Назад
Майк Шеферд. Непокорная

Глава 19

Из исторических учебников Крис знала, что в древнем мире… в двадцатом веке и ранее, атаки иногда откладывались на несколько часов. Еще она видела видеофильмы, где актеры хорошо передавали противоречивую природу солдат и офицеров, их желание идти вперед и сражаться или боязнь идти вперед и умереть.

У Крис и ее команды ни отсрочки, ни противоречий по поводу своего будущего не было. Отсрочка была недопустима. Орбитальная механика развернула линкоры к Верхнему Вардхейвену. Она же направила на них оперативную группу Крис с орбиты планеты. А легкий тормозной маневр группы «Горацио» вообще должен разрезать их пополам.

Через несколько минут.

— Народ, если мои часы не врут, у нас еще есть пять минут, — сказала Крис. — Старшина, у нас еще есть что попить?

— Сейчас, — кивнул тот и скрылся с мостика.

— Странно, — сказала Пенни, — я выдула два литра, но никакого желания посетить гальюн.

— Мы изрядно пропотелись, — сказала Крис.

Форма от засохшего пота потемнела, но либо система жизнеобеспечения работала сверхурочно, либо они все так сильно воняли, что вовсе этого не замечали. Странно, что в такое время этот вопрос может иметь значение.

Появился старшина, бросил присутствующим груши с напитками.

— Последнее причастие, — с улыбкой сказал он.

Томми поймал свою и поднял ее, словно для тоста.

— Так он умер, чтобы сделать нас святыми. Теперь мы боремся, чтобы оставаться свободными.

Крис не спеша отпила воду, наслаждаясь вкусом. Может, просто наслаждалась комфортом, передавая его всем остальным присутствующим на мостике. Последнее причастие. Может, старшина и прав. Он прошелся по мостику, собирая пустую тару. Томми взглянул на свой пульт, на экранах которого разворачивалась битва и… перекрестился.

— Отче, в твои руки передаю душу свою, — тихо сказал он.

За спиной Крис Пенни подхватила, зашептав слова Двадцать третьего псалома:

— … пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла… — чем дальше, тем громче.

Финч повторяла раз за разом «Радуйся, Мария» так быстро, как только могла произносить слова.

Крис тяжело вздохнула. Отец с малолетства водил ее в семейную церковь каждое воскресенье. Это была обязаловка только чтобы пресса делала фотографии. Но сейчас люди читали молитвы с верой в душе. Еще недавно Крис хотела провести с Томми и Пенни какое-то время, выяснить, почему они захотели, чтобы их свадьбу провели священники, а теперь, когда услышала такую искренность, поняла все без лишних слов и наблюдений.

Сейчас только орбитальная динамика управляла их жизнью. Крис подхватила коммуникатор.

— Это летучий отряд. Через шестьдесят секунд восьмая эскадрилья приблизится к рубежу в сотню километров. «Кастер», готовы к последней битве?

— Вообще-то, — откликнулся ван Хорн, — я задумывался над установкой киоска с лимонадом и посмотреть, как долго после этого смогу выжить.

— Такое превратить в шутку не смог бы даже ты, — сказала Сэнди.

— Вам бы обоим ужасно радоваться, что флот держит вас на постоянной работе, — растягивая слова, сказала Луна. — А кто-то комиксы создает и не тужит. Попробовали бы свои силенки на этом поприще.

— Тридцать секунд до атаки. Ракеты пошли, — сообщил ван Хорн.

— Хорошо, команда, — начала Крис. — Все вы, каждый из вас, вызвался добровольцем. Все вы знаете, что мы выглядим маленьким Давидом, а идущие на нас линкоры — Голиафом на стероидах. Два патрульных катера показали, что мы можем уничтожить линкор. Но его уничтожение дорого нам обходится. На этот раз мы покончим с ними. На этот раз постараемся стрелять, как охотники в глаз белки. Не стреляйте, пока они не вытащат наружу орудийную башню, лазерную турель, и только тогда стреляйте. Их двигатели тоже уязвимы. Они будут уворачиваться, поэтому объединяйтесь в пары, создавайте тройки и четверки и атакуйте линкоры со всех сторон. Рано или поздно они дадут слабину.

— Правильно понимаешь, — сказала Луна.

— И еще. Никогда не летите по прямой дольше одной-двух секунд. Вы должны постоянно маневрировать. «Кастер» может подбить несколько лазерных установок, мы уничтожим еще несколько, но нас все равно будет обстреливать чертовски много лазеров.

— Танцуй, детка, танцуй, как никогда раньше не танцевала, — сказала Луна и выкрикнула гораздо громче: — За нашу свободу! За наши семьи! За Вардхейвен! За принцессу Кристину! Вперед!

Секундой позже призывы многократным эхом отозвались по сети в ответ.

PF-109 и еще двадцать один корабль пересекли дальний рубеж работы восемнадцатидюймовых лазеров. Помимо Крис, в опасную зону вслед за «Хэлси» последовали еще девятнадцать кораблей. Как и при первой атаке, они метались вверх, вниз, вправо и влево. Ускорялись и замедлялись так, чтобы в их движениях не просчитывалось никакой закономерности.

И восемнадцатидюймовые, смертельные лазеры потянулись к ним.

* * *

— Адмирал, центр обороны хочет знать, не хотите ли вы изменить приоритеты, сэр, — сообщил дежурный лейтенант.

— Еще бы, — прорычал адмирал, правда, только себе под нос.

Стандартная доктрина предписывала восемнадцатидюймовым установкам целиться во все враждебное, находящееся в пределах досягаемости. Но стандартная доктрина была написана каким-то болваном, блаженно игнорирующим высокую температуру, исходящую от установок фирмы «Вистлер энд Хардкастл лимитед», поставляющих оборудование флоту.

Адмирал был слишком хорошо знаком с проблемой теплоотведения.

Он вернулся к вращению «Мести». Восемнадцатидюймовки быстро заполнят радиаторы, а потом, когда начнут стрелять пятидюймовки, они быстро нагреются и потеряют свою эффективность.

Каковы шансы попасть хоть в одну из этих танцующих колибри восемнадцатидюймовым лазером при коэффициенте теплопроводности в 80 или 90 К? А каковы шансы у пятидюймовок вывести их из строя при 30-40 К?

Неудивительно, что главная батарея оказалась полностью бесполезна при последней атаке быстрых патрульных катеров.

— Поддерживайте огонь главной батареи.

— Есть поддерживать огонь главной батареи, — отчеканил дежурный лейтенант. — Центр обороны подтвердил огонь главной батареи.

— Как так? — будущий губернатор Вардхейвена повысил голос. — Они же перед вами. Разбейте их!

— Я не собираюсь тратить тепловой лимит на этот диапазон. Губернатор, обещаю не учить вас, как насиловать, грабить и разорять безоружных мирных жителей. Пожалуйста, не учите меня разбираться с вооруженным противником.

— У меня есть полномочия освободить вас от командования.

— Сейчас не лучшее время для этого.

— Адмирал, разведка взломала одну из передач атакующего флота Вардхейвена. Сэр, у буксиров слабая система шифрования.

— И что у них там происходит?

— Похоже, они аплодируют принцессе Лонгнайф, сэр. Разведка уверена, что это она руководит атакой на нас.

— Невозможно, — фыркнул будущий губернатор. — Ее освободили от командования. С позором.

— Похоже, не с таким позором, как кто-то думает, — пробормотал начштаба.

— Значит, я вижу перед собой маленькую девочку Лонгнайф, — задумчиво сказал адмирал. — Неплохо. Совсем неплохо. Или лучше, девушки, губернатор? Для девушки, освобожденной от командования? Отправленной с позором домой, чтобы что? Вязать детские вещи? Или рисовать? Эсминец, музейная реликвия… и дюжина мелких корабликов, которые к этому моменту должны были быть разоружены и выставлены на продажу. — Адмирал с чувством ударил кулаком по панели управления. — И что ты, маленькая девочка, приготовила для дяди Ральфа? Грузовики с ракетами. Яхты, загруженные, как я догадываюсь, теми же ракетами. И вот, эта маленькая девочка Лонгнайф появляется и заявляет, что будет со мной драться. И, вдруг, мои линкоры сталкиваются не с четырнадцатью, а с сорока с лишним кораблями, которые слишком дорого нам обходятся. Да, к тому же, волна за волной тучи ракет в поддержку боевым кораблям, которые разведка ну никак не ожидала увидеть. — Адмирал покачал головой и посмотрел на будущего губернатора. У Маскалина отвисла челюсть. Может, все дело в том, что корабль вертится, но, скорее, шок от того, что слышит, как к Лонгнайф вдруг относятся с уважением. — Господин губернатор, жаль, что у меня нет и половины того, что есть у этой маленькой девочки. Здесь. — Он ткнул пальцем в голову. — И здесь. — На это раз он положил ладонь на сердце. — Да, я одолею ее тем, что есть у меня вот здесь, — он шлепнул ладонью по экранам пульта, на которых виднелись точки кораблей. — Но было бы неплохо хотя бы раз вступить в бой с такими людьми, как она и теми, кто поспешил отозваться на ее призыв.

— Адмирал, — грозно сказал будущий губернатор, — я вынужден освободить вас с должности.

— Но вы этого не сделаете, потому что немедленно заткнетесь. Мне нужно выиграть эту битву.

Флагманский мостик затих. Первая волна вражеских ракет начала наносить удары.

* * *

— Они больше не стреляют из больших пушек, — сказала Пенни. — Они все еще заряжены, но не стреляют.

— И еще убрали дальномеры, — добавил Мус.

— Бережем «Фоксеры» для более близкого расстояния, — выдала по сети приказ Крис. — Раз по нам пока не стреляют, не стоит тратить ракеты.

Корабли продолжали выполнять заданные программы маневров уклонения, приближаясь к диапазону работы пятидюймовых установок, но все происходило в каком-то замедленном темпе. PF-109 все так же крутился и кружился, но на этот раз почти мягко, если сравнивать с жесткими маневрами первой атаки.

— Нам нужно оказаться в пределах пяти тысяч километров от линкоров и остаться там, — напомнила Крис, когда два небольших катера вырвались вперед. — Какую бы энергию вы сейчас ни набрали, вам нужно суметь ее сбросить.

Катера притормозили.

Восьмой эскадрильи все еще предстояло приблизиться к линкорам. Стэн снова взял инициативу в свои руки.

— Первая группа берет второй и третий корабли, — сказал он.

— Вторая группа берет последние два, — сказала Крис.

— Похоже, мне достался флагман, — сказала Бэбс.

— Не тебе одной, — сказала Сэнди. — «Хэлси» тоже хочет немного покромсать этого ублюдка.

Заговорили и капитаны яхт, разбирая корабли себе в цели, разбиваясь на пары. В итоге на каждый вражеский корабль вышло по две вооруженные яхты и несколько небольших катеров.

— Мы не сможем разогнать нашу девочку больше одного g, — сказали с «Кушинга», — и она не так хорошо уворачивается. Мы немного опоздаем. Поможем, где сможем.

— Оставим вам немного удовольствия, — пообещала Крис и тут обнаружила, что PF оказался в пределах досягаемости пятидюймовых лазерных установок, так что времени на разговоры не осталось. Времени больше не осталось ни на что, кроме как постараться держать себя в руках и ждать, пока катер проделает очередную серию диких, беспорядочных маневров.

Линкоры начали отвечать.

Первыми 944-е ракеты выпустила Ками, добавив их к облаку ракет, выпущенных другими кораблями. «Хэлси» начала обстрел пятидюймовыми установками, целясь по антеннам флагмана и по таким же пятидюймовым установкам, когда те выскакивали, чтобы выстрелить по приближающейся ракете или кораблю. Битва началась. Крис молча сидела, наблюдая, как сорок тысяч до врага превращаются в тридцать.

— В меня попали, — доложил Энди Гейтс, капитан PF-103.

— Насколько плохо? — отозвался Стэн, командир звена.

— Машинное отделение. Теряю энергию. Выхожу и боя, но сначала запущу все свои ракеты.

— Давай, Энди. Поосторожнее там.

— Завидую вам, ребята.

— Давай уже, сваливай, — приказал Стэн.

Энди повезло, он смог, пусть и подраненный, выйти из боя. А вот другим не так везло. Крис с ужасом наблюдала, как сначала один катер, а потом другой получили прямое попадание и исчезли без следа. Крис схватилась за коммуникатор.

— Мелкие катера, у вас слабые маневровые двигатели. Отступайте. Сбросить скорость. Заходите за яхты или вас всех уничтожат.

— Мы сможем, — сказал кто-то, но тут же взорвался еще один мелкий катерок. Остальные притормозили, чтобы держаться рядом с яхтами.

Потом старый капитан одного из буксиров объявил, что лазером ему вспороли обшивку, но, вместо того, чтобы эвакуироваться или уводить корабль подальше, они будут сражаться дальше уже в скафандрах. Мгновение спустя второе прямое попадание заставило его замолчать. Очевидно, в скафандрах оказалось не так ловко сражаться с военными кораблями. Потом еще один буксир затих и, развернувшись, поплелся вслед за Энди.

Получил попадание PF Теда Рокфеллера.

— Меня накрыли. Корабль в порядке. К тому же, если я свалю, на этот линкор никого больше не останется, кроме пары сумасшедших яхтсменов Луны.

— Я все слышу, — сказала Луна.

— Можешь подать на меня в суд, — парировал Тед.

— Может, так и сделаю, если ты не вырвешь кусок из этого ублюдка.

— Договорились. Остальное ваше.

— Не забывайте стрелять, — напомнила им Крис. Ее группа приблизилась к линкорам уже на двадцать тысяч километров, а двадцать процентов кораблей уже уничтожено. А ведь ей еще предстоит убить боевой корабль. И что для этого нужно?

* * *

— Противник в двадцати тысячах километрах и приближается, — чуть не нараспев произнес дежурный лейтенант.

Адмирал посмотрел на данные своего пульта. Уничтожено и выведено из строя всего двадцать процентов нападавших. Вторичные батареи кораблей связаны проклятыми ракетами. Стоит ли дать ракетам возможность свободно подлететь к кораблям, чтобы самому сосредоточиться на чертовых патрульных катерах и яхтах?

«Мститель» вышел из строя, потому что одна из ракет подбила ракетный колокол, из которого теперь бьет плазменная струя. Проклятье. Линкоры спроектированы, чтобы выдерживать длительные перестрелки. Доктрина призывает, чтобы боевые порядки отворачивали уязвимые двигатели от лазерного огня и кинетического оружия. Но доктрина — одно, его же приказы управляли сегодняшней выживаемостью. Приказы отданы исходя из того, что ему не придется прорываться на орбиту Вардхейвена с боем.

Не пора ли плюнуть на них и повести битву так, как нужно? Ведь наверняка есть какой-нибудь способ совладать с ситуацией.

Вообще, факт отправки линкоров к Вардхевену без сопровождения сам по себе был грубым нарушением доктрины. У него должна быть эскадра крейсеров и минимум два эсминца. Но вся ставка была на то, что весь флот ушел на Бойнтон и у Вардхейвена не осталось никакой защиты.

Может, и не было бы, если б не ты, девочка. Будьте вы прокляты, Лонгнайф.

Восемнадцать тысяч километров. Если проигнорировать ракеты, они снесут сенсоры, оставив его слепым, чтобы использовать лазеры. Нет, нужно от них как-то защищаться. Значит, сражаемся сначала с ракетами, а потом уже с патрульными катерами.

Адмирал снова взглянул на экраны панели управления. Вторичные батареи горели желтым. Капитан уже закачивал охлаждающую жидкость в основные катушки, пытаясь распределить тепло по корпусу, но установки стреляли так часто, что нагревались сильнее, чем это утверждалось в их спецификации. Еще приходилось перекачивать энергию из четырех реакторов во вторичные батареи. Они должны стрелять быстро. Нужно продержаться буквально чуть-чуть.

У него ведь большое преимущество. И это преимущество — импульсные лазеры. Они выпускают энергию одним большим импульсом. У каждого патрульного катера четыре установки. У яхт, может, по две, а то и вовсе одна. Выстрелил, и оказался пустым. А у него броня, способная выдержать несколько импульсных ударов. И в этом нет никаких сомнений.

— Лейтенант, проинформируйте центр обороны, чтобы они не игнорировали буксиры. Они уже один раз перезарядили патрульные катера. Я не хочу, чтобы это снова повторилось.

— Понял, сэр.

— Продолжаем стрелять по ракетам? — спросил Сарис.

— Нельзя их игнорировать. Если сделаем это, они сразу ослепят нас и разнесут двигатели в металлолом. Нет. Нужно сбивать их, а потом атаковать корабли, которые спрятались за ними. Сначала один, потом остальные. Если есть план получше, говорите сразу. — Адмирал зубасто ощерился в сторону будущего губернатора. — Уверен, ваш политический хозяин наградит вас.

— Не вижу лучшего способа бороться с ними, сэр. Нам нужна поддержка. Эсминцы, крейсеры. А у нас их нет.

— Вот и я так думаю, — кивнул адмирал и снова уставился на экраны пульта. Пятидюймовые лазерные установки успели нагреться до желтого и уже переходили к оранжевому. Нехорошо.

* * *

— Пенни, Мус, что творится на линкорах? — спросила Крис, когда катера пересекли отметку в пятнадцать тысяч километров.

— Они разогрелись и становятся все горячее, — сказала Пенни.

— Горячие, как дешевые стволы, — добавил Мус. — Когда мы окажемся среди них, они станут медленно перезаряжаться.

— Мне нравится эта мысль, — сказал Томми.

— В меня попали. В меня попали, — вдруг раздался из динамиков голос шкипера PF-104. — Вынужден выйти из боя.

— Куда попали? — буркнул Томми себе под нос и мгновение спустя, словно ответом на его вопрос второе попадание превратило катер в облако расширяющегося газа.

— Мы подобрались так близко, что отступать нет смысла, — сказала Пенни.

— Мы идем вперед несмотря ни на что, — прорычал Томми. — Танцуй, детка, танцуй.

И 109-й проделал маневр, резко в сторону. Пушки выстреливали «Фоксеры», начинены железом, алюминием, белым фосфором. Ракеты уходили вперед на несколько ярдов по курсу, пытаясь убедить системы управления огнем, что катер держит один и тот же курс достаточно долго, чтобы пятидюймовый лазер среагировал на приманку, а не на катер.

— Десять тысяч, — пробормотала Крис. Еще пять тысяч и они смогут нанести удар.

— Крис, ты всегда была лучшим стрелком, чем я, — тихо и настойчиво сказал Томми. — Хочешь взять на себя управление огнем? Или считаешь, что тебе нужно наблюдать и командовать?

— Похоже, у нас сейчас каждый сам за себя и дьявол не дает никаких перерывов. Я не хочу сидеть сложа руки.

— Управление огнем у тебя. На мне связь, — объявил Томми.

— Замочи их всех, — сказала Финч.

Как только получила в свое распоряжение систему управления огнем, Крис еще раз оценила сложившуюся ситуацию, теперь не только как командир атаки, но и как стрелок. Второму звену пока везло, они смогут поразить последние два линкора четырьмя патрульными катерами. Все остальные звенья неполные, а значит их линкорам предстоит противостоять только одному катеру. Нехорошо. Яхты пока шли в полном составе, по две на линкор, но больше ничего не осталось. Вардхейвенцы платили высокую цену. «Хэлси» неслась к флагману, как собака к кости. К тому же привлекала к себе более чем должное внимание со стороны самого флагмана, так и следующих за ним двух линкоров.

С кораблем Сэнди все пока что было хорошо. Наверное, просто везло. Крис взмолилась, чтобы удача не кончалась.

— Нелли, целимся в предпоследний корабль. Выбери две пятидюймовых установки, которые вот-вот появятся и ближайший к ним двигатель. Дай по каждой цели десятипроцентный импульс, когда пересечем линию в пять тысяч километров.

— Цели захвачены.

Крис поделилась с остальными своей задумкой, на что получила одобрительные возгласы: «Да, да» и «Мне это нравится».

И снова сосредоточилась на своей задаче. Катер шарахнулся в сторону, потом резко нырнул. Крис не обращала внимания на уже знакомые покачивания, когда в тело врезались ремни безопасности. На заднем фоне играла музыка.

 

Закрой свой разум давлению и боли,

Сражайся, пока остаешься в здравом уме,

Пусть мимо не пройдет ни одна шавка.

 

Они подошли к линии в пять тысяч километров, когда прозвучал припев. Вся команда дружно подхватила: «Скольких из них мы заставим умереть!»

— Огонь! — тихо сказала Крис.

Импульсные лазеры с двух дюжин кораблей устремились к мучителям, наконец-то, оказавшимся в пределах досягаемости. Цель — пятидюймовые лазеры и уязвимые двигатели.

Сначала показалось, что ничего не произошло: пять линкоров продолжали величественно приближаться к Вардхейвену. В следующий момент все пятеро начали танцевать, когда огромные ракетные колокола, приводящие их в движение, начали болтаться из стороны в сторону, направляя корабли в стороны, не предусмотренные капитанами и штурманами.

— Попались! — крикнул Томми.

— Рано праздновать, — рыкнула Крис. — Теперь цель сложнее поразить. Черт бы все это побрал.

— Но мы попали.

— Да, попали, — Крис схватилась за коммуникатор. — Подходим ближе. Подходим ближе и ловим их, пока они не сообразили, что происходит.

* * *

— Что, черт возьми, происходит? — спросил будущий губернатор Вардхейвена, его чуть не вышвырнуло из кресла, благо надежно сработали ремни безопасности, а потом откинуло обратно на спинку.

— Похоже, мы получили хороший удар, — пробормотал адмирал.

— Они выстрелили сразу из всех лазеров, — сказал начальник штаба, — но нас только встряхнуло, ничего серьезного. Мы справимся.

— Но зачем тратить впустую выстрелы по пятидюймовым установкам? — задумчиво проговорил адмирал, изгибаясь телом в такт движению «Мести».

— В отчаянии?

— Они все еще уворачиваются.

— Неужели в такой близи не боятся менять курс? — немного неуверенно сказал начальник штаба.

Адмирал нахмурился. Чего-то не хватает. Чего-то, что он должен знать, но ему не сказали. Неужели эта девица из рода Лонгнайф вытащила из рукава какой-то трюк? Эсминцем командует Сантьяго. Истории о Лонгнайф и Сантьяго уходят далеко в прошлое. Посмотрим, что будет, если убить эту женщину, Сантьяго.

— Эсминец прекратил огонь. Прикажите «Мести», «Возмездию» и «Воздаянию» сразиться с ним восемнадцатидюймовыми лазерами, как только они выровняют курс.

— Есть, сэр, — сказал дежурный лейтенант.

* * *

— Подходим ближе к линкорам, — приказала Крис. — Против брони мы ничего не сделаем, так что не тратьте впустую полный пульс, если не сможете стрелять по корме.

— Не стрелять, пока не увидишь их волосатые яйца в килте, — фыркнула Луна. — Давай же, чертов ледяной кусок, хорош возиться, посмотри на меня.

Луна и еще два корабля преследовали третий линкор. Крис следила за четвертым, пока Томми танцевал вокруг него. Его попыткам найти путь ближе к кораблю препятствовала программа уклонения, которая, казалось, позволяла им делать лишь один шаг вперед, прежде чем катер снова уворачивался и уклонялся, отступая на два шага назад. Но из-за пятидюймовых установок противника отказываться от этой дикой программы не хотелось. Тут ведь выбор: либо остаешься на одной позиции и тщательно целишься для выстрела, либо остаешься в живых. Ни одного хорошего варианта.

— Крис, активируется основная батарея линкоров.

— На кого направляют? — спросила Крис.

— Выстрел, — сказала Пенни. — Заряд пошел на «Хэлси».

— Нелли, отыщи восемнадцатидюймовые установки на линкоре. Пусти в них двадцатипроцентный заряд.

— Наш линкор не стреляет. Стреляет первый корабль в линии.

— Смена цели, — приказала Крис одновременно с Нелли:

— Меняю цель. Стреляю из первого лазера мощностью в двадцать процентов.

— Пенни, Мус, скажите, что у нас там происходит.

— Похоже, лазерной установке хана, — сказал Мус. — На этом корабле начало твориться что-то нехорошее. По настоящему нехорошее.

* * *

Капитан Луна начала уставать от всей этой возни. Ее яхта танцевала, а вражеский линкор танцевал джигу вместе с ней. Никто на пятки не наступал. Становилось скучно.

Следующий линкор, тот, который атаковала принцесса Крис, не обращал внимания на происходящее у соседа, потому что все внимание уделял тому, что с ним проделывали Крис и те, кто отправился с ней.

— Смотрю, принцесса обратила внимание на нашу лодку, — пробормотала Луна и ударила по переключателю, не дав яхте уйти в следующий маневр уклонения, когда линкор подставил под удар корму.

Луна нажала на «Огонь», послав два двенадцатидюймовых лазерных луча в тыл цели. В первую секунду ничего не произошло. Луна нахмурилась.

Яхта дрогнула, когда в нее врезался пятидюймовый лазерный луч.

— Черт, — рыкнула Луна и запустила программу маневра уклонения… Ничего не произошло.

— Похоже, нас подбили, ребята, — сказала Луна и приказала: — Уходим. — Устроилась в противоперегрузочном кресле, которое на несколько следующих часов превратиться в ее спасательную капсулу.

Но приборы яхты пока продолжали работать, так что, перед тем, как все сломалось, Луна увидела самое прекрасное зрелище: цель вспузырилась на корме, потом в центре, лед треснул. Это плазма вырвалась из реакторов и пронеслась по кораблю, уничтожая его.

— Мы прикончили его, — улыбнулась Луна. Мгновением спустя пятидюймовый лазерный луч разреза мостик напополам.

* * *

— Еще один готов, — сказал Томми. — Луна достала его.

— А они достали Луну, — добавила Луна.

— Давайте займемся следующим, — сказала Крис, переключая цель на следующий линкор.

— Нас немного зацепило, — сообщил Томми. — Ничего критичного, справимся, но эти пятидюймовки — настоящая заноза в заднице.

— Нелли, обрати внимание на пятидюймовые установки. Выстрелы в десять процентов, если заметишь возможность.

— Сделаю.

— Дай знать, если включатся главные турели. Как дела у «Хэлси»?

— Не очень хорошо, — сказала Пенни.

* * *

— Инженерный, сколько мощности можете выдать? — спросила Сэнди.

— Не так много, шкипер. Основная кормовая линия уничтожена. Я высасываю реакционную массу из вторичной линии, а ее там не так много. Пятнадцать процентов максимум, мэм.

— Старпом, у тебя связь. Используй все, что есть для уклонения.

— Да, мэм.

— Через минуту по моему сигналу. Держитесь крепче. Готовы?

— Если разрядим лазеры по этому ублюдку, мэм, еще как, — вернулся бодрый ответ.

— Что говорят сенсоры? Что там с флагманом? Как скоро зарядится его основная батарея?

— Должна очень скоро.

— Стрелок, сумел прицелиться?

— Так точно, мэм, насколько это возможно при такой скачке. Готов к выстрелу

— Придержи коней. Я хочу, чтобы выстрел был точным. Сделай это, чего бы то ни стоило. — Противостояние один на один, только она и он. «Хэлси» нужно сделать только один хороший выстрел. Ему тоже, только один хороший выстрел.

— Заставим его пожалеть, что он приперся сюда, мэм. Чтоб он никогда больше не думал, что «Хэлси» — легкая добыча.

— Сделай так, чтоб мы им гордились.

— Накажем их, мэм.

— Старпом, еще один маневр уклонения, затем выпускай «Фоксеры» и держись крепче.

— Маневр сейчас, мэм. Теперь держимся.

— Огонь!

— Импульсные лазеры выстрелили, мэм.

На мостике внезапно стало темно.

— Нас подбили в корму, мэм. Машинное отделение не отвечает. Попадание в нос, мэм. Мостик отрубился от сети. Лазеры не работают.

А потом вражеский лазер разрезал мостик пополам. Сэнди еле успела дотянуться до переключателя и активировать спасательную капсулу.

* * *

— «Хэлси» исчез с радаров, — тихо сказала Пенни.

— Но они подбили флагман, очень хорошо подбили, — добавил Томми.

Еще две восемнадцатидюймовые установки оказались подбиты, пока целились в «Хэлси». Линкор выпал из строя и устремился куда-то в сторону. Одна из яхт, шедшая в группе Луны, сорвалась с места, заходя к корме, чтобы уничтожить оба двигателя линкора. Сырая плазма выстрелила в космос… и в этот момент катер Фила сделал удачный заход и выстрелил в корму. Правда, при этом сам получил хороший лазерный удар от идущего следом линкора. Катер закружился, потеряв контроль, и из него посыпались спасательные капсулы, когда плазма медленно пожирала его сзади.

Это была самая худшая схватка из возможных: маленькие корабли шли на большие, как собаки против медведей. Медведям было больно, три линкора уже превратились в пар, но и собак погибло слишком много.

— Томми, нужно достать флагман.

— Я тебя услышал. Финч, двигай вдоль очереди к началу.

PF протанцевал сквозь бой у среднего уцелевшего линкора, уклонился от нескольких выстрелов из пятидюймовок, уничтожил не вовремя выскочившую турель и влетел в королевскую битву около флагмана как раз в тот момент, когда остатки второй эскадрильи взорвали последний корабль в строю.

Они заплатили хорошую цену. Лишь PF-108 все еще оставался целым, только опустошенным.

— По возможности, состыкуйся с ближайшим буксиром, — приказала Крис. — Перезарядись.

— Он станет мишенью, — заметил Томми.

— Все остальные должны занять линкор, чтобы он не обращал внимания на PF-108, — сказала Крис.

Защитники навалились на линкор. Вот сбили одну яхту, вслед за ней уничтожили последний мелкий катер. Но еще один корабль кружил вокруг. Собаки грызли истекающего кровью медведя. Медведь умирал, но вместе с ним погибало слишком много собак.

Крис взяла коммуникатор и переключилась на общую сеть.

— Говорит принцесса Кристина Лонгнайф. Я командую силами, защищающими Вардхейвен и требую от сил, вторгнувшихся на нашу орбиту, капитуляции. Вы побеждены. Вас осталось только двое. Готовы сдаться?

* * *

— Никогда! — воскликнул, возможно, уже не будущий губернатор Вардхейвена.

— Вы продолжаете нас обстреливать, — ответил адмирал, жестом приказал губернатору заткнуться. — Предлагаете мне прекратить огонь?

— Да. И сбросить реакторы, — тотчас последовал ответ.

— Как же тогда я покину орбиту? — поинтересовался адмирал и, отключив коммуникатор, взглянул на дежурного лейтенанта. — Отследи сигнал.

— Ваши корабли не покинут орбиту Вардхейвена. Вы с командой сможете улететь отсюда на любом количестве лайнеров. Конечно, за проезд заплатит тот парень, который послал вас сюда.

— Сэр, мы ее вычислили!

— Огонь.

* * *

— Крис, ты говоришь слишком долго. Достаточно, чтобы провести триангуляцию.

— Твое дело — уклоняться, Нелли, — ответила Крис. — И стрелять по всему, что стреляет в нас.

Корабль резко ушел вниз, лазеры, все как один, стреляли, но что-то было не так. Даже когда по сети раздались аплодисменты, корпус PF-109 зазвонил, потом застонал, замигали огни.

— Нет! — закричал Томми, когда над головой затрясся и начал падать потолок. Шкипер PF-109 сорвался со своего места. В тусклом свете Крис только и смогла увидеть, как он, нажав на фиксатор, резко убирает ремни безопасности с кресла Пенни и сбивает ее с места. И тут же потолок рухнул на пол.

Потом исчезла энергия, даже вспомогательная, и все на корабле погрузилось во тьму. Где-то рядом застонала от боли Финч. Где-то кричал кто-то еще. Крис почувствовала, как по лицу мазнул вырывающийся в космос воздух.

— Нелли, запечатай корпус.

— Крис, я могу изменить металл только один раз

— Запечатай корпус немедленно, или мы все погибнем.

— Корпус запечатан.

— Можно включить хоть какой-нибудь свет?

— Сеть упала. Я могу что-то сделать с металлом корпуса, но на этом корыте больше не могу ничего.

Крис пошарила руками вокруг. На ее вызов больше никто не отвечал. Потянулась к развороченному только с одной стороны пульту Финч, там оказалось мокро. Кровь?

— Нелли. Нужно немного света. Выведи голограмму, пожалуйста.

Перед Крис затанцевал крошечный мячик. Света почти не было, вернее, ровно столько, чтобы увидеть окровавленную руку, торчащую из обломков. Крис заметила аварийную лампочку там, где должна быть переборка. Последняя свободно парила, удерживаемая лишь парой проводов. Крис пришлось поднапрячься, выбираясь из кресла: один из подлокотников согнуло чуть не пополам. Выбравшись, она начала пробираться сквозь обломки мостика к переключателю. Тот, вроде как, был даже включен. Крис схватилась за ручку, дернула, переводя в режим «выключено», потом обратно. Ничего не произошло. Закрепившись получше, снова передернула переключатель.

Мостик осветился, Крис зажмурилась.

Проморгавшись, огляделась. От попадания PF-109 сложился пополам где-то в районе между мостиком и оружейным отсеком. Не обращая внимания на болтающиеся провода и приборы, Крис стала искать людей. Пенни прижало к корпусу обрушившейся крышей. На месте, где только что стоял ее пульт, Крис увидела… Нет!

Через секунду она была рядом с Томми. На его лице все та же кривая улыбка но грудь исчезла под трубами и линиями электропередач, которые должны находиться над потолком, а не здесь, внизу, мешая ему дышать.

Крис проверила пульс, дыхание. Хоть какой-нибудь признак жизни.

Ничего.

— Я не вижу, — стуча зубами, заскулила Пенни, — С Томми все в порядке?

Бросив взгляд на обломки, Крис увидела Муса. Кровь уже перестала хлестать из его горла, но странной скульптурой висела рядом, обволакивая его и провода станции, установленной здесь им же так недавно. Крис обратила внимание на единственного человека на мостике, которому смогла бы оказать первую помощь.

— У тебя нога сломана. Больно? — спросила она

— Да, — ответила Пенни. — Я не могу ей пошевелить. Я не могу ничего сдвинуть с места. Можешь подвести меня, чтобы я могла взять Томми за руку? Я его не вижу. И не слышу. Он сильно ранен?

Крис зажмурилась, придумывая, как бы корректней сказать.

— Томми совсем не больно, — сказала она, наконец.

— Хорошо, — тихо сказала Пенни, явно не удивившись ответу. Потом добавила: — Интересно, почему в нас не стреляют. Не прикончат. По другим кораблям, которые выводили из строя, стреляли, уничтожая совсем.

— Я не замечала такого.

— Я должна замечать такие вещи. Я ведь разведка.

— Тогда, возможно, мы победили, — сказала Крис.

— Как же не хочется, чтобы победа причиняла столько боли.

— Эй, кто-нибудь тут еще есть? — Крикнула Крис. — Кто-нибудь? Нам нужна помощь!

Но ей никто не ответил.

* * *

Вечность спустя, когда воздух начал уже попахивать, снаружи послышался какой-то шум. Сначала что-то похожее на скобление, потом начали сверлить. Наконец, в воздухе появилось немного свежести.

И голос.

— PF-109? Это снова буксир 1040. Прежде чем вскрыть ваш корпус, мы поместим вас в пузырь утилизации. Держитесь крепче. Все закончится меньше, чем за пять минут. Поверьте, сборщики мусора братьев Йохансон первоклассные специалисты. Они будут рядом с вами в кратчайшие сроки.

Из-за пересохшего горла Крис не смогла ничего ответить. Пришла боль, сковавшая грудь железными ремнями. Сильная боль. Превозмогая ее, Крис осторожно легла рядом с изуродованным телом Пенни, так близко, как только осмелилась, делясь с ней теплом, которое могла дать.

Старалась не смотреть на веселый взгляд, застывший на лице Томми. Для него у нее тоже не нашлось ответа, как и для бедного Эдди. Почему ты мертв, а я до сих пор жива?

Пенни уже даже не скулила, только дрожала.

— Потерпи, девочка, еще немного, — прошептал Крис. — Вряд ли Томми хотел бы, чтобы ты сдалась, когда помощь уже так близко. Потерпи немного.

Назад