Назад
Майк Шеферд. Решительная

Глава 2

Через час они разместились в небольшом шаттле. Тот находился в режиме ожидания, питаясь от станции, чтобы не дать антивеществу покинуть контейнер. Крис обнаружила, что энергии для того, чтобы добраться до атмосферы и спланировать в порт Последнего Шанса, вполне достаточно. Она ввела координаты в навигационный компьютер и улыбнулась.

— Приземлить эту штуковину не составит труда.

— Если предположить, что мы не застрянем в пробках на пути вниз, — сказал Джек, усаживаясь на место второго пилота и выводя на небольшой экран данные о пробках в Последнем Шансе.

— Похоже, у них там скоро целый час безделья, — сказала Крис.

— Если предположить, что никто без предупреждения не полетит, — сказал Бени, устраиваясь между Крис и Джеком. — Мой старик надавал бы мне тумаков, если бы я полетел куда без плана полетов.

— Да, — кивнула Крис, — но какой смысл их предупреждать о нас? Они приготовятся и тогда визит окажется жутко официальным.

— Прикажут противовоздушной обороне не реагировать на нас, — пробормотал Джек. — Ты и впрямь намерена их удивить?

Крис знала правила, но уже устала от всех сюрпризов этого задания. Если бы это был какой другой мир, она бы сделала все официально. К тому же, благодаря участию в гонках на яликах, хоть это и было давно, она вполне могла без труда справиться с шаттлом. Если взглянуть на космопорт Последнего Шанса, можно увидеть множество свободных площадок. Крис измерила риск, на который собралась пойти, нашла его достаточно низким для самой себя, конечно же, но точно не с точки зрения Джека, проверила приборы. Все горело зеленым.

— Пристегни ремни, старшина, мы отправляемся вниз.

— Передумать у меня уже не получится?

— Было поздно уже когда ты согласился поработать на эту женщину, — сказал Джек, потуже затягивая ремни безопасности.

Пятнадцать минут спустя Крис отправила шаттл в последний полет с посадкой на планете. Из порта с ней никто не связался, но она решила, что лучше все-таки достучаться до них и объявить о прибытии.

— Последний Шанс, это военно-космический шаттл 41. Идем на последний заход перед посадкой на взлетно-посадочной полосе 090. Есть ли у вас какое движение? Мне нужно знать.

— Шаттл 41, у вас есть энергия для еще одного захода?

— Никак нет.

— Тогда, думаю, нам лучше не мешать вашему движению. Вам повезло, у нас сейчас послеобеденный спад в делах. Дайте минутку, я перенаправлю грузовое судно.

— Спасибо, Последний Шанс.

Ровно через минуту из башни пришли данные о ветре, температуре и атмосферном давлении.

— Совсем не то, что транслируют по вашим общим каналам, — сказала Крис, настраивая инструменты.

— Местные знают, что станция не работает, так что стараются внести свой вклад. Я думал. Вы, космофлотские, знаете об этом.

Сидящий рядом Джек изучал небо, как будто оно могло вместить какую-то скрытую мудрость. То, что пробормотал Бени, для ушей принцессы явно не подходило. Но для опытной космофлотской принцессы его слова показались даже мягкими по сравнению с теми, которыми хотелось выразиться самой.

— Спасибо за обновление. Посадка через две минуты.

— Мы отбуксируем ваш шаттл. Держите под рукой кредитку.

На этот раз Крис не удержалась и высказалась. Правда, коротко.

Она плавно опустила шаттл. Тормоза немного пошаливали, но аппарат остановился недалеко от ярко-желтого буксира. Когда шаттл остановился окончательно, Крис приоткрыла иллюминатор и помахала рукой буксиру. Тот подъехал, остановился перед шаттлом, и на этом все. Крис подождала минуту в ожидании, когда шаттл подключат к источнику питания и буксиру. Потом подождала еще минуту. Ничего не происходило.

— Думаю, они ждут оплаты, — с запинкой произнес Бени.

Крис отстегнулась и направилась к кормовому люку. Джек тут же последовал за ней, заботясь о ее безопасности. Или о команде на буксире, он не уточнил. Открыв люк, Крис почувствовала себя немного лучше. Она быстро вышла под ослепительные солнечные лучи. Двое парней, развалившихся в кабине буксира, кажется, с наслаждением наблюдали за всем этим.

— Собираетесь припарковать мой шаттл прямо посреди взлетно-посадочной полосы? — спросила она.

Младший, высокий и худой, с непокорной шевелюрой голубых волос, в поношенном спортивном костюме, выглядел так что готов был сорваться с места в любую секунду. Второй, лысый, с растрепанной бородой, выглядел бы посолиднее, если бы не был круглым. Продолжая держаться за баранку. Он ответил:

— Не двинемся с места, пока не взглянем на вашу кредитную карту. Кстати, расписок Космофлота мы не берем. Начальник оперативного отдела говорит, у нее уже полно неоплаченных расписок Космофлота.

— Как же сильно Космофлот игнорирует это место, — тихо пробормотал Джек.

Это заставило Крис, прежде, чем что-то сказать, оглядеть буксир. Старый, латаный-перелатанный, даже краска местами отвалилась. Потом потерла подошвой ботинка бетонную поверхность. Пока еще прочный, но ремонт уже не помешал бы. Территория 41-го военно-космического округа. Это тебе не Вардхейвен, лейтенант Лонгнайф, — напомнила она сама себе.

Оценив состояние, Крис вытащила бумажник и вытащила свою личную карточку, проигнорировав кредитку Космофлота, а могла ей свободно пользоваться. Когда получала эту карточку, поинтересовалась, каков ее лимит. Агент по закупкам сказал, что все зависит от ассигнований, утвержденных для округа. Все попытки, даже с помощью Нелли, выяснить, что же это за магическое число такое, потерпели полный крах.

Крис протянула водителю кредитку, она же удостоверение личности. Тот, не глядя, вставил ее в считыватель. Не смотрел до тех пор, пока там что-то весело нее пиликнуло, подтверждая перевод. Как только карта выскочила из гнезда, водитель, наконец, глянул на нее.

— Это ты — Крис Лонгнайф? — спросил он.

— Большей частью, в хорошие дни, — ответила Крис.

— Босс, разве ты не ее знаешь? Ты что, кроме гонок и футбола ничего не смотришь?

— Как будто есть что еще смотреть, — сказал босс и ткнул худого локтем. — Нечего здесь загорать весь день. Давай уберем эту штуковину с полосы.

— Но она… она… — высокий от растерянности даже слов не находил.

— Всего лишь еще один летун.

Когда шаттл прицепили к буксиру, они забрались обратно в кабину.

— За нами кто-нибудь приедет? — спросила Крис.

— Нет.

— А с вами поехать можно?

— Нет мест.

— Старый старшина может устроиться на заднем бампере? — спросил Бени, ему вовсе не улыбалось пилить пешком до главных построек космопорта.

— Как угодно, старшина, — сказал водитель. — Если вы не гордые, можете устроиться и на бампере. Или пешочком.

Джек протянул Крис руку. Не то, чтобы она нуждалась в помощи, но это было мило с его стороны. А еще напомнило, что она, все-таки, принцесса, занимающая пост командующего 41-м военно-космическим округом и в таком состоянии визжать на водителя буксира как-то недостойно. А если пристукнет его, может расстроить местных жителей.

Поездка на бампере оказалась даже приятной. Шаттл отправили на отдаленную стоянку от терминала. Убедившись, что он в безопасности, водитель предложил подвезти их к оперативному центру, полуразрушенному зданию с огромным ветроуказателем, безвольно свисающим в центре участка с коричневой травой.

— Оплатите счет у управляющего порта, — сказал водитель, ссаживая их.

Внутри Крис обнаружила мух, лениво работающий потолочный вентилятор и женщину средних лет за стойкой. Крис подошла к стойке и, пока женщина заканчивала раскладывать пасьянс на стареньком компьютере, немного остыла.

— Значит, нам прислали Лонгнайф, — не поднимая глаз, сказала женщина.

— Молодую, — уточнила Крис.

— Лонгнайф в любом случае Лонгнайф. Старики вспоминают былое, молодые мечтают помогать вам, когда достаточно подрастут. Вы кто? — спросила женщина и посмотрела, наконец, на Крис. Взгляд не отрывался от нее. Неважно, выглядела женщина натурально, или все это было фальшивкой, взгляд был пронзительно синим, пронизывающим, пытающимся проникнуть в самое нутро. И холодный, как лед. Он оценил Крис до последнего миллиграмма и обнаружил, что она… заслуживает некоторого внимания. Не отрывая взгляда, женщина откинулась на спинку кресла.

— Я Крис Лонгнайф, — сказала лейтенант Космофлота. — Командовала защитой Вардхейвена.

— Понятно, — медленно кивнула женщина. Она позволила тишине повиснуть в теплом, наполненном летом воздухе прежде, чем заговорить дальше: — Я Марта Торн. И что же привело тебя в нашу глушь?

На этот вопрос у Крис нашлась бы дюжина ответов, но под таким взглядом все бесполезны.

— Другой работы для меня не нашлось. Наверное, надеются, что застряну здесь, мне станет скучно и я уйду в отставку.

Женщина фыркнула.

— Думаю, ты только что сказала мне правду. Но она ничем не лучше любой лжи. Этому никто не поверит.

Крис пожала плечами.

— Никто из них пока что не переходил дороги Билли Лонгнайф.

— Такова судьба любого ребенка, дорогая. Мамочки и папочки никогда тобой не довольны. Счастливы родители, которые, наконец, осознают, что дети сами знают, что им нужно. Боже, помоги ребенку, который позволит мамочке и папочке управлять собой и дальше.

— Не желаете пообщаться об этом с моими родителями?

Женщина громко рассмеялась, смех исходил у нее из груди и доходил до глаз.

— Если они к тебе не прислушиваются, почему думаешь, что послушают меня?

— Кстати о том, чтобы слушать… или говорить, где нужно говорить — это не все, что нужно. Я, вроде как, новый командующий 41-м военно-космическим округом, и это довольно странно. Случайно не знаете, где я могу найти Стива Ковара? Хочу с ним немного поговорить.

Марта уставилась на экран компьютера.

— Он должен быть сейчас где-то здесь. Сегодня вторник, значит, он таксует.

— Я думала, он занимается своим куриным ранчо.

— Занимается. И таксует тоже. Можешь у него поспрашивать об этом. Кстати, кажется, я слышала, как подъехало такси.

Через минуту в зале появился невысокий парень в джинсах и фланелевой рубашке. Длинные рыжие волосы, взлохмаченная борода.

— Багаж есть? — только и спросил он.

— Однодневный визит, потом сразу обратно, — сказала Крис. — Посмотрите, чтобы мой шаттл заправили, — сказала она, обращаясь уже к Марте.

— Думаю, ваша карта подойдет для оплаты, — кивнула женщина. Стив вопросительно поднял бровь. — Она использует свою карту. Никаких расписок Космофлота.

Стив печально покачал головой и отправился к выходу. Флотским пришлось поторопиться, чтобы догнать его. Стив приехал на четырехдверном пикапе. Ну, неудивительно, все-таки это один из миров Кольца, здесь все при деле.

Крис устроилась на переднем сиденье рядом со Стивом, Джек и Бени разделили заднее сиденье. Бывший командующий 41-м военно-космическим округом завел машину и поехал, сразу начав монолог о посевах:

— Мы экспортируем самое ценное односолодовое виски. Наши вина тоже весьма ценят. Еще мы выращиваем несколько модифицированных культур для аптек. Шанс гордится своими товарами. Мы импортируем только самое важное, необходимое для нашего мира. В пятнадцати из двадцати крупнейших городов Шанса есть свои термоядерные реакторы. Остальные населенные пункты используют природную энергетику.

— Я изучала данные по Шансу, — сказала Крис.

— Да, но никакие данные не дадут почувствовать запах, почувствовать гордость, — заметил мужчина. — Посмотрите вокруг.

Крис последовала совету. Они как раз въехали на небольшой холм. Позади простирались пшеничные поля. В них затерялись башня и две взлетно-посадочные полосы. Впереди, в небольшой чаше, находился город Последний Шанс, раскинувшийся по обе стороны реки Ан’Ки. Город мог похвастать высокими зданиями, не таких высокими, как в Вардхейвене, но все же чувствовался уже даже не просто город, а целый мегаполис.

— Неплохо, — сказала Крис. — Но все же, почему его так назвали — Последний Шанс?

— Специально. Такие места, как Гренландия на Земле, Гринфильд у Петервальд, предназначены для того, чтобы заставлять людей думать, что они отправляются в прекрасное место для жизни. Люди, построившие Последний Шанс такого не хотели. Им были нужны люди, ищущие вызов. Готовых сразиться с планетой за свое будущее. У нас населения чуть больше ста миллионов, безработицы нет, по крайней мере такой, о которой стоит говорить. Нам здесь нравится.

Вот такого Крис не рассказывали. Да, Стив говорил сухие цифры, но отношение к ним заставляет задуматься.

— Как вам моя станция? — И этот вопрос свидетельствовал о гордости собственника, даже если он не был заинтересован в проведении экскурсии Крис в рамках смены командования.

— Очень чистая. Очень красивая. Очень пустая.

— Да, — рассмеялся Стив, — думаю, что очень пустая.

— Знаете, кто угодно мог захватить ее. После того, как Конфедерация Гринфильд вынудила Бреннерс Пасс присоединиться к ним, вы оказались всего в двух прыжках от территории Петервальд.

— Да, но ведь никто пока не пришел и не захватил ее до вас.

— Станция принадлежит Вардхейвену.

— Неужели? Спросите Марту Торн, сколько времени ей понадобилось, чтобы выбить у Вардхейвена оплату за мои расписки. У любого торговца, у которого я брал припасы можете спросить. — Чем дальше, тем больше гнева звучало в голосе его голосе.

Крис предпочла смотреть на дорогу. Когда они въехали в жилой район, шоссе расширилось на четыре полосы

— Куда мы едем? — наконец спросила она.

— Я решил подбросить вас до мэра. Рон Торн, в порту вы познакомились с его мамой. Пусть он займется вами. У нас нет планетарного правительства. В каждом городе есть мэр и каждый озабочен благосостоянием своего города. Как у древних греков.

Крис кивнула, это было ей знакомо по учебникам.

— Те города-государства мало преуспели, когда ими заинтересовалась Персидская империя.

— Но до тех пор у них все шло замечательно. И видя, насколько мы малы, и как нас игнорируют любые строители империй, мы думаем, что можем продолжать в том же духе. По крайней мере, так и было, пока не узнали, что к нам собирается наведаться Лонгнайф. — Он слегка улыбнулся. Очень слегка.

— Если я правильно понимаю вашу оборонительную позицию, — сказал Джек с заднего сиденья, — это похоже на то, как если бы спрятать труп в придорожной канаве и надеяться, что ни один стервятник им не заинтересуется.

Стив быстро оглянулся через плечо.

— Я ожидал своеобразной деликатности от космопеха. Но да, что-то вроде этого.

— Не сработает, — сказала Крис.

— Ну а я-то что. Скажите это мэру. Он вам понравится. У него шансов намного меньше купить то, что вы продаете, чем у его мамы.

Пока Крис впитывала сказанное, Стив съехал с проезжей части и остановился перед высоким зданием из стекла и бетона. Там их ждал высокий парень в широких брюках, белой рубашке с длинными рукавами и джемпере. Он изучал приехавших голубыми глазами, похожими на материны, и выглядел совершенно не заинтересованным в покупке всего, что собиралась продать Крис. Стандартное лицо оппозиционного политика. Он не сдвинулся с места, пока Крис и ее команда выбирались из кабины, и только потом протянул руку.

— Привет, я Рон Торн, мэр Последнего Шанса.

Крис представилась сама и представила свою команду.

— Вы голодны? — спросил мэр.

— Готов спорить, — тут же откликнулся старшина. — Все, что у нас было на завтрак, так только кем-то оставленные сухпайки. И на ужин тоже.

— Кто-нибудь умеет готовить? — спросил присоединившийся к группе Стив.

— Разве что арахисовую пасту на тостах, — сказал Бени. Джек только покачал головой.

— Джек говорит, я очень хорошо кипячу воду, — сказала Крис.

Стив выглядел оскорбленным в лучших чувствах уровнем мастерства тех, кто его заменил на станции.

— Придется показать старшине магазин «Старый лагерь». У них есть продовольственные наборы для путешественников, они намного лучше армейский сухих пайков.

— Я весь ваш, — сказал Бени и широко раскинул руки.

— Захвати свежих яиц, — сказал Джек. — Надеюсь, справишься, это не так сложно.

— И свежий кофе, — добавила Крис. — Хлеб и мясное ассорти. Я могу сделать бутерброд. — По мере того как список заказов расширялся, Бени выглядел все бледнее и бледнее. — Нелли, дай старшине доступ к кредиту. — И увидела на лице старшины счастливую улыбку.

Стив закатил глаза. Но никто не начал шутить на тему беспомощной девушки, попавшей в беду. Возможно, слава принцессы опередила ее в этом мире.

Крис с Джеком последовали за Роном в офисное здание. Оказавшись в просторном холле с прохладным черным мраморным полом и серыми гранитными стенами, Крис сказала:

— Мило устроились.

— Мы только арендуем помещения. Даже не целый этаж. Шанс — это смерть для большого правительства. Пусть зверь остается маленьким и не путается под ногами. «Правительство никогда не делает ничего важного».

— Вы не выглядите тем, кто согласен с такой позицией, — сказала Крис, когда они вошли в лифт.

— Проклятие моей семьи. Прадедушка сыграл центральную роль в мобилизации войск Шанса в последний кампаниях войн с Итич. Люди ждали, что Торн войдет в правительство. Думаю, они вовсе все это на нас повесили.

Крис решила, что пока рано заводить разговоры о защите. Чрезмерное усердие пока что редко давало ей результаты сразу. Возможно, вежливая болтовня подскажет лучший вариант перехода к делу.

Мэрия находилась на тринадцатом этаже.

— Мы получили пожизненную скидку за то, что согласились на этот несчастливый номер.

— Почему его не пропустили?

— Думаю, народу нравится, что в нашем адресе присутствует цифра 13, — сказал Рон, открывая дверь и пропуская вперед Крис. В маленькой приемной за компьютером сидела женщина, здесь же стояли несколько стульев и небольшой журнальный столик. Мэр провел Крис и Джека в свой кабинет.

Вид из углового кабинета оказался просто потрясающим. Рон предложил Крис стул, но, прежде, чем усесться, Крис сказала:

— Удивлена, что правительству, которое так мало уважают, предоставили помещения с таким прекрасным видом.

Жестом Рон предложил стул и Джеку.

— Думаю, бизнесмены хотят, чтобы я видел, что они делают. И восхищался. Боялся. Как думаете? — Голубые глаза снова смотрели на нее, теперь со смешинкой в уголках. Это из-за нее или из-за сардонического поворота в разговоре? Трудно сказать.

— У вас должна быть какая-то налоговая база, — сказала Крис, обращая внимание на то, на что должна обратить внимание дочь Билли Лонгнайф. Они могли поговорить на нейтральные темы. Она хотела, чтобы он продолжал рассказывать о своем мире. Но не о ее проблемах. Не так быстро.

— Да, есть небольшой налог на импорт. Не на экспорт, заметьте. Но если мы покупаем что-то за пределами планеты, я получаю свою небольшую долю. Это должно говорить о том, насколько мы самодостаточны.

— Этого недостаточно для оказания основных услуг, — сказала Крис, изучая вид из окна и сравнивая его с тем, что знает о затратах, требующихся для поддержки объекта такого размера.

— Пожарная служба у нас состоит в основном из волонтеров, только несколько человек на полной ставке, помогают всем остальным. То же самое с полицией, хотя преступности у нас не так много. Большая часть людей слишком занята, чтобы заниматься воровством у соседей. Опять же, есть несколько штатных сотрудников полиции. Большинство из них люди старшего возраста, бабушки и дедушки из той породы людей, что могут улаживать неприятности одним суровым взглядом и парой разумных слов. — Взгляд Рона оторвался от Крис и окинул панораму города. — Он может показаться большим, но по нашему мнению — довольно маленький городок. Обидно, когда у ребенка больше проблем, чем ожидает бабушка, — подмигнул Рон. А потом пожал плечами: — На Шансе есть, что может понравиться. Износишь пару сапог и не захочется отсюда улетать.

Крис кинула быстрый взгляд на свои новые туфли.

— Что случилось с лейтенантом Коваром?

— Он что, не рассказал свою историю?

— Нет, мы обсуждали другие вопросы.

Рон приподнял бровь. Морщинка на лбу стала задумчивой.

— Наверное, мне не стоит рассказывать его историю. С другой стороны, наверное, моя мама знает его историю даже лучше его самого. — Наступила пауза. Крис позволила тишине повиснуть в кабинете. — Мама говорит, когда он прилетел сюда, он был крепким парнем. Его совсем не волновало, что он был здесь единственным офицером, разве что кроме капитана. Только тот капитан ушел в отставку, причем до того, как пришла замена. Мама говорит, ему нравилось быть исполняющим обязанности командира целого военно-космического округа. Нет, — быстро добавил он, увидев вопрос во взгляде Крис, — не расхаживать с важным видом, придавая этому большое значение. Стив слишком серьезен, чтобы позволить высокому назначению забить себе голову. Нет, он относился к выполнению своей работы очень серьезно. Потому что следующий командующий именно из-за несерьезности и пострадал, пока летел сюда. С корабля его вынесли на носилках, а потом снова занесли на борт. Вопрос о сроках его выздоровления оставил команду зависнуть в воздухе еще на девять месяцев. Потом назначили нового командующего и тот по пути раздумал принимать командование. Думаю, после этого стало вполне очевидным проклятие Ионы. По крайней мере для тех, кто остался здесь, на Шансе. Земля была занята своими делами и с тех пор так и не удосужилась назначить сюда нового командующего. Глюк в компьютере? Кто знает?

— И лейтенант Ковар все это время был здесь и ничего не предпринимал? — Крис согласилась бы со сроком в год, ну, может, в три. Но пятнадцать?

— Ну, у него была здесь девушка. Милая девчонка. Младшая мамина сестра. Кажется, именно она сделала его изгнание вполне выживаемым.

Голубые глаза улыбнулись, глядя на Крис. Края красиво сморщились. Полные губы. Предлагает смягчить изгнание? Неужели она и впрямь хочет биться головой о стены, которые люди ставят на пути ее карьеры во флоте? Сегодня на этот вопрос ей не нужно отвечать. Времени предостаточно. Но ни одной причины не ответить только на один вопрос:

— Нелли, Рон женат?

— Судя по записям в сети, он нет. Крис. Но, должна заметить, что, просмотрев файлы, я увидела, что последняя дата запись о браке произведена более года назад. Записи о рождении и смерти актуальны по состоянию на вчерашний день, но другие производятся время от времени.

Точно. Всякий раз, когда могут привлечь к этому добровольца.

До Крис дошло, что разговор вот-вот потухнет, причем не на той ноте, на которой хотелось бы ей.

— И его совсем не беспокоило, что округом какое-то время никто не будет командовать? — Крис схватилась за первое же, что пришло в голову.

— Может, на этот вопрос стоит ответить начальнику отдела кадров, — сказал Рон и позвал секретаршу.

Дверь тут же открылась, та, что-то печатавшая на компьютере, спросила:

— Что желаете, мистер Торн?

— Флотские интересуются, как так вышло, что все, с кем работал Стив, были резервистами. Ты занималась кадрами так долго, я подумал, у тебя есть мнение о том, почему он терпел все твои причитания и разговорчики у себя за спиной.

Женщина среднего возраста, немногим ниже Крис, только головой покачала.

— Настоящий вопрос в том, почему я терплю твои причитания, — сказала она и вошла в кабинет.

Джек тут же вскочил, уступая ей место, которое та, полная великодушия, заняла, предоставив космопеху подпирать стену рядом.

Начальница отдела кадров закинула на стол обе ноги, скрестила их там и удобно откинулась на спинку стула. Когда Рон проделал то же самое, Крис попыталась подражать им, но чуть было не грохнулась со стула.

— Ой, извини, — сказал Рон. — У тебя просто плохой стул.

Крис села прямо, решив изображать чопорную принцессу. И запомнила, что у Рона в кабинете заслуживает удобные кресла, а кто нет.

— Не думаю, что лейтенант замечал какое-то время, что творит отдел кадров Космофлота. Вслед за ним прибыли несколько человек, потом часть ушла, а следом ушли и остальные, а на их место больше никто не пришел. И в бюджете средств осталось с гулькин нос. На второй год, когда у него осталось всего четыре сотрудника, мы с ним долго обсуждали, что происходит. Я говорила ему, что нельзя сшить шелковый мешок из уха свиньи, особенно когда при этом никто не предлагает тебе этого самого уха.

— Что сказал лейтенант? — спросила Крис.

— Что-то о том, что наверху ожидают, что он будет защищать целый сектор космоса с помощью сотрудников, занятых неполный рабочий день.

Крис с этим была согласна. Но сказанное совсем не походило на Стива таксиста, с которым она беседовала по дороге сюда. Опять же, даже десять лет могут изменить кого угодно. Или полностью измотать.

— И что же вы сделали?

— Те, кто работал неполный день, стали работать полный. Пришлось, когда служащие всех четырех видов служб улетели отсюда одной кучкой. Настоящая проблема была в том, натуральная неприятность, что нам не разрешили набирать новых резервистов. По крайней мере, поначалу. Нужно было заполнить вакансии, но сделать это имеющимся личным составом. Что-то там было об экономии тренировок. Мы делали, что могли. Задействовали младших сестер и братьев, они взяли часть обязанностей. Сами знаете, сколько можно узнать, обучаясь управлять шестидюймовым лазером на ходу.

Крис была уверена, что не хотела бы доверить свою защиту тому, кто прошел обучение стрельбы из лазеров стиле «обезьяна увидела, обезьяна сделала».

— Вы сказали, «сначала». Что изменилось?

— Да, это было как раз в то время, когда вы и Земля делили белье. Нам дали знать, что можно принимать любого, кто желает присоединиться к ним. К тому времени мы, старички, уже настороженно относились ко всякому в синей форме, а еще замечали, что в том или ином месте становится жарковато. Должно быть, вы замечали это. В новостях, как правило, упоминали, что вы были там.

Крис кивнула настолько невинно, насколько позволяли факты.

— Поэтому я сказала сестре, что если она хочет присоединиться и получать за это деньги, я лично оторву ей руки и настучу ими же ей по голове. — Женщина уставилась в потолок. — Помню, мои возражения были самыми мягкими из всех. Во всяком случае, я обратила внимание на то, что мы все вышли на пенсию примерно в одно и то же время.

— И ушли все вместе, — кивнула Крис.

— Большинство. За долгий период мира мы так ни с кем и не повоевали. Нет, мы взялись за дело ради дружбы и расстались друзьями.

— Добровольцы тоже ради дружбы? — спросила Крис. Неужели все тут такие альтруисты?

Женщина обменялась с Роном взглядом, каким воры обмениваются поздно ночью после дела за пивом.

— И ради дружбы тоже, и старшей сестренке в помощь. Стиву удавалось немного платить, — сказал Рон.

Женщина широко улыбнулась.

— Каждое утро лейтенант наполнял полный бак шаттла реакционной массой. На Верхнем Шансе он выгружал все, кроме небольшой части, чтобы вечером вернуться домой. Мы все так делали. А потом продавали реакционную массу с небольшой наценкой проходящим мимо кораблям. Выручкой расплачивались с добровольцами. Работало отлично.

— Бухгалтеры такого, конечно же, не замечали, — сухо сказала Крис.

— По крайней мере, проверять бухгалтерские книги к нам не прилетали, — пожала плечами начальник отдела кадров.

— Ох, — тут же заговорил Рон, — возможно, для вас это не лучший расклад, ваше высочество. — Вот, снова наружу вылезает принцесса. — Как я помню, у тебя самой недавно возникли проблемы с использованием личных средств при оказании помощи в миссии на Олимпии. Такое неформальное решения вряд ли пройдет проверку на вшивость в определенных кругах.

— Я рада, что мы с этим согласны.

— И все же, мама попросила, чтобы ваш шаттл набрал полные баки реактивной массы и чтобы вы выгрузили лишне в резервуары станции Верхний Шанс для благотворительной организации «Фонд благосостояния и помощи Верхнего Шанса».

— Думаете, это законно?

— Военнослужащие уполномочены оказывать помощь благотворительным организациям в соответствии с пунктом 18 Кодекса Объединения Разумных под номером 8525. Я готов поклясться в любом суде, что все так и есть. Моя мама как раз и является членом правления благотворительной организации, — закончил Рон и голубые глаза снова засияли.

— Нелли, Рон юрист?

— Юридическая степень получена с помощью государственной сети.

Дипломы, полученные таким образом, некоторое время не пользовались большим уважением, пока не были признаны адвокатами равными дипломам, полученным в полумифическом Гарварде на Земле. Может, мама Рона и не наймет его представлять свое дело в суде, но всяко будет рада его показаниям.

— Нелли, сделай все, что в твоих силах, чтобы установить правовые барьеры между мной, моей командой и «Фондом благосостояния и помощи Верхнего Шанса».

— Занимаюсь этим, Крис.

— Так вот какой у тебя какой помощник, — сказал Рон.

— Очень помогает в подобных делах.

— Ладно, хватит о делах. Думаю, вы голодны не меньше вашего старшины.

— Завтрак был укороченным.

— Тем, что рискнули съесть, — добавил Джек.

— Что ж, — Рон поднялся и вслед за ним поднялись остальные, — я знаю одно хорошее место, где можно пообедать отменным стейком. Но могу предложить не только это. Наш городской общественный театр ставит давно забытых Гилберта и Салливана, в этом месяце это «Корабль ее величества «Пинафор». В отзывах говорится, что юмор там, хоть и старый, но до сих пор действует. Не хотите присоединиться? У меня как раз есть три билета.

Решив прилететь сюда, Крис не делала никаких объявлений, но у нее возникло сильное подозрение, что ее ждали.

Ужин показал, что с мясом на Шансе дело обстоит не хуже, чем на любой другой планете, включая, конечно же, и Вардхейвен. Рон заказал одно из местных вин, но заметил, что Крис больше налегает на воду. Джек же очень щедро расхвалил букет за обоих. С ужином покончили задолго до похода в театр, даже если там начинали рано.

— Можно выспаться, — заметил Джек.

Но даже в такой час в ресторане нашлись люди, устроившие танцы.

— Людям, работающим за столом, нужно больше двигаться, — сказал Рон, поднялся и предложил руку Крис. Та не стала отказываться и не пожалела, Рон оказался прекрасным танцором. В отличие от многих «официальных» партнеров Крис, он ни разу не наступил ей на пальцы. После пары танцев он плавным движением передал Крис Джеку, что произошло так внезапно и казалось так естественно, что Крис не сразу сообразила, что танцует с космопехом.

— Надеюсь, это ни о чем не говорит, — сказала она, когда начался следующий танец.

— Здесь мы на виду, — сказал Джек. — И здесь скромнее, чем в тот раз.

Крис нахмурилась, потом вспомнила путешествие на Турантик, где выдавала себя за ночную пташку, а Джек изображал ее сутенера. Из всех возможных ответов, Крис выбрала не самый удачный:

— И все это за один день.

— Если работаешь с Лонгнайф, — кивнул Джек.

— О чем вы там болтаете? — поинтересовался Рон, когда танец подходил к концу.

— Это совершенно секретно, — мрачно буркнула Крис.

— И то правда, — кивнул Рон, взяв Крис за руку. — Если скажешь, тебе придется меня убить.

— Нет, черт побери, — засмеялась Крис.

— В качестве гражданина Последнего Шанса, суверенного города планеты Шанс, я не подчиняюсь вашим законам, правилам и прочему.

— Но ты подвержен влиянию текущих событий, Рон.

— Каждое утро, вставая с постели, мы рискуем, — сказал Рон, сначала отпуская Крис от себя, потом притянув ее обратно. — Твое представление обо мне и моих рисках — это разные точки зрения. Что скажешь, если сегодня мы об этом не будем разговаривать?

Они провели на танцполе еще немного времени, потом Рон передал Крис Джеку.

— Мне можно спрашивать, о чем вы тут разговаривали, или это совершенно секретно? Только помни, меня уже призвали.

Крис случайно наступила ему на ногу, испортив идеально начищенный для космопеха ботинок. После этого они танцевали молча. Крис провела на танцполе добрых полчаса, меняя одного партнера на другого. Когда Рон сказал, что уже пора отправляться в театр, Крис обнаружила, что совершенно не устала.

Местный театр оказался полностью любительским. И все же, декорации были выполнены вполне на профессиональном уровне, а голоса нескольких актеров хорошо поставлены и они, кажется, полностью понимали, что нужно делать с древней комедией. Крис даже не удивилась, когда ее легонько ткнули локтем при упоминании, что звание адмирала можно заработать и на полировке ручки входной двери. В ответ Крис сама ткнула Рона локтем в бок.

К ее удивлению, Рон ничуть не удивился, когда она сказала, что единственные корабли, на мостике которых она бывала — скоростные патрульные катера. Похоже, Рон хорошо подготовился к встрече с ней. Это хорошо, потому что Крис была серьезно настроена сломать ему что-нибудь, если он вдруг начнет шутить на эту тему.

Но не стала защищаться, когда он прокомментировал одну сценку спектакля, мол, что некоторым некогда даже о себе подумать. С таким трудом завоеванная независимость от тени Лонгнайф и добровольное смирение при упоминании связанных с этой фамилией легенд, не совсем та тема, которую можно объяснить шепотом во время либретто.

Чем дальше продолжался спектакль, тем больше Крис размышляла о судьбе женщин, которым приходилось бороться против браков по договоренности и оценивала разницу между своей матерью и капитаном из спектакля, во всем опирающимся на свою дочь. Неудивительно, что юмор актуален до сегодняшних дней. Для одной девочки некоторые вещи до сих пор не изменились.

В антракте Рон предложил выпить. Джек тихо следовал за ними в паре шагов позади, сканируя местность на все триста шестьдесят градусов. Крис и Джек сегодняшним вечером были единственными, кто был в униформе и, хоть цвет хаки и мог смешаться с пылью, с костюмами и вечерними платьями сочетался не очень хорошо. Рон не предупреждал, что поход в театр — повод показать себя с лучшей стороны.

Очередь в буфете выглядела засадой, но не такой, от которой Джеку нужно было ее защищать. Они встали в конец очереди и тут же были замечены тремя пожилыми людьми с тросточками и медалями, гордо прикрепленных к пиджакам, полученных за проявленную доблесть во время войны с Итич. Крис заметила их, когда те уже были почти рядом. Последнее время отец пользовался моментом, чтобы использовать ее для встреч с ветеранами, членами его партии. Общение с ветеранами у папы не сказать, чтобы ладилось.

Крис улыбнулась и заморозила улыбку, когда седая женщина, остановившись рядом, сходу спросила:

— И что вы будете делать с теми обломками, что кружат вокруг нашей космической станции?

— Эй, Мэйбл, так не начинают разговаривать с женщинами, — сказал лысый мужчина слева от нее, одетый в пиджак на два размера больше. — Не так, особенно когда мы что-то хотим от нее.

Старичок постарше, шагавший до этого с помощью сразу двух тростей, показал, что может обойтись, в принципе, и без них. Он ткнул локтями одновременно обоих.

— Вы двое, заткнитесь. — Прищурился, рассматривая Крис, оперся на обе трости. — Лейтенант, я прав?

— Да, — кивнула Крис.

— Мы слышали, что к Высокому Шансу пришвартован старый крейсер еще со времен войн с Итич. — он замолчал, но не отвел взгляда с Крис.

— Да, — сказала Крис. — «Паттон» — ветеран всех трех войн с Итич и войны за Единство. Насколько помню, он же помогал справиться с нашествием пиратов после войны за Единство.

— Хороший корабль, — сказала женщина.

— Плохой, — рявкнул, тот, что стоял слева. — Он даже не может удержать воздух.

— О, я была на нем, он вполне может удержать воздух. Не везде, правда, но держит.

— Но разве от него пахнет боевым кораблем? — спросил старик с двумя тростями.

Это был последний вопрос, который ждала Крис. Она мгновение молчала, вспоминая запах «Паттона», а потом сравнила его со смесью озона, воздухом из кондиционеров, пропитанного машинным маслом и человеческим потом, который ожидала от действующего военного корабля. И покачала головой.

— Так я и думал. Он мертв. Потерял душу, — грустно сказал тот, что слева.

— Ну, с тех пор, как закончились войны, не было ни одного человека, который одолжил бы ему свою душу, — заметила женщина.

— Ты ведь не собираешься на нем драться? — спросил старик с двумя тростями.

Рон покинул Крис, двигаясь с очередью к стойке заказов. Джек остался стоять за спиной Крис, охраняя ее от внезапных опасностей, которые сегодня, похоже, только тихо посмеивались над его готовностью. Похоже, Крис позволила вопросу долго висеть в воздухе, потому что седая женщина попыталась ответить за нее.

— У девочки не выйдет сражаться на этом корабле. Второй реактор мертвее моего покойного мужа, а в главной силовой установке только два двигателя из семи и те еще умудриться запустить надо. И лазерные конденсаторы, не сомневаюсь, не выдержат даже малейшего заряда. И у нее нет команды.

Вот тебе и блестящая идея командования, просиживающего штаны за столом в штабе Космофлота, что корабль на орбите, неважно какой, заставит людей на планете почувствовать себя более защищенными.

— Мы надеялись сохранить это в секрете, — прошептала Крис.

— Может, от тех, кто только что родился, — фыркнул старичок с двумя тростями, — но не от нас, старых техников военных кораблей.

— У нас было долгое мирное время, — сказала Крис, внося небольшой вклад в беседу, ведущую куда-то, куда она понятия не имела.

— Вот это нас и беспокоит. Дети ничего не знают о войнах, в которых мы сражались, — резко сказала женщина.

— Мы даже не знаем, чему их сейчас учат, — добавил старик слева.

— Мы ведь не вечные, — мягко сказал старик с двумя тростями. — У нас есть правнуки и мы хотим им показать, каково это было сражаться с «Смертельными солнцами» Итич, атаковать «Пылающую звезду», зная, что половина эскадрильи точно не вернется.

— Совсем не то, что показывают в снимающихся сейчас видео.

— Бац, бум, тра-та-та и поцелуи, — закончила женщина.

— Я с вами полностью согласна, — сказала Крис.

— Хорошо. Тогда ты не будешь возражать, если мы поработаем над твоим крейсером.

— Не то, чтобы мы его испортим.

— Хуже, чем сейчас, точно не будет, — один за одним отстрелялись ветераны.

— У нас есть внуки, им нужно отработать несколько часов гражданской службы, чтобы закончить среднюю школу. Почему бы не поработать с нами? Послушать наши истории.

— Мы могли бы показать ему, как привести корабль в боевую форму.

— У моего внука есть пара приятелей, работающих над дипломом инженера в области энергосистем. Они бы с удовольствием позанимались починкой реакторов на этом корыте. Будет хорошо смотреться в их резюме.

— По крайней мере, Мэйбл им так говорит.

— Спорю, мы сможем привести это старое корыто в достаточно хорошую форму для полета к луне и обратно. Смогли бы.

Крис подняла руку, чтобы приостановить этот стук скоростного пулемета. Старички-ветераны хотят починить ее круизный корабль. Нет уж.

— Хотите превратить «Паттон» в музей?

— Да.

— Всенепременно.

— Вы правильно поняли, лейтенант, — вернулось обратно.

— Не похоже, что ты когда-либо хотела нанять на него команду и отправиться в бой, — тихо сзади прошептал Джек.

— Это должно оставаться секретом между нами, — прошептала в ответ Крис. Трое стариков улыбнулись от уха до уха.

— Не только мы хотим поработать на вашем корабле, — сказал старик с двумя тростями, сделав ударение на «вашем». — Нас шестьдесят стариков, жаждущих заполучить этот кусок истории, обрывок нашей молодости, если вы не против, что я так выразился. Над кораблем будут работать не только наши родственники. Есть несколько школ, не только из Последнего Шанса. Мы могли бы все сделать красиво.

— И вернуть старичка в бой, — добавила женщина с мечтательной улыбкой. — То, что корабль старый, не значит, что он еще не может побороться.

— Мэйбл, не пугай лейтенанта, — сказал тот, что слева, а старичок с двумя тростями добавил: — Мэм, мы старые, но не дураки. Мы просто хотим починить старый корабль. Больше ничего.

Крис кивнула, не рискнув что-нибудь сказать. Она нашла кое-что забавное в идее, чтобы старички перекрасили «Паттон» и, может даже, вернули несколько схем в рабочее состояние. Но слова Мейбл напомнили о энтузиазме добровольцев, которых Крис пришлось вести за собой в бой сразу с шестью линкорами. Эти замечательные оптимисты дрались и слишком быстро умирали.

Нет, Крис не интересовала кучка стариков-ветеранов и их правнуков, превращающих обломки корабля в нечто похожее на прошлое, которое обрушится сразу же, как только начнутся испытания. Ну. Есть один быстрый способ подавить ненужный энтузиазм.

— Нелли, в качестве командующего 41-м военно-космическим округом я могу принимать стороннюю рабочую силу и оборудование для выполнения своих официальных обязанностей?

Быстрое «нет» должно положить всей затее конец.

— Можете, ваше высочество, — ответила Нелли.

— Что? Нелли, я ждала не такого ответа.

— Извини, Крис. Ты спросила меня. Тебе следовало сначала спросить Джека, а меня могла бы и предупредить. Ваше высочество. В качестве члена королевской семьи вы имеете право принимать пожертвования рабочей силой и различной продукцией для защиты королевства, а также в исторических целях. Я не буду углубляться в детали предложения, сделанного этими замечательными людьми, но оно вписывается в один из пунктов Кодекса Объединения Разумных под номером 21215.

— Дай-ка угадаю, — сказал Джек, стоявший до сих пор за спиной Крис. — Новая редакция?

— Опубликовано сразу после нападения на Вардхейвен, — добавила Нелли. — Похоже, некоторые пожертвования оборудованием в тот момент были незаконными. — Неужели Нелли насмехается над Крис, напоминая о прямо-таки пиратском захвате яхт за три дня перед битвой?

Вернулся Рон, неся газировку на всех троих. Он вернулся как раз, чтобы услышать последние предложения ветеранов и взгляд Нелли на текущие события. Морщинки вокруг глаз и губ выглядели задумчиво-заинтересованно. Он раздал стаканы с напитком.

— Я слышал о знаменитой Нелли, но на самом деле не верил ни одному рассказу. Именно это нас и ждет впереди?

— Нет, если попрошу тетушку Тру перезагрузить ее, — нахмурившись, сказала Крис.

— Она всегда мне этим угрожает, — чопорно сказала Нелли. — И никогда не делает. Я лично думаю, что тетушка Тру и ее компьютер слишком сильно наслаждаются мной, как своим произведением, чтобы позволить Крис сделать мне что-нибудь плохое.

— Когда-нибудь я дам тетушке поносить тебя с недельку, тогда посмотрим, как ты заговоришь.

— Ты не сможешь прожить без меня и дня.

— Не хочу прерывать разговор, — сказал Рон, — но есть предложение разрешить этим прекрасным людям пожертвовать оборудование и поработать на ремонте и обслуживании военного корабля. Учитывая, насколько лейтенант Лонгнайф обеспокоена защитой Шанса, думаю, она не преминет воспользоваться шансом улучшить защиту. Что скажете, мэм? Нам нужно решение.

— Рон, «Паттон» — не военный корабль. Он вот-вот разрушится. И вряд ли будет способствовать защите.

— Тогда давайте превратим его в музей, — сказал старик с двумя тростями.

— Ты ведь хочешь, чтобы наши люди знали, что вселенная — опасное место, — сказал Рон. — Что может быть лучше, чем дать ветеранам рассказать молодежи правдивые истории о том, с чем они столкнулись, когда были такими же молодыми?

Крис не любила, когда ей манипулировали. Отец ей манипулировал. Мама тоже. И дедушка Троубл, причем делал это превосходно. Крис очень хотелось взять всю группу, стоящую сейчас перед ней, в кулак и сказать, чтобы они засунули свою идею туда, где никогда не светит солнце.

— Ну а раз мы будем работать на «Паттоне», — добавил старичок с двумя тростями, — нам понадобится еда и все такое. Тони Чанг наверняка согласится открыть для нас свое «Нью Чикаго пицца» и «Китайский вафельный домик». Полагаю, сейчас вы там выживаете на скудном пайке.

Крис уставилась на Рона.

— Я им не говорил, — тут же открестился он.

— Я столкнулась с вашим старшиной в магазине «Старый лагерь», — сказала женщина.

Сдаться Лонгнайф далось нелегко, но, очевидно, это был один из тех случаев, когда нужно было капитулировать, причем как можно быстрее.

— Мы, — Крис с осторожностью решила использовать королевское обращение, — рады принять ваше пожертвование ради образования вашей молодежи.

Образования! Не защиты! Крис никогда бы не позволила этому корыту выйти в космос, не говоря уже о бое.

* * *

Вторая часть спектакля прошла быстро. Парень заполучил-таки девушку. А может, все было наоборот. Поздно вечером Рон отвез Крис и Джека в порт. Включил освещение взлетно-посадочной полосы и даже не попытался поцеловать Крис, но умудрился удивить ее.

— Хэнк Петервальд никогда бы не позволил этим людям что-то делать со своим кораблем. Но, с другой стороны, вряд ли я увидел бы его здесь с такой развалюхой.

— Ты знаешь Хэнка? — удивилась Крис.

— Получал стипендию в Петеравльдском университете на Гринфельде. Ходили в одну группу. Ты не совсем такая, как я ожидал.

— Нелли?

— Ты не спрашивала и была слишком занята, чтобы я смогла вставить хоть слово.

Крис подняла шаттл на орбиту и благополучно состыковалась со станцией. Оставив мужчин разбираться с продуктами, добралась до своей каюты до того, как ее начало трясти. Я провела целый день с приятелем Хэнка. Какова настоящая история у этой планеты? И где хоть какой-нибудь корабль, когда он ей так нужен?

Назад