Хилтон, что я оплачиваю несколько номеров на эту ночь.

— Уже передала. Они снизили цены для любого, у кого есть идентификационная карта.

— Чандра, Горан, в Хилтоне сегодня особый вечер, отправляйтесь туда.

Так с первой улыбкой за несколько дней, Крис покинула пирс с катерами PF и отправилась к докам Нуу. Один взгляд на то, что ее ждет впереди… и захотелось спрятаться в своем катере.

Если предыдущие летучки с каждым разом просто становились все массовее и массовее, то эта еще немного и перерастет в полноценный бунт. Все попытки удержать происходящее в доках в секрете превратились в историю. Теперь любой желающий мог отправиться на космическую станцию.

Тут обнаружились подрядчики с идеями, субподрядчики с предложениями, субсубподрядчики с блестящими концептами и люди, ни разу не выигрывавшие тендеры на работы, но зато абсолютно уверенные, что именно у них есть идея, которая решающе поможет победить в затевающейся заварушке. Тут даже были те, кто знал пусть даже рядового члена экипажа любой из яхт. Крис пришлось даже силой остановить себя, напомнив, что враг уже не так далеко, а использование пулеметов для сдерживания толпы в свое время привело полковника Хэнкока в весьма незавидное положение.

И все же, это было весьма заманчиво.

Рой взял на себя роль начальника манежа, рассекал пространство, как тюлень бассейн, наполненный рыбой. Он приказал всем, кто не связан каким-либо образом с управлением космическими кораблями, убираться из доков, потом организовал из корабельного персонала милицейские отряды. Матросам торговых судов понравилось выдворять с доков дельцов, порой получающих жалование раз в десять больше их, с улыбочками на лицах, действуя при этом жестко.

После краткого изложения происходящего, Крис узнала, что пусковые установки монтировались на катера покрупнее. Несмотря на решение, принятое на утренней летучке, Луна с товарищами капитанами, призванными тащить за собой приманки, придумали, как получить несколько ракет в «небольших, комфортных упаковках». «Фоксеры» теперь размещались на мелких судах, которые должны смешаться с PF. Как и ракеты на яхтах Луны, они расположились в пусковых трубах, приваренных к корпусу. При этом не будет никаких перезарядок, даже если найдется чем. По четыре ракеты на лодку и все.

Оказалось, что на армейском складе нашлось несколько ракет с фосфором, которые можно использовать и в космосе. Они дадут жар и укрытие. Крис приказала установить их на яхтах по принципу, две ракеты на двоих, и еще несколько на PF. Должно выйти, что корабли будут уклоняться и чередовать «Фоксеры» с фосфорными ракетами, с надеждой сбить с толку вражеские боевые компьютеры.

Хоть бы сработало, хоть бы сработало, — молилась Крис.

Как только обычные дела были улажены, Рой занялся маскировкой и вопросами противодействия.

— Кто-нибудь из вас, здоровяков, прихватил с собой несколько корабликов? Скажем, тридцать-сорок?

В ответ от главных подрядчиков получил только качание головами.

— Поэтому придется позволить кораблям лететь с частью вашего снаряжения, и частью снаряжения кого-то другого.

— Похоже, что так, — согласились главные подрядчики.

Рой дал сигнал разведчикам отойти от ложных целей МК XII. У большинства нашлись другие дела. Рой же привел несколько человек со своих доков. Происходящее начало выглядеть, как причудливый базар, когда служащие доков и подрядчики спорили друг с другом, что может, а что не может делать тот или иной прибор или устройство. Капитанам яхт во главе с Луной только и оставалось, что стоять в стороне с мрачным выражением на лице.

Крис удалось бочком подобраться к Рою, тот даже не сразу ее заметил.

— Я тебе нужна?

— Не думаю. Лучше оставить грязные дела нам, привыкшим к грязным делам. Ну а если вы мне понадобитесь, где я вас найду?

— На «Хэлси», — сказала Крис. Рой кивнул и погрузился в спор об антеннах, их полосах пропуска и мощности сигнала.

Крис выбралась из толпы, обнаружила Джека, сообщила ему, чем занималась все это время и узнала, что производитель «Фоксеров» ждет нового контракта именно на ракеты, заморозив выпуск другой продукции.

Крис застонала, а Джек торопливо добавил:

— Все же, он ожидал, что нам понадобятся ракеты и работал круглыми сутками, как только в нашей системе появились вражеские линкоры. Он отправил все, что у него накопилось, а остальное обещал отправлять сразу же, как только сойдет с конвейера. — Джек отправил Нелли отчет, согласно которому боезапаса хватит для четырех, а то и всех шести яхт с лазерными пушками. Корабли Восьмого эскадрона и эсминец придется загружать вплоть до самого выхода.

— Тяжко придется, — сказала Крис.

— Ага. Надеюсь, парням на линкорах придется хуже.

— Нужно об этом помнить, — кивнула Крис. — Если мне станет худо, у противника может быть тоже не все так сладко, как им хотелось бы, даже если нам придется вести битву по их плану.

— Не забывай, согласно последнему выпуску новостей, твои катера — холодное оружие, и все, о чем им нужно беспокоиться, это «Хэлси». Ну, может, еще «Кушинг». Тебе бы хотелось быть на его мостике, когда они начнут получать первые отчеты о флоте, который ты заранее решила убрать с Верхнего Вардхейвена? А потом, когда враг приблизится, ты спрячешься за луной.

— И мы станем глухими, — сказала Крис. — Если враг что-нибудь сотворит, пока мы находимся за луной, мы об этом не узнаем. Нам нужен ретранслятор, чтобы быть всегда на связи. Пошли, нужно поговорить с Сэнди.

— Нужно было раньше об этом подумать, — покачала головой Сэнди. — Мы ведь хотим, чтобы они обломали зубы о нас, а не наоборот. Но, чтобы мы ни использовали в качестве ретранслятора, этот корабль не должен участвовать в бою.

Сэнди нахмурилась.

Крис не хотелось сокращать свой флот.

— Нелли, вызови того старого охранника их доков с заброшенными яхтами.

— Здрасьте, — меньше, чем через минуту пришел ответ.

— Здравствуйте. Я заходила к вам некоторое время назад за несколькими яхтами. Вы еще говорили, что знаете, что есть внутри каждой. Случайно, не знаете такой корабль, где много разной принимающей и передающей аппаратуры.

— Принимающей и передающей аппаратуры, говорите? То есть, принять сообщение и передать его куда надо?

— Да, именно так.

— Ну, есть небольшой катер, принадлежит одной телеведущей. Она использовала его только раз для полета на луну и обратно. Хотела знать, чем занимаются конкуренты, пока сама в отпуске. Думаю, она больше беспокоилась, не уволят ли ее. Хотите подъехать, посмотреть? Покататься?

— Дедушка, — раздался приглушенный голос внука, — почему мы должны отдавать его ей? Мы же знаем его, как свои пять пальцев. Мы же изучили его, когда убирались. И мы знаем, как управлять всей той техникой.

— Внук!

— Дедушка!

Последовала долгая, полная ожиданий, пауза.

— У вас найдется местечко для одного старого пердуна и одного умного парнишки?

— Вы знаете, где вы сейчас нужны.

— Мы там будем через часик.

— Еще двое добровольцев, — сказала Сэнди, как только прервалась связь.

— Но они ведь останутся далеко в стороне, правда? — спросила Крис. Так почему же тогда по спине пробежал озноб? Вздрогнув, усилием воли она изменила курс мыслей: — «Фоксеры» собираются отправить сюда по бобовому стеблю. К тому же еще должна прибыть куча специалистов по электронному противодействию. У бобового стебля сегодня работы будет много.

— Еще и та стая воронья на соседнем пирсе, — сказала Сэнди. — Интересно, что они придумают.

— Думаю, нужно предупредить брата, что космический лифт сегодня станет слишком загруженным местом. Где Бени?

— В койке, — сказал дежурный лейтенант, но достал из ящика коммуникатор. — Парень, может, медлительный и ленивый, но не глупый. Сказал, что вам наверняка понадобится его коммуникатор и пусть тогда лежит здесь, а не под подушкой.

— Мальчик поддается обучению, — одобрительно кивнула Сэнди.

Крис набрала номер телефона Хонови.

— Брат, это я. Как дела?

— Работаем над ними. Я сейчас с папой и его хорошим приятелем.

Крис услышала на заднем плане фырканье.

— Подумала, вам нужно знать, что у бобового стебля скоро начнется горячая пора. Всевозможные приятные вещи.

— Хм. Поставлю тебя на громкую связь, чтобы слышали все.

Крис сделала то же самое.

— У нас тут небольшая проблема, — продолжил брат. — Ну, не совсем у нас. Вроде как, сейчас в порту стоят несколько лайнеров. Должны были отправиться в рейс вчера и сегодня. Солидные заказы. Мы их пока задержали. Вопросы политики и все такое.

Крис представила. Осмелятся ли Петервальд стрелять в мирные лайнеры, зарегистрированные на земную компанию? Ведь это один из самых могущественных миров среди Семи Сестер, первых планет, колонизированных четыреста лет назад. Удержать лайнеры в порту и бросить вызов Петервальд. Осмелится стрелять по станции при таком раскладе? Пандори, не очень храбрый, но хватается за любые возможности.

— У нас есть люди, желающие улететь, люди не с Вардхейвенскими паспортами. Да и наших тоже хватает. Так что мы тут подумываем дать им возможность улететь. Как думаешь?

Крис кинула взгляд на Сэнди и пожалела, что у них вот прям сейчас нет как можно больше людей. Людей, стремящихся сесть на лайнеры. Людей с видеокамерами. Правда, при таком раскладе будет сложнее скрыть то, что задумала Крис. Или, все же, возможно скрыть свою деятельность среди людского потока? Интересно ли будет беглецам осматриваться и интересоваться, что тут делается? Да и будут ли все беженцы беженцами?

Дежурный лейтенант набрал команду и на одном из экранов появился список пассажирских судов, застрявших в порту. Четыре больших лайнера. Шесть средних. У большинства просрочены даты вылета. Вот как, значит, на Пандори уже оказываться сильное давление, чтобы он дал разрешение на их отлет.

— А если они отстыкуются от станции вместе с нами? — спросила Крис. Она не была специалистом по электромагнитным делам, но все эти реакторы должны создавать много шума. Если вся эта масса придет в движение, наверняка сыграет на руку защитникам, сводя с толку средства обнаружения противника. Сможет ли они стать «дымовой завесой» для ее крошечного Флота? — Нелли, покажи фиолетовым курс, по которому пойдут пассажирские лайнеры к точке прыжка Альфа. Можно будет их заставить придерживаться курса вдоль орбиты Вардхейвена, когда мы полетим к луне?

На карте с планом боя появилась фиолетовая линия. Сэнди нахмурилась, посмотрела вопросительно на Крис, мол, Нелли балуется? Крис кивнула. Сэнди внимательно всмотрелась в полоску маршрута.

— Такое им может и не понравиться.

— Я что-то пропустил? — из коммуникатора донесся голос Хонови.

— Небольшая дискуссия на месте. Кое-кто думает, что неплохо было бы отпустить пассажирские корабли.

— Вы ведь не собираетесь их использовать… — Крис узнала глубокий баритон Пандори.

— Нет. Но если они в нужное время пройдут нужным нам маршрутом, нам это не повредит. Мы бы хотели, чтобы пассажирские корабли…

Сэнди резко покачала головой, обрывая Крис. Так только кашлянула и продолжила:

— Все пассажиры должны быть на борту завтра к семи часам утра.

— Времени не так много, — прозвучал голос папы.

— Так и времени до того, как к нам подойдут линкоры, осталось не так много, — заметила Крис очевидный факт.

С той стороны связи прозвучало: «Да», «Правильно», «Именно». Видимо, об этом очевидном факте, все же, нужно было напомнить.

— Так что следующие пару часов в бобовом стебле будет многолюдно, — сказала Крис. — Пожалуйста, постарайтесь поддерживать порядок.

— Сделаем, — пообещал брат.

— И вы ведь хотели сделать нашу задумку с отпором врагу законной, я права?

— Мы как раз над этим работали, когда ты нас прервала, — сказал отец.

— Увидимся, когда все это закончится, — пообещала Крис.

— Будь добра, — ответил Хонови и линия отключилась.

— Мне лучше вернуться в доки, — сказала Крис и поднялась. — Извини, что Нелли немного похозяйничала на твоем тактическом столе, но…

— В то время это казалось хорошей идеей, — сказала Сэнди. — Знаешь, я ни разу не слышала, чтобы кто-то из Лонгнайф признался, что делал что-то и это что-то в то время было плохой идеей. Сейчас, если оглянуться назад…

Крис попыталась беззаботно пожать плечами, и это капитану эсминца. Только сегодня все было не так уж и весело. Но, чтобы он ни сделала, Сэнди это, кажется, успокоило.

— Все же, хорошо, что этот сюжет был добавлен в план и приятно, что о нем по сети не говорили, так что, Нелли, я тебя прощаю за то, что ты внедрилась в систему моего корабля.

— Я просто предложила бортовому кораблю проложить курс, все остальное стол сделал сам, — сказала Нелли. — Причем сделал быстро.

— Нелли, неужели ты хвалишь стандартную электронику Космофлота?

— Она всего лишь делает свою работу.

— Похоже, твой компьютер учится тактичности, — сказала Сэнди, обращаясь к Крис.

— Надеюсь на это, — ответила Крис и отправилась к выходу.

— Снова в доки? — спросил Джек.

— Похоже на то.

— Я с тобой.

— Я думала, ты взял отпуск.

— Да, взял. Но мне не нравится толпа, которую ты сюда запустила. Просто будет обидно, если после того, как ты организовала всю эту неорганизованную толпу, пропустишь все шоу, потому что кто-нибудь пустит тебе пулю в голову. Или мизинец прищемит. Ну, сама знаешь, как оно бывает.

— Знаешь, если бы я не знала тебя хорошо, я бы подумала, что ты беспокоишься обо мне.

— Нет, всего лишь о своей профессиональной репутации. Моя профессиональная репутация будет безвозвратно подмочена, если тебя подстрелят.

— И то верно, — кивнул Крис. Но ей было приятно, что Джек находился рядом с ней, делая то, что ему положено делать, то есть смотреть сразу во все стороны.

У себя на пирсе Рой превратил хаос в некое подобие порядка, где небольшие группы изучали небольшие куски одной проблемы. Сам он переходил от одной группы к другой. Крис поймала его на полпути, и сообщила о предстоящей загрузке лайнеров пассажирами и отправке их прочь из Вардхейвена.

— Дерьмо. Я надеялся, что эти любовные кораблики останутся на привязи недалеко от моих доков. А они, стало быть, смоются.

— Похоже на то.

— Господи, это ж сколько шума будет, — Рой покачал головой. — Альберт, иди сюда, тебе нужно послушать. Гас, ты тоже.

Два человека средних лет, Альберт, высокая худощавая женщина и Гас, невысокий толстяк, отделились от своих групп и поспешили присоединиться к Рою и Крис. Тогда Крис повторила, что выяснилось за последнее время. А там в их кружок влились еще несколько человек.

— Ловко, — сказала молодая женщина. — Большая масса, множество магнетических волнений. Где у нас солнце и луна?

— Нелли, высвети схему системы.

Голографическая схема тут же появилась перед Крис.

— Если вся толпа уйдет одновременно. Вардхейвен будет между вами и теми ублюдками примерно пятнадцать, двадцать минут, — сказал Гас, проводя по голограмме пухлыми пальцами.

— К тому времени, как выйдете из-за Вардхейвена, успеете организоваться и спрятаться за их корпусами, — добавила Альберт.

— Они пойдут к точке прыжка Альфа, — сказала Крис, — а нам нужно добраться до Луны.

— Как раз успеете перестроиться, — сказал Гас. — У вас будет их фоновый шум, можно будет вывести большие корабли вперед, а маленькие в их тень. Можно организовать множество разных посторонних шумов из нескольких источников, покрывающих большую часть вашего сигнала, что…

— Да, — кивнула Альберт. — Лайнеры добавили бы к нашей симфонии весьма красивую ноту прикрытия. Если настроить сигналы на полосах J, L и P. Можно запутать противника.

Крис оставила их додумывать мысль и отправилась на катер Луны.

— Устанавливаешь ракеты? — поинтересовалась она у капитана.

— Пока есть возможность. Спасибо, что дала нам немного «Фоксеров» и армейских ракет. Знаю, что ты хотела бы, чтобы мы оставались вне зоны досягаемости, но это не то, на что я рассчитываю.

— Нелли разработала несколько ошеломляющих схем уклонения.

— Ага. Немного грубовато для старых костей, но те ведра для мозгов, которые нам прислали, могут спасти то, что у меня осталось. И мне понравилась, что твоя Нелли сделала с перегрузочным креслом. Где она была, когда я была еще молодой и неопытной, спотыкающейся о собственные ботинки особой?

— Я была молодым чипом, училась считать и еще не отличала случайное число от мнимого, — сказала Нелли.

— Вот ведь, она еще и анекдоты умеет рассказывать. А, случайно, готовить не умеешь?

— Нет, — судя по голосу, Нелли была по-настоящему убита горем.

— Ну, когда научишься готовить, скажи, я подумаю, может, выйду за тебя замуж. Будем готовить и петь.

— Только не надоумьте ее петь, — предупредила Крис.

— Петь. Я могла бы научиться петь, — сказала Нелли.

— Похоже, — сказала Луна, — я только что создала монстра, если ты не сделала это раньше.

— Боюсь, это произошло уже давным-давно, — сказала Крис и попрощалась.

Джек держался рядом с ней. Они шли вдоль причалов, где обустроились другие яхты, как вооруженные, так и спасательные.

— Становится все сложнее и сложнее, — сказал Джек.

— Как только привлекли больше людей, — кивнула Крис. — Ты только посмотри на экипажи кораблей.

Тут были и гражданские, и моряки торгового флота, Космофлота и резерва орбитальной охраны, перемешавшиеся между собой, как будто их насильно включали в экипажи, отправившиеся выполнять одно задание, но по пути переключавшиеся на другие. Несмотря на предупреждение ван Хорна, а может, как раз благодаря его неуклюжим словам, у Крис проблем с экипажами пока не возникало.

То и дело Крис останавливалась, чтобы поговорить с офицерами, командой кораблей. Никто не спрашивал, когда все начнется, все знали физику космических путешествий так же хорошо, как и Крис. Никто не спрашивал разрешения лететь сражаться. Согласно правительство или нет, все эти мужчины и женщины все для себя давно решили.

«Мы готовы, мэм». «Можете не сомневаться, ваше высочество». «Мы за вами». Вот что звучало ей вслед.

Габби и Кори, техников-связистов, она обнаружила в конце шеренги безоружных гражданских буксиров. Они работали над подготовкой одной из угнанных яхт к завтрашнему дню.

— Будете лететь за главными силами, — сказала им Крис, а Нелли показала голограмму. — Когда мы будем ждать за луной, не хотелось бы нарваться на неприятный сюрприз.

— Точно. Нужно, чтобы все сюрпризы сваливались только на этих ублюдков, — засмеялся молодой.

— Именно так и планируется, — кивнула Крис. — Вы — наши глаза и уши, ваша задача сообщать нам обо всем. Если датчики на базе обнаруживают какие-либо изменения у противника, они посылают сигнал вам, а вы передаете нам. Более важной задачи на завтра у вас не будет.

— Разве что взорвать хотя бы один из линкоров, — сказал старик.

— Этим займусь я. Ваша задача, просто передавать мне данные.

— Можете рассчитывать на нас.

Крис улыбнулась, показала кулак с выставленным вверх большим пальцем и отправилась дальше.

— Чувствуешь себя виноватой? — поинтересовался Джей, шагая рядом с ней. Взгляд его все еще блуждал по сторонам в поисках неприятностей. Привычка? Никто не причинит Крис вред здесь, на станции.

— Скорее, груз на плечах. Все настолько уверены, что я придумаю правильный план, что я делаю все правильно и мы победим. Они ведь должны знать, какие у нас реальные шансы на победу.

— С моего места, они небольшие, — сказал Джек.

— Вера — вещь прекрасная. У них есть вера, а у меня всего лишь надежда, что смогу придумать идеальный план атаки.

— Думаю, это и называется бременем командования.

Вернулись во владения Роя. Тележки, длинные столы и черные ящики составили импровизированную сборочную линию со станцией контроля качества. Там женщина как отвергала чью-то работу.

— Попробуй в следующий раз скрепить это хотя бы жевательной резинкой.

— Как дела? — спросила Крис у Роя.

— Прекрасно, прекрасно. Лучше и быть не может. А, да, есть одна мысль. Если мы хотим, чтобы яхты выглядели как PF, возможно, будет лучше, если сами PF хоть немного выглядели бы как яхты. Была идея поставить на них шумоподавители. Включить их на некоторое время. Что заставит ваши катера выглядеть как яхты.

— Разве это не выдаст сразу наше местоположение? — Крис скрестила руки на груди.

— Да, наверняка, но это будет слабо и недолго. Непосредственно перед тем, как вы поменяете курс. Но, если хотя бы на секунду или две вы будете издавать шум, как обычная мирная яхта, кто-то будет меньше заинтересован стрелять по вам. Мы делаем яхты злее, так почему бы не сделать PF хотя бы с виду мирнее?

В этой идее что-то было. Оставались вопросы, к примеру, проигнорирует ли противник, этот шум и остановит ли он его.

— Ставьте их на PF. Но пусть капитаны сами решают, пользоваться ли ими.

— Отлично, отлично. Нужно помнить, что как только начинаешь бахвалиться, выглядеть подло и противно, становишься первым в очереди на уничтожение.

— Понятно, — кивнула Крис. — Нелли, сможешь добавить в план уклонения такой шумогенератор?

— Уже делаю, Крис. Без проблем. Я также получила доступ к моделируемой ими части спектра и склонна с ними согласиться. Дизайн PF был специально разработан, чтобы снизить уровень шума в этой области. Небольшой низкий шум сделает нас похожими на обычное гражданское судно.

— И нельзя спрятаться, как иголка в сене. Если весь сияешь. Понимаю тебя. Может, нам как раз и нужно немного сена.

Закончив и с этим делом, Крис с Джеком отправились к катерам PF… и наткнулись на сюрприз. Большинство экипажей разбили лагеря у трапов катеров. Надувные матрасы, разнокалиберные стулья. Совсем не похоже на Космофлот.

— Никто не хочет возвращаться в казармы? — спросила Крис.

— Не хотим покидать катера, — объяснил старшина Стэн. — большая часть наших проблем началась из-за того, что какой-то мужлан поднялся на борт и испортил двигатели, пока мы были на берегу. Больше никто посторонний не заберется в мой катер.

Это высказывание вызвало решительные кивки всех, кто слышал Стэна. Офицеры тоже были согласны.

Проверка показала, что недавнее упоминание Крис о доступности «Хилтон» заставило некоторых отправится в отель проверить это. Поначалу Крис даже задумалась, кто с кем отправился, но затем решила, что знать такое ей не обязательно. Чуть позже позже увидела, что среди пропавших был и Фил. Хотелось надеяться, что его выбор был лучше чем у Бэбс.

Крис предложили стул и она устроилась среди экипажа PF-109.

— Мы готовы, — доложила Финч.

— Если она не заведет нас на другое поле для гольфа, — добавил Тонони, за что получил удар локтем в бок.

— Пока не проделаем дырку в одном из линкоров, — кивнул старшина.

— Пока не покончим со всем этим, — вздохнула Финч. — Я хочу сказать, я не настолько рада сражаться с шестью линкорами, но само ожидание — тот еще геморрой.

— На тренировке мы попали в цель, — заметил Крис.

— Да, мэм, ваше высочество, — согласилась— Финч, — и я уверена, что завтра у нас все получится.

— Корабль стал намного лучше прежнего, — заметил старшина. — У нас теперь есть защита от высоких перегрузок, у нас есть ракеты, способные заставить врага пригнуть голову. С нами пара дюжин кораблей, которые пойдут с нами, я ведь прав, мэм? Ублюдки даже не узнают, что их поразит, когда мимо пролетит Восьмая эскадрилья.

— Мы собираемся ударить по ним изо всех сил, — кивнула Крис. — Мы хотим пробить в их защите дыру, чтобы другие корабли делали их все больше и больше. И не только мы. Все, что способен собрать Вардхейвен, будь то армия, гражданские, кто угодно, будут следовать за нами. Мы делаем в противнике бреши, они их приканчивают.

Звучало славно. После того, как она поднялась сюда на лифте, Крис каждую секунду работала над этим. План должен сработать.

Но сколько этих прекрасных людей будут завтра здесь, после боя, чтобы поговорить об этом?

Не лезь туда. Не сейчас. Не сегодняшней ночью. Если выживешь, побеспокоишься об этом. Не стоит последней ночи отягощать завтрашний день, он ведь может и не наступить.

Кто-то достал губную гармошку. У девчонки из экипажа PF-110 нашлась гитара. Некоторое время они пели песни. Кто-то пожаловался, что все это слишком похоже на летний лагерь и потребовал футбольный мяч.

— А кто встанет на твой пост, — сказал старшина одного из катеров, — если завтра ты окажешься в лазарете со сломанной ногой или пробитой головой?

На том и закончилось. Старшина PF-110 вспомнил воодушевляющую песню, звучавшую достаточно злобно уже пару тысяч лет, особенно под выпивку. Кто-то вспомнил, что у него в каюте завалялась волынка. Несмотря на угрозы половины присутствующих, инструмент был извлечен на свет божий. Крис вспомнила, как горцы с Лорна До подходили к вопросу разбивания голов, сердец и прочего, и с удовольствием присоединилась к веселью.

Через час, а может и все три, она вспомнила,, что ей не мешает поспать. А к Джеку уже приставал старшина.

— Вы часто сопровождаете лейтенанта, сэр. Вы…

— Я агент ее службы безопасности. По крайней мере, был до недавних пор.

— В любом случае, вы ее до сих пор защищаете от неприятностей, — продолжил старшина.

— Что-то вроде того.

— Собираетесь отправиться завтра с нами?

— Нет. Я стараюсь держать ее подальше от неприятностей здесь. А в бою об этом должны будете позаботиться вы.

— Мы позаботимся о ней, сэр. Чертовски хорошо позаботимся.

Большую часть пути до «Хэлси» они шли молча.

— Знаешь, — наконец, сказал Джек, — похоже, твой старшина принял меня за твоего парня.

— Или преследователя, — Крис попыталась злобно усмехнуться.

— Никогда не задумывался о таком варианте карьеры. Может, попробую, если твой старик проиграет и меня не вернут в твою команду. Преследователь. Неплохая работенка.

Крис подавила желание взять Джека под руку.

— Разве преследователи не должны быть нежелательны? Трудно представить кого-то, кто не хочет, чтобы ты шел ей вслед.

— Знаю нескольких людей, которые не хотят меня видеть. — Джек попытался изобразить кривую улыбку Томми. Она ему не подошла, так что кривая улыбка быстро превратилась в простую, приятную и дружелюбную. К сожалению, как раз в этот момент они подошли к «Хэлси». Пройдя все формальности по прибытии на борт, Крис сразу пошла на мостик, где обнаружила, что за исключением дежурного офицера, никого не было.

— Что-нибудь новое? — спросила она и получила отрицательный ответ.

Джек открыл дверь в свою каюту, но проследил, как Крис входит в свою. На секунду Крис задумалась над тем, чтобы пригласить Джека к себе, выпить, поговорить. Но он быстро скрылся в своей каюте, дверь закрылась. Крис вошла в свою, включила свет, остановилась.

На койке разложены две формы. Одна — обычный синий корабельный комбинезон. Рядом разложена отглаженная белая форма. Кто-то потрудился прилепить на нее погоны и прицепить ее немногочисленные медали. Орден Раненого Льва тоже был здесь, только уже на правом кармане. На левом, где должен находится командирский значок, тоже что-то висело.

Крис моргнула, изучая новый значок. Десять, может, все пятнадцать лет назад, когда PF первые появились, кто-то предложил такие для командиров эскадрилий PF. Когда катера списали, все до единого, про знаки различия тоже забыли. Только коммодор каким-то образом сохранил свой и носил в особых случаях.

Существующие единые правила этого не допускали.

И вот три маленьких корабля на фоне молний безмятежно летят куда-то на левом кармане формы Крис. Подарок коммодора? Капитулировал перед ее узурпацией власти? Очевидно, кто-то пытается заставить ее носить его.

Крис аккуратно перенесла белую форму на небольшой столик рядом с койкой и быстро забралась в койку, пытаясь уснуть.

* * *

Часы на столе показали, что Крис спала целых три часа. Наверное, спала за двоих. А потом проснулась, или, как минимум, вышла на стадию, когда ее начали преследовать видения того, что лазеры могут сделать с маленькими корабликами. С человеческой плотью. С ней самой.

— Крис, в сегодняшней битве я выживу? — тихо спросила Нелли.

Крис поднялась, натянула синий комбинезон, только потом ответила.

— Если нас не разнесут вдребезги, уверена, выживешь.

— Перед отправлением я хотела бы передать Тру длинное послание.

— Все, о чем мы говорили?

— Да, и еще кое-что.

— Что? — Крис остановилась у выхода.

— Крис, я притрагивалась к краю того камешка с Санта-Марии, который тетушка Тру дала мне. Я его не трогала когда ты была занята или спала. И, конечно, не в последние дни. Но я пыталась заглянуть в него. И, думаю, что начала видеть кое-что. Наверно, это то, что вы, люди, называете сновидением. А может, и нет. Думаю, я вижу звезды. Звездные карты. Только некоторые отличаются от тех, которые делал твой прадедушка Рэй, когда еще сам изучал его на Санта-Марии. Не знаю, почему карты могут отличаться. Мне просто так кажется. Есть и другие видения. Образы тех, кого мы считаем Троицей, города, которые они построили. Они прекрасны. Крис, мне бы не хотелось, чтобы то, что я видела или думаю, что видела, умерло вместе со мной. Позволь мне отправить все это тетушке Тру. Тогда мне будет легче проводить все время с тобой, считая цифры, вычисляя курсы и следить за твоими запасами.

Крис стояла у выхода. Нелли явно нарушила приказ не прикасаться к камню, встроенному в ее матрицу из самоорганизующегося материала. Но еще она ни разу не подвела Крис в чем-то важном. Нелли сделала то, на чем настаивала: украдкой заглянула в самое сердце возможного источника данных, стараясь, чтобы Крис не испытывала каких-либо побочных эффектов. Подросток бросил вызов матери и благополучно вернулся домой.

— Да, Нелли, ровно перед тем, как отплывем, отправь по стандартной сети тетушке все необходимые данные. Отправь ей полную резервную копию того, что ты есть. Скажи ей, что если с тобой что-нибудь случиться, пусть активизирует тебя снова. Зарегистрируй изменение в моем завещании, что деньги будут переданы Труди Сейд на оплату твоего восстановления.

— Спасибо, Крис. Я ценю это. Может, у Хонови появится девочка, с которой мне понравится работать.

— О, тетушка Тру обязательно найдет кого-нибудь, кто заставит тебя работать усердно.

— Но не такую, как ты. Береги себя, Крис.

— И ты себя береги, — сказала Крис и открыла дверь.

* * *

Сэнди склонилась над дисплейным столом в тусклом свете мостика. Дежурная вахта занималась своими делами. Крис нашла табуретку и села за стол напротив Сэнди.

— Думала, ты спишь, — сказала Крис.

— Пыталась. Не вышло. Думала, ты будешь в белом, — ответила капитан эсминца, не поднимая взгляда.

— Буду. После того, как приму душ. Белая форма — твоя идея?

— Частично. Частично коммодора. Думаю, ты нравишься старику.

— Он доверил мне свою эскадрилью, а я знаю, как сильно он любит эти катера. Нашла что-нибудь новенькое?

— Не-а.

— Если смотреть на эти точки достаточно долго, они начинают танцевать, — рядом раздался новый голос. На мостике появился ван Хорн. Впервые Крис увидела его не в безупречной форме, а в синем корабельном комбинезоне с корабельной нашивкой на левом кармане. — Если смотреть достаточно долго, можно начать получать кайф, как от какого-нибудь наркотика. Я обнаружил это в молодости, когда стоял на часах на мостике, — продолжи он, беря еще один стул и устраиваясь на нем, очевидно, готовый последовать своему же совету. — Увидели что-то новое, Сэнди?

— Не-а. Все то же, все так же. Безумная взбучка. Невозможные шансы. Мы все умрем. У вас-то есть какая новая или более безумная идея?

— Я сейчас шел мимо экипажей катеров PF. Они там исполняют какой-то сумасшедший танец, под волынку, губную гармошку и гитару. Утверждают, что это какой-то ритуал каких-то горцев, совершаемый древними кланами перед битвой. Гарантированная победа.

— Кто-нибудь пострадал? — спросила Крис, жалея, что не осталась там, чтобы присмотреть за этими детьми малыми.

— Вроде безобидно все, но они попытались заставить танцевать всех шестьдесят четыре человека.

— Ламбаду?

— Нет, рука об руку, в линию. Как будто готовятся к атаке.

А разве нет? Возможно, не такая и плохая идея.

— Вы без формы, — сказал капитан.

— Как и вы, — ответила Крис.

— А почему не в белом?

— Вы тоже в этом замешаны? — выгнула бровь Сэнди.

— Коммодор Манданти попросил. Я решил, что это хорошая идея. Тебе, Крис, когда будешь выступать с речью перед всеми на пирсе, нужно выглядеть элегантно.

— Речь на тему?

— На тему, как замечательно все то, что мы делаем, как собираемся пройти через все это и победить. На тему того, что им нужно услышать после того, как мой начальник кадров объявит всем им, что теперь все они в резерве Космофлота, находятся на действительной службе, имеют медицинское страхование и страхование жизни на ближайший месяц. Ты же не думаешь, что я способен послать всех в бой без официальных документов? Будь я проклят, если позволю этим петервальдским ублюдкам уничтожать наши людей, объявив их террористами. Даже Луну. Если их и схватят при вооруженном сопротивлении, то схватят в форме и при документах.

— Если предположить что отец Крис с тысячей своих друзей согласятся с тем, что наши действия законны, — добавила Сэнди.

Командующий базой Космофлота пожал плечами.

— Если проиграем, и победители решат пристрелить кого-нибудь, они могут явиться сюда, найти меня, или то, что от меня останется. Что касается остальных, они подписали бумаги, получили карточки. Мы даже откопали достаточно корабельных комбинезонов, чтобы одеть всех в форму.

Подробности, подробности. Еще больше того, что никогда не входило и не войдет в учебники истории. Стоит поблагодарить бога за бюрократов вроде ван Хорна и его начальника отдела кадров, которые продумали все детали.

— Застрелят вашего начальника отдела кадров. Она гражданская.

— У нее офицерский чин, — капитан от души рассмеялся. — При ней документы лейтенанта вспомогательной службы орбитальной охраны. Предполагалось, что она будет на одном из спасательных кораблей, но последнее, что я слышал, она заперлась на какой-то яхте с лазерами. Нужно привлечь больше людей для прикрытия катеров поисково-спасательных кораблей. Они должны раствориться среди беженцев, направляющихся к лайнерам.

— Разве им никто не говорил, что это самоубийственная миссия?

— Ах, ваше высочество, конечно, говорили, — сказал капитан, крутя в ладонях командирский значок, которого, как заметила Крис, не было на форменном комбинезоне. — Но есть столько самоубийственных миссий, которые грех пропустить. А на некоторые, независимо от того, насколько там плохи шансы… и насколько ты умен… нужно становиться в очередь. — Он взял паузу, взгляд остановился на дисплейный стол. — Если бы в своем сердце я нашел хоть толику жалости, я бы пожалел того сукиного сына, летящего к нам. На его стороне сила. По всем правилам, завтра он победит. Все, что есть у нас — воля. Грубая решимость. И жажда свободы. Мы так долго жили свободными, что забыли, что такое цепи. И мы к ним никогда не вернемся.

Крис посмотрела на изображение на столе. С одной стороны — сила, сталь, цепи и работорговец. С другой — решимость остаться на свободе. Готовность умереть за это. Расположение сил на столе осталось прежним. А вот перспективы выглядели уже совсем иначе.

Сэнди заерзала на стуле.

— Компьютер, сколько времени осталось до столкновения с противником, если предположить, что тормозить они продолжат по расписанию.

— Прибудут через двенадцать часов.

— Запусти обратный отсчет.

На столе появились часы, отсчитывающие время назад.

— Нелли, — сказала Крис, — сделай для меня то же самое.

— Я начала отсчет.

Назад