Назад
Майк Шеферд. Решительная
Вперед

Глава 11

Кто-то однажды сказал, что война — это дипломатия, продолженная другими средствами. Или, может, наоборот. В любом случае, отец цитировал именно так. Крис было интересно, что подумают люди о том, что она использует социализацию, как продолжение войны между Петервальд и Лонгнайф другими способами.

Когда-то, уже давно, Крис смотрела на Хэнка, как на потенциального Ромео, саму себя воспринимая Джульеттой, которым было суждено положить конец многолетней вражде между семьями. Вот эта вся романтическая каша была уже древней историей и мигом вылетела из головы, когда Крис вышла из своей каюты и столкнулась лицом к лицу с Пенни и Джеком.

Пенни надела белую парадную форму, как и просила Крис.

— Инструкция рекомендует для ужина орденские планки, но у меня их нет. Подумала, ты не будешь возражать, если я надену полноразмерные медали.

— Слепому будет легче их увидеть, — кивнула Крис.

Джек переоделся в чистую синюю форму, успел принять душ и побриться. И тоже, как у Пенни, вместо планок — настоящие медали. Он посмотрел на Крис.

— Смотрю, у тебя на ленте Раненного льва медаль битвы при Вардхейвене. Немного не по правилам.

Крис опустила взгляд, осматривая платье. Ярко-красный атлас должен бросаться в глаза, огненно-красныйпояс облегал талию — единственное, чем она гордилась. Ниже расклешенная юбка, красиво раскачивающаяся при ходьбе. Наверху платье открытое, лиф закрывал груди не полностью, как раз чтобы привлечь внимание нетерпеливых мужских глаз, особенно, опять же, в движении.

Ленту Ордена Раненного Льва, высшей земной награды, Эбби устроила так, что она начиналась под правой рукой и аккуратно закрепила так, чтобы золотая звездочка ордена закрывала пояс на левом бедре. Но, не удовлетворившись молчаливым свидетельством земной награды, Крис добавила на лацкан медаль, который носили гражданские, участвовавшие и пережившие недавнюю битву при Вардхейвене.

Крис понятия не имела, какими медалями, орденами и лентами будет щеголять Хэнк. Почему-то она сильно сомневалась, что долгий мир на планетах Гринфельда предоставлял много возможностей для боевых подвигов на грани смерти вроде тех, с которыми в последнее время пришлось столкнуться самой Крис. Или, может, правильный ответ в том, что люди Гринфельда сражались и умирали в таких местах, про которые лучше не говорить.

Удовлетворившись увиденным, Крис взяла Джека под руку и они отправились к лифту.

— Следите за запасами, — крикнула Крис Бени, когда они проходили мимо командного центра.

— Видите, что творится? Внизу устроили вечеринку для нас, бедных, переутомленных моряков, а я застрял на дежурстве. Где справедливость?

— В моих приказах нигде не упомянуто о справедливости, — сказал Джек, глядя на Крис.

— В моих тоже, — согласилась Крис. — Но завтра вечером будет еще одна вечеринка. Я обязательно попытаюсь освободить тебя к тому времени.

— Я напомню. Нелли, напомни тоже, ладно? — крикнул Бени, когда дверь лифта открылась и все трое подошли к лифту. Там уже были два здоровенных парня, получавших удовольствие от компании Мэрилин.

— Обязательно пригласите меня на танец, — сказала здоровякам девушка и нырнула в подошедшую кабинку лифта.

На первой палубе Крис повела команду к первому причалу. Джек шел справа, Пенни слева.

— Джек, все еще не потерял надежды отговорить меня?

— И не собираюсь, — отозвался космопех. — Я весь на взводе и с нетерпением жду представления. — Он пару раз шлепнул Крис чуть пониже талии. — Никакого оружия. Странно, ты отправилась на вечеринку без оружия?

— Эбби показала местечко получше. Не хочу танцевать с парнем, чтобы тот то и дело натыкался на пистолет, когда захочет обнять меня.

— Особенно Хэнк, — добавила Пенни.

— Только просьба, предупреди меня прежде чем начнешь стрелять.

— Обязательно, Джек. Знаю, как это неловко, когда мне достается самое веселье от плохих парней, а ты подбегаешь к шапочному разбору, — с улыбкой сказала Крис.

— Нечестно говорить такие вещи, когда мы уже у цели и я обязан улыбаться, — прорычал Джек сквозь натянутую улыбку.

— Уверена, ты отыграешься, — сказала Крис.

На эскалаторе они спустились к шлюзу. Первой линию пересекла Пенни, отдав честь сначала вахтенному офицеру, затем флагу, нарисованному на левой стене квартердека. Джек проделал все то же самое. Крис же, поскольку изображала из себя особу королевской крови и не будучи в форме, пересекла трап и протянула руку вахтенному для поцелуя. Судя по всему, в инструкциях у того по этому поводу ничего не было написано, но когда ладонь Крис чуть не врезалась в нос молодого лейтенанта, тот, наконец, сообразил, что нужно делать.

Крис тут же опустила руку, заставив молодого человека последовать за ней, пока тот чуть не перегнулся пополам. На лице Крис появилась самая благородная улыбка. Приятно знать, что моряки Гринфельда поддаются обучению.

— Коммодор предложил нам воспользоваться его баркасом прокатиться на вечеринку. Покажете дорогу?

— Это мой долг и честь, — прозвучал за спиной спокойный, низкий голос.

Крис обернулась и обнаружила, что стоит лицом к лицу с пожилым офицером в парадной синей форме с четырьмя полосками на рукавах. Седые аккуратные усы, на висках волос достаточно, чтобы придать запоминающийся вид. Крис протянула руку и офицер очень профессионально наклонился и поцеловал ее.

— Я капитан Мерв Слово, командую кораблем «Невероятный», флагманом коммодора Смит-Петервальда.

— Неужели и Хэнк в такой день ходит в такой же форме? — спросила Крис, изображая ветреность, как какая-нибудь девица-новичок.

— Его отец — президент более чем девяноста планет. Думаю, некоторая формальность должна показаться уместной.

Крис не стала спорить на счет количества планет и представила Пенни. Та последовала примеру Крис — вместо того, чтобы отдать честь, приветствуя старшего по званию, она протянула руку. Капитан Слово наклонился, чтобы поцеловать руку, но тут его взгляд увидел медали молодого лейтенанта и Крис увидела, как раздулись ноздри капитана, когда он прочитал послужной список женщины, стоящей перед ним.

Это было как раз то, что Крис находила весьма интригующим во всем деле Космофлота. Она рано научила Нелли находить кто есть кто на Вардхейвене, а затем расширила игру до кто есть кто во всем человеческом пространстве. Политики, ученые и прочие гражданские в целом находились быстро, их истории были на виду для вдумчивого применения молодой девушкой-политиком, к тому же стажером.

А вот на флоте оказалось все по-другому. Тут вся история находилась на груди, можно было наблюдать, отмечать, а в некоторых случаях даже настораживаться.

Взять, хотя бы, того же капитана Слово. На длинной планке среди других медалей находится и медаль с четырьмя гроздьями дубовых листьев за примерное поведение. Доказательство не только хорошей и верной службы, медальговорила так же о том, что он отслужил двадцать лет на действительной службе, но после этого не вышел в отставку. Среди других медалей были награды за заслуги на службе, вероятно, заработанные на штабных должностях. Нашлась медалька и за выдающиеся заслуги, наверное, за предыдущее командование. Еще он щеголял необычной для офицера Космофлота Гринфельда лентой. Большинство их кораблей все это время оставались в порту, но вот его темная лента с четырьмя белыми звездами говорила, что этот человек совершил четырехмесячный поход. А, вот и медаль снайпера, что говорит о квалификации в обращении с пятью видами оружия, как индивидуального, так и корабельного.

Крис перепроверила ряд его медалей, информацию о последней, новенькой, Нелли тоже нашла. Оказалось, капитан не был вовлечен ни в одну из официально признанных Оборонных Кампаний, что Петервальд затеял после некоторых своих приобретений, сделанных более грубым способом, нежели обычно. Если только капитан ничего не скрывал от Крис, он не был ветераном вопиющих кровавых эпизодов дипломатии Гринфельда, где использовались преимущественно пушки, а не слова.

Пока Крис оценивала человека, стоящего перед ними, он делал то же самое с людьми Крис. У Пенни висела медалька «За распитие пива и веселые игры», которой награждались все, кто присутствовал на официальном и окончательном спуске флага Человеческого Сообщества, проведенного в системе Париж. Еще у нее была медаль «Медицинской Экспедиции Турантик» и медаль экспедиции Космофлота за помощь, которую она, в числе других, оказала Хикиле во время попытки недавнего переворота. Что было необычным, по крайней мере для медали с Турантика, так это что на ней была изображена буква «V» — за доблесть. В то время, как другие отправлялись на Турантик, чтобы доставить туда медикаменты и восстановить связь, Пенни свою медаль заработала не самым легким путем — в драке.

И последняя медаль — за оборону Вардхейвена. На этой медали не было V-образного обозначения. Эти медали получили те кто был на переднем крае, сражаясь за свою жизнь и жизнь тех, кто остался на планете.

С другого края прилепилась еще одна медаль, за выдающиеся заслуги. Наверное, она заслужила ее за допрос товарищей Крис из экипажа «Тайфуна». И до сих пор это раздражало Крис. Но Томми просил как-то не держать на Пенни зла за это. «Она всего лишь выполняла свою работу». И умудрилась влюбиться в Томми. А Томми в нее.

Так что Крис простила ей тот эпизод. И все же слегка раздражало. Из каких только передряг она не вытаскивала себя и Вардхейвен, и все, что получила взамен — ленточки за присутствие. Быть дочерью премьер-министра и правнучкой короля оказалось совсем не тем, что обещали в сказках.

Закончив оценивать Пенни, капитан Слово обратил внимание на Джека. Они обменялись салютами. «Туристические» мандаты Джека были такими же, как и у Пенни, хотя начинались с Турантика. Во взглядах мужчин появился тот жесткий взгляд, который обычно появляется при выяснении, кто из них более альфа-самец в этом собачьем забеге.

Зрительный контакт они разорвали настолько одновременно, что, пожалуй, только Нелли смогла бы определить победителя.

— Могу предложить вам руку? — обратился капитан к Крис. — Баркас коммодора на этом корабле. — Все так же вежливо. Все так же пристойно.

Крис взяла предложенную руку и позволила капитану вести себя. Джек и Пенни последовали за ними. Несмотря на все эти игры бойцов и убийц, сегодня мы веселимся. Кто знает, что начнем делать друг с другом завтра, но сегодня вечером пьем, танцуем и игнорируем очевидное. Черта с два выйдет, — в конечном итоге сделала вывод Крис.

Капитан Слово провел ее по кораблю с явной гордостью собственника. В лифте, спустившем их на нижние палубы, он обратился к Крис.

— Это ведь на вас земной орден Раненого Льва?

— Да, — согласилась Крис.

— Маленькие девочки нечасто находят такие в коробках с крекерами?

— Не знаю ни одной маленькой девочки, у которой есть что-то похожее.

— Конечно, нет, — кивнул он. — Похоже, за всем этим кроется целая история. Мне говорили, так всегда бывает.

— Да, — согласилась Крис, но больше ничего не сказала.

Пауза затянулась

— Не хотите об этом говорить?

— Нет. Вас же проинформировали на счет меня.

Когда лифт остановился. Капитан поправил тугой воротник рубашки.

— Вообще-то, у меня о вас нет никаких сведений. Мы покинули пространство Гринфельда месяц назад и с тех пор наносим визиты на планеты Конфедерации. Четыре, пять… а потом я сбился со счета. — Он лукаво улыбнулся и Крис обнаружила, что подавляет хмурый взгляд. Зачем ты мне все это рассказываешь? Пытается скоротать время или всего лишь оправдание блуждания их отрядов по станции? Или дает понять, что ему и его коммодору приходится придумывать все на ходу?

После небольшого размышления Крис, все же, решила ответить.

— Что ж, коммодор, наверняка поделился с вами впечатлениями обо мне, — сказала она, когда они вошли в отсек для шаттлов. Отсек был заполнен моряками и космическими пехотинцами в парадной форме, они грузились в катера, а вот около баркаса никакой активности не было.

— О вас он сказал лишь несколько слов, ничего важного. — Серьезное лицо капитана внезапно озарилось озадаченной улыбкой. — Он совершенно уверен, что вас и ваших помощников нельзя подпускать к мостику любого нашего корабля и вообще любого нашего судна. Никаких объяснений. Это заставляет задуматься.

— Ну, раз Хэнк считает, что это секретная информация, я не буду ее выдавать, — беспечно улыбнулась Крис.

Без приказа, но в соответствии с протоколом, Джек и Пенни первыми поднялись на борт баркаса, отошли к корме, чтобы дать возможность войти Крис и капитану. Капитан пропустил вперед Крис и следом сам поднялся на борт и сразу встал по стойке смирно.

У переднего ряда сидений стоял Генри Смит-Петервальд в полном военном облачении. Длинный строгий китель, на голове двууголка, как будто украденная у капитана парусного судна, с золотой бахромой, высокая посередине и сужающаяся к носу и корме. На груди несколько отличительных медалей. Достойно похвалы. Крис стало интересно, тот бедняга, который выписывал на них документы, выдумывал поводы для них или ставил печати и подпись на документы молча? Только чтобы ублажить отпрыска босса.

И почему на Вардхейвене никто никогда не обеспокоился тем, чтобы сделать отпрыска премьер-министра хоть немного счастливой. Ну да ладно.

Самым официальным тоном капитан Слово объявил:

— Ее высочество, принцесса Кристина из Объединения Разумных.

Хэнк взглянул на Крис и позволил своему идеальному лицу оскалиться. Наверное, немного расстроился из-за того, что не оказалось под рукой скромного лейтенанта, чтобы командовать им, — решила Крис и подавила улыбку, которую почувствовала при виде первой за эту ночь победы.

Хэнк развернулся и сел, в этот момент очень похожий на детский воздушный шарик, теряющий воздух. И запутался с мечом, который висел слева. Ему бы занять правое кресло, но оттуда нет прямой видимости, которую ему хотелось. О, да, я полностью испортила его маленькое представление.

Рядом с Крис тихо кашлянул капитан Слово.

— Полагаю, для вас зарезервировано самое дальнее от пульта управление место.

Хэнк, думаю, ты веришь, что все испортил, объявив мне эту новость, но я рада, что ты так сделал. И ты всего лишь попал в расставленную мной ловушку. Извините, капитан, но вы заслуживаете лучшего хозяина, — подумала Крис, усаживаясь на предназначенное ей место.

Пенни села рядом с ней, Джек устроился в кресле перед ней, пристроив пистолет так, чтобы до него было легко добраться. Крис механически поправила юбку, чтобы ее пистолет, спрятанный в кобуре над правым коленом, был легко доступен. Только после этого расслабилась. Сегодняшняя битва будет вестись точно не пулями. По крайней мере, поначалу.

Хэнк сделал первый ход и сразу его проиграл. Крис ждала его следующего хода, который должен быть частью первого. На борту баркаса поднялись все пятеро его капитанов. Очевидно, он хотел, чтобы все они стали свидетелями унижения командира 41-го военно-космического округа, но, к его сожалению, все, что увидели, когда поднялись на борт, только раздраженного босса и царственно улыбающуюся с кормы Крис.

Такое явно не входило в сегодняшние планы Хэнка.

И Крис хорошо рассмотрела людей, командовавших его кораблями. Трое расположились вокруг молодого коммодора. Все они были молоды и, как подозревала Крис, были новичками в этой работе. В середине корабля, вместе с флаг-капитаном уселись еще двое, возрастом постарше. Молодая группа быстро нашла повод над чем-то посмеяться… или над кем-то. Капитаны постарше пристегнулись, бросая быстрые взгляды как на них, так и посматривая на корму. Капитан Слово еле заметно кивнул, двое других склонились к нему, но только на мгновение, потом хмуро посмотрели на Крис и откинулись на спинки кресел с по-флотски безучастными лицами.

— Можешь раздобыть мне информацию об его кораблях и офицерах? — Крис склонилась к Пенни.

— Да, ваше высочество. Лица незнакомые, их нет в моей базе данных. Я направила приоритетный запрос, но пока ответ не пришел.

Спуск прошел гладко. Даже Крис не смогла бы сделать лучше. Взгляд в иллюминатор показал, что сейчас космопорт Последнего Шанса не был таким сонным, как обычно. Взлетная полоса переполнена катерами, вдоль ограждения по периметру выстроились люди. На представление собралось много народа. Политик в Крис заинтересовался, что они ожидают и будут ли довольны тем, что получат.

Баркас коммодора отбуксировали туда, где ее мог увидеть любой желающий. Моряки и космические пехотинцы выстроились в шеренги, духовой оркестр в цветах Гринфельда заиграл гимн. Когда люк баркаса открылся, Крис осталась в кресле. К люку подкатили лестницу с верхней площадкой размером с небольшую сцену. Хэнк провел капитанов к выходу, не удостоив Крис даже взглядом.

Крис же дружелюбно улыбнулась и кивнула ему. Может, Хэнк этого не заметил или не обратил внимания, но капитан Слово и двое других капитанов, следовавших за ним, заметили. Последний так и вовсе кивнул и коснулся ладонью фуражки. Кампания продолжается и приносит определенные результаты.

Остановившись на верхней площадке трапа, Хэнк начал говорить в мощный микрофон, динамики доносили его слова через взлетно-посадочную полосу до толпы. Его команда стояла смирно, все, что им нужно было делать — только молчать. Сквозь люк Крис видела часть забора. Толпа за ней молча стояла, пока Хэнк объявлял, что «космос всех нас объединяет», восхвалял процветание, которое принесли всем последние годы, утверждал, что «нужно быть достаточно умным, чтобы знать, в какую сторону дует ветер». В заключение он выразил твердую надежду, что «люди случая» обязательно воспользуются преимуществами, которые предоставляются людям, «успевшим вовремя забраться в нужный вагон и помог остальным преодолеть препятствие».

Судя по всему, какой-то старшина дал команду матросам, и те радостно приветствовали слова коммодора.

За забором было так же тихо, как и на протяжении всей речи.

Хэнк тихо что-то сказал своим капитанам. Крис еле разобрала что-то вроде: «Они научатся. Мы им покажем».

Крис не поднялась с кресла до тех пор, пока Хэнк и его команда спускались по трапу и Пенни не сообщила, что все они расселись по лимузинам и уезжают. Протокол требовал, чтобы первым из транспорта выходил старший по званию. И, хоть звания у Крис и Пенни были одинаковыми, лейтенантскими, последняя прослужила в этом звании на год дольше. Тем не менее, Пенни с улыбкой отступила в сторону. Джек шагнул к выходу, окинул долгим взглядом раскинувшееся пространство, отыскивая снайперов, гранатометчиков и прочих самоубийц, кто мог испортить его пока незапятнанный послужной список по сохранению жизни самой доступной цели во всем человеческом пространстве, и только потом кивнул, разрешая Крис выход.

Крис вышла на верхнюю площадку трапа, улыбнулась всем, кто мог ее видеть, помахала рукой, как ее учили, и стала спускаться по трапу, игнорируемая всеми, кроме нескольких запоздавших журналистов, кто не успел собраться и рвануть в город вслед за Хэнком.

— Эй, — вдруг крикнул кто-то, — это же наша принцесса!

Раздался шквал радостных возгласов. Крис пришлось остановиться и снова махать рукой людям, выстроившимся вдоль забора. Дети, женщины, мужчины, махали ей в ответ, аплодировали. Хэнк подобного приветствия так и не получил, как ни старался.

Она стояла на ступеньках долгую минуту, махала в ответ и чувствовала, как радостная приветственная волна проносится сквозь нее. Раздалась пара одиноких криков: «Речь! Речь!» но их так и не услышали… к облегчению Крис. Что-то сказать, особенно после слов Хэнка, не было проблемой, но она предпочитала не играть в мутной воде, которую тот оставил за собой. Дать прочувствовать всю силу воздействия его слов… своей скромной, дружелюбной улыбкой.

Толпа продолжала размахивать руками и аплодировать, когда Крис не спеша спустилась вниз. У подножия трапа остановился лимузин. Сюрприз, сюрприз, за рулем сидел Стив-младший.

— Джек, пожалуйста, передай молодому пилоту-камикадзе, что сегодня у нас нет строгого расписания, поэтому в город он может везти нас никуда не спеша.

— Папа просил установить новый рекорд поездки, — просиял Стив-младший.

— Он тебя попросил? — Джек скользнул на переднее пассажирское сиденье.

— Да, нужно ехать до места как можно дольше, — кивнул парень. — А это не так-то просто, потому что того пацана-адмирала везет Танона, а она самый медленный водила на этой планете.

Крис из окна помахала толпе, когда Стив направил лимузин к воротам. Большинство зрителей уже расходилось, но одна маленькая девочка осталась на месте и махала рукой так сильно, что Крис испугалась, как бы эта самая рука у нее не отвалилась. Крис широко улыбнулась ей и приветственно помахала ей в ответ, а когда лимузин чуть притормозил у ворот, Крис уловила широкую улыбку шестилетнего ребенка.

— Мамуль! Мамуль! Принцесса помахала мне. Только мне!

— Уверена, так и было, — ответила женщина, не отрываясь от пристегивания младшего братишки к автомобильному креслу.

— Нет, мамуль, она правда помахала мне.

На этот раз мать оторвалась от своего занятия, подняла свое маленькое сокровище на руки и увидела проезжающий мимо лимузин Крис.

— Надеюсь, ты помахала ей в ответ?

— Конечно, мамуль, — взволнованно вскричала девочка и снова замахала руками, на случай, если Крис забыла о ней.

Крис улыбнулась и махнула ладонью и девочке и ее матери. Вот еще один голос в пользу вступления в ассоциацию дедушки Рэя. Конечно, вопрос будет решен задолго до того, как эта девчушка получит право голоса. А если все пойдет не так, как надо, такого права она не получит никогда в жизни.

Крис посмотрела в другую сторону и начала махать другим людям, идущим по обочине дороги. Все дело было в той маленькой девочке, и в других маленьких девочках и мальчиках, похожих на нее. Они — причина того, чем Шанс был сейчас и каким он должен оставаться впредь. Стиснув зубы, Крис поклялась, что не забудет этих маленьких девочек.

Пенни вытерла слезу.

— Как хорошо было бы родить такую девочку. Она была бы немного похожа на меня, немного на Томми.

Крис положила свободную руку ей на колено.

— Да, так и было бы.

Пенни устремила взгляд на лимузины впереди.

— Сукин сын. Для него все это игра во власть.

— Мы с тобой и Томми однажды спустили их с небес на землю, — с улыбкой сказала Крис.

— Они лишь ободрали носы. Даже не ойкнули.

— Сейчас, Пенни, самое время улыбаться и приветственно махать всем, — мягко, как только могла, сказала Крис.

По щекам Пенни тут же потекли слезы.

— Прости, Крис, мне стоило остаться на станции. Даже не думала, что это по мне так сильно ударит.

Крис молча выругала себя. Почему она об этом не подумала?

Потому что ты была занята выяснением способа сдуть пузырь Хэнка. Из-за этого даже не вспомнила, как Петервальд разрушили надежды Пенни. Черт возьми, Лонгнайф, нельзя сосредотачиваться на них так, чтобы забывать об остальных.

— Стив, где-нибудь по пути есть обслуживающий сервис? — спросила Крис.

— Есть, но придется сделать небольшой крюк.

— Отвези нас туда, мне срочно нужно попудрить носик.

— Не стоит, Крис, — запротестовала Пенни.

Стив-младший оглянулся через плечо на двух женщин.

— Я здесь командую, — отрезала Крис. — Делай крюк.

Стив подчинился. За ними не последовало ни одной машины, а когда они подъехали к сервисному пункту, около нее сиротливо стояла только одна машина. К счастью, нужные комнаты находились с этой же стороны и даже не были заперты. Пенни тут же исчезла в дамской комнате. Джек выбрался из лимузина, чтобы тщательно осмотреть окрестности, оставив Крис наедине со Стивом.

— Я сделал что-то не так? — спросил тот.

— Нет.

Подростковая беспомощность Стива-младшего перед тихими рыданиями, доносившимися из дамской комнаты, не оставили Крис иного выбора, кроме как объяснить, в чем дело.

— Пенни любила моего друга. Они поженились, а через три дня Томми погиб, когда мы отбивали атаку флота Петервальда, решившего уничтожить мою планету.

Парень, казалось, стал понимать еще меньше.

— Но ведь с нами разговаривал Петервальд. Почему вы с ним не воюете?

— Когда битва закончилась, не осталось никаких доказательств того, откуда прибыли корабли. И ни одного выжившего.

— Это невозможно!

— Само по себе, нет, — согласилась Крис.

— Боже праведный, как же все запутанно, — сказал молодой человек.

— Да, запутанно.

Пенни появилась через несколько минут, умытая, но теперь без макияжа. Она забралась на заднее сиденье.

— Прости, Крис, я оказалась такой плаксой. Сама от себя такого не ожидала.

— Знаю, — мягко сказала Крис.

— Хочешь отправить меня обратно на станцию? — спросила Пенни.

— Только если сама этого желаешь.

Пенни ненадолго задумалась и кивнула:

— Я не могу доверять самой себе рядом с Хэнком. Могу выйти из себя в любой момент. Разреши Стиву отвезти меня обратно в порт, когда довезет тебя. Поймаю какой-нибудь шаттл. и… — Она чуть улыбнулась. — Сменю старшину, пусть он сегодня вечером немного повеселится.

— Да, — согласилась Крис. Ей хотелось, чтобы Пенни была рядом, чтобы показать военное присутствие, но, что более важно, показать боевые медали без необходимости самой Крис надевать лейтенантскую военную форму и принимать на себя обстрел, который планировал Хэнк. По правде, Крис злоупотребила властью над Пенни, но, сказать в свою защиту, ни Крис, ни Пенни не ожидали такой вот реакции на вид изображающего серьезность мальчика.

— Давай так и сделаем, — тихо повторила Крис. Взгляд, который Джек бросил на Крис, было трудно оценить. Если он и чувствовал, что Крис переступает некую черту по отношению к Пенни, то не показывал этого. С другой стороны, он уже достаточно давно общается с Лонгнайф, что может оказаться таким же бессердечным пользователем людей. Томми обязательно высказался бы по этому поводу.

Крис скучала по Томми.

Оставшаяся часть поездки прошла в тишине. Въехав в центр города, Стив притормозил:

— Так что, я вас отвезу обратно?

— Выпусти меня здесь, — попросила Пенни. — А потом возвращайся за мной.

Крис кивнула. Это убережет Пенни от лишних переживаний, а Крис от объяснений, почему та не вышла из лимузина.

Пенни вышла, но дверь сразу не закрыла.

— Крис, ты не виновата. Я сразу поняла, как ты хочешь использовать нас с Джеком. Ты хотела, чтобы кучка тыловых крыс увидела, как выглядит команда убийц. Я же хотела плюнуть в глаз Хэнка. — Пенни отвела взгляд. — Если можно так сказать. У меня был повод оставаться сильной. Так оно и было, Крис, до тех пор, пока я не увидела ту маленькую девочку, ту, которая махала тебе. И я потерялась. Перед Хэнком я готова была быть твердой, как гвоздь. Но девочка… Ведь именно из-за нее мы делаем то, что делаем. Она должна быть единственной причиной, по которой мы все это делаем. Но в тот момент, как я на нее посмотрела, увидела, что мы с Томми потеряли. Не беспокойся, плакать больше я не буду. — Пенни захлопнула дверь. — Устрой Хэнку ад, а я пошлю сюда старшину, пусть развлечется, выпьет, расслабится.

— План «б» сработает так же надежно, как должен был сработать план «а», — заверила ее Крис.

Стив-младший тронул машину, оставив лейтенанта Космофлота в одиночку прогуливаться по тротуару, ждать, пока тот вернется. На секунду Крис заволновалась, будет ли Пенни в безопасности, но, учитывая ее состояние и настрой, любой, кто решит причинить этой женщине горе, получит целый мир боли.

— Я тоже не ожидал ничего такого.

— Спасибо, Джек. Странно получается: мы готовы встретиться с нашими врагами, готовы к тяжелым битвам, но именно любовь и милосердие заставляют нас опускаться на колени и рыдать.

— А как же иначе. Ты сама в порядке?

Крис проверила свой настрой, обнаружила, что немного раздражена, но готова ко всему. Посмотрела в зеркало, увидела решительность.

— Я готова.

— Тогда начинаем, — кивнул Джек, когда Стив-младший остановился на крытой подъездной дорожке перед высокой башней отеля. Джек выскочил из лимузина, открыл пассажирскую дверь.

Крис вылезла из лимузина с самым царственным видом, на который была способна. Ее встретила толпа зевак и репортеры. Крис улыбнулась, помахала рукой, заметила мальчика-подростка, послала ему воздушный поцелуй. Тот готов был умереть от неловкости и сразу же стал предметом зависти сверстников, считавших себя слишком крутыми для таких нежностей, чтобы кому-то махать рукой.

Крис взяла Джека под руку и, опираясь на нее, прошла в отель. Управляющий направил их в бальный зал. По пути Крис остановилась на некоторое время, чтобы Джек проверил, как сидит платье, в которое ее облачила Эбби со словами: «на случай, если ночь окажется прохладнее, чем рекламируется, или если захочешь показать меньше обнаженной кожи». Крис сравнила свой наряд с тем, что носили другие женщины, и нашла его далеким от скандального. Она отметила, что другие, чтобы пройти дальше, показывают приглашения. Дежурный у металлодетектора выключил его, пропуская Крис и Джека.

— Прямо-таки королевский прием, — пробормотал Джек.

— Просто это означает, что между стейком, курицей или рыбой у нас нет выбора. Заберем все, что у них осталось, — заверила его Крис, основываясь на собственном опыте.

Наступало время себя показать и на других посмотреть. Две девушки во фраках и галстуках-бабочках, открыли высокие, отделанные золотом и стеклом двери в бальный зал, и Крис вошла туда.

Назад
Вперед