Назад
Майк Шеферд. Решительная

Глава 10

— На станции появились неизвестные нано-шпионы, — доложил Бени через пятнадцать секунд после того, как на флагмане Хэнка открылся первый люк.

— Неудивительно, — вздохнула Крис и приготовилась невидимой битве, чтобы ее станция оставалась ее станцией.

— Наши наниты следят за ними и будут сообщать нам, что их интересует, — добавил Бени.

В то время, как наниты занимались своими крошечными делами, местные жители, несколько крупнее в размерах, но с точки зрения большинства взрослых все еще маленькие, делали свое. Крис и Стив наблюдали за тем, как выходящие из стыковочных узлов гости сталкиваются лицом к лицу с толпой маленьких людей, исполняющих милые до совершенства движения в своей особой версии древних народных танцев. Крис казалось, что малыши, четырех-пяти лет, просто прыгают, как придется, но рядом с ними дети десяти-двенадцати лет немного лучше изображали нечто похожее на один из древних шотландских танцев.

Несколько взрослых дали понять запыхавшимся старшинам стыковочных служб, что эти милые дети, держащие корзины чуть не такого же размера, как они сами, должны отдать подарки только капитану корабля.

В командном центре станции персонал еле удерживался от смеха, пока старшины торопливо связывались с командирами. Тем временем из корабля выходили офицеры, многие в парадной форме, получая частичку местной щедрости.

— Неужели у этих болванов нет никакого опыта официального посещения портов? — спросил Бени ни к кому конкретно не обращаясь. — На Хикиле коммандер Сантьяго проинформировала нас, чего ожидать. Мы с нетерпением ждали появления обнаженных до пояса красоток в травяных юбках. В невесомости.

— И что? — спросила Крис, не помня ничего такого.

— Вы спустились на планету, а у нас никакого представления так и не случилось. Увольнений на берег тоже.

— Не было увольнения на берег?

— Нет, — вздохнул Бени. — Она держала всех нас взаперти и готовила к спасательной операции. Я слышал, как она говорила вам, что вы там сами по себе, но говорила неправду. Если бы вы тогда хоть шепотом позвали помощь, она бы в мгновение ока отправила на выручку космопехоту и половину экипажа «Хэлси».

А вот это уже интересная информация, правда, имеющая теперь только историческую ценность.

Она не сводила глаз с рядов мониторов, следя за происходящим сразу на шести посадочных площадках. Вот на мониторе с трансляцией со стыковочной площадки «Невероятного», увидела, как четверо человек в гражданской одежде проскользнули вдоль стены в сторону, огибая встречающую группу.

— Отметьте этих четверых, — приказала Крис Джеку, Бени и Пенни. — Следите за подобными командами.

Стив уже что-то говорил в микрофон, протянувшийся к губам от наушников. На верхнем конце эскалатора, ведущей с первого пирса, четверку прибывших встретили двое молодых людей в форме службы безопасности и охраны Последнего Шанса. Собственно, из униформы только рубашки, да джинсы, зато улыбки парня и девушки были одинаково широкими.

Крис немного отступила, чтобы оценить ситуацию в целом.

— Они с флагмана Хэнка. Не похоже, что есть еще группы, пытающиеся незаметно прорваться на станцию.

Присутствующие согласно закивали, но глаз от мониторов не оторвали. Тем временем обнаружились еще двое, крадучись петляя между разными посадочными площадками. Они разглядывали места с установленными пулеметами, время от времени шептались между собой или что-то говорили в комлинки.

— Комлинки, — сказал Бени. — Я отслеживаю сообщения, но не могу взломать код. Крис, Нелли может взглянуть на него?

— Нелли, помоги.

— Это должно быть весело, — сказал компьютер.

— А вот и вторая команда ходоков, — сказала Пенни.

— С другого корабля? — спросила Крис.

— Нет, снова с флагмана. Думаю, Хэнк хочет все контролировать самолично.

— Давайте посмотрим, куда они собрались, — предложил Стив и прошептал что-то в микрофон. Двое подростков притаились недалеко от эскалатора, поджидая гостей.

— Как-то все просто, — сказал Джек.

— Но не с кодом, — отозвалась Нелли. — Он полностью переработан и не похож на те, с чем мы встречались на Турантике или ловили с шести линкоров в системе Вардхейвена. Мне понадобится больше их передач, прежде чем я смогу его взломать.

— Отслеживай, Нелли, развлекайся.

Джек продолжал хмуриться, следя за происходящим в мониторах.

— Если бы я был главным, попробовал бы посмотреть за пределами станции, — сказал он.

— Ищем, — сказал Стив. — Все 6-дюймовые батареи на бортах станции оснащены камерами. — Он нажал пару кнопок и несколько мониторов стали показывать внешнюю часть кораблей. — Видите? Никакой активности.

— Один из их нано только что попытался уничтожить нашего, — сказала Пенни. Все шестьдесят килограмм умного металла, которые с собой привезла Крис, сейчас превратились в нано-разведчиков.

— Интересно, сколько шпионов Хэнк к нам запустил, — сказала Крис. — Пенни, дай команду нашим нанитам использовать оружие. Посмотрим, кого больше.

Битва, а точнее, избиение, было коротким. Хэнк привез мало нано-шпионов, либо же они были не так хорошо вооружены, как наниты Крис. И еще у нано-шпионов нет гауптвахты, так что пленных они не берут, никого не допрашивают и не обыскивают. Впрочем, и того, что есть, достаточно.

— Нашли обломки нескольких нано, не успевших полностью сгореть, — сообщил Джек вскоре после того, как Пенни сообщила о завершении тушения пожара. — Отмечу их, заберем посмотрим. Если они тоже из умного металла, сможем изучить, как работают и куда что передают.

— Ох. — Крис осенило сознание того, что возможность программировать умный металл может дать врагу возможность перепрограммировать их в своих целях в самый худший из всех возможных моментов. — Джек, мне не нравится ход твоих мыслей.

— Ты мне тоже нравишься, принцесса, — не поднимая глаз, откликнулся Джек.

— Вторая четверка направляется к зоне обслуживания в центре станции, — доложил Стив. — Думаю, они знают, где находится лифт.

Четыре человека в просторных куртках ввалились в лифт, тот самый, что месяц назад доставил Крис в командный центр.

Стив сверился с показаниями на пульте управления.

— Собрались на второй уровень. Кто-нибудь хочет поспорить, что они хотят попасть на уровень 1а?

— Только не я, — сказала Крис. Ее взгляд метался от одного пульта управления к другому.

Как и было запрограммировано, лифт доставил их прямиком на третий уровень.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — раздался веселый голос из-за стола прямо перед закрытой дверью командного центра.

Все четверо, кажется, удивились, что оказались не там, где собирались, но быстро пришли в себя, вышли из лифта. Двое подошли к столику, за которым сидела девушка, пышногрудая блондинка. Ее специально выбрали, и не только за внешность, но и за диплом об окончании с отличием курса по психологии и консультированию. Парни разными способами пытались узнать у нее, как пройти в то или иное место на станции, прерывали, когда та пыталась ответить. В целом, делали все возможное, чтобы завладеть ее вниманием и запутать ситуацию. Тем временем двое других проверили ближайшие двери, обнаружили, что они заперты, стали пытаться вскрыть их сначала электронными отмычками, а потом и обычными. Тот, который занимался дверью в командный центр особо не беспокоил Крис.

А вот другой мог стать проблемой.

— Джек, за мной, — сказала Крис.

Джек, в синей форме, вооруженный не только пистолетом, но и саблей, отправился прямиком за Крис, когда та быстро рванула по коридору влево. Дважды свернув, она остановилась перед дверью, перевела дыхание. После этого прошло секунды две и дверь открылась.

Короткая стрижка и крепкие мускулы молодого человека, оказавшегося перед Крис, буквально кричали, что он из спецназа. Он поднял глаза, увидел Крис в белой форме, хмуро смотрящую на него сверху вниз, посмотрел на Джека, рука которого покоилась на пистолете… и у него хватило здравого смысла закрыть дверь.

Тогда Крис сама открыла дверь, вышла, Джек, как приклеенный следовал за ней.

— Внимание на палубе! — выкрикнул он и все четверо гринфильдцев мгновенно вытянулись по стойке смирно.

Почему-то для Крис это не стало неожиданностью.

— Джентльмены, — решительно сказала она. — Я уверена, от администратора вы слышали, что находитесь в запретной зоне. Вы должны немедленно удалиться. Вы получили единственное предупреждение. Ваши фотографии и основные биометрические данные были записаны. Если вы снова нарушите правила, вам будет запрещено покидать ваш корабль до конца срока стоянки корабля. Вы меня понимаете?

— Да, сэр! — получила она дружный ответ.

— Стоит воспользоваться лифтом, как думаете?

Все четверо ввалились в лифт, дверь закрылась.

— Слишком просто, — покачал головой Джек.

— Согласна, — кивнула Крис. — Это был гамбит на удачу.

— Где же тогда главный удар?

— Все еще впереди, — сказала Крис и обратилась к девушке за столом. — Ты в порядке?

— Я — да, но система не работает. Они как будто меня не замечали.

— Видела, — кивнула Крис.

— О, и эта забавная деталь, — сказала девушка, опустив взгляд, показывая на две верхние расстегнутые пуговицы. — С таким же успехом я могла быть в монашеском одеянии, — закончила она, застегивая пуговицы.

— Я передам коммандеру Стиву твои наблюдения, — сказала Крис.

— Да, лучше будет, если это будете вы, — согласилась девушка и вернулась к своей работе.

Вернувшись в командный центр Крис обнаружила, что Стив уже разговаривает с «Паттоном».

— Нам нужны все техники и механики, которых можете нам одолжить. Нам нужно установить замки на дверях, ведущих в важные помещения. И нам нужно, чтобы за ними стояли ребятишки и открывали их только когда им скажут. Да, знаю, что это скучно, но у гостей есть отмычки, которые проходят незамеченными нашей системой безопасности, как будто ее нет. Да, всего лишь спросите у Мерилин. Ей не удалось удержать четырех парней у своего стола и двух минут. Да. Мэрилин. Поговорте с ней, но дайте мне механиков, которые установят замки на дверях, и людей, которые их будут открывать.

— Похоже, ваши люди не всегда делают то, что вы от них хотите, даже когда им говорят напрямую, — заметила Крис.

— Да, к сожалению. И мне приходится держать это в секрете. На этой станции так было всегда: отдаешь приказ и ждешь, каков будет результат голосования.

— Ну так сможете запереть двери на засов?

— Я уже отправил команду блокировки на все замки, подключенные к сети. Каждая из таких дверей стала глухой, немой и начнет ругаться по своему на каждого, кто попытается ее открыть. Отсюда я смогу сделать исключения, но…

— Поговорим о микроуправлении, — сквозь улыбку проворчала Пенни.

— Поговорим о потере контроля над ситуацией, — поправила Крис. — Как дела у нашей прогуливающейся четверки? Что-нибудь еще появилось?

— Похоже, из флагмана только что выпустили новую четверку, вероятно, на замену той, которая столкнулась с вами. Я за ними внимательно слежу, — сказала Пенни. — Первая четверка, похоже, просто прогуливается от пирса к пирсу, осматривается.

— Только те, к которым пристыковались их корабли? — спросила Крис.

— Нет, все восемнадцать. На данный момент они прошли мимо магазинов на миделе и подходят в 51-му пирсу.

— Наверное, ищут, где меньше пулеметов. — предположил Джек. — Возможно, подгонят десантный корабль, полный космопехов и атакуют неохраняемую площадку.

— Каждый пирс защищен четырьмя пулеметами, — сказал Стив.

— Значит, об этом доложат, — сказала Крис. — Есть еще наниты с их кораблей?

— Новых нет, — доложила Пенни.

— Распространи нанитов по всей станции, они могут использовать отсек для шаттлов, чтобы внедрить к нам пачку шпионов, или еще какое странное место. Нужно ожидать чего угодно.

Но вот чего Крис точно не ожидала, так это звонка от Хэнка.

— Привет, красотка, — сказал он сразу, как только на экране появилось изображение.

— Привет, Хэнк, — ответила Крис, оставаясь в деловом русле. — На твоих кораблях службы нормально работают?

— Нам может понадобиться больше энергии, но, как я понимаю, ваш реактор включился за несколько минут до того, как мы причалили. Если хочешь, можем поделиться энергией с реакторов наших кораблей, но, естественно, хотим получить скидку, если согласишься на нашу помощь, — предложил Хэнк с ухмылкой продавца.

Крис взглянула на приборы пульта управления Стива. Выходило, реактор станции сейчас работает на все сто процентов. Подавила желание сократить потребление, что сделало бы станцию менее привлекательной. Она улыбнулась, постаравшись придать лицу и голосу дружелюбный вид. Любимая дочь премьер-министра рано научилась хитростям.

— Спасибо, Хэнк, — ответила она. — Думаю, я решила эту проблему. Сервис округа Шанс сообщил мне, что в этом месяце они не предоставляют никаких скидок.

Хэнк пару раз хотел было что-то сказать, но Крис удалось так плавно произнести слова, что он так и не смог вмешаться. Зато, когда закончила, он, кажется, на мгновение закипел и, наконец, сорвался.

— Я коммодор, лейтенант, — выкрикнул он и показал на нашивки на рукаве синей униформы. — Коммодор.

— Хорошо, Хэнк, хорошо, — сказала Крис. — Коммодор. По какому поводу ты связался со мной? Сейчас я сильно занята. У нас, вроде как, внезапно случилось заражение неизвестными нанитами. А, еще кое-кто из твоей команды бродит по станции и не читает указатели о том, какие части станции можно посещать, а в какие доступ запрещен в целях безопасности. Мне придется повторно отправить стандартные инструкции по этому поводу, Хэнк?

— Коммодор.

— Хорошо, коммодор.

— Нет, не нужно.

Что ничего не сказало Крис о состоянии его нано-шпионов. С другой стороны, об этом спрашивать Крис у Хэнка не собиралась.

— Если все в порядке, я поговорю с тобой позже, — кивнула Крис и собралась уже отключить связь.

— Не отключайся, Крис. Я позвонил тебе сказать, что местные жители устраивают что-то вроде вечеринки для меня и моей команды. Но ты, наверное, уже слышала об этом.

— Я слышала, что они прикидывали, как развлечь твой экипаж, — с невозмутимым видом солгала Крис.

— Еще они устраивают бал.

Из Крис невольно вырвался вздох.

— Ну, вот, — продолжил Хэнк, — я и подумал, не хочешь ли ты прокатиться на моем баркасе. И прихватить свою команду.

— С удовольствием, Хэнк.

— Коммодор, — поправил он.

— Ты не можешь называть командующего 41-м военно-космическим округом просто «Крис» и ожидать что она станет обращаться к тебе по званию, Хэнк. Но да, я с удовольствием приму приглашение. Когда мне подойти?

Хэнк объявил, что отправляется в восемь, прекратив игру «кто в каком звании». Крис отключила связь прежде, чем он смог сказать что-то еще.

— Этот парень — придурок, — сказала Пенни.

— Прыгает выше головы, — кивнул Стив.

— И то, и другое не делает его менее опасным, — пробормотал Джек — Почему ты согласилась лететь с ним?

— Это избавит меня от необходимости красть лодки в этот раз, — ответила Крис, стараясь сохранить невозмутимое лицо для своей команды так же, как только что делала это для Хэнка. Всем, кроме Джека, такая отговорка подошла.

— Рад, что большинству твоя отмазка пришлась по вкусу, но, повторяю вопрос: почему ты согласилась лететь на баркасе парня, которые с удовольствием запрет тебя в самом дальнем подвале, выдайся такая возможность, и выбросит ключ?

— Потому что он этого хочет, но не может, — ответила Крис. — Признай, Джек, ни он, ни я не можем сделать ничего, что повредит другому. Много людей может умереть, прежде, чем все это закончится, но, чтобы он там ни думал, последнее, чего хочу я, так это причинить ему хоть какой-то вред. И последнее, что может сделать он, так это убить меня.

— Я, вроде как припоминаю несколько попыток захватить тебя, раздеть догола и долго-долго пытать на удовольствие и радость старика Хэнка, — пришлось напомнить Джеку.

Крис аж вздрогнула.

— Да. Кажется, я этого никогда не забуду, но все те попытки были сделаны неофициально и другими людьми, что дает возможность Генри Смит-Петервальду Двенадцатому повод все отрицать. А вот отправить эскадры под командованием собственного сына и с официальным заходом в порт — слишком уж откровенное действие. И все, что с этим связно, должно интерпретироваться именно так. Нет, Джек, сегодня вечером баркас Хэнка — самое безопасное место для меня. Поверь, любой шаттл, в котором нет его, но есть я, находится в большей опасности попасть во внезапную аварию с тяжелым исходом.

Пенни слушала внимательно, Крис почти видела, как в голове начальника разведки прокручиваются все варианты.

— Думаю, она права, Джек. Значит, Крис, ты на самом деле собираешься спуститься на баркасе или в последнюю минуту решишь сменить маршрут?

— Скорее всего, полечу вниз с вами. Стив, вам, скорее всего, придется потом отвезти меня обратно, на случай, если в моем шаттле внезапно закончится топливо или он превратится в тыкву. Ну, сами знаете, что может случиться с девушкой.

— У меня дочь, — усмехнулся Стив. — Я лично обо всем договорюсь. Кто знает, что их наниты успели установить на наших линиях связи до того, как их уничтожили.

— Договоритесь. И, Стив, — сказала Крис, когда тот уже дошел до двери, — когда я в первые дни изучала станцию, заметила, что здесь находится целый арсенал. Мы с Джеком проверили пару единиц и нашли их в хорошем состоянии. Можете попросить кого-нибудь из подрядчиков провести полное техническое обслуживание всего, что находится в арсенале?

— Я сделал это в первый же день, как вернулся сюда, принцесса. Может, в тот момент я и не был уверен, что хотел доверить вам это оружие, но точно не хотел, чтобы в момент, когда оно понадобится, выяснилось, что оно никуда не годится.

— Спасибо, коммандер, — сказала Крис.

— Рад работать с вами, коммандер. Или мне следует обращаться к вам, как к принцессе?

— Я откликаюсь на обе эти должности, — улыбнулась Крис. — О, кстати, Нелли, соедини-ка меня с Эбби.

— Наконец-то ты вспомнила обо мне, Ваша Рассеянность, — секунду спустя ответила на вызов горничная Крис.

— Но я всегда помнила о тебе, — сказала Крис и глянула на Пенни. — Похоже, сегодня вечером я отправляюсь на ужин и танцы. Нужно что-нибудь простое, я не хочу затмевать остальных девушек. Ну а поскольку мы будем танцевать, было бы хорошо, если бы я была в том красном платье, которое так красиво развевается.

— Имеешь в виду простое красное платье, которое хорошо сочетается с синим аксессуаром. — Похоже, Эбби сразу поняла, что связь может оказаться не такой уж и безопасной, как раньше.

— Да. Только самые простые вещи.

— И сколько у меня времени на твою прическу?

— Не так много, — вздохнула Крис, — но я постараюсь вырваться отсюда в самое ближайшее время.

— Я буду ждать.

Крис отключилась, подождала, пока Нелли заверит, что все линии отключены, после чего пожала плечами.

— Сколько у меня времени, зависит от того, как на это отреагирует Хэнк.

Как бы ни отреагировал Хэнк, какое-то время это останется загадкой. В наступившей тишине Пенни спросила:

— Так какая форма на вечер? У тебя есть Эбби, она подготовит тебя, а вот мне придется самой думать о том, что надеть на вечер.

— Белое платье, Пенни, — быстро и легко ответила Крис. — Джек, ты идешь в том, в чем сейчас, включая оружие.

— А ты? — поинтересовалась Пенни.

— Точно не в форме, — с вызовом сказала Крис. — Поскольку Хэнк повысил себя до коммодора, придется превзойти его принцессой. Диадема, Орден Раненого Льва и все такое.

— Гордости этого мальчика такое не понравится, — сказала Пенни, опустила взгляд на панель управления и улыбнулась.

— Ему придется научиться жить с разочарованием, — сказала Крис. — И если вы спросите меня, у него его было недостаточно в его жизни.

— О-о, — протянула Пенни. — Кажется, понимаю, откуда возьмется его следующее разочарование. Или твое.

— Мне не нужно больше разочарований, — сказала Крис, и уставилась на панель управления Пенни. — У меня было уже все и в большом количестве.

— Реактор, — предупредил Джек.

Еще одна четверка с флагмана Петервальда блуждала по станции. Они направились по прямой к одному из двух лифтов, расположенных в кормовой части станции. Крис включила видеосвязь.

— Инженерный, вы готовы отразить абордаж?

— Что? — на экране появилась хмурая старушка, недобро посмотрела на Крис, потом отвела взгляд, видимо, смотрела на другие экраны, после чего произнесла фразу, весьма неожиданную для человека ее возраста.

Один из мониторов Крис показывал фойе, которое они создали, чтобы перекрыть подходы к реактору. Как и перед командным центром, здесь дежурил мощный парень ростом в шесть футов. Когда двери лифта открылись, он встал перед ним и широко раскинул руки, перегораживая выход.

— Охраняемая зона, — спокойно сказал он. — Посторонним вход запрещен.

Это должно было решить вопрос, но один из прибывших начал длинную, пронзительную речь, за которой Крис даже не пыталась следить, а в это время трое остальных, нырнув под руки здоровяка, направились к дверям инженерного отсека.

— Эй, вам сюда нельзя! — крикнул здоровяк-охранник, поворачиваясь, чтобы поймать тех троих, но это было похоже, как если бы за четырьмя юркими мышами гнался одинокий кот… и коту было наказано не делать ничего смертельного для мышей. Грызуны из этого преимущества извлекали максимальную выгоду.

Рослый парень хватался за ручку двери, чтобы помешать попытке вскрыть замок, но ему приходилось бежать к следующей двери, чтобы помешать вскрыть уже ту дверь. А четвертый все это время находился у него перед носом, что-то говорил, и вставал там, куда как раз собирался двигаться охранник. Выглядело лучше многих комедийных номеров, но совершено не смешно. Стоит четверым пришельцам ворваться в реакторное отделение и никто не сможет сказать, что они там натворят. Даже Хэнк.

— Получаю сообщения об экипажах на квартердеках крейсеров, — сказала Пенни.

Крис взглянула на нее и сразу поняла, что дети все еще находятся на посадочных площадках, отрабатывая приветствие экипажей кораблей.

— Прикажи детям убираться оттуда. Не нужно их впутывать во все это, — приказала Крис.

— Уже делаю.

— Инженерный, вас собираются взять на абордаж, — повторила Крис по комлинку.

— Не в мое дежурство, коммандер, — последовал ответ. — Ту, Санчес, Ладонка, хватайте самые большие отвертки, какие только есть, и молоток и двигайте свои задницы к дверям.

— Отвертки? Но что с ними делать.

— Чему вас в школе только учат? Головы забиты книжными знаниями, но как применить на практике, никто не показал, — бормотала старуха, пока Крис следила, как та исчезает на одном экране и появляется на другом. — Держу пари, я тут единственная, кто сможет завести машину, если та наглухо заглохнет.

— Видимо так, бабуля, — раздался недовольный голос, но Крис не видела, кто это сказал.

Старушка подошла к первой же двери.

— Слушайте сюда, берете самый большой шуруп и закручиваете его в порог на стороне, где петли, и ни в коем случае не со стороны замка. Закручивайте хорошо и сильно и никто не сможет открыть эту дверь. А вот и дверной упор, если кому нужен.

Через все помещение пролетел деревянный клин, стукнулся о дверь, отскочил. Одна из девушек подобрала его, установила под дверью, а подошедшая старушка ударом пятки вогнала клин под дверь.

— Вот теперь дверь никому не откроется, даже если бить по ней, — сказала она и отправилась обратно к главному посту.

Крис проверила, что творится на мониторах. Ситуация, кажется, стабилизировалась, но этим четверым она не доверяла от слова совсем. Что у них там под громоздкими куртками? Взрывчатка? Чтобы Хэнк дал команду использовать ее, когда слишком расстроиться? Крис надеялась, что с ним на корабле прилетел какой-нибудь наставник. Обычно отец Хэнка отпускал того под присмотром наставника, кто должен был научить его чему-нибудь. Ну а на этот раз наставник у нас адмирал? Вряд ли, скорее всего, какой-нибудь капитан, которому приходится пытаться объяснять коммодору Хэнку, почему его блестящая идея на самом деле не настолько хороша.

— Стив, у нас проблема, — сказала по сети Крис.

— Знаю. Я попросил сантехников с «Паттона» поспешить туда, добавить пару центов к разговору.

Крис отключилась и вопросительно подняла бровь.

— Сантехников?

— Видела когда-нибудь размер гаечных ключей, которыми пользуются эти люди? — сказал Джек и на его лице появилась недобрая ухмылка. — Получаешь таким разок и второй раз бить уже обычно не приходится.

У подхода к реакторному отсеку комедия, тем временем, продолжалась. Одному парню из четверки удалось отпереть дверь, но он вдруг обнаружил, что она все равно ему не поддается. Перед дверью собрались все четверо, прилагали все усилия, чтобы открыть ее, а охранник делал все возможное, чтобы оттолкнуть их подальше от двери. Это было зрелище, на которое стоило посмотреть.

Двери лифта открылись и оттуда вышли шестеро здоровяков. Точнее, четверо здоровенных парней и две здоровенные девчонки, каждый с очень большим гаечным ключом в руках.

— Привет, ребят, — сказала одна из девушек с двумя хвостиками. Правой рукой она держала огромный гаечный ключ, то и дело постукивая им по ладони другой руки. — Какие-то проблемы?

Пара парней с гринфильдского корабля потянулись к чему-то, спрятанному под куртками. Один из них попытался захватить охранника, но тот ловко вырвался из захвата и отступил за их спины.

Крис включила комилинк.

— Говорит коммандер Лонгнайф. В фойе около реакторной зоны у нас возникла проблема, на которую я должна обратить внимание коммодора Петервальда?

— Нет.

— Никаких.

— Никаких проблем, — быстро заговорила четверка чужаков. Шестеро сантехников вежливо расступились, пропуская гостей к лифту. Те, забравшись в кабину, отправились на первый уровень.

— Неужели мы их так легко отпустим? — спросила Нелли.

— Мы ведь не хотим никому навредить, — заметила Крис.

— Все лифты спроектированы так, чтобы проходить через центр на другую сторону станции, Крис. Люди так лифтом пользуются редко, потому что приходится попадать в зону нулевой гравитации и там переориентироваться, потому что пол становится потолком и наоборот. Однако…

— Что мы выиграем, если сделаем это? — спросил Джек.

— В невесомости, в среднем, один из трех человек начинает страдать космической болезнью, — как на лекции ответила Нелли.

— Но это не обычные люди, Нелли, — заметил Джек. — Это спецназ. Наверняка они проходили космическую подготовку.

— У меня нет данных на этот счет, — чопорно ответила Нелли.

— Было бы интересно проверить, — сказала Пенни, — особенно когда у нас есть такая возможность.

— Нелли, перенаправь лифт, — тут же приказала Крис.

— Делаю, ваше высочество. Будет весело.

— Останови кабину прямо в центре станции.

— Сделано.

— Мы можем видеть, что там делается?

Работала только запасная камера, так что картинка из кабинки лифта оказалась плохой. Но нельзя было не заметить испуга людей, когда те потеряли контроль над лифтом, и удивления, когда исчезла сила тяжести, и отвращения, когда один, а потом и второй выблевали завтрак. После пары попыток навести порядок, закончившиеся тем, что тот, кого Крис приняла за командира, прорычал:

— Ну, ты уже закончила с нами?

— Передай командиру, что мы можем не ждать, когда вы начнете нам мешать, просто запустим сюда следующую группу, которая войдет в лифт, чтобы проверить, насколько вы квалифицированы для космоса, — сказала Крис. — Это слово Лонгнайф.

— Понятно, — отрезал командир и замолчал.

— Можно я прогоню их кабинку до конца маршрута? — попросила Нелли.

— Нет, — отрезала Крис. — Не стоит, чтобы они видели на станции больше, чем уже увидели.

Покинув, наконец, злополучную кабинку, вся четверка отправилась прямиком к флагману.

Крис же заказала обед для командного центра. Тони Чанг придумал специальный выпуск пиццы, Хэнк же оказался настолько любезен, что тоже взял перерыв, так что на станции успели немного прибраться прежде, чем новая группа из четырех человек выбралась с флагманского крейсера.

— Стив, у тебя найдется кто-нибудь, чтобы проводить этих людей?

— Я собрал команду из восьми человек из оружейного и стрелкового клуба Последнего Шанса. Могу добавить, их обучал мой старый оружейный мастер. Посмотрим, что выйдет.

Четверка поднялась на лифте и на выходе их встретили четверо людей с пистолетами, а за ними, на расстоянии добрых двадцати метров, стояли еще четверо, каждый вооруженный винтовкой М-6. Старший первой четверки обменялся парой слов с прибывшей четверкой и те, развернувшись, отправились к эскалатору и поехали вниз, туда, откуда пришли.

— И сколько у вас людей в стрелковых клубах? — поинтересовалась Крис.

— Достаточно, — загадочно ответил Стив.

Крис ждала целый час, хотела посмотреть, что еще придумает Хэнк, но не дождалась. Посмотрела на часы, подсчитала, сколько времени остается у Эбби, чтобы та занялась ее прической, добавила еще немного на быструю прогулку, чтобы осмотреть войска, и решила, что пришло время передать дежурство Джеку.

— Дело за тобой. Зови меня при первых признаках неприятностей.

— Я все еще думаю, что тебе стоит воспользоваться нашим шаттлом. Я не уверен, что Хэнк знает, что для него хорошо.

— Ты это очень верно подметил, мой министр безопасности, — сказала Крис, изо всех сил стараясь, чтобы Джек не применил всю ту власть, которую мог призвать, чтобы изменить ее планы. — Но в игре есть нечто большее, чем способ, которым я доберусь туда, куда собираюсь. К примеру, как ко всему произошедшему относится Хэнк. Если ты не согласен, что пока мы выиграли первый раунд, второй будет за тобой и я не стану возражать.

— У тебя ведь что-то спрятано в рукаве, — Джек внимательно всмотрелся в Крис.

— Учитывая, что у моего сегодняшнего платья нет рукавов, да и еще много чего нет, ты должен догадаться, что я задумала.

— Я хочу это видеть, — сказала Пенни.

— Ты будешь в парадной белой форме со всеми медалями. И, Джек, прежде, чем зайдешь на баркас Хэнка, тоже надень медали.

— Кажется, я чувствую запах запугивания, — сказала Пенни.

— Кажется, я только что проиграл все свои пари, — проворчал Джек, но кончики его хмурых бровей, наконец, приподнялись. Без сомнения, команда Крис захотела увидеть, как гордость Хэнка будет окончательно пробита ниже ватерлинии.

Крис совершила быстрый обход, ободряюще улыбалась тем, кто работал на защиту станции, наткнулась на Стива, внимательно наблюдавшим за происходящим. Одиночный обход превратился в двойной тур. Двери оборудовались стальными засовами, открывать которые должен был человек. Двери в реактор получили по двойному засову. Команда была счастлива и люди даже шутили о том, как расправились с нежелательными гостями. Крис присоединилась к веселью, напомнив, однако, что это был всего лишь первый раунд. Дальше их будет больше.

— Что ж, мы удивили их, они удивили нас, — сказала Крис, покидая Стива, чтобы предстать перед нетерпеливой и вспыльчивой Эбби. — Игра все еще в разгаре, но, думаю, мы можем претендовать на то, что пока ведем по очкам.

— Момент, который может быть проигнорирован другой стороной, — не оглядываясь, сказал Стив.

Назад