Назад
Майк Шеферд. Решительная

Глава 5

Три дня спустя «Решительный» пристыковался к станции Верхний Шанс. Корабль со множеством имен послушно следовал за ним. Весь путь обратно Крис потратила на составление полного отчета генералу Маку и более короткой версии дедушки Элу. Отчет для дедушки она начала словами: «Твой мозговой трест не такой уж и сообразительный, каким хочет казаться». Еще она составила просьбу на разрешение посетить Нью Берн, ближайшую к Шансу колонию. Обычно она просто срывалась с места и летела, куда ей нужно, но, будучи командиром 41-го военно-космического округа, принцессой и… Лонгнайф… Наверняка на Нью-Берне захотят знать о ее приезде до того, как она туда явится.

Понаблюдав за стыковкой «Решительного», Крис поднялась, собравшись уйти. Но тут поднялась и Сулван.

— Ох, ваше высочество, команда просила поинтересоваться у вас одним делом.

Очень формальное обращение. Даже присутствовал небольшой поклон.

— Да, — ответила Крис, выпрямляясь в попытке выглядеть благородно, хотя все мысли были во флотских делах.

— Хотели узнать про захваченный корабль. Это ведь приз?

А и правда. Приз. Как я могла такое пропустить? — промелькнула быстрая мысль.

— Мне он определенно кажется призом, но я не знаю, сможем ли мы оставить его себе или придется продать в соответствии с древними правилами. Передайте команде, что через день-два я постараюсь ответить на этот вопрос.

Такой ответ, похоже, удовлетворил экипаж мостика.

— Нелли, посмотри, есть ли способ заставить появиться новому кораблю. И документы чтобы настолько надежные, как только могут быть надежными фальшивые документы. И чтобы его ничего не связывало с моей холдинговой компанией, которая вложит в это дело деньги.

— Я уже работала над этим вопросом. Как назовем новый корабль?

Крис надоело быть милой, вроде сахара с пряностями.

— «Оса». Встанешь у нее на пути и она тебя ужалит.

Пенни ждала у трапа. Рядом с ней стоял Рон. Крис вопросительно подняла бровь.

— Лонгнайф улетает на одном корабле, а возвращается с двумя. Я подумал, что ты захочешь оставить его себе, так что нужен был официальный представитель, чтобы поинтересоваться, захочешь ли, — сказал мэр.

— Зависит от юридических тонкостей Шанса, — ответила Крис.

Она рассказала про исчезнувшие буи у точек прыжка и о своем маленьком открытии причины этого. Рядом с ней пристроился капитан Драго, очевидно, готовый обеспечить точку зрения, отличную от Лонгнайф.

— Получается, вы подбили корабль, уничтожавший буи, — подвел итог Рон.

— Не совсем, — ответила Крис. — Если бы произошел бой, нас бы распылили на атомы. Этот корабль вооружен так же хорошо, как корвет класса «Камикадзе».

— «Тайфун» в овечьей шкуре, — присвистнула Пенни.

— Именно, — кивнул капитан Драго. — Молодая Лонгнайф хорошо справилась с задачей. Она имитировала проблемы с управлением моего корабля, мы пригласили команду с другого корабля нам на помощь. Спасибо небесам, они на это попались.

— Мы усыпили большую часть их экипажа с помощью дротиков, — сказал Джек, не акцентируя внимания на слове «большую».

— На допросе несколько человек призналось, что взошли к нам на борт с целью захватить корабль и взять нас в плен. Только капитан знает, чтоб собирался делать с нами, стань пленниками мы. Он не хочет говорить.

— Значит, вы поступили с ними точно так, как они собирались поступить с вами, — подвел итог Рон.

— Примерно на полсекунды раньше, — кивнул капитан Драго.

— Зачем они уничтожали буи? — спросил Рон.

— Ваше предположение настолько же хорошо, как и мое, — осторожно сказала Крис. — В их записях ничего не было, а те, кто знает, молчит. Мы заменили все буи. Они сообщат нам, если сюда будут идти корабли с Перевала Бреннер.

Рон посмотрел на Крис, как на сумасшедшего параноика, но промолчал.

— Где зарегистрирован корабль?

— В четырех разных местах, смотря в какой набор бумаг из четырех смотреть, — сказал капитан Драго. — Все четыре места находятся на территории Гринфильд.

А вот этот взгляд Рона на Крис сказал, что она стала просто параноиком, нежели минуту назад.

— Капитан, я хочу, чтобы вы отправились со мной. Есть люди, которым необходимо ваши свидетельские показания.

— Не мои? — удивилась Крис.

— Не думаю, что ты можешь помочь в этом деле, — сказал Рон.

— Не доверяешь мне из-за того, что наговорил Хэнк.

— Я не могу доверять тебе больше, чем уже доверяю, ведь на тебе наша космическая станция. Крис, пока мои люди не примут собственное мнение, чем меньше они видят тебя, тем лучше.

— У нас под стражей двадцать членов экипажа захваченного корабля, — сказала Крис. — Похоже, они причастны к преступлениям начиная с разрушения государственной собственности и создания угрозы космическим путям до заговора с целью пиратства и, возможно, убийства. Я не готова заниматься с ними. Могу передать их в юрисдикцию Шанса?

— Судья Мэйделл вместе с судьями Билли и Арднетт уже изучают обстоятельства захвата корабля. У них будет возможность созвать суд. Попробуй поговорить с ними. Полдюжины этих старых пердунов были судьями, защитниками и обвинителями. Детям будет полезно увидеть справедливость в действии.

— И окончательно утилизировать корабль? — спросила Крис.

— Конфискация имущества, причастного к преступлению, не является необычным наказанием на Шансе, — сказал Рон. — А теперь, Крис, извини нас с капитаном, нам пора.

Он развернулся и ушел.

Крис подождала, пока мэр не окажется вне пределов слышимости, попробовала на языке, как звучит пара десятков гадостей, но, когда подошло время, все, что она сделала, так спросила у Пенни, как дела на станции. Краткое изложение сводилось к тому, что все прекрасно.

— С музеем «Паттон» все в порядке? — спросила Крис. — Никто еще не пострадал?

— Ничего такого, с чем нельзя было бы справиться без бинтов. — Через иллюминатор станции Пенни осмотрела новый корабль. — У него есть имя?

— Несколько. Если я смогу купить его, он станет «Осой».

На мгновенье Пенни задумалась.

— Красиво. Думаю, мне нравится. Говоришь, вооружен так же, как и «Тайфун»?

— И защищен пленкой «Умного металла». Старшина Бени объяснит лучше, если будет желание.

Тут замигал коммуникатор Пенни.

— Быстро они. Судья Мэйделл хочет воспользоваться для суда помещениями станции. У нас такие найдутся?

— Выполним просьбу. Пусть у них будет все, что пожелают.

Крис удивилась такой быстроте, особенно когда сама, когда ей предъявили обвинение в незаконном присвоении государственной собственности на Вардхейвене, долгое время находилась в подвешенном состоянии. А тут уже в полдень следующего дня должен состояться суд. Не удивилась, узнав, что назначенные адвокаты разделили обвиняемых примерно так же, как сделала это команда «Решительного» на корабле. Инженер Чим и его группа признали себя виновными по менее жестоким обвинениям и отдались на милость суда.

Семеро, кто на корабле томился в средней камере, по большинству обвинений были признаны невиновными из-за молодости и невежества. А в том, в чем признали виновными, что бы это ни было, были приговорили к общественным работам и испытательному сроку.

Последние шесть случаев оказались тяжелыми. Обвиняемые утверждали, что суд не обладает над ними какой-либо юрисдикцией, напирая на то, что действия, в которых их обвиняют, были совершены ближе к Бреннеру, чем к Шансу, и потребовали отправить их туда. Это заявление они составили самостоятельно, отказавшись от юридической помощи.

Судья Мэйделл быстро с этим справилась.

— Сейчас вы здесь, в моем суде, и я не привыкла передавать свои проблемы на сторону так легко. Собственность, которую вы уничтожили, принадлежала станции «Верхний Шанс». Корабль, который вы пытались захватить, был зафрахтован станцией «Верхний Шанс». — Молоток сильно ударил по специальной подставке. — Прокурор, представьте свою версию.

Крис была первым свидетелем. И снова она рассказывала в деталях, как пересеклись пути «Решительного» и многоименного корабля.

— Вы притворились, что «Решительный» вышел из строя? — уточнила судья Билли, невысокая седая женщина.

— Да, ваша честь. По моему профессиональному мнению, вступив в бой с этим кораблем, «Решительный» не выжил бы.

— А что вы нашли на том корабле? — спросил прокурор.

— Он был хорошо вооружен. — Крис описала как скрытое вооружение корабля, так и оружие, изъятое во время абордажа. — Когда мы оказались на его борту, первый офицер запустил процедуру самоуничтожения. Только действия инженера спасли оба корабля от уничтожения и всех, кто находился на их борту, от гибели.

Перекрестный допрос прошел не так хорошо.

— Она хладнокровно убила мою подругу, — таким было вступительное слово бывшего капитана Джинкса. — На этой скамье должна быть она, а не мы.

На возражение обвинителя быстро последовало: «Отклонено».

— Думаю, пришло время задать вопросы свидетелям, — сказала судья Мэйделл и обратилась к Крис. — Вы кого-то убили?

Крис тяжело сглотнула и описала, как ей пришлось переключиться на смертельные боеприпасы, чтобы нейтрализовать женщину в доспехах.

— Видите, — воскликнул Джинкс. — Хладнокровно. Она говорит, мы были вооружены. Конечно, были. Между звезд полно сумасшедших. Сумасшедших, вроде этой девицы Лонгнайф.

Молоток стукнул по подставке, призывая к спокойствию.

— Ваша точка зрения понятна. Есть ли у защитников что-нибудь добавить по этому поводу?

— Не сейчас.

Последовала пауза, пока судьи изучали потолок, а Крис задумалась, где можно нанять хорошего адвоката.

Первой заговорила Судья Билли:

— Вы сказали, что это было суждение с вашей стороны, мисс Лонгнайф.

— Именно так, ваша честь. По моему профессиональному мнению, женщина была вооружена и опасна. Я оценила, что «Решительному» грозила серьезная опасность. Я приказала ей не прикасаться к оружию, но она не послушалась. Мне пришлось ее застрелить.

— И свое профессиональное мнение вы основали на?..

— Боевом опыте, ваша честь.

Поднялся прокурор.

— Ваша честь, я могу предоставить суду военное досье свидетеля.

— Будьте добры.

Прокурор передал досье — трехстраничное описание боевого опыта Крис во флоте. Один экземпляр отправился судебному секретарю, один — защите и по одному экземпляру каждому из судей. Изучение досье было прервано удивленным свистом Арднет.

— У вас впечатляющий послужной список, сударыня.

— Обвинение хочет заменить, что это не полный отчет о службе свидетеля, а только то, что является общественным достоянием.

— Не полный? — судья Мэйделл воззрилась на Крис поверх очков.

— Да, ваша честь.

— Все это не имеет значения, — возразил Джинкс.

— Здесь весь список ваших наград? — поинтересовалась судья Билли. Крис кивнула.

— Ничего впечатляющего, — сказал судья Арднет.

— Теперь всем стало ясно, что вы никогда не служили, Арди, — сказала Билли. — Раненый лев датируется сразу после подписания бумаг о деволюции в системе Париж. Я заметила, что к медали за участие в процессе добавлена буква V, что значит — за боевую доблесть. Это какая-то ошибка? На сколько нам известно, никаких официальных сообщений о каких-либо боях, происходящих в то время, когда Человеческое Сообщество устроило грандиозный развод, не было.

— Вы правы, — сказала Крис.

— Что не было боев или что медаль помечена буквой V за доблесть в бою?

Крис ничего не ответила.

— Мы в суде, — крикнул Джинкс. — Она должна ответить!

— Нет. Если суд решит снять вопрос, — сказала судья Мэйделл. — Судья Вильгельмина?

— Снимаю вопрос. Подожду мемуаров, — сказала женщина. — Но мне уже ясно, что молодая женщина успела повидать столько боев, сколько мы вовсе не ожидали от такой юной особы. Считаю, что суд должен уважать ее профессиональное суждение. Что скажете, мадам старший судья?

Судья Мэйделл посмотрела на Ардента. Тот кивнул.

— Суд считает, что никто не должен ждать своей смерти, чтобы доказать, что ему угрожает опасность. Мы считаем, что свидетель проявила законное профессиональное суждение в этом деле, чтобы выстрелить первой. Суд не вынесет окончательного решения по делу до тех пор, пока не будут заслушаны все показания. А теперь вернемся к делу.

Речь закончилась стуком молоточка по подставке.

Обвинение завершило изложение своей версии к трем часам дня. Суд объявил перерыв, чтобы дать защите обдумать за ночь аргументы. Правда, это не помогло. На следующий день с особой резкостью выступил бывший капитан Джинкс. Правда, резкость ему не помогла. К полудню судьи вынесли постановление — десять лет лишения свободы на соляных шахтах побережья Инсайд-Стрейт и конфискация судна, причастного к преступлениям «для оплаты судебных издержек и расходов на замену утраченного имущества. Все остальные выгоды от продажи указанного корабля должны поступить в общий фонд Шанса с настоятельной рекомендацией использовать поступившие средства для защиты планеты». На чем судья Мэйделл завершила разбирательство.

Почти.

Как только Джинкс с приспешниками были удалены из зала суда, судья Мэйделл снова стукнула по подставке молоточком.

— Сейчас суд рассмотрит предложения по реализации корабля. Я так понимаю, лейтенант Лонгнайф хочет его купить.

— Именно так, ваша честь, — Крис поднялась. Сидела она на заднем ряду в окружении ребят, отдыхавших от работы на «Паттоне».

— Энди, — судья Арднет обратился к юристу, минуту назад бывшего прокурором, — прикинул уже, какой может быть его правильная цена?

— Когда суд постановил конфисковать корабль, я попросил помощника поискать среди недавних продаж подобных кораблей на Лорна До и в Конфедерации Хельветика. Все, что есть у нас в базах. Однако трудно оценить вооружение и защиту из «Умного металла».

— Могу предложить посильную помощь, — сказала Крис. — Я работала над проектом, связанном с модификацией кораблей класса «Камикадзе», так что знаю стоимость «Умного металла». Нелли, передай расчеты суду.

Нелли передала. Увидев сумму, Арднет аж присвистнул.

— Материал не из дешевых.

— Как и четыре 24-дюймовых импульсных лазера, — сказала Крис и добавила, сколько средств расходует «Нуу Энтерпрайз» на вооружение одного корабля класса «Камикадзе».

— На открытом рынке мы и близко не сможем продать такой корабль, — пробормотал Энди.

— Не уверена, что мы хотим продавать его вообще кому-нибудь, — сказала судья Мэйделл.

— Я готова заплатить указанную цену за этот корабль в такой конфигурации, — сказала Крис.

— И что собрались им делать? — спросила судья Мейделл.

— Для начала он побудет здесь. На всякий случай, — сказала Крис и пожала плечами. — Как долго? Все будет зависеть от… — Крис задумалась, как закончить предложение. Все, что она скажет, через час будет в новостях. Так что, в результате, оставила предложение не договоренным.

— Могу придумать дюжину причин, по которым молодой леди придется покинуть нас, — сказала судья Билли. — Ни одна из них для Шанса не подходит. Но, по крайней мере, некоторые из нас, Гордых Старперов, рады видеть вас.

Чувства Крис оценила, но проблема пока никуда не делась.

— Ваша честь, если суду будет угодно, проблема с продажей корабля еще остается, как и со средствами, которые вы планируете выручить с его продажи. — Крис напомнила о надежде экипажа «Решительного» на призовые деньги.

— Такая постановка вопроса суд не устраивает, — сказала судья Мэйделл. — Но нельзя обижать этих людей. Очевидно, что они что-то да заработали, рискуя своей жизнью.

— Могу предложить альтернативу, — сказал Энди. — Фактическая стоимость корабля, включая вооружение и напыление «Умного металла» можно разделить. Мы получим стоимость самого корабля, экипаж получит премию со стоимости, относящейся к военному ведомству.

— Не лучше ли как-то по-другому? — буркнул Арднет.

— Но они рисковали жизнью, подставляясь под лазеры, — судья Мейделл подняла молоточек. — Суд постановляет, что экипаж может получить стоимость военной составляющей корабля. Шанс получает стоимость самого корабля. Заседание суда объявляется закрытым. Ваше высочество, мы берем ваш чек. — И молоточек громко стукнул по подставке.

Крис поручила Нелли оформить кредитный чек. Секретарь суда напомнил, что вывозить указанное имущество «до тех пор, пока чек не будет погашен», нельзя. Вообще, странно, что чек с ее именем подвергли сомнению. Но сумма высокая, а Шанс находился на самом краю Нигде.

Как будто случайно в зал суда сунула голову штурман Сулван Канн.

— Вы тут закончили? — спросила она.

Интересно, как быстро распространяются по станции новости. Крис кивком подозвала Сулван к себе и сказала, какую часть получится разделить между экипажа «Решительного». Сулван даже брови подняла.

— Хорошо, потому что мы уже договорились, кому какая часть добычи достанется. Капитан Драго кое-что нашел в сети в разделе «Древнейшая история» и мы решили действовать по тем принципам. Кстати, он и вас добавил в долю, как судовладельца.

— Меня нельзя. Я покупаю корабль и было бы неправильно возвращать призовыми деньгами даже часть заплаченного.

— А мы часть приза получим? — спросил старшина Бени, вместе с Эбби успевшего войти так, чтобы слышать разговор. Крис сделала мысленную пометку, что на вверенном ей участке никогда не следует рассчитывать на уединение.

— Да, как и любой член экипажа.

— Так, принцесса, когда же нам заплатят? — спросила Эбби.

Крис сопроводили на борт «Решительного». Вся команда, вроде как случайно, оказалась на борту и быстро выстроилась в очередь за денежным призом. Нелли предъявляла кредитные ваучеры всем желающим, даже Джеку.

— Ты рисковал своей шеей, — сказала Крис.

— Это часть моей работы.

— Да, но согласно древним морским законам, сегодня ты заработал сверх того.

Джек осторожно взял чек.

— Тут больше, чем я зарабатываю за год.

— Не потрать все в одном месте, — со смехом посоветовала Эбби.

— Надеюсь, в ближайшие несколько дней мой корабль вам не понадобится, — сказал капитан Драго, с широкой улыбкой осматривая экипаж. Некоторые кивали, присоединяясь к мнению.

— Вообще-то, я думала, что понадобитесь, — сказала Крис. — Могу поговорить с вами и Сулван наедине?

— В моей каюте, — капитан улыбнулся еще шире.

Крис задумалась, что делать дальше. Власти Шанса дали знать, чтобы она уходила. Куда, вот вопрос. Можно бы в Нью-Берн, проверить там обстановку. Но на все запросы, отправленные как только вернулась, получила отрицательные ответы. Некоторых это, кстати, не удивило.

Ответ за подписью МакМоррисона выглядел так, будто тот писал под диктовку премьер-министра. «В наши неспокойные времена следует ожидать подобных проблем, как исчезающие буи». Крис почти слышала папин голос. «Как хорошо, что ты захватила виновных. Обязательно передай их властям для судебного преследования. Пожалуйста, помни, что нельзя использовать собственные средства для обхода политики, установленной моим… нет, официальным бюджетом. А теперь будь хорошей девочкой и веди себя прилично».

Дедушка Эл был не настолько благодарен за то, что Крис поделилась с ним новым применением «Умного металла». На самом деле он казался оскорбленным тем, что такое интересное применение «Умного металла», как тонкий слой по броне, обнаружил кто-то посторонний, а не его собственные сотрудники отдела исследований и разработок. Или, может, они обнаружили такую возможность, но, поскольку открытие сокращало возможную прибыль, просто промолчали о ней. Были времена, когда Крис легче понимала, почему некоторые офицеры так не любят бизнесменов. Вот этот случай стал одним из таких.

Короткий ответ дедушки Троубла лег бальзамом на душу: «Ух ты, девочка! Заставить их перебраться к себе на борт, чтобы легче поймать! Похоже на то, что мы с Рэем проделывали в молодости. Отличная работа, малышка!»

Настоящим сюрпризом стал быстрый и прямой ответ из Нью Берна. В устной форме, но отправитель не пожалел слов.

— Мы не знаем, что вы делаете в нашем секторе космоса, но ваш визит к нам сейчас только усложнит ситуацию. Люди будут встречаться с вами и, когда вы в очередной раз рискнете лишиться собственной головы, мы, скорее всего, почувствуем необходимость прийти вам на помощь. Просим понять наше нежелание держать подобные кадры в наших медиа-архивах. Пожалуйста, держитесь от нас подальше.

Может быть, Крис стоило повнимательнее обдумать ответ, но и без того первая версия пошла под нож.

— Как вы, наверное, уже знаете, кто-то уничтожил прыжковые буи между системой Шанс и Перевалом Бренера. Если не хотите, чтобы пространство Петервальд приблизилось к вам так же близко, как к Шансу, начните уделять больше внимания этому куску космоса. Хоть вы и можете просить меня не являться в ваш мир, и я уважаю ваше мнение, вы вскоре можете обнаружить, что с линкорами Петервальд договориться намного сложнее.

Крис предпочла бы сказать это лично, может, поделикатнее, но способ обмена сообщениями оставлял мало места для изящества.

Поскольку Нью Берна все равно не было в планах путешествий Крис, жажда полетов никуда не делась. Так почему бы не порадовать Нелли?

— Уи-и! — крикнула Нелли в голове Крис. — Мы летим исследовать мою точку прыжка! Мы будем исследовать!

— Нет, если от тебя у меня разболится голова.

По пути к капитанской каюте, Крис тихо поведала Джеку о «другой» причине, по которой она согласилась на командование 41-м военно-космическим округом.

— Так вот в чем дело, — понимающе покачал головой Джек.

— Я дам тебе полный инструктаж, как только открою секрет капитану и штурману. Твоя задача — безопасность. Чувствуешь ли ты безопасность, проводя недели с этой командой, пока мы будем изучать то, что, по мнению Нелли, может вылиться в весьма уникальные инопланетные находки?

— Как думаешь, что мы обнаружим?

— Могу только догадываться, ровно как и ты.

— Может быть ценным.

— Или просто пылью. Скорее всего, что-то посреди. И большую часть того, что найдем, мы не поймем.

— Зачем все делать самой? Почему не послать людей попроще?

— Я всего лишь внучка прадедушки Рэя. Наверное, исследования у нас в крови. Не знаю. Знаю, что там может что-то быть и хочу быть первой, кто это увидит.

— И я, — вставила Нелли.

— Мне недостаточно платят за такую работу, — простонал Джек, следуя вслед за Крис в каюту капитана. Через мгновение капитан и штурман уселись в кресла и молча уставились на Крис.

Та посмотрела на Сулван.

— Я видела, что офицер навигации Канн заметила некий странный объект в системе Шанс и еще один в соседней с ней системе.

Штурман бросила взгляд на капитана, прежде, чем ответить.

— Вы имеете ввиду то нечеткое непонятно что на экране?

— Да!

— Притормози, девочка, мы все выясним, но сделаем это по моему. Так что веди себя тихо или забудь о разведке.

— Вы слишком грубы, ваше рабовладельчество. Но я обещаю вести себя тихо.

— Да, — ответила Крис, глядя на штурмана, пытаясь поддержать сразу два разговора. — Что о них думаете?

— Не знаю даже, — сказала Сулван.

— Что за «нечеткое непонятно что»? — насторожился капитан.

— Одна в системе Шанс, — ответила штурман, — другая в соседней. Отображаются на сканах, как точки прыжка, но это не так. Точка прыжка — это четкое гравитационное выражение на навигационном экране. Все точки прыжка, какие я видела, выглядят одинаково. Все. А эти две — нет. Не совсем так, как мы привыкли. Даже не знаю, как это сказать, но они кажутся размытыми.

— Ты ничего о них не говорила, — нахмурился Драго.

— Их нет на картах. Последнее, что нужно моему капитану — это штурман, который видит то, чего нет.

Приподнятая бровь Драго показала его согласие.

— И почему же тогда принцесса Лонгнайф спрашивает о том, о чем моя Сулван не хочет говорить?

— Некоторое время назад, когда моя работа была довольно скучной… — начала Крис.

— Это у вас-то? — притворно изумилась Сулван.

— Длилось всего несколько секунд, — сухо сказал Джек. — Меньше минуты.

— Я могу продолжить? — спросила Крис, увидела кивки. — Мой старый друг, Труди Сейд, в прошлом шеф отдела информационной пропаганды Вардхейвена, попросила меня помочь ей с экспериментом, в результате подсунула кусок камня с Санта-Марии в самоорганизующуюся матрицу моего персонального компьютера и добавила программного обеспечения, чтобы защитить ее, пока компьютер тестирует камешек.

— Камешек? — выгнул бровь Драго.

— Да, с Северного хребта Санта-Марии. Один из тех, что нашел дедушка Рэй. Как бы то там ни было, исследователи на Санта-Марии думали, что этот камешек ничто иное, как нанотехнологически модифицированный блок хранения данных, который Троица оставила на планете.

— Мы мало что знаем, как выглядели и кто вообще такие эта Троица, но есть мнение, что пару миллионов лет назад они построили точки прыжка, а потом исчезли, — сказала Сулван. — На Санта-Марии, кстати, регулярно проводят фестивали, посвященные Троице. Я однажды там была.

— Я все еще уверен, что точки прыжка — естественная штуковина, — сказал капитан Драго. — Мне не нравится идея доверять свой корабль каким-то дорогам, построенным какими-то другими видами, когда нас еще и в проекте не было.

— Многие разделяют вашу точку зрения, — кивнула Крис.

— Но? — продолжил Драго.

— Нелли повозилась с этим камешком и думает, что нашла звездные карты. На этих картах точек перехода больше, чем видел прадедушка Рэй, когда еще исследовал наследие Троицы на Санта-Марии и составлял звездные карты, которыми мы пользуемся сегодня.

— Ты их видела в своих снах, Крис, — вставила Нелли.

— Да, Нелли, видела, — вздохнула Крис. Капитан Драго и Сулван уставились на ключицу Крис, где так удобно устроилась Нелли.

— Ты уверена, что это точки прыжка? — спросил капитан Драго.

— Очень на них похоже. На диаграммах показаны звезды, которые мы уже определили, и связи между ними. По крайней мере, одна связь для каждой точки.

— И почему же они выглядят иначе? — спросил Драго, кустистые брови нахмурились, почти прижавшись друг к другу, как две гусеницы, которые никак не могли решить, подраться им или подружиться.

— Мы не знаем, — Крис пожала плечами. — Может, они построили большую часть сети точек прыжка, ту часть, которую мы знаем, используя одну технологию, а ту, которую мы еще не знаем, используя другую.

— И вы хотите, чтобы я рискнул своим кораблем из-за этих вот «может»?

— Вы подписались на это, — сказал Джек. — Разве вам не понравилось работать на эту молодую оптимистку?

— Возможно. А может, и нет, — сказал Драго, потирая подбородок.

— Было бы интересно взглянуть на эти новые точки прыжка, — сказала Сулван. — У нас на борту еще остались прыжковые буи. Можем сначала отправить туда один из них, а потом уже сами.

— Ты загорелась желанием попробовать?

— Почему нет, шкипер? Как часто кому-то из нас выпадает шанс открыть еще один кусочек неба? Может, это та самая дыра, куда нырнула Троица и провела вслед за собой дорогу.

— А Крис хочет сунуть голову в пасть льва и пересчитать ему зубы, — покачал головой Джек.

Капитан Драго хмуро осмотрел присутствующих, потом, кажется, принял какое-то решение.

— Нужно взять на борт больше еды и припасов. Как насчет девяти часов утра завтра?

— Звучит неплохо, капитан. — Остается достаточно времени уговорить Пенни, почему командование базой снова остается на ней. Крис завела нужный разговор с подругой за салатом в пиццерии «Нью Чикаго пицца».

— Мне было интересно, как ты отреагируешь на просьбу Рона убраться подальше, — надкусив небольшой помидор, сказала Пенни. — От старшины Бени я узнала, ты собираешься в экспедицию. Тот так чеком размахивал, что можно было и лошадь пришибить. Напомни мне в следующий раз, когда отправишься на охоту, пойти с тобой.

— Мы захватили корабль. Я заплатила за него по полной рыночной стоимости и… — Крис замолчала в неуверенности, стоит ли говорить Пенни, куда собралась.

— Если бы тот адмирал, атакующий Вардхейвен, сдался, мы бы продали его и разделили деньги между собой?

— «Осу» собирались взорвать. Думаю, капитаны линкоров получили такой же приказ. Было бы пустой тратой времени предлагать им возможность спустить флаги и сдаться.

— А пока ты разговаривала с ними, эти сволочи нацелились на PF-109, — едва слышно прошептала Пенни.

Именно тогда и погиб Томми.

Вот так-то вот. Крис пыталась найти то, чего не было и это стоило жизни лучшему другу. А если бы он не сорвался с места и не отбросил в сторону Пенни, за что и умер, это стоило бы жизни Пенни.

Крис зажмурилась. Но на этот раз Пенни не выбежала из каюты. И ни одной слезинки не скатилось по щеке. Похоже, ей становится лучше, — подумала Крис. — Может, и мне тоже.

В ресторанчик вошли трое ветеранов, увидели Пенни, помахали ей, но, узнав Крис, нацелились на столик подальше. Пенни помахала в ответ. Взяла салфетку, вытерла левый глаз.

— Знаешь, Крис, тебе стоит побыть здесь немного. Здесь хорошие люди. Со многими я успела поработать на «Паттоне». А в результате мы частенько вместе обедаем.

— Много рассказывают?

— Предпочитают больше слушать. Они хорошие слушатели. Многие из них потеряли на войне друзей, возлюбленных. Прошло восемьдесят лет, а они все еще помнят о них. Им все еще больно, но боль притупилась. Я начинаю думать, что у меня все еще есть надежда.

Крис окинула взглядом людей, собравшихся в зале. Ресторанчик понемногу заполнялся, но они сидели в тихом уголке в задней части и, хоть каждый входящий, приветственно махал рукой Пенни, никто к ним не подходил.

— Слышала, ты решила стрелять первой, а вопросы задавать потом, — сказала Пенни, после чего принялась жевать салат и приготовилась слушать.

— Так теперь везде говорят?

— Мне сегодня пришлось немного поработать с судьей Мейделл. Она сказала, что тебе пришлось сделать трудный выбор. Выбор был правильным, но ей стало интересно, по нужной ли причине. Она считает, что твоя боевая биография слишком полна для человека нашего возраста.

— У нее есть идеи, как избежать стрельбы в следующий раз?

Пенни покачала головой и продолжила жевать.

Крис уставилась в потолок.

— Если бы я вогнала дротик ей куда-то еще, а не в голову, что-нибудь изменилось бы? Попади я ей в глаз, она была бы так же мертва. А если бы всадила несколько дротиков в тело, усыпили бы они ее или только разозлили? На ней был бронежилет.

Пенни кивнула, а Крис продолжила:

— Они были вооружены и опасны. Я ей приказала замереть, но она продолжала тянуться за пистолетом. Те, кого мы захватили, потом рассказали, что пришли захватить «Решительный». Так что ситуацию я оценила правильно.

— Но, — сказала Пенни.

Крис попыталась проигнорировать это «но». Но оно все равно повисло в воздухе.

— Я получила удовольствие, когда застрелила ее, — наконец, призналась Крис. — Тому адмиралу на «Возмездии», который выпотрошил PF-109, у меня не было возможности снести голову, так что я, скорее, стреляла не в нее, а в него. — Крис замолчала, в сорокамиллионный раз прокручивая в голове этот вопрос. — Я не знаю.

— Тебе нужен перерыв, — сказала Пенни.

— Я надеялась, что тренировочный отряд станет такой передышкой.

— Может, он им и стал, но для меня, а тебе пришлось уворачиваться от парочки бомб. Ты вообще когда-нибудь расслабляешься?

— Ты начинаешь говорить, как тот офицер из полиции на Турантике. Как он тогда сказал? «Каждый раз, нажимая на курок, становиться легче нажимать на него в следующий раз».

— И ты все больше и больше отличаешься от того человека, с которым я впервые встретилась на Турантике, — сказала Пенни.

Молча жуя салат прокручивали в голове эту мысль.

— Так что я решила с тобой немного посоветоваться, — наконец, сказала Крис.

— А в результате дала мне пару советов и заставила почувствовать себя намного лучше. Мне становится лучше гораздо быстрее, чем тебе. Это непередаваемо, как хорошо, — Пенни дразняще высунула язык.

Крис бросила в нее кусок огурца.

— Вот, ты снова агрессивная, — сказала Пенни и, в насмешливом отчаянии, покачала головой. — Знаешь, что нам надо сделать?

— Я могу придумать сотню отличных идей, но какая из них тебя заинтересовала больше?

— Нам нужно напиться.

— Ты ведь знаешь, что я не могу себе этого позволить.

— Уверена, сможем уговорить старичков, чтобы завтра они помогли тебе вовремя добраться до корабля. Они рассказали, достаточно историй, как успевали добраться к месту вовремя после подобных вечеринок. Уверена, если я их попрошу, они нам помогут. — Пенни уже всматривалась в посетителей ресторана, словно выбирая, к кому обратиться с такой просьбой.

— Пенни, если я выпью хоть каплю, не дам никакой гарантии, что буду трезва к тому моменту, как мы доберемся туда, куда собираемся.

— Все настолько плохо?

Крис кивнула.

— Но в колледже я поняла, что получаю немаленький кайф от хороших друзей и бутылочки имбирного эля.

— Ну, дружбу я тебе обеспечу, и… — Пенни поймала взгляд бармена и сделала заказ с места: — Бутылку лучшего имбирного эля!

Они выпили несколько бутылок. И, в какой-то момент, были уже не в одиночестве. Новые друзья Пенни постоянно подсаживались, рассказывали истории о проигранных и выигранных битвах, о погибших друзьях и о тех, кто выжил. В этих историях не было никакого смысла, никакой морали или уроков. Просто истории о том, куда заводила этих людей жизнь. Жизнь, которой они, с годами, научились жить.

Это не было похоже на разговоры с дедушкой Рэем или Троублом. Там она часто была лишь в роли студента, пытаясь узнать, как они живут, как ведут семейные дела. Пытаясь узнать, каково это быть Лонгнайф и пережить этот опыт.

Здесь же слушала истории людей, чьи биографии вряд ли когда заполнят полки в библиотеках. Но они жили так же долго и, возможно, некоторые из них жили даже лучше. Крис слушала их истории и ближе к позднему вечеру узнала, что способна плакать вместе с ними. А потом они тоже показали, что могут плакать вместе с ней. Заведение закрылось, к ним подсел сам Томми Чанг. Его истории были не о войне, а о бесчеловечности человека по отношению к человеку. И о суровом характере новой планеты, которая может отнять жизнь, которую, как казалось, могла предложить. Не всякое мужество носит военную форму.

Было уже совсем поздно, а вернее, уже рано, когда Пенни проводила Крис к каюте.

— Ну как, почувствовала себя лучше? — спросила она.

— Они всегда такие?

— Иногда. Обычно не настолько интенсивно. Как и во всех делах Лонгнайф, ты предъявила к ним требования повыше, но они с этим справились. Они прекрасны, правда ведь?

— Я никогда раньше не чувствовала себя настолько окруженной друзьями.

— Да, — сказала Пенни.

Назад