Назад
Майк Шеферд. Решительная

Глава 9

Крис отправилась к отсеку шаттлов.

— Когда ты заметила Хэнка?

— Я была на мостике «Паттона», когда кто-то из ребят заметил корабль, появившийся из точки прыжка. Мы стояли, вытаращив глаза. Большинство из них никогда не видели, как работают корабельные сенсоры. Ну а когда число прибывших достигло шести и осталось неизменным, я подумала, что ты захочешь об этом узнать.

Что объясняло, почему Сулван ничего не сказала Крис. Всего за две минуты состояние величайшего открытия в истории человечества перешло в состояние: боже мой, посмотрите, кто спешит к нам на ужин.

Ужин или завоевание? А вообще, есть разница, когда в дело вовлечены Петервальд? Крис чуть было не споткнулась. Месяц назад сдача Шанса Петервальдам стала бы позором альянса Короля Рэя, но если выиграть несколько раз, потом обязательно проиграваешь.

Упустить Шанс сейчас и… Крис выкинула эту мысль. Сейчас этот округ под ее командованием и проигрыш тут не вариант.

И как именно ты собираешься этого избежать, твое высочество, командорство, лонгнайфство?

Крис вздохнула. Сейчас у нее нет флота из двенадцати патрульных катеров, чтобы защитить Шанс. Только два офицера рядом с ней. И старшина. И Эбби. И содержимое двенадцати самоходных чемоданов. А вот «Решительный» можно включить в этот список? Хм-м.

— Нелли, передай Бени, чтобы он следил за всеми каналами связи. Если крейсеры заговорят, я хочу узнать об этом немедленно.

— Он уже знает о ситуации с кораблями от связистов на «Решительном» и уже установил дежурство. Он полагает, что вы не хотите светить свое имя в сети.

— Правильно, не хочу, — сказала Крис. Как раз к этому моменту они добрались до шаттлов.

— Куда направляешься? — поинтересовалась Пенни.

— Мне нужно немного времени на камешке под нами. И мне будете нужны вы оба. Вы — вся моя команда, на случай, если до сих пор не заметили.

Тридцать минут спустя Крис приземлилась на Последнем Шансе. Здесь ее уже ждали не только парни с буксиром, но и желтое такси со Стивом за рулем и мамой Торн в качестве встречающего. Крис и ее команда забрались на заднее сиденье такси, оставив парней с буксиром искать на переполненной стоянке шаттлов свободное место. Такси развернулось и понеслось прочь от взлетно-посадочной полосы.

— Я так понимаю, вы уже заметили, что ваша система вдруг заполнилась военными кораблями, — сказала Крис.

— Это обстоятельство не ускользнуло от нашего внимания, — ответила Марта. Стив только нахмурился. — Мой сын хочет поговорить с вами, с глазу на глаз.

— Лейтенант не должен еще забыть, как работает служба безопасности.

Стив только недовольно фыркнул, не принимая факта, что Крис использовала его старое флотское звание. Что ж, он может быть длинноволосым фермером и выращивать кур, может подрабатывать водителем такси, возя пассажиров от космодрома до города и обратно, но он двадцать лет проходил в военной форме. И даже сейчас, когда он вел машину к городу на полной скорости, кажется, привел себя в нужную форму. Это хорошо.

Такси остановилось рядом с переполненной стоянкой перед спортивной ареной. Когда Крис выбралась из машины, к ней тут же поспешил Рон.

— У нас не так много времени, — сказал он. — У нас уже почти все собрались. Я не знаю, что мы будем делать в конечном итоге, но есть интересная идея, что мы можем сделать для вас и Стива. Я хочу, чтобы вы занялись этим прямо сейчас, а не потом. Крис, ты должна сказать, в чем твоя самая большая проблема.

— Мэр Торн, — официально начала Крис. — Я лично предпочла, чтобы космический десант и вооруженные команды шести крейсеров Гринфельда не находились в шаге от контроля над Верхним Шансом. Но по праву и обычаю эти корабли имеют привилегию на стыковку к станции. При отсутствии возможности, к примеру, когда все наши доки заняты, мы все равно обязаны предложить им возможность причалить. Можем взимать плату, но деньги нас не защитят.

Рон уставился на Стива.

— Она имеет в виде ровно то же, о чем вы нам говорили, — кивнул отставной офицер. — Так что я переключаюсь с обеспечения безопасности на Общество развлечений и туризма, как вы и предлагали.

— Общество развлечений и туризма? — подняла бровь Крис

— Что хотят матросы в отпуске? — ответил Стив. — Выпить, повеселиться. Пабы предложат пиво, а вот развлечения потребуют некоторой подготовки. Таким образом, наше общество обеспечит как нашу общую защиту, так и… свободу экипажам кораблей и их стремление к счастью. Неплохо выходит, да?

— Возможно, чтобы защитить планету, но… — и Крис посвятила их в обнаруженный недавно ей самой секрет: — В ближайшем будущем планируется, что через Шанс будет проходить много транспорта. Вы станете крупным перевалочным пунктом.

Рон протер глаза.

— Хуже Лонгнайф с плохими новостями только Лонгнайф с хорошими новостями.

— Я бы хотела сохранить это в секрете, пока не сможем подойти к этому логически и рационально.

— Спасибо за проявление здравого смысла, — кивнул Рон и посмотрел на Стива: — Иди с ней, помоги организовать оборону как можно лучше. Я пока не хочу созывать милицейские отряды. Справишься с этим своим Обществом?

— Пока Петервальд не в курсе, ничего не изменилось, — пожал плечами Стив.

— Вот пусть так и остается. — С этими словами Рон развернулся и ушел, а у Крис и Стива была своя дорога.

Крис отправилась на шаттле обратно вместе со Стивом Коваром и несколькими пассажирами. Старшина Бени ждал их у причала.

— Корабли пока ничего не передают, тихо, как в могиле, — отрапортовал Бени и, заметив Стива, отсалютовал.

— Нас, старых пердунов, не обязательно так приветствовать, — усмехнулся Стив.

— Я делаю это в моменты, когда в мою сторону направляется шесть военных кораблей, — ответил Бени.

— Хорошая идея, — кивнула Крис, — но пока остановимся на неформальной политике.

Стив представил женщину, прилетевшую вместе с ним.

— Старшина Рамирес была моим главным специалистом по персоналу. Я втягивал ее в решения практически всех вопросов, которые не выглядели фактическим убийством чего-либо.

Старшина Рамирес протянула руку коллеге старшине для пожатия.

— Он отнял у меня все удовольствия карьерного роста в Космофлоте.

— Не знаю, как вы, а я лично рад, что обладаю специальностью, не связанной с гибелью людей ни прямо, ни косвенно, — сказал один из немногих выживших отважного «Хэлси».

Крис нахмурилась.

— Слышала, у вас было несколько добровольцев, работающих на станции, которым вы не разрешали вступать в резерв. Это те самые люди, которых вы сейчас отправляете на станцию?

— Нет, — ответил Стив. — Никакого ополчения. Те люди отслужили свой срок. Кроме того, если не быть осторожным, эти энтузиасты начнут отдавать вам честь, подчиняться вашим приказам. Нет, я привез с собой простых рабочих, привыкших отвечать начальству взаимностью, если оно того заслуживает. Могут подать парочку жалоб, если дела пойдут слишком плохо.

Крис постаралась придать лицу нейтральное выражение, но, наверное, это был не лучший подход к разговору. Стив, тем временем, продолжил:

— А если начнете командовать ими, как местечковый божок, ожидайте, что они бросят все и уйдут, возможно, прихватят с собой и других людей из смены.

— Скажи, — встрял Джек. — Это предполагает, что Крис должна носиться за вашими рабочими, что-то предлагать и выпрашивать помощь в то время, когда ситуация становится отчаянной? Просто хочу заметить, что вокруг нее ситуация постоянно отчаянная.

— Спасибо за вопрос, Джек. — Крис еле удержалась, чтобы натурально зарычать. — Но сейчас мне нужно, чтобы ты со старшиной поспешили в центр связи. Я не хочу, чтобы со станции шла трансляция того, что мы тут делаем. Проверь буфер на прыжковом буе и сотри все, что выглядит подозрительно. Ты меня понял?

Джек кивнул и вместе с Бени убрался в центр связи. Крис же снова обратилась к Стиву:

— И как же нам выйти из этой ситуации?

— Я буду вашим главным контактером, лейтенант. На мне будет одна из смен. За старшиной Рамирес закрепим другую смену, и есть еще два старшины, которые будут дежурить еще в двух сменах. Мы будем посредниками между вами и рабочими пчелками. Такая схема вам подойдет?

— Наверняка, как только начнется работа, — сказала Крис.

— Рамирес, что у нас с первой сменой?

— Бригада по запуску генератора должна причалить через пятнадцать минут. Они прихватили бригаду ремонтников из молодых на случай, если реактор начнет отказывать при вводе в эксплуатацию. Ведь сколько он простаивал.

— Хорошо, — кивнул Стив. — Я ожидал инициативы от этой команды.

Это оказалось как раз тем счастливым билетом, который был нужен, когда дела идут под откос.

С первой попытки реактор не завелся. И со второй тоже. Когда в третий раз бригада потерпела неудачу, пришлось запросить подкрепление у энергетических компаний Шанса. Шаттл, с которым должно было быть доставлено на станцию автоматическое оружие и оборудование для сети безопасности, заодно это самое подкрепление и доставил. И Крис стало интересно, не попадет ли станция после всего этого под командование девичьих скаутских отрядов, продающих печенье петервальдским матросам.

— Чайник, за которым только наблюдают, никогда не закипит, — сделав отгоняющее движение, сказал инженер-реакторщик. — А этот чайник вряд ли закипит быстрее, если вы будете заглядывать мне через плечо. Наверняка где-то есть что-нибудь незначительное, где вы сможете применить управленческие навыки.

Стиву и Крис пришлось покинуть владения инженера-реакторщика.

— Старина Уолт из тех, кого нужно хорошенько узнать,, чтобы начать ценить.

— И после этого я смогу его оценить?

— Ну… — Стив только пожал плечами.

Крис потратила секунду на расстановку приоритетов в тысяче дел, которые ей предстояло сделать, на все из них ответила «пока нет» и отправилась в носовую часть станции.

— Я пришвартую корабли Гринфельда в той части, сказала она Стиву и предложила: — Не хотите прогуляться в местах, на которые будут смотреть экипажи их кораблей?

Прогулочным шагом они шли по палубе номер один, коридор, следуя очертаниям станции, изгибался то вправо, то влево, через носовой прозрачный борт была видна россыпь звезд. Крис захотела получше узнать своего неофициального заместителя, так что говорить начала мягко:

— Есть какой-нибудь способ заставить местных правильно называть наши звания? В смысле, приятно, конечно, когда тебя называют коммадером, но пока что я дослужилась до лейтенантских нашивок.

— Почему вы думаете, что они вас повысили?

Крис озадаченно посмотрела на Стива и… осталась такой же озадаченной.

— Я имею в виду, — усмехнулся он, — как это отражается на нас? Это их район. Что, по вашему, они чувствуют по отношению к скромному лейтенанту? Они готовы оценить адмирала, на крайний случай, капитана. А что получают в итоге? Меня. — Стив усмехнулся. — Вы, хотя бы, одна из тех самых Лонгнайф, а это уже кое-что. Но вы все еще лейтенант. Поэтому они нас и называют коммандерами. Привыкайте. — Стив пожал плечами.

— Не то, на что я рассчитывала, — сказала Крис.

— Ну, им понадобилось около двух лет и довольно много ворчания, чтобы начать называть меня коммандером. Поначалу я старался не принимать это близко к сердцу, а потом женился на одной из них и все стало на свои места.

Крис сомневалась, что у нее есть годы или перспектива найти мужа из местных, так что придется как-то приспосабливаться.

— Кстати, — продолжил Стив, — разве у вас нет возможности сдать в эксплуатацию тот кусок металла, который мы припарковали на корме? Введем его в эксплуатацию, вы получите звание капитана и дело решится.

— Согласна на просто коммандера, но я не стану вводить «Паттон» в эксплуатацию.

— Почему нет? Из того, что я успел услышать, сейчас он уже удерживает воздух, — с широкой улыбкой сказал Стив. — Наладили подачу энергии от реактора, тот теперь создает собственную энергию. Учитывая, что в системе сейчас целых шесть крейсеров Петервальд, почему бы и не ввести в строй наш собственный маленький крейсер?

Крис резко повернулась к Стиву, с пылающим от непонятного для нее самой гнева лицом.

— Я не буду вводить в эксплуатацию этот корабль. И уж точно не с той кучкой оптимистов и мечтателей, которые ползают вокруг него. Они просили превратить его в музей, вот и пускай будет музей, но никто не отправит эту коллекцию слюны и проволоки, какой бы причины мне ни называли.

Крис вздрогнула. Она поразилась и, одновременно, ее шокировало собственное поведение. Развернулась и быстрым шагом пошла к носу. Стив еле ее догнал.

— Сударыня, я не знаю, что я только что сделал, но хочу, чтоб вы знали, я ловил рыбу не для того, чтобы втащить то, что вытащил.

Крис остановилась. Этот парень ей был нужен, раз она собралась здесь что-то сделать.

— Вы не при чем, — сказала она, дождавшись, когда он ее догонит. — Я никого не хочу винить, разве что только себя, если не повезет.

Стив вопросительно посмотрел на нее.

— Не знаю, слышали вы или нет, но недавно возникли некоторые разногласия по поводу контроля космоса в системе Вардхейвен.

— Я следил за этими событиями через средства массовой информации. Не уверен, что в этом был смысл с точки зрения военного, так что решил подождать публикации института Космофлота.

Они прошлись немного в тишине.

— Нужно было достать все, что только можно. Добровольцами вызывались хорошие люди. Те, кто верил. Приходили целыми клубами, командами, семьями. — Крис до сих пор помнила лица. — И я им позволила. И они погибли. Буксиры без какого-либо вооружения атаковали линкоры. Они погибли. Катера пытались добраться до врага, но ни у одного не получилось. — Крис закрыла глаза, сдерживая слезы. — Они все погибли.

— Вы должны были победить, — тихо сказал Стив. — И вы это сделали.

— А потом две недели провела на похоронах.

Стив промолчал. Крис пару раз глубоко вздохнула.

— «Паттон» устарел лет на сорок и я не позволю ему даже отстыковаться от станции, не говоря уже о драке с этой коллекцией старперов и детей на борту. Мы поняли друг друга, Стив?

— Вполне, — кивнул лейтенант в отставке.

Крис остановилась и, прикусив нижнюю губу, осмотрелась.

— Итак, нам нужно показать нашим гостям решительное, но дружелюбное лицо, — сказала она, глядя на эскалаторы, ведущие к первому причалу в нескольких футах под ними.

— Собираетесь припарковать флагман там?

— Логично если флагман — лидер в эскадрилье, тут ни один только-только вылупившийся коммодор не сможет пропустить игру в «лодка направо, лодка налево, следуй за мной».

Два лейтенанта, действующий и в отставке обменялись понимающими улыбками.

— Здесь у нас есть четыре точки охраны, — сказал Стив и показал на четыре небольших полусферы с зеркальной отделкой, расположившихся на потолке примерно в сотне футов над ними. — Камеры слежения и пулеметы должны погасить грубое поведение вроде вооруженного нападения. — Он провел Крис по проходу до второго пирса. — Здесь тоже четыре точки, и еще четыре на третьем пирсе, если только они не подали в отставку так же, как это сделал я, — Стив рассмеялся собственной шутке.

— Покажите, — попросила Крис и на том прогулка на первой палубе закончилась.

Стив показал четыре точки, прикрывающих третий пирс, после чего они отправились обратно, тем же путем, каким пришли сюда, к пирсу 13, потом обошли пирсы 12 и 11. У всех нашлось огневое прикрытие.

— Предполагается, что оно будет работать, когда мы запустим генератор и на станции появится энергия.

— Именно, когда появится энергия, — согласился Стив. — Наши ремонтные бригады проверят все на палубе 1а, убедятся, что все, что мы оставили, когда ушли, осталось в рабочем состоянии.

Крис кивнула. Палуба 1а обычно не отображалась на общедоступных схемах станции. Это рабочая область, располагающаяся между первой и второй палубами, в которой находилось управление освещением, вентиляцией, отоплением и всякими другими неинтересными обычному туристу вещами. Однажды, на станции Турантик, Крис довелось воспользоваться этими невидимыми для обычного туриста палубами.

— Есть какие-то средства контроля доступа к палубе 1а? — спросила она.

Стив хищно улыбнулся.

— В официальных спецификациях производителя об этом не говорится. Попасть туда не так просто. Я вам покажу. Кстати, я кое-что слышал о ваших приключениях на орбитальной станции Турантика.

Крис выпрямилась, приняла чопорный вид, как это частенько проделывает Эбби, и шмыгнула носом.

— Страховые претензии по поводу того, что там произошло, все еще находятся на судебном рассмотрении и мой адвокат советует не комментировать статьи средств массовой информации, то и дело всплывающие в сети, — сказала Крис, после чего чуть расслабилась и улыбнулась: — И все же, у меня могут найтись несколько идей по повышению безопасности и удержанию сброда и других нежелательных лиц подальше от деликатного оборудования, которое они могут «случайно» сломать.

Стив уставился на Крис и пробормотал:

— Да, точно.

Между третьим и четвертым рядами причалов находилась зона обслуживания, которая позволила Крис подняться в Командный центр. Все без исключения магазины были закрыты и ни одной живой души. В лифте Стив воспользовался ключом, который случайно висел на цепочке у него на шее, после чего кабинка лифта согласилась увезти пассажиров на несколько уровней выше.

— Вы их сохранили? — удивилась Крис.

Стив посмотрел на ключ.

— Пятнадцать лет он был частью меня. Я просто не смог их сдать, сказал Рамирес, что потерял. У нее, кстати, уже были подготовлены документы об утере государственной собственности.

У Крис не было никого рядом достаточно долго, чтобы так же хорошо читать ее мысли. Разве что Джек, но он не столько читает ее мысли, сколько просчитывает на два шага вперед следующие неприятности, в которые она вляпается. Это не то же самое.

Выкрашенные в серый цвет, пахнущие маслом и озоном воздуховоды и линии электропередач палубы 1а ярко выделялись в основном цвете палубы. Автоматические пулеметы расположились под потолком, закрытые от постороннего взгляда кожухами. Стив снял кожух с одного из них.

— Камеры слежения установлены так, чтобы охватить всю станцию, автоматика следит за ситуацией и, как только она становится критической, оружейное гнездо закрывается щитом, остается только дуло пулемета. Этих малышей не так-то легко уничтожить.

— А если обнаружат камеры?

— Если обнаружат и уничтожат, мы переключимся на другие камеры, — улыбнулся Стив. — Десятки крошечных мелочей, которые не так-то просто обнаружить.

— А если у них есть нано-шпионы? — настаивала Крис.

— Настоящие нано? Такие крошечные, почти невидимые штуки?

Крис кивнула.

— Что-то подсказывает мне, что мы играем в другой лиге, нежели ожидали. — Стив прикусил нижнюю губу. — На всей нашей планете я знаю только одного профессора, ведущему курс нанобезопасности. Я сегодня же позвоню и предложу ему вместе с группой приехать сюда и побеседовать с вами и вашей Нелли.

— Нам может понадобиться больше, чем восемьсот рабочих.

— Я знал, что тут что-то не то, — рассмеялся Стив. — Если правительство Шанса выложит сумму вдвое, чем рассчитывала, это можно будет назвать победой. — Он огляделся. — Хотите посмотреть на нашу батарею космической обороны?

— Что у вас там?

— Тринадцать усиленных шестидюймовых установки.

— Тринадцать шестидюймовых? Не четырех?

— Именно шестидюймовых. Мы поставили по две на носу и корме, усилив батарею, расположенную на бортах станции.

— Откуда такое богатство?

— Это интересная история. Излишки, когда корабли сдавали на слом. Можете поверить, у нас и такое было: несколько кораблей сдали на металлолом. Тем более удивительно, если учесть, что сохранили «Паттон».

Шестидюймовая лазерная установка была мало одноместной, так еще и без защиты башни. Как долго они продержатся в бою, остается только гадать, но вот они, с готовыми к зарядке конденсаторами и компьютером, готовым ими управлять. Стив постучал костяшками пальцев по нескольким металлическим ваннам с отходящими от них охлаждающими трубами.

— Мы хотели наполнить их водой и заморозить, таким образом сделать орудийный щит.

— Слишком оптимистично, — покачала головой Крис.

— Да уж, я бы сказал, отчаянный оптимизм, — кивнул Стив.

— Если читаете на ночь молитвы, надеюсь, включите в них просьбу, чтобы нам никогда не пришлось ими воспользоваться.

— Скажу жене, чтобы расширила молитвенный список.

Обратный путь к лифту дал Крис время изучить планировку и то, что она увидела, ей не понравилось.

— Любой, кто войдет в лифт, получит доступ ко всему, что находится наверху.

— Дверь открывается только ключом и только если я пошлю правильный код, — сказал Стив.

Крис ничего не сказала. Тишина растянулась, согнулась, сильно согнулась.

— Вы, Лонгнайф, параноики, — наконец, сказал Стив.

— В моей семье это черта выживания.

— Без сомнения, — кивнул Стив. — Начинаю понимать, почему время от времени вас хотят убить.

— Меня, — широко улыбнулась Крис.

— Я имел в виду вашего отца, — пробормотал Стив. — Давайте посмотрим. Если использовать двадцатимиллиметровую палубную сталь, можно обнести это место. — Он провел рукой, показывая место перед лифтом. — Вон там поставить стол, да так, чтобы его было видно из лифта и добавить к системе безопасности человеческий глаз.

— И еще одного человека, минимум, с любым видом оружия, что есть под рукой, в качестве наблюдателя за вон той стеной. На всякий случай.

Стив покачал головой.

— Была такая мысль, но один на шестнадцать сотен бойцов… Может не справиться. Как насчет такой идеи: лифты будут подниматься на третий уровень, там будет проводиться осмотр, а потом они будут отправляться куда-то еще?

Поднялись на третий уровень, ведущий прямиком к командному пункту. Увидев дверь, ведущую в святая святых, Крис скорчила гримасу.

— Дверь заварим, — сказал Стив. — Поставим здесь главный пост охраны, запрем двери во все коридоры и поставим стену.

— Нужен стрелок за броней, — сказала Крис.

— Рад, что этот разговор происходит только между нами, а не со всей моей командой, — буркнул Стив.

— Мне нравится беседовать с вами, — сказала Крис.

Стив вошел в командный пункт, где еще недавно был полновластным хозяином, снял с рычага трубку, похожую на старомодную телефонную и сказал, что хочет переговорить с Рамирес. Мгновение спустя та ответила.

— Мне нужно поговорить с тобой о некоторых изменениях, — сказал в трубку Стив.

— Неудивительно, — услышала Крис ответ, — ты ведь уже пообщался с той девицей, Лонгнайф, не так ли?

— Общаюсь. — Стив кинул взгляд на Крис.

— Где хочешь поговорить?

— Я иду на «Паттон». Встретимся там.

Пять минут спустя уже втроем просматривали полную схему станции. Стив показывал, где Крис хотела улучшить систему безопасности.

— Пожалуй, сможем сделать, — согласилась Рамирес. — У нас на планете несколько детских отрядов работают на уборке урожая, думаю, они будут рады слетать сюда раз в неделю, это им будет вместо отдыха.

— Детских? — подняла бровь Крис.

— Старшеклассники и студенты колледжа, — пояснила Рамирес.

— Один день в неделю? — снова уточнила Крис.

Старшина взглянула на Стива, потом обратно на Крис и кивнула.

— Эти люди будут принимать решение стоит или нет нажимать на спусковой крючок, если ситуация на станции начнет выходить из под контроля, — медленно произнес Стив.

— И вы, — задумчиво сказала старшина, после нескольких мгновений раздумья, прикусив нижнюю губу, — задаетесь вопросом, могут ли дети, только пришедшие с фермы, нажать на спусковой крючок, если будут дежурить здесь только один день в неделю?

— Что-то вроде того. Убить кого-то нелегко, даже если в твоих руках нет М-6, когда нажимаешь на курок.

— Что скажете, если при первых признаках беды они будут звать на помощь? Можем привлечь кого-нибудь из взрослых присматривать за ними.

— Вы исходите из предположения, что они смогут кого-нибудь позвать, — покачала головой Крис. — Некоторое время назад со мной произошла странная вещь. Меня вытащили с корабля двое военных полицейских, и когда я спросила у Нелли, в чем проблема, она не смогла мне ответить. Ее выбили из сети.

Стив удивленно посмотрел на Крис.

— Ваш любимый компьютер не смог подключиться к сети?

— Да, — ответила Нелли с шеи Крис. — Это было неприятно и я до сих пор не знаю, что произошло.

— Что наводит на подозрение, что у Гринфельда есть новый глушитель, о котором мы пока не знаем, — добавила Крис. — На короткой дистанции, как раз хватит, чтобы успеть нейтрализовать пару зеленых юнцов даже в одиночку.

Рамирес сплюнула и выругалась на незнакомом Крис языке.

— И припрутся незваными на нашу вечеринку. Ладно, я посмотрю, что можно сделать. Стив, ты же знаешь нескольких хороших связистов. Нам нужны лучшие.

— Сделаю. Итак, ваше высочество, с тех пор, как вы видели «Паттон» в последний раз, над ним было проделано много работы. Почему бы вам не побродить вокруг, провести экскурсию, пока мы со старшиной обсудим кое-что?

— Меня за моей спиной?

Стив пожал плечами. Рамирес уже выглядела так, словно обдумывает, как сделать то, о чем только что говорили. Крис покачала головой и спустилась на эскалаторе на первый уровень. Там увидела парня и девушку, они брали из стопки пластиковые листы и тащили их по трапу в корабль. Крис предложила руку помощи, рука была принята, так что она взошла на борт корабля, в капитаны которого ее сватали, таща лист белого пластика высотой с нее саму и чуть больше шириной. На квартердеке было не до церемоний. Это место предстало сущим сумасшедшим домом, заполненным визгом электропил, дрелей и принтеров.

— Бросай рядом с пилой, — сказал Крис старик, потом присмотрелся поверх очков. — Эй, ты не Эми.

— Нет, Эми — это я, — со смехом сказала девушка за спиной Крис, тоже тащившая лист. — Не знаю, кто это, но она предложила помощь и я согласилась.

— Эми, это же командир станции, — сказал старик с таким видом, будто проглотил вилку.

— Что ж, спасибо за помощь, — сказала Эми и, совсем не впечатленная, отправилась за следующим листом.

— Эх, молодежь. Чему их только в школе учат? — Старик покачал головой вслед ушедшей девице и улыбнулся.

— Думаю, тому же, чему всегда учат, — сказала Крис, оглядываясь. — Кто здесь главный?

— Была Ананда. Одному богу известно, где она сейчас, но я бы начал поиски с мостика.

С мостика ее отправили к носовым 5-дюймовым батареям. Оттуда чуть было не отправили на корму, где расположились еще 5-дюймовые батареи, но тут, наконец, появилась та женщина, которую искала Крис. Темнокожая, едва достающая Крис до груди, едва начавшие седеть волосы заплетены в единственную косу.

— Меня ищете?

— Подумала, мне следует с вами поговорить, — сказала Крис. — Мне сказали, что с тех пор, как я поднималась на борт, было проделано немало работы.

— Держу пари, так и есть, сударыня, — сказала женщина и в ее взгляде сверкнули огоньки. — Только посмотрите на эту батарею. Эти 5-дюймовые близнецы сейчас могут заряжаться так же быстро, как в тот день, когда их только поставили на борт. И обратите внимание на мемориальную доску, — Ананда показала на табличку.

Крис обратила и увидела, как тут используют те белые листы пластика, один из которых она прихватила, входя на борт корабля. Под краткой справкой с объяснением того, для чего нужно дополнительное вооружение на крейсере и принципом работы 5-дюймовых лазеров, была еще одна надпись.

 

Эта батарея управлялась космическими пехотинцами

отряда первого лейтенанта Терренса Тордона во время

борьбы с пиратами в годы между войнами.

Позднее лейтенант стал известен как Генерал Троубл [1]

как для друзей, так и для врагов.

 

И большая неприятность для праправнучки, — про себя добавила Крис.

— Спасибо, — сказала она молодым людям, наблюдавшим за происходящим. — Дедушка гордился бы тем, что о его оружии так хорошо заботятся.

Ее слова вызвали у присутствующих счастливые улыбки.

Прежде, чем Крис ушла, ей продемонстрировали, как быстро могут двигаться 5-дюймовые установки.

— Спасибо, — сказала последовавшая за ней Ананда.

— Спасибо мне? За что?

— За то, что не поправили, что во время Войны за Единство и Пиратских Вопросов на корабле стояли 4-дюймовые установки, а 5-дюймовые появились только во время войн с Итич.

— 4-дюймовыми лазерами невозможно отбиться даже от детских мячиков.

— Мама тоже так говорила, — печально сказала Ананда. — И все же, для молодежи в этом есть нечто особенное — работать с установкой, к которой, может быть, когда-то прикасался ваш дедушка. В этом есть что-то особенное.

Крис улыбнулась.

— Ваша мама сражалась на таких же установках?

Женщина гордо кивнула.

— Для любого этого должно быть достаточно, но да, не нужно убеждать их в обратном. Пусть думают, что с этими лазерными установками работал дедушка Троубл, а я, в свою очередь, не буду рассказывать им истории о нем, которые могут испортить нужное впечатление.

Крис и Ананда рассмеялись.

Крис обдумала длинный список дел, которые нужно было сделать до появления Хэнка и его приспешников, обнаружила, что мало того, что он длинный, так еще нет ни одного пункта, которым она могла бы заняться прямо сейчас. Крис вздохнула.

— Крис, с тобой хочет поговорить Пенни, — сказала Нелли.

— Чего хочет? — спросила Крис.

— На связь вышел твой кавалер.

— Он никогда не был моим кавалером, — сплюнула Крис.

— Ну, он только что так представился Джеку и Бени. Он сделал что-то, о чем ты не знаешь?

— Разве что в его мечтах, — фыркнула Крис. — Ладно, соединяй.

— Привет, Крис, — послышался слишком знакомый голос. — Жаль, ты не можешь видеть картинку. Я хотел показать тебе последний писк военной формы.

Крис же только порадовалась, что связь вышла без видео. Она и без того видела его идеально вылепленное лицо и ухоженные руки в рукавах кителя с широкой полоской коммодора.

— К моему вечному сожалению, — ответила Крис тоном, по которому явно читалось, что все ровно наоборот.

— Мой навигатор говорит, что мы причалим к Верхнему Шансу завтра в полдень. Сенсоры показывают, что твой термоядерный реактор не работает. Скажи, вы сможете оказать моей эскадрилье обычные услуги по обслуживанию техники?

— Не вижу проблемы, — ответила Крис, молясь, чтобы оказалась права.

— Еще мы наверняка отпустим экипаж в увольнение на берег, познакомиться с местными, может, скрасить пребывание в сиротском приюте или богадельне. Ну, ты ведь должна знать правила игры.

Опыт Крис в посещении портов ограничивался спасением похищенного и остановкой шести линкоров от подобного визита на Вардхейвен. Обычный визит флота был за пределами ее короткого опыта службы во флоте.

— Думаю, местные приготовили для вас неплохой прием, — сказала она.

— А я думаю, мы сможем с вами расплатиться. Просто убедись, что готова оказать услуги, Лонгнайф, и что на планете приготовлено много пива. Мы же не хотим, чтобы ситуация вышла из-под контроля, не так ли?

— Займусь этим лично, — сказала Крис и обнаружила, что ответила пустому месту. — Пенни, где мы можем встретиться? — Крис предположила, что все, что говорится через связь, может прослушиваться.

— У меня есть пара дел на 62-м пирсе. Можем встретиться там.

Это рядом с «Паттоном», так что Крис без проблем вернулась на первую палубу как раз когда Пенни сбежала вниз из командного центра к пирсу 62, где производили мелкий ремонт «Осы».

— Как дела с «Осой»? — спросила Крис.

— Замечательно, — ответила Пенни. — Удалили все программное обеспечение вплоть до того, что стояло в прошивке для постоянной загрузки. Скопировали все, что нужно, из базовой загрузки «Решительного». На этом корабле довольно интересная коллекция программного обеспечения.

— Не сомневаюсь. Как сильно Эбби помогает в найме экипажа?

— Не думаю, что она так уж много делает, — задумчиво нахмурилась Эбби. — Я рассматривала кандидатуры с других кораблей, но Эбби указала на их слабые места. Экипаж же «Решительного» силен во многих областях. Они все бывшие военные. Мне это понравилось. И Док не обычный специалист по оказанию первой помощи, а почти полноценный доктор. А что такое, Крис?

— Да так, ничего. Ты в курсе, что у «Осы» две 14-дюймовых лазерных установки?

— Да. Уже. Только из-за того, что нужно было установить соответствующее программное обеспечение для «Осы». Тебя что-то беспокоит, Крис?

— Ничего такого, кроме обычного вопроса: откуда на самом деле взялась Эбби? Что она задумала?

Пенни пожала плечами и сменила тему.

— Так зачем позвала меня?

— Мне нужно спуститься на Шанс. Среди прочего Хэнк намекнул, что если у нас закончится пиво, его матросы могут начать буянить. Нужно поговорить с Роном там, где меня не смогут услышать.

Пенни кивнула, потом обратила внимание на что-то позади Крис. Та обернулась и увидела, как по эскалатору взбегает жилистая девушка, перепрыгивая по три ступеньки за раз. Подбежала к Крис и Пенни даже не запыхавшись.

— Вы мисс Лонгнайф? — спросила она и Крис кивнула. — Мы полностью включили сенсоры «Паттона» и немного понаблюдали за приближающимися кораблями. Своего рода тестирование, если вы меня понимаете. — Крис кивнула, мол, да, понимаю. — Ну так старшина сказала, что вы, наверное, захотите знать, что корабли увеличили ускорение до полутора g. Они будут здесь раньше завтрашнего полудня.

— Приятно принимать нетерпеливых гостей, — буркнула Пенни.

— Пенни, станция на тебе, я спускаюсь на планету, — сказала Крис.

* * *

Внизу Крис ждало желтое такси, за рулем которого сидел очень похожий на Стива парень, правда, недостаточно взрослый, чтобы водить машину. По крайней мере, на Вардхейвене. Но, с другой стороны сказать, парень машину не совсем вел, это больше походило на низкий полет на гоночном ялике. Крис затянула ремень безопасности потуже и постаралась ничего не говорить.

Рон все еще был на спортивной арене. Под зрительскими трибунами расположились небольшие помещения, которые сейчас были заполнены столами, компьютерами и чем-то увлеченно занимающимися людьми. Рон лично вышел встретить Крис.

А в одном из помещений под трибунами обнаружились Марта Торн и еще двое мужчин возле стола с разложенной картой. Заметив Крис, Марта оторвалась от разглядывания карты.

— Слышала, вы получили весточку от своего кавалера.

— Новости распространяются быстро, когда некие идиоты используют открытую сеть. И позвольте заметить, что вы слышали только его версию. А всего лишь мы однажды вместе пообедали и один раз поужинали. Никакой романтики. И еще, во время обеда был взорван мой офис, как раз, когда подошли к десерту. Даже потанцевать не получилось.

— О свидании за обедом я не слышал, — сказал Рон, — но вы не упомянули, что однажды оказались на борту его яхты.

— Тот случаем свиданием назвать нельзя, — отрезала Крис. — Мне тогда нужен был самый быстрый из доступных корабль. Я даже не знала, что та яхта его.

— Когда-нибудь вы должны написать книгу о своей личной жизни, — улыбнулся Рон. В комнате появилось еще несколько таких же улыбок. Даже у его матери. — Надеюсь, в этой книге мне будет посвящена целая длинная глава. Нежная, — добавил он.

— Можете надеяться на что угодно, — сказала Крис не обращая внимания на подколки Рона. Или это было предложение? Да нет, до уровня предложения не дотягивало.

Наконец, Крис и Рон подошли к столу с картой города, на которой стояли различные фигурки.

— Что тут у вас? — спросила Крис.

— Я уже говорил, что мы подслушали ваш разговор с Хэнком, — сказал Рон. — Так что кое-что прикинули. «Пивной бар на Гамбург-стрит» устроит на площади в пять кварталов фестиваль. У них в таких делах много практики и много пива. Верно, Ганс?

— К тому же, мы установим аркадные палатки и грошовые аттракционы в Бисмарк-парке, — отозвался круглый парень. Легкий старонемецкий акцент добавлял его словам интереса. — У нас много хорошего пива, но только с урожая прошлого года. Новый производственный цикл еще не завершен.

— Тогда нам лучше что-нибудь подготовить на случай, если все закончится, — озабоченно нахмурился Рон.

— В колледже проводятся горные игры, — сказала Марта, ткнув пальцем на большую площадь в двух квартала от Гамбург-стрит. — Там бросают кочаны капусты, камни, устраивают гонки. Призы — простые ленточки. Думаю, можем растянуть эти игры на несколько матчей, прежде чем доберемся до призовых поединков.

— Знакомьтесь, Гаскон, — сказал Рон Крис, кивая на высокого, долговязого человека немного старше Рона. — наш страж порядка. Сможешь со всем этим справиться?

— Мэр, я не узнаю, пока не увижу, что попадет мне в руки. Собираешься нанять меня для успокоения бунта или для спокойной ночи?

— Если мы укомплектуем твою службу, как следует, то будем выглядеть так, что сами нарываемся на бунт, — задумчиво сказал Рон.

— И кто будет разливать мое пиво? — добавил Ганс. — Устроить вечеринку не получится, если ты наденешь всем на руки повязки правоохранителей, Гэсси.

Страж порядка только кивнул и сказал:

— Радуешься, что выиграл последнюю гонку за пост мэра?

Рон в ответ только грубо выругался.

— Вам нужны люди, чтобы подавать пиво в любых количествах, — медленно произнесла Крис. — И вам нужны люди, чтобы занимались охраной и безопасностью, патрулировать улицы и делать так, чтобы любые проблемы решались быстро, на ранних стадиях, прежде, чем перерастут во что-то уродливое.

— Понятное дело, — сказал Рон. — Я насмотрелся достаточно репортажей, чтобы знать, как петервальдцы обычно проворачивают такие аферы. Сначала добиваются, чтобы мы бросили в тюрьму их моряков по так называемым «сфабрикованным обвинениям». Потом спускаются, чтобы освободить несправедливо осужденных от террористов и, не успеваешь глазом моргнуть, как еще одна планета оказывается в кармане Петервальда.

Под конец речи Рон уже натурально рычал, а остальные только кивали. Крис же была рада услышать от Рона такое, значит, годы, проведенные на Гринфельде, не смогли затуманить мэру взор на то, что и как делают его благодетели. Крис о Петервальдах знала мало, ей был знаком только один.

— Хочу, чтобы вы знали, — тихо сказала Крис, — их корабли прибудут на станцию раньше завтрашнего полудня.

— Как так? — удивленно спросили сразу несколько голосов.

— Эскадрилья Гринфельда ускорилась.

— Они будут здесь раньше? — спросил Гаскон.

— Невозможно сказать, — ответила Крис.

— У них будет больше времени, чтобы побродить по вашей станции, — потирая подбородок, сказал Рон.

— Станции, на которой до сих пор нет работающего реактора, — заметила Марта прежде, чем это сделала Крис.

— Это нехорошо, — сказал Ганс. — Совсем нехорошо. Автоматические пушки нужно еще протестировать. Алекс, мой сын, сейчас там, наверху, постарается протестировать их до прибытия кораблей. Но только раз он там, ему не придется подавать пиво здесь, внизу.

— Чтобы тестировать пушки, нужна энергия, — сказал Рон.

— Сколько у вас резервных генераторов? — спросила Марта.

— Два, — ответила Крис. — Один на корме и сейчас используется для питания энергией магазинов на корме, и еще один, пока неработающий, для помещений в центре станции.

— Нужно что-то, что удвоит энергию, — проведя ладонью по волосам, сказал Рон.

— «Паттон» не берет энергию со станции, по крайней мере, так говорит мой младший брат, — сказал страж порядка. — Он способен отдавать энергию на станцию?

— Проверю, — кивнула Крис. — Если аккуратно распорядиться энергией, можно будет тестировать по несколько оружейных станций, а потом снова отбирать у них энергию и давать ее дальше.

— Прослежу, чтобы вы получили антиматерию, — сказала Марта.

Крис посмотрела на карту с отметками предстоящего пивного праздника и играми.

— Я так понимаю, это ваш ответ на последнюю часть послания Хэнка, хоть она и предназначалась лично мне, та, где он предупреждал, что его мальчики становятся буйными, если им не предложат хорошего времяпрепровождения.

— Да, — кивнул страж порядка. — У нас говорят: гость похож на рыбу, потому что через три дня начинает попахивать. Этот парень к нам даже еще не прилетел, а я уже чувствую неприятный запах.

— Осторожнее, Гесси, — тихо сказал Ганс, — мы же не хотим, чтобы подобные чувства проявлялись при всех.

— Знаю, знаю, — поморщился Гаскон и посмотрел на Марту. — Никаких обвинений гостей в том, что, возможно, мы о них слышали в новостях. Но могу я предъявлять им обвинение в том, что увижу лично?

— План состоит в том, чтобы улыбаться, улыбаться и еще раз улыбаться, — сказала Марта. — Вторгаться на планету сложнее, когда тебе улыбаются. Просто не давать им повода делать то, о чем мы все пожалеем.

Остальные закивали, соглашаясь с ее словами, которые, как подозревала Крис, ко времени визита гостей должны были превратиться в часто повторяемую мантру. В школе кандидатов в офицеры ее учили, что надежда — это не план. Оценив план жителей Шанса, она обнаружила, что он состоит в основном из надежды. Стало ясно, что предстоит обеспечить жесткую сторону приема, чтобы уравновесить все их надежды.

— Ну, раз у вас тут с предстоящей вечеринкой все хорошо, мне нужно подняться обратно наверх, чтобы подготовить прием.

— Крис, — сказал Рон, когда Крис развернулась с намерением уйти, — ты ведь прихватила танцевальные туфли и пару вечерних платьев, не так ли?

— И если да? — прищурилась Крис.

— Мы думаем, что офицерам будет не так интересен вопрос, сколько пива они смогут выпить и как далеко они могут зашвырнуть бревно. Мы запланировали несколько светских мероприятий, которые будут равны лучшим, что ты когда-либо видела на Вардхейвене. Подумал, что, возможно, захочешь заранее предупредить горничную, чтобы та подготовила наряды. Я много слышал о твоей горничной. Ее ведь зовут Эбби?

— Да. Я передам Эбби, чтобы подготовилась к тому, что у нее так хорошо получается, а именно сделать из меня принцессу на балу. Если только ты не считаешь, что мне следует оставить диадему в шкатулке.

— О нет, — широко улыбнулась Марта. — Вы нас лишите половины удовольствия. Мы хотим посмотреть, кто будет подлизываться к королевской особе, а кто нет.

— Я использовала статус принцессы для многих вещей, — вздохнула Крис. — Похоже, на ваших балах мне предстоит кое-что новенькое.

— Первый танец — мой, — заявил Рон, когда Крис направилась к выходу.

— Вы с Хэнком можете выяснить этот вопрос в турнире по армрестлингу, — не оборачиваясь, сказала Крис.

— По крайней мере, тот пехотинец, что всегда тебя сопровождает, не будет первым. Только после меня, — крикнул вслед Рон. Тут Крис волей-неволей обернулась, чтобы посмотреть на Рона. Он что, шутит? Или в самом деле беспокоится, что Джек займет первое место в танцевальной карточке Крис.

Завтра вечером многое откроется и решится.

Снаружи ее ждал на такси Стив-младший. Он ее доставил обратно к шаттлу, причем вполне благополучно, хоть и немного переволновавшейся от поездки. Странно, как закаленный в боях ветеран мог счесть поездку с подростком-водителем ужасным опытом. Хотя вражеский огонь и переворачивающаяся на дороге машины чем-то схожи — они оставляют тебя одинаково мертвым.

В шаттле, как и было обещано, ее уже ожидали контейнеры с дополнительным антивеществом и, в довесок, несколько пассажиров. Большинство из них выглядели как простые работяги, даже женщины, с ящиками для инструментов. А вот один отличался, он был постарше, седовласый и с приличного размера пузом. И хоть он был одет в клетчатую фланелевую рубашку и джинсы, Крис обратилась к нему со словами:

— Здравствуйте, старшина.

— Вам не положено знать, кто я. Что меня выдало?

— Ну, вы носите космофлотский ремень старого образца.

— Многие такие носят. Они дешевые.

— Да, но у них нет пряжки с острым, как бритва краем.

Старый старшина втянул живот и посмотрел вниз. Сейчас рубашка, пряжка и ширинка были настолько ровными, что прислони теодолит и он покажет идеальную ровность. Старшина подтянул ремень, нарушив совершенство ровности.

— Вы ведь не скажете командиру, правда?

— Мэм — подходящее обращение. На какую часть моей станции вы хотите посмотреть? — Хоть Крис специально и не делала ударения на слове «моей», но, все же, оно вышло само собой.

— Автоматические пушки. Собственно, ради них мы все здесь и собрались.

— Новости распространяются быстро, — покачала головой Крис.

— Это Шанс, мэм. Все всё знают.

Крис доставила новых людей на станцию без происшествий, договорилась с Тони Чангом, чтобы тот отрядил пару человек для запуска вспомогательного генератора, как только закончится обеденный перерыв, и отправилась в инженерный отсек «Паттона».

— Я ждала вас, — сказала молодая женщина, когда Крис вошла в святая святых на борту корабля.

— На Шансе все всё знают, — пожаловалась Крис.

— Рада, что вы успели освоится с этим местом, — улыбнулась женщина. — Второй реактор мертв, но первый работает исправно. Я расширяю трек, чтобы дать побольше энергии и подаю ее по линии на конденсаторы станции.

Электроэнергия для управления кораблем и питания лазеров поступало от пропускания плазмы через магнитное поле. Когда корабль двигался в пространстве с ускорением в 1 g, энергии было завались, а вот когда корабль не двигался, как правило, энергия подавалась из генератора по узкому треку. Крис ни разу не слышала, что этот самый трек можно расширить, но была рада, что эта женщина смогла такое сотворить.

— Конденсаторы заполнятся через несколько часов, — продолжала женщина, — но сейчас энергии хватит, чтобы старшина Тандо смог протестировать оружие. Если станции понадобится больше энергии, мы ее дадим.

Крис не хотела задавать неправильные вопросы, но раз уж тут все всё знают…

— Вы знаете, как обстоят дела с реактором станции?

Инженер покачала головой.

— В прошлый раз, когда пытались поднять этот вопрос, потерпели фиаско. Когда станцию закрыли, она уже нуждалась в капитальном ремонте. Хоть и заказали кое-какие запчасти, но их придется допиливать вручную. По моим оценкам, реактор смогут включить завтра к полудню.

Вот так-то, не все всё знают.

— Корабли прибудут до полудня.

— Я передам. Нужно ускорить процесс.

Пока Крис шла из инженерного отсека, она изо всех сил старалась подавить поднимающийся гнев. Это была ее станция. И она не должна играть в глупые игры, чтобы узнавать то, что ей нужно знать… и убеждаться, что люди, которые должны числиться ее подчиненными, знают то, что ей нужно чтобы они знали и делали то, что ей нужно, чтобы они делали.

— Нелли, выясни, кто сейчас отвечает за ремонт на станции и передай ему или ей, чтобы встретил меня на пирсе 61.

— Крис, Стив прибудет на следующем шаттле. Он просит, чтобы ты поговорила с ним.

— Так передай Стиву, что ему лучше выйти из шаттла и начать его подталкивать, потому что я хочу поговорить с ним как можно скорее.

— Он просит передать, что шаттл прибудет через тридцать минут и что он начал его подталкивать, как ты просишь.

Тридцать минут спустя Крис уже была в доке, когда туда прибыл шаттл. Первым из него вышел Стив.

— Нам нужно поговорить, — тут же накинулась на него Крис.

— Конечно, мэм, но, пожалуйста, не здесь, — сказал он, взял Крис за локоть и повел ее в сторону от небольшой группы рабочих, выходящих из шаттла и с ходу отправляющихся выполнять определенные работы, почти не разговаривая ни с кем при этом.

Крис держала себя в руках, но не могла не оглянуться через плечо на прибывшую команду. Шли не в ногу, да и с виду ни один не был похож на бывшего военного. Тем не менее, она взяла бы их на борт любого корабля, которым командовала бы, всех до единого. А судя по их решимости, дедушка Троубл тоже взял бы их. Тут Крис обнаружила, что ее увели далеко от шаттла и даже усадили за столик в задней части зала «Новой чикагской пиццы и китайского вафельного домика» Чанга, да так ловко все вышло, что явно без предварительного планирования тут не обошлось.

— Нам нужно поговорить, — повторила она, как только ее усадили на стул.

— Подождите немного. — Стив посмотрел на часы. — Черт, этак мы все проиграем пари.

— Какое пари? — спросила Крис. Любопытство взяло верх над гневом.

— Мы полагали, что нам удастся водить вас за нос по крайней мере дня два, некоторые даже думали, что все три, а то и четыре. Никто не ставил на то, что вы раскроете наш блеф меньше, чем за двадцать четыре часа.

Крис откинулась на спинку стула и глубоко вздохнула. Возможно, гнев и не лучший способ справиться с ситуацией. В любом случае, она всегда может вытащить свое бешенство обратно и обрушить его на Стива. Потому что если использовать сейчас, вернуть сделанного уже не получится.

— Что здесь происходит? — потребовала Крис.

— Когда вы приняли командование этим вашим быстроходным патрульным катером, PF-109, насколько вас уважал ваш экипаж.

Крис задумчиво нахмурилась.

— Не знаю. Разве что немного. Они все были зелеными, как петуньи. Шкиперы катеров, и об этом все знали… ну… мы все были проблемными детьми. Малолетние преступники, хулиганы. Это самые легкие эпитеты, которыми нас награждали.

— Я читал о том, как вы и ваш пилот посадили гоночный ялик на лужайку поля для гольфа. — Стив широко улыбнулся. — Что вы пытались тогда сделать?

— Финч набирала рекордные баллы на тестовых играх, но никогда в жизни не управляла настоящим кораблем. Больше того, она никогда в жизни не покидала планету. Я решила, что она заслужила попробовать полетать на чем-то поменьше, чем PF, прежде, чем начнет зажигать по всему небу. — Крис пожала плечами. — С первой попытки она немного промахнулась, но больше никогда так не ошибалась.

— Она научилась уважать вас, — мягко сказал Стив. — И вся команда обнаружила, что может рассчитывать на вас, что вы поможете им сделать невозможное. И уважали вас за это.

Крис кивнула.

— Сколько времени понадобилось, чтобы привести все в порядок, прежде, чем все пошло наперекосяк?

Крис с точностью до секунды знала, сколько времени у нее было с того времени, как она впервые поднялась на борт PF-109 и до того, как ее отстранили от командования и увезли в наручниках. Но это был не тот вопрос, что задал Стив.

— Гораздо больше, чем есть у вас сейчас, — ответила она.

— Все, что знают мои люди, только то, что вы — одна из тех чертовых Лонгнайф.

— Говорится одним словом, — уточнила Крис.

— Как бы там ни было, у многих против вас предубеждение. Кто-то смотрит на вас и сразу вспоминает вашего дедушку, мол, ух ты, смотрю на этот подарок и начинаю беспокоиться за своих друзей и соседей. Ну и кто вы такая? Что хотите доказать? Собираетесь превратить отличный день в кровавую бойню, потому что есть, что показать людям, находящимся отсюда в тридцати световых годах? Ответьте на эти вопросы, прежде, чем я отстану от вас.

Когда подошел Тони Чанг и поставил перед ними напитки. бывший служащий Космофлота откинулся на спинку стула.

— Так кто вы, Лонгнайф? — спросил Стив, когда Тони ушел.

Крис сделала большой глоток содовой. Стив тоже заказал себе содовую. Сегодня никакого пива, разговор должен быть на трезвую голову.

— Мой отец, премьер-министр, считал меня представителем предвыборной кампании моего старшего брата. Возможно даже, что и своей тоже.

Стив нахмурился.

— Родители часто ожидают от детей худшего.

— Мама хотела, чтобы я удачно вышла замуж, подарила ей пару внуков, чтобы она могла их испортить так же, как своих детей.

Бывший лейтенант нахмурился.

— Поэтому вы сбежали в Космофлот, — сказал он.

— Наверное, зря. Я думала, что это единственное место, где я буду сама собой. Где меня будут оценивать только по моим собственным заслугам. — Крис уставилась вдаль. — Но где бы я ни появлялась, всюду слышу только об этих-проклятых-Лонгнайф, и то, что я всего лишь одна из них.

— Извини, детка, — Стив пожал плечами, — но так оно и есть.

— Я это уже поняла, но… — Крис пригвоздила Стива взглядом, но тот и не подумал отвести глаза в сторону. — Давайте проясним пару вещей. Первое, я хочу, чтобы Шанс был предоставлен самому себе, как и любой, кто родился здесь. Вы меня понимаете?

— Думаю, да.

— Второе, я не хочу кровавой бойни ни до, ни во время, ни после небольшого визита летящей к нам эскадрильи. Еще больше я не хочу, чтобы Хэнк порезал себе мизинец. Я хочу, чтобы он, наконец, прилетел, быстро осмотрелся и вернулся обратно к точке прыжка, Альфа, Бета или какой еще, неважно. Мне не больше, чем вам нравится мысль о том, что в одной системе находятся Лонгнайф и Петервальд. Последнее, чего я хочу, чтобы мы передрались. Вы меня понимаете?

— Понимаю, но это сложно, учитывая недавнюю битву при Вардхейвене. Я считал, что вы будете охотиться за ним.

Крис подняла глаза к потолку и помолилась первому же богу, которого вспомнила. Глубоко вздохнув, она медленно заговорила, тщательно подбирая слова:

— Стив, вы ведь любите историю?

— Ну, я считаю, что знаю о ней много.

— Какие войны были самыми долгими и ужасными?

Он на минуту задумался.

— Помимо тех, где сложно сказать, кто прав, а кто нет, я бы назвал те войны, где обе стороны равны. Где ни одна и сторон не способна одержать убедительной победы.

— И вот, такая война тянется год за годом, кампания за кампанией, обе стороны причиняют друг другу много вреда, люди платят все более высокую цену, но ни одна из сторон не может нанести решающего удара по другой, чтобы создать перевес на свою сторону.

— Да.

— Что скажете о силе двух альянсов, созданных Лонгнайф и Петервальд? — Да, да, давай перейдем к личному.

— Ну, у короля Рэймонда силы побольше.

— Достаточно для нокаутирующего удара? — Стив покачал головой, так что Крис продолжила: — Вот и мои ощущения точно такие же. Теперь понимаете, почему я хочу быть уверенной, что станция не окажется у Хэнка на коленях? И почему игры на планетах проходят настолько гладко, насколько это вообще возможно?

— Если бы не знал вас лучше, посчитал бы пацифистом.

— Вот уж нет, черт возьми, — сплюнула Крис. — Если у нас будет больше времени, мы возьмем верх над Петервальд так, что он без боя сдастся, разве что будет недоумевать, мол, что это было? Как Советский Союз в двадцатом веке. Но, в то же время, нужно держать порох сухим и ни на секунду не поворачиваться к ним спиной.

— Значит, теперь все, что мне нужно сделать, это убедить людей, что вы не будете обращаться с ними грубо, — кивнул Стив, поднимаясь со стула.

Крис тоже встала.

— Когда мы пытались подготовить ту коллекцию хлама перед битвой при Вардхейвене, я делала регулярные обходы, чтобы лично смотреть, как идут дела.

— Я именно это и планировать делать. Почему бы нам не заняться этим вместе?

— Отлично. И еще одно — планерки два раза в день. Таким образом люди будут узнавать, чего достигли другие.

— Планерки, — эхом повторил Стив.

— Планерки. Чтоб никто не чувствовал себя слишком комфортно.

— Мне нравится.

* * *

Меры безопасности усилили, пулеметы проверили, камеры слежения включили, а на следующее утро на станцию выпустили небольшую орду наноразведчиков. Конденсаторы были полностью заряжены и всего за пятнадцать минут до того, как флагман Хэнка пристыковаться к станции, заработал реактор, что вызвало одобрительные возгласы по всей станции. А, и еще Крис удалось поспать целых шесть часов.

— Думаю, мы готовы к визиту настолько, насколько это вообще возможно в наших условиях, — сказала Крис Стиву. — Ну что, встретим их на пирсе или останемся в безопасности под охраной в командном центре?

— О, разве Рон вам ничего не сказал? — расплылся в улыбке Стив.

— Несмотря на все мои планерки и обходы, я почему-то думаю, что меня ждет сюрприз.

— Флагман Хэнка встретит класс балета и современного танца под руководством миссис Торнадо. Они вручат Хэнку цветы и корзину с выпечкой от победителей премии 4-Н на прошлогодней ярмарке Последнего Шанса.

— А другие корабли?

— Группа детей школы танцев в Хайланде, группа «Уроков немецкой культуры», театр Кабуки, «Танцы в пустыне» и… в любом случае, везде будут маленькие симпатичные девочки и мальчики, которые, пусть даже заикаясь, поприветствуют экипажи остальных кораблей, предложат им корзины с вкусностями, если останется, конечно, что предлагать. — Стив сиял от уха до уха.

— Утопите их в доброте и милоте.

— В этом вся идея. Показать, что на Шансе есть многое, что нам нравится и то, что мы немногое хотим менять.

— Хэнк не такой.

— Почему-то меня это не беспокоит, — сказал Стив и улыбнулся еще шире.


[1] прим. trouble (англ.) — неприятность. В предыдущих переводах генерал Неприятность известен как генерал Троубл.

Назад