Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 15

До контакта 7 часов 30 минут

 

— Ничто, никогда не идет по плану, — пробормотала себе под нос Крис. Она слышала эту фразу от отца, когда тот говорил о политических кампаниях. Она слышала эту фразу от дедушек Рэя и Троубла, когда те со смехом вспоминали о былых битвах. А сейчас сама столкнулась с этим фактом напрямую. Одно дело — придумать спрятаться за пассажирскими лайнерами. Другое дело — выполнить это.

— Портовый контроль, повторите пожалуйста, что вы хотите, чтобы мы сделали!

— «Гордость Антареса», вам разрешено отойти от пристани, но постарайтесь некоторое время держаться около станции на расстоянии пятидесяти километров.

— У нас будет невесомость.

— Да.

— У меня полный корабль детей и женщин, не привыкших к нулевой гравитации. Черт, у меня в команде даже младшие офицеры и стюарды не провели в невесомости и десяти секунд. Как долго вы хотите, чтобы мы висели на одном месте?

— Около часа. Может, немного дольше.

— Как насчет того, чтобы я на одном g ушел прямо к точке прыжка Альфа но задержал вылет на час?

— «Гордость Антареса», у меня тут двенадцать лайнеров, готовых к вылету в течение часа. Мои данные показывают, что корпус вашего корабля достаточно крепкий, так что я активирую крепежи.

— А если я разгонюсь до одного g и уйду?

— Позвольте напомнить, что вы находитесь в зоне первичного контроля обороны Вардхейвена и все наши лазеры заряжены.

— Вы не посмеете.

— «Гордость Антареса», у меня сегодня плохой день. Вы правда хотите увидеть, что я могу сделать из того, о чем с сожалением буду рассказывать дома вечером жене?

— Можете сказать, хотя бы, что у вас тут происходит?

— Не на открытом канале.

— Крис, — сказала Сэнди по стационарной связи, — думаю, пора сказать лайнерам, зачем они нужны нам там, где нужны. Может даже, пообещать какое-то вознаграждение.

— Хорошая идея. Мне все равно здесь скучно.

— Ладно, народ. Заключительный инструктаж. Я — оперативная группа «Горацио», в составе корабли с первого по шестой. Крис, у тебя оперативно-тактическая группа.

— Как в «Атаке легкой бригады».

— Рада, что ты читала Теннисона. По последним данным, у тебя от первого до двадцать седьмого. Зависит от того, кто первый отправится с пирса.

На панели управления перед Крис появились числа. Ее PF были присвоены номера с двенадцатого номера, а дальше шли яхты.

— Капитан, на вас оперативная группа «Кастер». От первого до восьмого.

— Понял. — Последовала пауза. — Как-то сослуживец мне рассказал, что Кастеру однажды крупно не повезло. Настолько, что после этого о нем больше ничего не слышали. С вашей стороны, надеюсь, это шутка была.

— Только для тех, кто сможет взломать наши коды. Кстати, Крис, Бени мне сказал, что Томми придумал какую-то синхронную передачу, которая, якобы, поможет нам сбить врага с толку. Не желаешь поделиться, Томми?

— Отправляю. — Пауза. — Отправил.

— И когда собираешься начать вот это проигрывать? Бени возбудил мое любопытство.

— Подождем немного. Пока что мы недостаточно отчаялись.

— А я думал, вы, наездники PF, отчаялись несколько недель уже как, — сухо сказал ван Хорн.

— Мы пока что погружаемся туда все глубже и глубже, сэр, — ответил Томми.

— И если дети дадут нам слово, предлагаю начать вылет сейчас. «Горацио», «Кастер», за ними оперативно-тактическая группа. Мы, большие дяди и тети, прикрываемся бортами лайнеров. Вы, ребята, прилепитесь к нашим бортам.

— Как только будем на стороне Вардхейвена? — спросила Крис.

— Да.

— Начинаем вылет. Сейчас, — сказала Сэнди.

— Крис, уже можно отправлять дамп памяти Тру? — спросила Нелли.

— Да, Нелли, уже можно. Но передай тетушке, чтобы она его не открывала, пока мы не вернемся.

— А если не вернемся?

— А вот на это мы, люди, предпочитаем не обращать внимания, пока нас не вынуждают, — сказала Крис.

* * *

Капитан Луна окинула взглядом мостик. Еще неделю назад тут был безупречный порядок. Теперь на стены прилеплены провода, с виду настолько хаотично, что голова начинает болеть. И все же, это все еще ее яхта. Она нажала кнопку связи.

— Давайте-ка заведем машину, народ. Флотские, либо пристегнитесь, либо сойдите на берег, потому что яхта будет маневрировать.

Индикаторы на ее панели горели зеленым. Корпус корабля крепкий. Электричество хорошее… на обоих реакторах. Швартовые причала стали выдвигать яхту от станции. Щелкнуло последнее крепление, корабль отправился в самостоятельный путь.

— Рулевой, подведи нас к этому старому пердуну на «Кушинге», — приказала она.

— Выполняю, мэм, — отозвался молодой парень.

Луна снова осмотрелась на предмет, не поплохеет ли кому-то из резервистов Космофлота в невесомости. Официально все они прошли космическую квалификацию. Только вот Луна доверяла флотским бумагам не больше, чем обычной макулатуре, из которой только самолетики делать. Тем не менее, все пока оставалось спокойно. Воздух был свободен от кислого запаха вчерашнего ужина.

— Флотские, у кого-нибудь из вас есть наличка, которую не жалко? — Спросила Луна по корабельной связи. — Пока ничего особенного не происходит, думаю, у нас есть немного времени на пару партий в покер.

* * *

— Э-э, принцесса, говорит командир летучего отряда, прошу уточнить нашу задачу.

Упс. Сэнди… и Крис вместе с ней, забыли кое-кому, кого сами же и организовали, передать распоряжения.

— Поисковые и аварийно-спасательные буксиры, — которых сейчас стало гораздо больше, — должны остаться на станции и вылететь на орбиту через три часа. Я предупрежу, когда следует ожидать перехват. На данный момент это примерно через шесть часов. Теперь по подразделениям летучего отряда. Вооруженные яхты и мелкие суда формируются по дивизиям. Сейчас я отправлю вам, как именно. — Пальцы Крис пробежали по панели, отдавая несколько команд. — Отделения 4, 5 и 6 — следите за патрульными катерами 1-го, 2-го и 3-го отделений. Седьмое отделение, остаетесь с шестым. Если появятся вакансии в других отделениях, заполните их. Или я что-нибудь для вас придумаю. — Седьмое отделение состояло из трех гоночных яликов, присоединившихся к веселью в последнюю минуту. От них в ответ пришло задорное: «Конечно, без проблем».

— Получается, у вас будет целый час при нулевой гравитации, когда мы начнем приближаться к орбите Вардхейвена. Если считаете, что сможете выдержать два с лишним часа, можете объединиться с основной бригадой. Если хотите сэкономить час без нулевой гравитации и оставаться ближе к станции, оставайтесь пришвартованными к причалу, пока отходят и выстраиваются в линию лайнеры.

— Мы так и сделаем, — тихо прозвучало в ответ.

Крис держала свое подразделение вместе, в сторонке, не мешая крупным кораблям выстраиваться в линию, что оставило ее рядом с комлинком, когда следующий лайнер получил приказ.

— Диспетчерская, я правильно понимаю, что вы отказываете в моем запросе на увеличение скорости для полета к точке прыжка Альфа?

— Так точно, «Повелитель Плеяд». Вам, как и «Гордости Антареса» приказано держаться от станции не далее пятидесяти километров.

— Вы собираетесь нас вообще отпускать?

— Да.

— И когда же?

— Следите за передачами. Это открытый канал, а в системе враг.

— Я так понимаю, поэтому вы хотите, чтобы мы молчали? У вас, вардхейвенцев, есть яйца, если думаете, что…

— Хотите потерять лицензию на полет из-за того, что слишком много болтаете? — перебили капитана «Повелителя Плеяд».

— Как будто у вас будет на это время. Ладно, замолкаю. И весьма рад с вами повидаться в последний раз.

— Можем в него, как бы случайно, выстрелить? — поинтересовался Томми.

— На борту полно гражданских, — заметила Пенни.

— Можем его напугать, — предложил Фил. — Пролетим совсем рядом.

Крис почти видела его дьявольскую улыбку.

— Восьмая эскадрилья отправится в боевой вылет по моему приказу. Фил, постарайся не содрать краску с борта лайнеров, пока будем идти мимо. В любой другой день — пожалуйста, но не сегодня, поверь, на нашу долю достанется рыбка покрупнее.

— Не знала, что ты веган, — сказала Хизер, но Фил уже пристроился между вторым и третьим лайнерами, только-только начавшими движение в очень медленном темпе.

Восьмая эскадрилья заняла свое место между Вардхейвеном и оперативными группами «Горацио» и «Кастер». Обложенная почерневшим льдом, отражающим звезды, «Хэлси» выглядел смертельно опасным. Старичок «Кушинг» выглядел немного хуже, даже для своих немалых лет. Шесть приманок, наспех выкрашенных в черный цвет, выглядели не лучше груды металлолома, отлетевших с верфи какого-нибудь судоремонтного завода. Контейнеровозы сверкали своей оригинальной, бело-синей с примесью малиновой окраски, контрастирующей с зеленью прикрепленных контейнеров. Но они держались за кормой последнего корабля, как и ожидала Крис от команды капитана ван Хорна. Первые четыре корабля были полностью загружены. Последние два только наполовину. У Крис как-то не получилось спросить, что капитан задумал сделать с ними, но не сомневалась, что он нашел им хорошее применение.

Каждые три-четыре минуты от станции отделялся очередной лайнер и отваливал, пристраиваясь за корму предыдущего пассажирского судна, как раз справа от кораблей Сантьяго и ван Хорна. Крис пока больше ничего не оставалось, кроме как наблюдать за происходящим. В первый же день в школе кандидатов в офицеры она узнала, что ждать и догонять — самый настоящий путь Космофлота.

 

До контакта 7 часов 15 минут

 

Когда впереди появилась круглая автомобильная стоянка около дома Нуу, Хонови сглотнул. Она была забита машинами.

— Что они тут все делают?

— Сегодня у твоей мамы еженедельная вечеринка с канастой1, — сказал отец.

— Но через несколько часов прибудут вражеские линкоры.

— Что бы ни случилось, а мама с ее подружками вряд ли изменят свое расписание, но сегодня они не играют в канасту. На сегодня они договорились прятать содержимое музеев Вардхейвена. Ты ведь не хочешь, чтобы оккупанты захватили наши сокровища, сынок?

— Никогда бы не подумал, что мама с подругами…

— Сегодня многие люди нас удивляют. Но позвони Роуз и скажи ей, что пора уезжать. Посоветуйся с горничной сестры, она поможет. Если ты серьезно настроен на то, что нужно уносить ноги подальше, стой на своем, может быть, окажешься прав. Подозреваю, мамин клуб быстро распространит новость, кто-то даже может отправиться с ней.

— Если будет время, — сказал Хонови.

— Ты же знаешь свою сестру. Черт возьми, парень, я ненавижу, когда она вот так упорствует. Разве она не понимает, что за ее действия погибнет много людей? Не все они живут долгой, злобной жизнью, как мои деды.

— Поверь, она знает, что делает.

— Когда все это закончится, нужно отправить ее куда-нибудь, где она осознает ошибочность своего пути.

Хонови посмотрел на еще одну припарковавшуюся машину.

— Но сейчас, пап, ты разве не думаешь, что мы должны радоваться тому, что она пусть даже совершает ошибку, нежели обдумывает, правильно или неправильно поступает?

— Хм-м, — только и сказал отец.

* * *

— Сэр, нам нужно поторопиться.

— Уже иду, — буркнул Эл Лонгнайф, поворачиваясь к своему убежищу спиной и направляясь к лифту. Он сделал все, чтобы сделать свою жизнь безопасной, а личность неприступной, и вот до чего докатился. Теперь все зависит от того, ошибется внучка или нет, что состряпает из брошенных кораблей, взятых на прокат яхт и прочей мелочи.

— Очень плохое планирование, — буркнул он, входя в лифт.

— Сэр? — Младший вице-президент, любезно предложивший отсидеться в своих охотничьих угодьях в южных горах, вопросительно посмотрел на Эла.

— Ничего.

На самом деле нарисовалась огромная проблема. Он позволил отцу играть в короля девяноста планет. Сын принял игру. И что это принесло самому Элу? Ничего. Ничего, что защитило бы его бизнес, его богатство от свалившихся на голову боевых кораблей. Ничто не может защитить башню, в которой он жил последнее время, от превращения в дымящиеся руины. Ничего, что может защитить его жизнь.

Эл неуклюже устроился в высоком вездеходе, как раз годном, чтобы пробраться в непроходимую глушь. Когда вездеход тронулся с места и поехал вдоль пышного, обсаженного деревьями, бульвару прочь от башен Лонгнайф, он оглянулся. Эл всегда считал высокий цилиндр небоскреба салютом всему миру.

Теперь же не был уверен, кто кому показывает палец.

Эл устроился поудобнее, готовясь к долгой поездке. Может, Генри Петервальд не настолько сумасшедший. Может, единственный способ сделать обитаемое человеческое пространство безопасным для себя — это контролировать каждый чертов его дюйм.

Есть о чем подумать.

 

До контакта 7 часов

 

— Сэр, мы перехватили переговоры с диспетчерами Верхнего Вардхейвена, — сообщил дежурный лейтенант. Адмирал подошел ближе и заглянул ему через плечо, точно так же, как сам лейтенант заглядывал через плечо техников.

— Проиграй, сынок.

Адмирал прислушался. Да, кое-что начало происходить. Больше, чем просто лайнеры, набитые пассажирами, отшвартовавшиеся от станции.

Подошел Сарис.

— Они не разрешают им идти к точке прыжка Адель.

— И не удивительно. Они хотят, чтобы лайнеры кружили вокруг Вардхейвена.

— И напасть на нас? — спросил дежурный лейтенант. — Это же самоубийство.

— Вы отправили сообщения нашим капитанам? — спросил адмирал. Сарис тут же продемонстрировал планшет с текстом. Послание было ясным и понятным: стрелять по двигателям, пассажиров не убивать. — Такое поймет даже упрямый идиот. Отлично.

Адмирал устроился в кресле за боевой панелью и оглядел орбиту Вардхейвена.

— Проложить курс к точке прыжка Адель с Верхнего Вардхейвена с орбитой вокруг Вардхейвена.

Экран на панели моргнул и выдал результат.

— Лейтенант, расскажи мне об этой станции.

— Оборонные лазеры заряжены. Десятки пассажирских лайнеров выведены в открытый космос, двигатели работают. Торговые суда тоже. Как и частные яхты. Вся станция слилась в единый огромный магнитный поток, сэр.

— Радар.

— Ничего, сэр.

— Визуальное наблюдение? Лазер? Что, никто ничего не видит?

— Ничего, сэр. Разведка докладывает, последние двенадцать часов станция даже канализацию не откачивает.

— Это до того, как был выставлен ультиматум?

— Да, сэр. Мы предположили, что во время эвакуации у них возникла проблема, и никто не обратил на нее внимания. Ну, это ведь всего лишь канализация.

Адмирал покачал головой.

— Не обратить внимания на эвакуацию, которая создала проблемы с канализацией, — фыркнул он. — Что за безмозглые дураки попали в разведку?

С другой стороны, лучше поздно, чем никогда.

— Нужно ли включать все системы сэр? — спросил Бхутта.

— Мы понятия не имеем, что у них есть. Почему я должен сообщать им, что есть у меня? Нет, мы обычные линкоры президентского класса. Пусть они погадают, с чем придется столкнуться, пока это служит нашим интересам прежде, чем покажем все, чем обладаем.

Адмирал уставился на экран панели, на которой сейчас информации было больше, чем четыре дня назад.

— Нет. Сейчас мы летим вперед и ждем.

 

До контакта 6 часов 45 минут

 

Крис наблюдала за удалением транспортной колонны. Сейчас это было больше, чем просто огромные пассажирские лайнеры. Тут же были наспех переоборудованные грузовые суда, несколько контейнеровозов, приспособленных для перевозки людей, и большая часть яхт. По сети Крис слышала довольно неприятные комментарии владельцев яхт, обнаруживших, что их яхты на своем месте нет. Их разместили на чужих яхтах и переоборудованных кораблях, а жалобы постарались свести к минимуму. Крис надеялась, что это так. На самом деле никто не говорил, что их кораблик до зубов вооружен. Не по сети.

Пора будить остальных.

— Оперативно-тактическая группа, ваш выход. Пятиминутный отсчет. Приготовьтесь оторваться от станции и присоединиться к колонне через пять минут.

В ответ раздалось: «Вовремя», «Минуточку, у нас шкипер на берегу» и «Блин, не успел видео досмотреть».

Крис подождала четыре минуты и запустила минутный отсчет, а потом приказала отделяться от станции и лететь в указанном порядке. Четырнадцать кораблей из пятнадцати покинули доки. Не успела Крис распорядиться одному из кораблей седьмой дивизии заполнить недостающее место, как док выплюнул отставший корабль.

— Извините за опоздание. — Вот и все, что она получила вместо оправдания.

— Рада, что у вас получилось к нам присоединиться.

Они пролетели мимо яхт и катеров, проложили путь через линию транспортников, кораблей Космофлота и присоединились к Восьмой эскадрилье.

— Помните, как только все начнется, вы остаетесь с нами, пока мы не разгонимся до двух g. Потом отступаете. Мы же несемся дальше и вбиваем хоть немного здравого смысла в спятившие линкоры.

— А мы подбираем ошметки, — дружно вернулось в ответ.

Крис взмолилась, чтобы они вскоре не превратились в разреженные облака металлолома.

 

До контакта 6 часов 35 минут.

 

Сэнди оглядела мостик «Хэлси». Каждый пост укомплектован и готов к бою. В тусклом свете лица офицеров выражали нетерпение. Как я позволила еще одному Сантьяго последовать за другим Лонгнайф в очередные неприятности?

Потому что другого выхода на самом деле нет— ответила сама себе Сэнди теми же, словами, которые, наверняка, когда-то говорил ее прадед.

— Ну, мне, хотя бы, не придется доставать из портфеля чертову бомбу, — пробормотала она себе под нос.

— Мэм? — вопросительно выгнул бровь старпом, стоявший рядом.

— Всем внимание, — нажав кнопку связи, сказала Сэнди, — говорит капитан. Вы знаете, какова наша миссия. Сейчас мы в роли приманки и наша задача — отвлечь огонь от мелких катеров. Мы это сделаем. Но я еще не забыла, как, надеюсь, не забыли и вы, что «Хэлси» несет десять больших импульсных лазерных установок. Как только выполним основное задание, как только катера PF закончат танцевать свою чечетку, мы сами обязательно уничтожим столько вражеских линкоров, сколько сможем.

Эти слова вызвали одобрение, начиная с мостика и заканчивая самыми далекими отсеками корабля.

— Транспортники, это конвой. Вам разрешено начать замедление по моей команде. Совершите один оборот вокруг Вардхейвена и только потом разгоняйтесь до точек прыжка Альфа или Бета.

Ответы не замедлили прийти, диапазон при этом оказался весьма обширен: от искренних слов благодарности до неприятного сарказма, типа: «Кто окажется достаточно сумасшедшим, чтобы отправиться к Бете?»

На транспортниках, расположившихся рядом с «Хэлси», включились дюзы. Где-то впереди, где находились оперативные группы, корабли тоже включили тягу, да и сама «Хэлси» врубила двигатели. Как один, добровольцы как гражданские, так и от космофлотские, стали уходить на более низкую орбиту, где, обернувшись вокруг Вардхейвена, смогли бы рвануть в космос. В то время, как транспортники применяли прямые векторы торможения, кораблям Космофлота приходилось выделывать причудливые маневры. Они не только притормаживали, но и пытались подобраться поближе к транспортникам, причем намного ближе, чем пятикилометровая отметка, разрешенная законами прекратившего существования Сообщества и страховыми компаниями. Но шла война, а тяжелые времена требовали больших рисков.

Были и исключения. Два корабля оперативной группы «Кастер», наполовину загруженные контейнеровозы, выжидали момент, чтобы начать снижение, ждали, когда конец колонны транспортников сравняется с ними, после чего тоже включили дюзы и, слегка покачиваясь, встали в хвост очереди. На них никто не обратил внимания.

Поскольку Сэнди не смотрела в ту сторону, она не заметила еще одного исключения. Три маленьких вооруженных корабля, которые Крис определила как Седьмую группу, включили маневровые двигатели, но лидер группы заметил отсутствие огня у двух контейнеровозов и решил, что им нужна помощь. Потом он решил, что веселее будет, если вовсе останется с ними, учитывая то, чем занимались контейнеровозы. Еще три маленьких кораблика присоединились к толпе яхт и таких же небольших кораблей в конце очереди транспортников. Они были настолько маленькими, что никто и не увидел, что к их обшивке были приварены ракетные установки.

* * *

Крис наблюдала, как исчезает станция. Она делала так всякий раз, когда спускалась на лифте. Сегодня было другое. Сегодня дом не приближался, а наоборот, отдалялся. Сегодня она была на пути к битве, в результате которой определится, останется ли ее планета свободной, либо станет мертвой и порабощенной. Любой исход может убить как ее саму, так и многих людей, которых она любила.

Но другого выбора нет, — сказала она самой себе и добавила: — Ненавижу эти слова. Если переживу эту битву, клянусь, сделаю все, что в моих силах, чтобы больше никогда не оставался только один вариант. У меня всегда будет выбор. Я буду принимать собственные решения, и не потому, что окажусь в ситуации, когда больше ничего другого не остается.

Крис находилась на борту PF-109, когда гравитация Вардхейвена развернула катер и швырнула его в Милну.

 

До контакта 5 часов 25 минут

 

— Адмирал, лайнеры в сопровождении конвоя подходят к Вардхейвену, — сказал дежурный лейтенант.

Адмирал так и не оторвал взгляда от боевой панели.

— Командир конвоя разрешил лайнерам запустить основные двигатели, чтобы отправиться к точкам прыжка. Обратите внимание на множественное число, сэр.

— Принял к сведению, лейтенант. Что мы знаем об этом командире конвоя?

— Похоже, это она, сэр. В системе только один эсминец, сэр, и командует им женщина.

— Одна из их амазонок, ха, — проворчал Сарис. — Наверное, собирается сопровождать лайнеры до самого выхода из системы, а?

— Я бы предпочел услышать больше об использовании нескольких точек прыжка. Кто-нибудь отправился к точке прыжка Барби?

— Пока мы не можем этого сказать, сэр.

— Дайте мне знать немедленно.

Адмирал начал барабанить пальцами по боевой панели. Та показывала вектор, по которому шли шесть линкоров, и тот проходил между станцией Верхний Вардхейвен и планетой. В какой-то момент ему придется подкорректировать торможение. Внимание привлекла бесформенная сфера электромагнитного потока, входящая аж в атмосферу Вардхейвена.

— Сможете сделать мне визуальную или радиолокационную картинку?

— Радар по-прежнему клинит, сэр.

— Наш радар глушит какая-то колонна пассажирских лайнеров?

— Так утверждает разведка, сэр.

— Тогда покажи мне лучшую картинку, какую только сможешь. Они начали движение. Разве мы не можем увидеть, какие двигатели у них там работают?

— Они летят под углом девяносто градусов, сэр.

— Покажи в инфракрасном диапазоне.

— Работаем над этим, сэр, но картинка нечеткая.

— Нечеткая? Кто-нибудь покажет мне что-нибудь, чтобы я смог использовать свою боевую панель? Сарис, загрузи мне данные.

Через несколько минут адмирал поднялся и, заложив руки за спину, стал расхаживать по мостику между двумя экранами.

— Сбивает с толку, сэр, — сказал Сарис.

— Да, сбивает. Инфракрасный диапазон нечеткий. Лазерные дальномеры что-то путают. Похоже на вереницу торговых кораблей. Первый похож на корабль класса «Независимый». Следующим на очереди должен быть корабль стандартной серии «Прайд», но электромагнитные сигналы следующего корабля сбивают с толку. Возврат лазера имеет странное эхо, а инфракрасный порт не работает.

— Они, хотя бы, не летят в нашу сторону, сэр, — сказал дежурный лейтенант. — И все направляются к точке прыжка Адель.

— А эти? — адмирал указал на небольшую группу в конце строя.

— Похоже, немного сбились с курса, сэр.

— Дай мне знать, когда выяснишь, каким курсом они идут.

Дежурный лейтенант кивнул. Потом его взгляд расфокусировался, когда он прислушался к словам из коммуникатора.

— Повторите еще раз, — сказал он и с трудом сглотнул. — Сэр, разведка считает, что эти сбившиеся корабли направляются к точке прыжка Барби.

* * *

— Где сейчас седьмая группа? — спросила Крис, стараясь говорить тихо, спокойно и командным тоном, в то время, когда ей хотелось кричать.

— Вот здесь, Крис, рядом с двумя грузовыми судами из группы «Кастер». И не спрашивай, что они делают. Они всего минуту назад следовали вместе с нами, а потом внезапно ускорились до одного g.

— И куда направились? — спросила Крис.

На рабочей станции тут появился курс, ведущий к точке прыжка Бета.

— Идут прямиком к линкорам, — сказала Нелли.

— Ван Хорн говорил, что у него есть что-то особенное для тех кораблей. Но зачем к ним присоединилась Седьмая группа?

— Не знаю. У них такого приказа не было. Можем приказать им лететь обратно? — спросил Томми.

— Они были последними, кто пополнил наши ряды. Их нет в сети Космофлота, так ведь? — Крис посмотрела через плечо на Пении и Мусу. Ворон покачал головой.

— Нужно поговорить с ними по коммерческой линии и в открытом доступе, — сказал он. — Линкоры уничтожат их. Я бы не стал отдавать им новых приказов. Насколько помню, последним распоряжением был приказ оставаться рядом и слушать. Похоже, они решили сбежать, мэм.

Крис не могла с этим спорить, но, все же, в ее цепочке подчинения что-то пошло не так. Нельзя допустить повторения подобного. Она включила коммуникатор.

— Летучая группа, внимание. Оставаться со мной на одном уровне. Подтверждения не нужно.

Ответов, как и хотела, Крис не услышала. Ну, те, кто остался, хотя бы подчинялись незначительным приказам вроде этого. Она посмотрела на боевую панель. Транспортники начали ускоряться до комфортного ускорения в один g, что, несомненно, облегчит жизнь пассажиров. Оперативные группы Космофлота отделялись от гражданских судов, от того прикрытия, которое они предлагали, и отправлялись к луне. Группы «Горацио» и «Кастер» же пока еще держались под прикрытием транспортников… а летучая группа крепко держалась под прикрытием и тех, и других.

Между тем два грузовых корабля-одиночки и три небольших катера на ускорении в один g шли к точке прыжка Бета без явного намерения когда-либо туда попасть.

* * *

Адмирал изучал боевую панель. Она говорила ему очень мало.

— Расскажите мне об этих пяти кораблях, — потребовал он.

— Два из них — стандартные контейнеровозы. Визуальное наблюдение говорит, что они частично загружены стандартными контейнерами. Остальные — небольшие системные катера, не предназначенные для межзвездных прыжков, сэр.

— И на что они надеются, летя к точке прыжка?

Когда наступившая тишина стала длиться слишком долго, разрушить ее решился дежурный лейтенант.

— Сэр, может, кто-то настолько отчаялся и решил, что сможет сделать прыжок, купить топлива в системе Паулы, сделать еще один прыжок и так раз за разом, пока не найдут себе пристанище. Это рискованно. Если у них закончится топливо…

— Ну, на что только не решишься, когда спасаешь свою жизнь, — сказал Сарис.

— У меня появилось желание поговорить с теми, у кого был доступ к подобным кораблям и кто почувствовал сильную потребность бежать, — войдя без предупреждения на мостик, сказал будущий губернатор Вардхейвена.

— Веская причина включить в наш состав парочку корветов, — не в первый раз заметил адмирал.

— Мы должны представлять твердый, единый, бронированный кулак. В нас и без корветов нет ничего слабого, — Харрисон Масклин в очередной раз процитировал Генри Петервальда. Возможно, эти слова являются хорошей позицией в бизнесе, но вот с точки зрения космических войск многое упускается из виду.

— Что ж, эта рыбка в сети не попадет, которой, к тому же, у нас нет, — вынес окончательный вердикт адмирал. — Если, конечно, не угрожают нам.

— Грузовые суда и мелкие катера нам угрожают! — настойчиво сказал губернатор.

— Как близко они к нам подойдут? — спросил адмирал.

Физиономия дежурного лейтенанта выглядела так, словно тот съел лимон.

— Сэр, у каждого из этих кораблей есть проблемы с сохранением курса. Не думаю, что катера знают, где находится точка прыжка.

Точки прыжка обычно кружились по не стабильным орбитам вокруг звезд, что было частью процесса поддержания связи с другими солнечными системами. Звездолеты использовали специальный набор датчиком, чтобы уточнять местоположение точек прыжка по мере приближения к ним.

— Думаю, катера хотят следовать за грузовыми судами, но, судя по всему, один из капитанов в себе не уверен, — фыркнул Сарис.

Адмирал кивнул. Подобные вещи случаются, когда люди начинают паниковать. Когда хватаешь корабль, слишком долго привязанный к причалу, а торговые офицеры слишком долго зависают у барной стойки… С другой стороны, все это могло быть банальным прикрытием.

— Когда они подойдут ближе всего к нам? — спросил адмирал.

— Примерно через два с половиной часа, сэр.

— Свяжитесь с ними, предупредите, чтобы держались от нас минимум в двадцати тысячах километрах. Если подойдут ближе, мы их застрелим.

— Есть, сэр, — ответит начальник штаба.

Дежурный лейтенант тем временем с отсутствующим видом уставился в потолок, словно видел там свое будущее.

— Сэр, — наконец сказал он, — между транспортной колонной началось какое-то оживление. Датчики начинают прояснять ситуацию. Среди лайнеров есть военные корабли.

Адмирал усмехнулся.

— Скажи мне что-нибудь, чего я не ожидаю, парень.

————

1 прим.: карточная игра

Назад