Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 18

— PF-109, говорит буксир 1040. Держитесь, мы подходим к вам.

— Держимся, буксир 1040, — ответил Томми и печально покачал головой. — У нас сухие баки.

Они вложили все силы и энергию, чтобы пролететь мимо линкоров, и только когда оказались вне зоны лазера, попытались выйти на орбиту. Потребовалось все, что у них было, чтобы подлететь достаточно близко и их мог перехватить буксир.

Вот только баки оказались сухими. Вся команда мостика сидела на своих местах и испуганно молчала. Они бросили все, что у них было, в атаку на линкоры… а линкоры словно ничего не заметили.

Кроме одного, который достали Хизер и Чандра. И заплатили за это полную цену.

Крис осмотрелась. Каждый присутствующий на мостике катера испуган. Они вложили все, что у них было, в атаку и отход. Корабельная форма пропиталась потом, а лица вытянуты от того, что приходилось идти на трех g. Крис видела потускневшие от усталости лица. Опущенные плечи. Есть что-то еще, что они могут дать?

Как только катер стал ложиться на орбиту, Томми отключил боевую сеть и начал сам напевать что-то похожее на некую смесь ирландских мелодий. Пел тихо, еле слышно, но притихшая Крис слышала слова. Одна даже понравилась, про мальчика-менестреля. Только с третьего припева до нее дошло, что этот мальчуган погиб на войне. В голове конкретная каша.

— PF-109, это буксир 1040, мы подходим к вам. У нас тут профессиональные спасатели любезно предоставленные фирмой братьев Йохансон, они готовы подвести к вам линии электропередачи, так что держитесь прямо.

— Держимся устойчиво, буксир 1040. Как уже говорил, курс мы изменить не можем, даже если очень захотелось бы.

— PF-109, хотелось бы, чтобы вы правильно нас поняли. У нас тут реакционная масса, которую нам нужно передать вам вместе с антивеществом. Еще у нас на борту несколько «Фоксеров», на случай, если у вас закончились. Еще есть двенадцать AGM-944 из тех, какими вы там разбрасывались.

— Где вы их взяли? — оживилась Крис.

— Завод прислал по бобовому стеблю так быстро, как только смогли. Последняя партия, прибыла как раз, когда мы уже задраивали люки. Ракет у нас на каждый ваш катер по двенадцать штук.

— На сколько катеров?

— На двенадцать, — тихо сказал капитан буксира.

— Нас осталось десять.

— Нам жаль.

— Томми, не желаешь зарядиться?

— Разве PF-104 и 111 не разрядились полностью первыми? Они были в группе Хизер и Чандры и выпустили все, что у них было.

— А ты следом.

— Свяжитесь с ними, они должны быть первыми, — сказал Томми.

— Свяжусь. Посмотрим, смогут ли они лечь на орбиту, — согласился капитан буксира. — Так, на моем пульте сигнал, что соединение для питания установилось хорошо. Что у вас?

Томми подтвердил хорошее соединение. Через минуту подтвердили хорошее соединение для перелива реакционной массы. Это заставило задуматься, а не открыть ли люк на квартердеке в открытый космос, чтобы команда буксира начала загружать разные лакомства.

— Я хочу пить, — вдруг сказал старшина Стэн, расстегивая ремни. — Еще кто хочет?

— Принеси скотч, только аккуратно, — сделал заказ Томми.

— Я бы убила за «Маргариту», — сказала Пенни.

— Пиво, — буркнул Мус.

— И мне, — сказала Финч сквозь тень своей обычно солнечной улыбки.

— Ты несовершеннолетняя, — буркнул старшина.

— А разве мы все не постарели на десяток лет в последнюю неделю, — стрельнула в ответ Финч, идеально имитируя акцент Томми.

Не обратив внимания на такой пассаж, старшина скрылся в сторону кормы. Пару минут спустя появился вновь и стал бросать присутствующим груши с напитками.

— А тебе холодной минералки, — строго сказал старшина Финч.

— Да, мамочка, — вздохнула рулевой, но от груши не отказалась.

Крис глотнула обычной воды… а потом одним махом осушила литровую грушу за секунду. Даже не осознавала, насколько обезвожена, пока не сделала глоток. С другой стороны, если посмотреть на насквозь промокшую форму, откуда-то влага для этого бралась.

— Выпьем и пописаем в них, — предупредила Пенни.

— В невесомости, — вздохнула Финч. — Хоть бы кто-нибудь изобрел приличный унитаз для девушек, работающий в невесомости.

— Или девочек, — сказал Томми.

— Не уходи от темы, муж, — сказала Пенни.

— Осторожнее, молодой человек, — сказал Мус. — Когда женщина использует данное ей богом право жаловаться на мужчин, не прерывай ее.

— Крис, что нам делать-то? — спросил Томми.

— Он тебя прервал. — Крис посмотрела на Пенни.

— Хуже того, занялся делом. Думаешь, не дотянусь?

Финч и Крис покачали головами.

— Замечу, — сказал Томми, — капитан этого катера — я. И, в отличие от многих кораблей, украденных с пирса принцессой, этот военный корабль по честному пытается выполнить приказ защитить планету.

— А я думал, мы на пиратском корабле, — сказала Пенни и обратилась к Мусу: — Вы разве не считаете наш корабль пиратским?

— Вопрос не ко мне, мэм. Я простой, гражданский человек, шел по улице, занимался своими делами, когда меня заманили в нечто, о чем я и представления не имею.

— Для того, кто представления не имеет, что делает, — Пенни похлопала Муса по руке, — я рада, что вы этим занимаетесь.

— Всегда пожалуйста, мэм.

Томми так здорово улыбался, расслабившись в капитанском кресле и наблюдая за любовью всей своей жизни. Крис безумно захотелось, чтобы это продолжалось вечно, чтобы команда продолжала шутить, но часы на пульте неумолимо отсчитывали время до отлета от Вардхейвена. К тому времени они должны что-нибудь придумать. Как бы ей ни хотелось залезть под кровать, послать вместо себя кого-то еще, она знала, что никто другой не в состоянии сделать то, что предстояло сделать ей.

Либо она, со своей крошечной группой, либо никто.

Но даже и это еще не все. На этот раз кому-то кого-то изображать бесполезно. Противник наверняка уже разобрался, что на флангах никаких линкоров нет. А значит, следующая атака будет жесткой. И никакого завтра.

— Томми, включи боевую сеть обратно. Соедини меня со всеми. Нам нужно поговорить.

Томми нехотя оторвал взгляд от Пенни, глубоко вдохнул, выдохнул и набрал команду на своем пульте. На мостике снова раздался припев песни: «Скольких из них мы заставим умереть!» Где-то снизу послышался тихий лязг, это на катер грузились ракеты, любезно предоставленные добровольцами из Клуба спелеологии Милны и Клуба охотников за мусором. Крис глубоко вздохнула и активировала коммуникатор.

— «Горацио», «Кастер», каков ваш статус?

— «Горацио» на месте, — послышался вполне обычный голос Сэнди. — У меня тут дюжина капитанов ругаются и грозят мятежом, если вы снова броситесь в бой и оставите их позади.

— Ты правильно поняла, милая, — вставила Луна.

— С принцессой во главе, — сухо сказал ван Хорн, — думаю, мятеж — это, своего рода, норма.

— Предпочту вести их за собой, чтобы никто не вмешивался в мою игру, — сказала Крис, пытаясь казаться беззаботной. Может даже, так оно и было.

— Что ж, приготовьтесь к тому, что мы можем это сделать, если снова останемся позади.

— «Кастер», что у вас?

— Хуже, чем хотелось бы, но лучше, чем ожидал. Скажем, на тридцать четыре процента, с чего начинали. Достаточно для последней, черт ее дери, битвы.

Вот так вот должно быть. Последняя битва. Единственная тотальная атака на линкоры, когда они подойдут к станции Верхний Вардхейвен. Крис на мгновение застыла, подбирая слова, потом включила связь.

— Ладно, народ, вот что мы сделаем. На этот раз мы пойдем все вместе.

По сети послышались тихие аплодисменты. Финч медленно покачала головой, словно говоря, мол, они не подозревают, на что напрашиваются.

— Линкоры тормозят, собираются подойти к станции, выйти на орбиту и начать бомбить Вардхейвен. Если мы с ними ничего не сделаем, четыре реактора на каждом из этих ублюдков включат лазеры, которые превратят все на поверхности планеты в горящие обломки. Вы хотите такую участь для своих семей?

— Нет, — пришло дружное.

— Хотите такую участь для жен и мужей?

— Нет, — вновь, уже громче.

— Очень хочется уничтожить хоть один из них, — сказала Финч.

— Тогда запускай программу, — улыбнулся Томми.

— Конечно, конечно, — закивала рулевой. — Только мне нужен стимул, за что я на самом деле буду драться.

Крис убрала палец с кнопки связи.

— Они уничтожат яхт-клуб на Верхнем Вардхейвене. Больше не будет никаких гонок на яликах.

— Этих ублюдков нужно остановить, — прорычала девушка.

Крис снова нажала кнопку связи.

— Хорошо, бойцы. Как только наступит подходящий момент, «Кастер» выпустит все ракеты, которые у них есть. Сразу вслед за ними идем мы, все быстрые патрульные катера и эсминец, все, без исключения, вооруженные яхты и катера. Все, что может стрелять и выпускать ракеты, все это одним махом. И на этот раз летим не так быстро без диких рывков, на этот раз незачем. Нелли передаст вам программы уклонения для ускорения в один и два g. Луна, на этот раз тебе предстоит самая настоящая перестрелка. Если кто-то из противников пролетит мимо тебя, разворачивайся и стреляй по двигателям.

— По двигателям, — усмехнулась капитан яхты. — Мне это нравится.

— Ледяная броня у них слишком толстая, поэтому цельтесь не по льду, а по конкретным целям. Они выдвигают лазерную турель, вы ее уничтожаете. Поднимают антенну — сжигаете. Еще, если ваши двенадцатидюймовые импульсные лазеры хоть немного похожи на те, которыми пользовалась я, у них есть одна секретная настройка, позволяющая использовать их на всю мощь.

— Правильно понимаешь, дорогая, — сказала Луна. — Уже работала с таким типом оружия?

— Она однажды увела яхту с множеством таких лазеров, — вмешался Томми.

— Томми, не разглашай государственные секреты, — упрекнула Крис и по сети послышались смешки. — Да, тогда мне пришлось использовать лазеры яхты, и Нелли придумала некоторую программную прошивку, которая позволила мне запускать импульсы с половинной, а то и вовсе с одной десятой степенью. Кого-нибудь интересует?

«Еще бы», «Да» и «Да, будьте добры» возвратилось в ответ. Нелли сделала рассылку. Крис подождала некоторое время, пока на других кораблях получат ее и загрузят в компьютеры.

— Эй, а ведь здорово выходит, — воскликнула Луна. — Если вдруг появится по пути пятидюймовая установка, я ее затопчу и у меня все равно останется хоть что-то, чтобы выстрелить им в задницу. Отлично, малышка!

— Только помните, что ваши лазерные установки тоже перегреваются, как и установки линкоров. Так что слишком часто ими пользоваться без риска перегрева вы не сможете.

— Но мы можем покончить с ублюдками, — прорычала Луна. — Если стрелять по ним изо всей силы, подобраться ближе, так близко, чтобы они не смогли ни увернуться, ни спрятаться. Они пришли в Вардхейвен драться. Что ж, мы покажем им такой бой, которого они не ждут.

Слова Луны вызвали одобрение даже на мостике PF-109-го. Даже Крис не удержалась и поаплодировала.

— Луна, избавляйся от приманок, сбрасывай коконы. Всем, пристегнитесь потуже и подключайтесь. Как только я доведу Восьмую эскадрилью до ста тысяч километров, мы ринемся на них с двух направлений. Посмотрим, как им это понравится. Лонгнайф, конец связи.

По сети еще некоторое время доносились одобрительные возгласы. Крис вздохнула: должно быть, она нашла нужные слова. Взглянула на экран на своем пульте. Остался час до того, как враг доберется до Верхнего Вардхейвена. Сорок пять минут до того, как Крис сможет перехватить их.

Еще одно долгое ожидание.

— 109-й, это буксир 1040, мы оставили подарки Деда Мороза у квартердека. Хотите сами забрать их или доверите моим ребятам загрузить ракеты?

— Спасибо за предложение, — ответил Томми, — но не хочу стравливать воздух и не могу позволить взять с собой ваших людей. У нас тут нет свободных противоперегрузочных кресел.

— Я слышал, принцесса сказала, что на этот раз будем обходиться небольшими перегрузками.

— На двух g вы почти не будете уклоняться так же, как умеем мы.

— А если ваша Нелли, кто бы она ни была, передаст нам программу уклонения?

Томми приподнял бровь и посмотрел на Крис. Та взяла коммуникатор.

— Буксир 1040, ваша цель — спасательные операции.

— Мэм, цель оно, конечно, да. Но дайте им достаточно целей и они пропустят то, чего не должны.

— Вы уверены, что сейчас не рискуете стать мятежником?

— Мэм, я вот сейчас оглядываю мостик, слышу, что говорят мои люди. Получается, что если я не сделаю, как они просят, рискую быть выставлен за внешний люк с курсом на Вардхейвен, а они все сделают и без меня.

Господи, откуда взялись все эти люди? Чем Вардхейвен заслужил их?

— Спасибо, буксир 1040, ваша поддержка очень ценна.

— Не только мы, мэм. Думаю, сейчас у вас появился целый корпус, которого не было с вами некоторое время назад.

— Да благословит всех нас бог, — сказала Крис с тем благоговением, с которым обычно проговаривает подобное Томми. Тот улыбнулся, услышав, подмигнул ей.

— Мои люди сделали все, вернулись, можете запускать двигатели, — сообщил капитан буксира.

Томми так и сделал, после чего приказал всем свободным складывать по местам припасы. Крис, которой целых полчаса оставалось только сидеть и грызть ногти, ушла помогать. Обнаружилась даже не одна, а две канистры для антивещества, готовых к смешиванию с реакционной массой и приведением в действие ракетных двигателей PF-109. Еще на корпусе аккуратно закреплены двенадцать длинных ящиков с AGM-944, в каждом из которых обнаружилось по четыре «Фоксера».

Каждый такой ящик сопровождали два человека. В невесомости двухсоткилограммовые ракеты не весят ничего, но все же продолжают обладать массой и ущерб, который могут нанести себе и катеру никому не нужен. Не сейчас. Только ни перед предстоящей через несколько минут атакой. Сейчас не до того, чтобы какая-нибудь своенравная ракета вывела из строя блок связи при передаче какого-либо сообщения, или рабочую сеть датчиков на мостике, или врезаться в только что перезаряженный лазерный конденсатор по пути к ракетному отсеку.

С каждой ракетой обращались осторожно. Всем им предстояло свидание с линкором.

С «Фоксерами» справились легко — контейнеры были открыты и ракеты с легкостью попали на свое место. 944-е были длиннее, так что с ними пришлось повозиться. Каждый контейнер нужно было освободить от пусковой трубы и только потом каждую ракету высвободить из футляра для перевозки и установить ее на место.

— Так как, мы зарядим один контейнер? — спросил артиллерист в звании энсина.

Последовала долгая пауза.

— Я бы предпочел, чтобы их было шесть, — ответил Томми. — Использовать одну может быть накладно. Знаете поговорку про яйца в одной корзине?

Энсин кивнул.

— Вы слышали босса. Сделайте все, как положено. И быстро.

Ками и люди энсина-артиллериста приступили к работе, выполняя все то, чему тренировались предыдущие три дня.

Крис ушла, не желая толкаться и оказывать давление своим присутствием.

Другое дело Нелли: ей толкаться было не нужно, потому что компьютер.

— У тебя найдутся схемы уклонения для всех желающих?

— Они все хотят их получить.

— И я про то же.

— Спасательные корабли даже не в надежной сети. Я отправила им таблицы со случайными числами в коде и рекомендацию прыгать с места на место в случайном порядке, используя один набор чисел для настройки шаблона. Пусть выбирают. Знаешь, судя определению из моей базы данных это должно соответствовать определению безумия.

— Да, но это все равно великолепно.

— У меня нет определения великолепного.

— Это человеческое понятие, Нелли.

— Если я выйду из всего этого целой, думаю, начну понимать определение «великолепно».

— Как и мы все.

Крис уселась на свое кресло, надела шлем и вызвала «Хэлси».

— Сэнди, как дела? Я была занята домашней работой.

— Думаю, наш противник становится умнее. Пять минут назад эскадра восстановила радиаторы и перешла в оборонительную позицию.

— Черт побери, — пробормотала Крис и посмотрела на Пенни.

* * *

— «Мститель» сообщает, что не может поддерживать скорость вращения пять оборотом в минуту, сэр, — доложил дежурный лейтенант.

— Тогда передай им, пусть исправляют то, что не так работает и делают то, что я им приказал, — отрезал адмирал. Он сел в кресло перед своим пультом, что заставило его вернуться к проблемам «Мести», при этом оборонительные маневры его ничуть не беспокоили. Они не беспокоили и техников, следящих за разведданными. И вообще сидели к нему спиной. Сарис отстранено наблюдал за происходящим. А вот у будущего губернатора Вардхейвена обнаружилась самая крупная проблема. Он сидел напротив адмирала, и вот теперь он наклонился вперед, когда вращение корабля пыталось заставить его вылететь с кресла.

— Неужели эта проклятая показательная порка так уж необходима? — спросил политик.

— Подозреваю, что да, господин губернатор, — ответил начальник штаба.

— Я бы не хотел ошибиться, — добавил адмирал.

— Но вы сказали, что победили их. Вы выиграли.

— Возможно, я немного поторопился, — пробормотал адмирал.

— Им нечем с нами драться.

— Час назад так и казалось, но сейчас они изменили свое поведение, и я не собираюсь ничего предполагать, особенно в отношении Лонгнайф, господин губернатор. Нет. Посмотрите на положение дел. Эти шакалы все еще наступают нам на пятки, — он кивнул на изображение на самом большом экране. Так называемые линкоры сбросили шкуру и стали меньше… и смертоноснее, если не по способностям, то но по намерению. И еще нам добавилось вот это, — он указал на двадцать с лишним мишеней, сорвавшихся с низкой орбиты Вардхейвена.

— И кто это такие?

— Похоже, выжившие патрульные катера, атаковавшие нас два часа назад.

— Но патрульные катера могут атаковать только один раз. После этого они должны вернуться в порт. Заправиться. Перезарядиться. Даже я это знаю, — губернатор недоверчиво махнул рукой.

— Во всех передачах так и говорят. Старшина, расскажите мне о кораблях с Вардхейвена.

— Десять скоростных патрульных катеров, сэр. Они даже не пытаются маскироваться. Остальные — спасательные буксиры. На всех реакторы увеличенного размера для буксировки и аварийно-спасательных работ. А сейчас они разгоняются, не отставая от патрульных катеров.

— Эти спасательные буксиры могут перекинуть линии электропередачи на патрульные катера, перезарядить их конденсаторы, старшина?

Тот закашлялся, словно подавился рыбной костью.

— Это немного выше моей компетенции, господин адмирал, но в нашем флоте буксиры могут передавать большую часть энергии нуждающимся кораблям.

— Ваш вывод? — спросил адмирал, поглядев на Сариса.

— Этот проклятый Рэй Лонгнайф придумал способ сделать две атаки одной и той же эскадрильей быстрых патрульных катеров.

— Я бы не стал упускать этого из виду, — рыкнул адмирал. — И я не собираюсь больше терять свои линкоры. У нас пять метров брони. Мы будем вращать корабли в пять оборотов в минуту и позаботимся о том, чтобы их импульсные лазеры растапливали только лед.

— А как же другие корабли? — внезапно обеспокоился будущий губернатор.

— О чем нам действительно нужно беспокоится, так только о двух эсминцах. Но только о двух. Может, у полудюжины яхт и есть импульсные лазеры, скрывающиеся под их яркой обшивкой. В лучшем случае, двенадцатидюймовые. Может, это будет больше, чем битва, которую вам обещали, господин губернатор, но, будьте уверены, бомбардировку Вардхейвена мы начнем вовремя, — адмирал взглянул на монитор своего пульта управления. — Через тридцать минут.

Назад