Назад
Майк Шеферд. Решительная

Глава 3

Следующим утром Крис проснулась от запаха жареного бекона и яиц. Приняла душ, быстро оделась и отправилась на поиски источника этого чудесного аромата. В огромной кухне Джек занял небольшой уголок, вот там-то на плите и стояла сковородка, наполненная источником ароматной радости.

— Ты ведь говорил, что не умеешь готовить, — сказала она, наполняя кружку кофе.

— Спросил у компьютера, как делается яичница-болтунья и жарится бекон. К удивлению, в его памяти остались инструкции.

— Естественно, — фыркнула Нелли. — В каждом компьютере есть инструкции, чтобы приготовить основные блюда. А я все удивляюсь, почему никто из вас до сих пор не спрашивал об этом. Предполагала, что вы сомневаетесь, что сможете следовать им.

— Ты серьезно нарываешься на сеанс с тетушкой Тру? — чуть лениво пробормотала Крис.

— Сегодня вы что-то выглядите ужасно бодрыми, — сказал старшина Бени, появляясь в дверях кухни с заспанными глазами. В халате и шлепанцах он выглядел так, словно у него выдалась тяжелая ночка.

— Плохо спал? — поинтересовалась Крис, отхлебывая кофе.

— Она все проспала, — сказал Джек.

А вот Джек побрился, принял душ и оделся в форму, ботинки снова блестят, словно ничего не было. Но если присмотреться, можно увидеть темные линии под глазами.

— Что проспала?

— В два часа ночи по станционному времени прибыла первая партия музейных технарей. Ты даже не слышала сигнала тревоги.

— Не слышала. Нелли?

— Я знала, что к нам приближается шаттл. Я отследила его до места запуска, проверила идентификационные карточки пассажиров. Все они члены «Исторического общества», в нем состоят и те трое ветеранов, с которыми вчера ты разговаривала, Крис. Так что я пришла к выводу, что шаттл не представляет угрозы. Я попыталась сообщить системе безопасности станции свое заключение, но она отказалась принять мое резюме. Она настаивает, что только вы двое можете принять решение. Поскольку Крис уполномочила меня принимать меры по обеспечению ее безопасности, я решила дать ей поспать. Возможно, в следующий раз мне стоит дать поспать и вам, — добавила под конец Нелли.

— Ты доверяешь компьютеру? — спросил у Джека Бени.

— Если в результате у меня будет возможность выспаться, — кивнул лейтенант, переваливая яйца со сковороды на три тарелки. — Похоже, движение с планеты до станции и обратно теперь будет круглосуточным. Хочешь дежурить в режиме двадцать четыре на семь?

— Нет, — буркнул старшина.

— Вот точки прыжка — другое дело, — сказал Джек, и поставил тарелки с завтраком на стол.

— И та, что ведет на Лорна До, и та, что ведет в пространство Петервальд, отстоят от нас в дне пути, если лететь на одном g, — сказала Крис, когда Бени набросился на яичницу. — Нелли, если какой корабль появится оттуда, тогда нас и буди.

— Естественно, — сказала Нелли.

— Ну вот, все и решили, — сказала Крис. — Теперь Нелли — часть нашей службы безопасности и будет дежурить круглосуточно.

— Доступ к нашим каютам усложнится, — сказал Джек, тыкнув пустой вилкой в сторону Крис.

— Конечно, — сказала Нелли, — я же не хочу, чтобы меня украли.

Крис улыбнулась, обнаружив у Нелли развивающееся чувство личного интереса.

Когда с завтраком было покончено. Джек сказал:

— Нужно подумать над безопасностью на станции. Крис, можешь попросить Нелли подключиться к моему компьютеру и поработать со мной?

— Нелли, помоги ему, пожалуйста, — сказала Крис и задумчиво продолжила: — Похоже, сегодняшний день я проведу, наблюдая за желающими реанимировать «Паттон». Посмотрю, насколько они опасны для корабля… и для самих себя. Старшина, не желаешь со мной?

Бени засунул ладонь под халат, почесал живот и кивнул:

— Дай мне немного времени и я твой на весь день.

Экскурсия по оживленному «Паттону» выдалась интересной. Гордыми Старперами, как называли себя прибывшие старички, никто не руководил, но, похоже, в этом не было необходимости. Они сами определили, кто чем будет заниматься и сейчас находились на стадии оценки.

— Тут хуже некуда, — сказала Крис одна старая дама в комбинезоне. — Я, конечно, напишу отчет, но нужно видеть, чтобы поверить. Малышка, этому корыту столько же лет, сколько и мне, но она в гораздо худшей форме.

— У корабля никогда не было такой любви, как у тебя, — сказал чудаковатый старикан рядом, чем задал тон на весь оставшийся день.

Крис не стала для этих людей ни лейтенантом, ни принцессой. Нет, она стала для них малышкой. Либо так, либо паршивкой генерала Рэя, особенно для тех, кто служил с ним, но в этом случае с оговоркой, что, мол, сложно поверить, что этот старый ублюдок умудрился прожить столь долго, чтобы заиметь такую прекрасную правнучку. Крис привыкла, что с ней, порой, обращаются панибратски, но этот патернализм или, может, матернализм, заканчивается иногда тем, что кто-то треплет тебя за щеку, был для нее чем-то новым. Взвесив варианты, Крис задумалась о том, чтобы использовать свой ранг… и, не раздумывая, отказалась от этой идеи. Даже слепому ясно, что статус, заработанный ей на флоте, среди этих старцев не имеет значения. Даже еще меньше. Она может принять этих людей, как есть, или проигнорировать.

Поскольку их присутствие заставило открыться «Новую Чикагскую пиццу», Крис решила, что ей все равно. Ради такой божественной вкуснотищи, пусть называют ее малышкой, как угодно, пусть даже за щеку щиплют. Наблюдая, как Бени расправляется с пепперони, стало ясно, что если она завернет случившуюся сделку, он взбунтуется. И Джека к нему присоединится.

Перед тем, как покинуть заведение, она нашла Тони, владельца заведения, и спросила, как тот умудрился запитать духовки.

— О, у нас вспомогательный источник питания. Работает на антивеществе. Перетаскиваю его с шаттла сюда, вечером обратно, а на Шансе он подзаряжается. Никаких проблем.

— Не будете возражать, если мы будем использовать его, когда он вам не нужен?

— Стив обещал поставить одну такую установку в качестве резервного реактора станции. Думаю, уже поставил.

А вот это для Крис было уже новостью.

— Старшина, — подозвала она растущий организм, который все еще не закончил обедать.

— Да, босс?

— Свяжись со своим новым другом, Стивом-таксистом, спроси какова мощность резервного реактора на антивеществе.

— У нас есть резервный реактор? — удивился Бени, не донеся очередной кусок пиццы до рта.

— Мистер Чанг говорит, что есть. Пожалуйста, узнай об этом больше.

Накануне Крис запустила процедуру опроса систем станции, но не стала вникать в показания. Сейчас же Нелли снова проверила все системы и нашла одну обновленную за три недели до прибытия сюда Крис.

— Подними типовой план станции А-класса и сравни его с тем, что мы сейчас наблюдаем, — приказала Крис.

Выполнив задание, Нелли присвистнула:

— Большая разница, босс.

Похоже, соперничество со старшиной не распространялось на манеру речи. Что ж, Крис не может вечно защищать ее от дурного влияния вселенной.

Нелли наложила два плана друг на друга. Крис сосредоточилась на важных моментах… поначалу. Автоматические пулеметы, что она осмотрела в первый же день, оказались не там, где первоначально планировались.

— Нелли, покажи четырехдюймовые лазерные установки.

Их тоже переместили.

Центральная сеть теперь оказалась механическим цехом. Сама же сеть расположилась по соседству с командным центром.

— Интересные модификации, — сказала Крис.

— Я тоже так думаю, — согласился Бени, прожевывая последние кусочки пиццы.

— Посмотри на этот самый вспомогательный источник питания, а я проверю, как идут дела на «Паттоне».

Сейчас на нем работала дневная смена. Если утренняя команда была седой и лысой, эта группа оказалась долговязой и шумной. С разноцветными шевелюрами и голосами, трескавшимися в самые неприятные моменты.

— У нас есть подписанные соглашения, что Космофлот не несет никакой ответственности, если они причинят себе вред? — спросила Крис у старичков, которые по определению должны быть ответственнее других.

— Ваш компьютер дал нам форму. Мы подписали копии перед тем, как подняться на борт и отправили копии их родителям. Копии так же записываются на ваш компьютер.

— Я не только убедилась, чтобы они поняли, что Космофлот не несет ответственности за их здоровье, я убедилась, чтобы они все это поняли и осознали.

— Нелли, ты сокровище.

— Я знаю.

— Рада, что мы уладили все необходимые юридические вопросы, — сказала Крис и начала обход, заглядывая всем через плечо на их работы, что должно было означать хорошую работу младшего офицера.

Вот только Крис не нашла особой нужды раздавать всем и каждому советы. На каждом участке работы обнаруживалась сбалансированная группа: двое или трое молодых в зеленых комбинезонах и человек постарше в синем. И если Крис находила патернализм, установленный старперами, раздражающим, то с явным поклонением герою, трепетом подростков при приближении, справиться было сложнее. Часто за спиной она слышала восхищенное перешептывание, в котором слышались слова: «линкоры» и «великое сражение». Крис не решалась повернуться к ним лицом, опасаясь, что дети замолчат окончательно или начнут заикаться.

Однажды, миновав одну из групп, услышала шепот, а потом резкий старческий голос:

— Она надевает штаны точно так же, как и ты. Не позволяй себя одурачить.

Что было несколько несправедливо. Крис не хотела никого обманывать. Они сами заблуждались, чем делали легенду о Лонгнайф еще легендарнее.

Старшина Бени подключил резервное питание, что дало электроэнергию не только на «Паттон», но и на станцию. Крис занялась лазерами, включила один, убедилась, что в него пошел ток. Но капсула с антивеществом оказалась пуста. Через четыре дня после первого полета в Последний Шанс она решила слетать туда еще раз. Ей были нужны антивещество, яйца, бекон, молоко, кофе, предохранители, арахисовое масло и еще кое-что. Джек полетел с ней, а Бени был только рад остаться со «своей» командой на «своем» корабле.

Единственным в списке, с кем стоило увидеться, был Рон. Поскольку он числился так же адвокатом, Крис хотела узнать его официальное мнение о соглашении, придуманном Нелли, о снятии с Космофлота ответственности.

— В любом суде его примут во внимание, в этом никаких сомнений, — заверил ее Рон. — Ты была бы в полной безопасности, даже если бы они подписали бумажку вроде: «Мы делаем это потому, что хотим. Если пострадаем, то только потому, что сами идиоты». Крис, это не Вардхейвен, это Кольцо. Мы не позволяем юристам завязывать нас в узел.

— Странно, — улыбнулась Крис. — То же самое я слышала от папы. Ну, то, что Вардхейвен — это Кольцо.

Рон расплылся в улыбке. Или это был подающий надежды смех?

— Да, но есть Кольцо и есть Кольцо. Для нас, живущих в настоящем Кольце, Вардхейвен такой же центр всего, как и Земля.

Крис предпочла промолчать на эту тему.

— Хорошо, значит в судебном процессе я не буду рисковать всем оборонным бюджетом Вардхейвена. А теперь ты мне расскажешь или нужно поговорить со Стивом-таксистом, зачем кому-то понадобилось полностью переделывать станцию? Я думала, с его ограниченной командой он не сможет ставить лазерные установки в другие места.

— Не смог бы не только он, но и его резервисты. — Он позвал секретаршу. — Не хочешь рассказать эту историю?

— Ни за что на свете не пропустила бы такое, — улыбнулась бывшая начальница кадрового отдела 41-го военно-космического округа. Ожидая такого развития событий Крис сразу села в кресло, на котором сидела в прошлый, а Джек садиться не стал, сразу начал подпирать стену.

— Вы должны понять, что для вас, военных из Вардхейвена, мы — всего лишь 41-й военно-космический округ, один из многих. Но для нас это наш военно-космический округ, — женщина откинулась на спинку кресла, положила ноги на стол и устроилась поудобнее. — Так вот, мне и моим родителям потребовалось всего пять минут, чтобы понять, что у нас проблемы. Любой, у кого появились бы планы на стандартную станцию класса А, мог прийти, захватить ее, а нас просто размазать по стенке. Уверяю, не так я хотела бы, чтобы эта прекрасная фигура закончила свои дни.

Крис кивнула, когда женщина засмеялась своей же шутке.

— Но нас было слишком мало, чтобы даже пулеметы перетащить с места на место. И что делать в этом случае?

На этот риторический вопрос Крис только приподняла бровь.

— К счастью, у нас всегда есть студенты, которым нужно проводить общественные работы, становясь волонтерами, и у многих были хорошие оценки по механике. Мы предложили лучшим поработать над реорганизацией автоматической станции. Они вместе с преподавателями получили бесплатную поездку на станцию. Это был веселый проект с бесплатной пиццей на обед. Да и резюме у ребят при приеме на работу выглядело тоже хорошо.

— Так вот как переместилось оружие и компьютер.

— В том числе, мэм. Повнимательнее изучите план, там много сюрпризов.

— Мы организовывали подобные поездки не только для студентов, изучающих естественные науки, — сказал Рон. — Стены станции предоставили множество пустых помещений для занятий художественных классов.

— Таким образом, начинающие художники получили возможность побывать на орбите и увидеть свою планету с новой точки зрения, — кивнул Джек.

— В наших местных галереях висят впечатляющие результаты этих путешествий, — гордо сказал Рон.

— И вся планета рассматривает станцию как нашу станцию, — закончила бывшая начальник отдела кадров.

— И как же планета отнеслась к тому, когда на вашу станцию вошла Лонгнайф? — спросила Крис. Последовавшая долгая пауза рассказала ей все, что нужно знать. — Начинаю понимать, в чем проблема. Проблема во мне.

— Что-то вроде этого, — сказала женщина и поднялась.

— Я заметил, возвращаться на станцию вы запланировали на конец дня, — сказал Рон, обращаясь к Крис. — Могу заинтересовать вас и мистера Монтойя обедом и пьесой? Наш маленький театр сегодня демонстрирует новую постановку.

— Хотите, чтобы меня увидели на публике? — Крис не совсем понимала, что чувствует, находясь так близко к приятелю Хэнка.

— Общественного мнения на ваш счет еще не сложилось, так что я стараюсь быть не предвзятым.

— И что за новая пьеса? — поинтересовался Джек.

— «Пираты Пензанса».

И почему Крис не удивилась?

Ужин вышел восхитительным. Танцы такими же… приятными. Джек на самом деле умел вести женщину на танцполе. Не было никаких причин, что умение выводить клиента из трудных ситуаций и опасных мест, включает в себя и такое умение. Но, все же, приятная неожиданность.

И Рон оказался не таким плохим.

Спектакль тоже понравился. Когда генерал-майор из спектакля закончил бахвалиться, Рон толкнул Крис.

— Отчасти подходит современным лейтенантам Космофлота, тебе не кажется? За исключением, что придется добавить пару десятков строф. Может, и больше

Не зная, как реагировать, Крис пробормотала:

— Не меньше тридцати семи, но ни у кого духа не хватит.

Большую часть антракта Крис провела выслушивая счастливые сообщения, что «их станция», наконец, заняла их предков чем-то полезным, помимо сплетен на улицах, а детям дала первый настоящий опыт работы.

Крис ткнула Рона:

— Все еще «наша станция», не этих чертовых Лонгнайф, а?

— Как видишь, — несколько уклончиво буркнул Рон.

Одна из старушек отвела Крис в сторону, чтобы по секрету поделиться своим мнением, мол, как это хорошо, что детям разрешили поработать на военном корабле.

— Они должны видеть, что не всегда вот так все красиво и тихо, как долгое время было у нас.

И такое откровение застало Крис врасплох, ведь старушка не носила ветеранского значка.

Женщина чуть подалась вперед.

— Я потеряла первого мужа на войне. Он сражался с твоим прадедом Троублом на Муй 5. Хороший был человек. Слава богу, нашла такого же, иначе сошла бы с ума.

Крис обняла женщину, показалось, что именно это ей сейчас и нужно.

Концовка «Пиратов» была именно такой, как и думала Крис. Придуманной.

— Проблемы так просто не решить. Никак, если за тобой охотятся настоящие пираты и другие мерзавцы.

— Не хочу спорить, Лонгнайф, — сказал Рон. — Но все же вопрос остается: зачем нас беспокоить? Прошло уже восемьдесят лет с тех пор, как нас никто не пытается бомбить. Почему бы не пройти еще восьмидесяти? Хэнк так и думает, кстати.

Крис проигнорировала упоминание Хэнка.

— Вардхейвен не трогали еще дольше, а четыре месяца назад нам пришлось бороться за свои жизни.

— Понятно. И все же, лейтенант, не думаете ли вы, что именно вы, ваш отец и вся остальная семья цель гораздо привлекательнее, чем маленькие мы?

Вокруг собралась небольшая группа людей, которых беседа заинтересовала больше, чем желание выбраться из театра. Они закивали, соглашаясь со словами Рона.

Крис разыграла последнюю карту.

— Кое-кто на Вардхейвене считал нашу планету слишком священной, чтобы хоть кто-то ее отважился атаковать. А когда, все-таки, на нас напали линкоры, нам пришлось изо всех сил защищать себя. Нам с трудом удалось собрать разношерстную команду, чтобы удержаться. Я знаю. Я командовала. И я была на похоронах всех тех мужчин и женщин, которые были со мной и кому повезло меньше, чем мне. — Крис оглядела людей вокруг, слушавших разговор. Сжала губы. — Не время начинать искать защиты, когда она тебе так нужна.

Люди закивали и на ее слова. Согласились с Роном. Согласились с ней. И никакого намека на действие. Крис с трудом проглотила крик, он ни к чему не приведет, только приняла предложенную Роном руку.

— Нужно продолжить эту мысль, — сказал кто-то у нее за спиной. Крис не видела говорившего. Люди разбились на несколько групп, обсуждая ее слова и, наконец начали расходиться.

— Крис, ты видишь, против чего собралась бороться, — сказал Рон. — Большинство людей только начинает задумываться о том, чем ты жила последние три года. Сколько времени тебе потребовалось, чтобы выйти из долгого покоя?

— Примерно секунд пять, когда слушала рассказ старухи, как ее избивали и насиловали, а мужа убили на ее глазах.

Рон побледнел… но ничего не сказал.

Крис вздохнула, вспомнив кое-что еще.

— Но тогда мой заместитель так быстро со мной не согласился. Ему потребовалось больше времени, чтобы понять, что нужно серьезнее относиться к ответным ударам.

— Чем он сейчас занимается?

— Он погиб в битве при Вардхейвене.

— Мне жаль.

Крис вздрогнула.

— Мне тоже. Я очень по нему скучаю.

— Хочешь, я отвезу вас к шаттлу?

— Нужно забежать в продуктовый магазин по пути. Джек, список прихватил?

У Нелли он, конечно же, есть, вместе с парой дополнений, где фигурируют конфеты, которые не прочь получить дети, работающие с Бени. По крайней мере, он так утверждал.

Чуть позже они вернулись на станцию, еще одиннадцати не было, с двумя дополнительными капсулами антивещества. На «Паттоне» еще кто-то работал. А может, это была смена из городов на той стороне Шанса. Крис легла спать.

Следующие два дня она провела, проверяя изменения на станции и под конец второго дня задумалась, почему задерживается Пенни. Видимо, подруга уловила эту мысль, потому что, как только точка перехода Альфа выплюнула корабль, она послала короткое сообщение: «Я вернулась». Корабль летел к станции на полутора g.

Когда «Решительный» пришвартовался к станции, Крис и Джек уже ждали у причала. Смотреть, правда, было не на что, разве что на три тысячи тонн железа, построенного вокруг внутренних помещений для экипажа и судовых помещений, а также на крепления на внешней стороне корпуса для контейнеров. Корабль нуждался в краске. Потертости показывали, в каких местах он встречался с пристанью не так гладко, как в этот раз.

На эскалаторе Крис спустилась на несколько сотен футов к причалу и столкнулась с Эбби, вслед за которой гуськом выстроились десять самоходных чемоданов. Крис увидела, что Джек их пересчитывает и, когда количество чемоданов совпало с ожидаемым, нахмурился. Может, Крис и впрямь ожидает тихое задание. Или чудесному хрустальному шару Эбби ничего не было известно. С другой стороны, Крис доставалось по полной, когда количество сундуков вслед за Эбби достигало двенадцати.

— Я их уберу, — сказала Эбби, проходя мимо Крис.

— Твоя каюта рядом с моей.

Через несколько минут появилась Пенни с капитаном Бретом Дарго. Слегка показушный, в серых брюках, красной шелковой рубашке с расстегнутым воротником. И еще предпочитает носить свисающие усы. Выглядел так уверенно, словно знал каждый сварной шов и скол на своем корабле, и уверенно улыбался, когда Пенни представляла командующему 41-м военно-космическим округом нового служащего.

Улыбка померкла.

— Вы выглядите знакомо. Мы раньше не встречались?

— Сомневаюсь.

— Я никогда не забываю красивых лиц, а ваше, несомненно, одно из самых красивых, на которые я когда-либо смотрел. Скажите, когда вы не в роли молодого лейтенанта или командующего военно-космическим округом, как вас зовут?

Джек закатил глаза. Крис взглянула на Пенни. Та пожала плечами.

— Нелли выдала мне кредитку холдинговой компании. На ней не было никакого имени. Думаю, Нелли хотела, чтобы ее трудно было отследить.

— Ты правильно поняла, — прозвучало над ключицей Крис.

— И у вас два голоса. Должен признать, предпочитаю тот, который раздается из губ.

— Вы когда-нибудь встречались с лейтенантом Крис Лонгнайф? — сухо спросил Джек.

— Вы ведь не из тех Лонгнайф? — Усы слегка поникли. И густые брови тоже.

Крис вытянулась по стойке смирно, щелкнула каблуками и улыбнулась.

— Ее высочество Кристин Энн Лонгнайф, лейтенант космического флота Союза Разумных, к вашим услугам, капитан.

В темных глазах вспыхнула тревога, капитан Драго посмотрел на Пенни.

— Ты говорила, что это простой контракт. Ты ничего не говорила о драках.

— И в этом не будет никаких поправок, — заверила Крис, приглашая присутствующих отправиться к эскалаторам. — Мне всего лишь нужно проверить несколько буев, зарядить или заменить их. Я хочу провести разведку вокруг этой системы. Совершенно ничего опасного.

— Сказала Лонгнайф, — прикусив ус, сказал капитан Драго.

— Именно это я и сказала.

— И все знают, что слово Лонгнайф можно нести прямиком в банк, — сказал Джек, следуя за ними.

— Насчет денег, да. Но если возникнут проблемы? — спросил Драго.

— Взорвем мост, когда подойдем к нему. Считаю, не стоит усложнять ситуацию, взрывая мосты до того, как к ним подходишь, — сказала Крис.

— Мама предупреждала, что будут и такие контракты.

В «Новом Чикаго» еду давали и на вынос, так что Крис сделала заказ и попросила принести его в кают-компанию. Пока Эбби распаковывала чемоданы, остальные ели греческий салат и Крис расспрашивала Пенни о корабле.

— «Решительный» был в порту и доступен. Я проверила команду, они подошли.

— Рада, что ты это сделала, — сказала Крис. — Если бы ты этого не сделала, Джек вряд ли разрешил мне ступить на борт, пока не проверит он.

— Мне, кстати, нужно будет провести собственную проверку, — сказал космопех.

— Я не задержусь на этой станции и на пять минут дольше, чем нужно, — отрезала Крис. — Они будут обслуживать буи и я пойду с ними. Мне нужно чувствовать под ногами палубу корабля, Джек. Мне нужно пространство.

— А мне нужно проверить этих парней.

— Посмотри, что вышло у Пенни, а потом попробуй сказать, почему они недостаточно хороши. И тебе лучше иметь вескую причину.

Пенни передала отчет Джеку, так что остаток обеда он провел, уткнувшись носом в ридер. Крис проинформировала Пенни, что местные ветераны задумали превратить «Паттон» в музей и о том, насколько эта станция оказалась модифицированной. Пенни даже головой покачала.

— Это же настоящие страусы, зарывшие голову в песок.

— И им это сходило с рук на протяжении трех, а то и всех четырех поколений. И это не значит, что их не поощряли быть такими, — сказала Крис и сама удивилась, обнаружив, что защищает местных.

— Насколько хорош этот Рон?

— Он прекрасно танцует. Ты должна встретиться с ним. Может, Джек отпустит меня без своего присмотра, если ты согласишься присматривать за мной. Что скажешь, Джек?

— Не раньше, чем установим его связь с Петервальд, — не отрываясь от изучения анкетных данных, сказал космический пехотинец.

Чуть позже он оторвался, наконец, от ридера.

— Думаю, с этой командой ты можешь провести некоторое время в космосе. Иначе, если будешь безвылазно сидеть здесь, у тебя разовьется космическая болезнь.

Крис обменялась скромным взглядом с Пенни. Та изо всех сил старалась подавить улыбку. Ясно же, что женщины умнее.

Назад